home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



27

Карл жевал булочку, которую бросила ему на стол Роза. На большом экране шел репортаж о военном режиме в Бирме. Пурпурные одежды монахов действовали на публику, как красная тряпка на быка, так что сочувствие к датским солдатам, переживающим разные невзгоды в Афганистане, на время заметно остыло. Премьер-министр наверняка это должен только приветствовать.

Через несколько часов Карлу предстояла встреча с одним из бывших преподавателей школы-пансиона, с которым, по словам Манфреда Слота, у Кимми был роман.

И вдруг Карла посетило иррациональное ощущение, хорошо знакомое всем полицейским, которым приходилось вести следствие.

Он уже беседовал с мачехой Кимми, знавшей ее с детства, но именно сейчас почувствовал, что подобрался к ней необычайно близко.

Он устремил взгляд в пространство. Знать бы, где-то она сейчас…

Картинка на экране снова сменилась: уже в который раз возникли кадры взорванного домика у железнодорожного полотна на Ингерслевсгаде. Движение там было остановлено, несколько линий электропередачи полетело ко всем чертям. Впереди виднелись желтые рельсоукладочные поезда Датских железных дорог. Значит, есть и разрушения железнодорожных путей.

Затем появилось лицо полицейского инспектора, и Карл прибавил звук.

— Нам известно только то, что будка некоторое время служила жилищем бездомной женщине. На протяжении последних месяцев путейские рабочие иногда видели, как она оттуда выходит, но мы не нашли никаких следов ни этой женщины, ни кого-либо еще.

— Может ли в этом случае идти речь о преступлении? — спросила у него дама-репортерша тем преувеличенно заинтересованным тоном, какой используется, чтобы превратить заурядный репортаж в событие мирового масштаба.

— Согласно сведениям, имеющимся у правления железной дороги, в здании не было ничего такого, что могло бы вызвать взрыв, тем более настолько мощный.

Репортерша повернулась к камере:

— Военные эксперты по взрывотехнике работали здесь несколько часов.

Она снова обернулась к полицейскому:

— Что они обнаружили? Известно это к настоящему моменту?

— Э-э-э… В общем, в настоящий момент невозможно составить целостную картину, но были обнаружены осколки гранат того типа, который имеется на вооружении в нашей армии.

— Так значит, дом взорван при помощи гранаты?

Умеет же она тянуть время!

— Возможно, да.

— А женщина? О ней что-то еще известно?

— Да. Она появлялась в этом квартале. За покупками ходила туда, в магазин «Альди». — Инспектор махнул рукой, показывая направление. — А туда иногда ходила помыться. — Он указал в сторону торгового комплекса. — Мы, конечно, обратимся к населению за дополнительными сведениями. Приметы известны не очень точно, но мы считаем, что речь идет о белой женщине в возрасте тридцати пяти — сорока пяти лет, ростом приблизительно в сто семьдесят сантиметров, обычного телосложения. Одежда может быть разной, но, вероятно, не очень опрятной, поскольку она живет на улице.

Карл остолбенел. Нераскуренная половинка сигареты так и повисла у него на губе.


— Это со мной, — сказал Карл и вместе с Ассадом прошел внутрь полицейского оцепления, за которым работали взрывотехники.

На железнодорожных путях трудилось много народа, и ответить предстояло на множество вопросов. Было ли это попыткой устроить аварию поезда? Если да, то был ли целью тот состав, который проезжал в это время мимо будки? Вопросы и слухи так и носились в воздухе, и журналисты навострили уши, стараясь поймать их на лету.

— Начнешь с той стороны, — сказал Карл, махнув за дом.

Повсюду лежали обломки стен, мелкие и крупные вперемешку, щепки от деревянных дверей и брусьев, державших крышу, рваные куски кровельного железа. Местами от разлетавшихся обломков повалилась металлическая сетка ограды. У образовавшихся проемов толпились фотографы и журналисты, готовые кинуться вперед по первому знаку, если на земле обнаружатся трупы.

— Где путейские рабочие, которые видали ее? — спросил Карл сотрудника управления.

Тот показал ему кучку людей в светоотражающих костюмах, которые делали их похожими на спасателей. Как только Карл предъявил жетон, двое сразу начали говорить, перебивая друг друга.

— Стоп! Погодите немного! — Он остановил их и, выбрав одного, приказал: — Начинай ты! Рассказывай, как она выглядела.

У путейца был довольный вид: рабочий день закончится через час, а случившееся внесло в его жизнь приятное разнообразие.

— Лица я не видел, но обычно она ходила в длинной юбке и непромокаемой куртке. Иногда, бывало, появлялась в чем-то другом.

— Да. — Его товарищ кивнул. — А отправляясь в город, часто тащила за собой чемодан.

— Какой чемодан? Черный? Коричневый? На колесиках?

— Да, да, на колесиках. Большой такой. А цвет вроде бы бывал разный.

— Да, — подтвердил второй. — Он верно говорит. Я, к примеру, видел как-то черный, а как-то зеленый.

— Она все время озиралась на ходу, будто за ней кто-то гонится, — сказал первый.

— Так оно, наверное, и было, — кивнул Карл. — Почему ей вообще позволили жить в будке, раз уж об этом все знали?

— А нам-то что до этого! — Первый рабочий сплюнул на осколки. — При нашем правительстве некоторые люди не могут себя обеспечить. Не хотел я на нее доносить. — Он покачал головой. — На что мне это надо?

Второй согласился:

— У нас таких будок штук пятьдесят на перегоне до Роскилле. Подумайте только, сколько народу могло бы в них приютиться!

Карлу не хотелось об этом думать. Два-три пьяных бродяги, и на путях воцарился бы хаос!

— Как она проникала на железнодорожное полотно?

Оба ухмыльнулись.

— Отпирала замок и входила. — Один махнул рукой в ту сторону, где когда-то была калитка.

— Вот как! А откуда у нее ключ? У кого-нибудь ключ пропадал?

Оба выразительно пожали плечами, почти приклеив их к ушам, и только посмеивались. Остальные рабочие, стоявшие рядом, подхватили их смех. Нам-то, мол, откуда знать! Мы за калитки не отвечаем!

— Еще что-нибудь? — спросил Карл, оглядывая лица.

— Да, — заговорил еще один. — Я как будто бы видел ее на мосту Дюббёльсбро позавчера. Было уже довольно поздно, и я возвращался домой. — Он показал на один из автокаров, стоявших на рельсах. — Она маячила там наверху, глядя на пути. Прямо как Моисей — сейчас прикажет, чтобы воды расступились! Я даже подумал, не собирается ли она, чего доброго, прыгнуть под поезд, но нет, не прыгнула.

— Ты видел ее лицо?

— Видел. Это я сказал полиции, сколько ей, по-моему, лет.

— От тридцати пяти до сорока пяти, так ты сказал?

— Так. Но теперь, как подумаю, мне кажется, скорее тридцать пять, чем сорок пять. Тогда у нее просто вид был такой унылый, а от этого человек кажется старше, чем есть, верно?

Карл кивнул и достал из кармана портрет Кимми, сделанный Ассадом. Копия, напечатанная на лазерном принтере, уже немного помялась, место сгиба потерлось.

— Это она? — спросил Карл, сунув портрет под нос рабочему.

— Черт возьми! Она самая! — На лице того отразилось удивление. — Вообще выглядела она совсем не так, но, ей-богу, это она и есть! Те же самые брови. У женщин не часто брови бывают такие густые. Это же надо! На снимке она выглядит гораздо лучше!

Все сгрудились вокруг фотографии, и каждый вставлял свой комментарий. Карл же смотрел в другую сторону — туда, где лежали развалины будки.

«Черт возьми, Кимми! Что же тут такое произошло?» — подумал он.

Если бы он нашел ее на день раньше, следствие уже продвинулось бы далеко вперед.

— Я точно знаю, кто она, — объявил Карл своим коллегам, которые столпились вокруг него и, казалось, только и ждали, когда наконец кто-то прояснит ситуацию. — Позвоните, пожалуйста, на Скельбэкгаде и сообщите в отдел розыска, что жившая здесь женщина — это Кирстен-Мария Лассен, известная как Кимми Лассен. У них уже есть ее персональный номер и все прочие данные. Если узнаете что-нибудь новое, то чтобы в первую голову позвонили мне.

Повернувшись, чтобы идти, он вдруг остановился.

— И еще одно. Чтобы этим стервятникам, — он кивнул в сторону журналистов, — не сообщать ее имя! Иначе это помешает ведущемуся сейчас расследованию. И передайте это всем остальным! Ясно?

Карл посмотрел, что делает Ассад. Тот, чуть ли не ползая на коленях, копался в обломках. Как ни странно, техники не вмешивались: очевидно, они уже составили себе общую картину происходящего и отбросили мысль о террористическом акте. Оставалось только убедить в этом возбужденную ораву журналистов.

Как хорошо, что не ему этим заниматься!

Перепрыгнув через сорванную дверь — широкую, тяжелую, выкрашенную зеленой краской и наполовину покрытую белыми граффити, Карл пролез через щель рядом с калиткой, выходящей на улицу. На столбике сохранилась табличка с надписью «Гуннебро, Лёгструп Хейн» и множеством телефонных номеров.

Карл достал мобильник и позвонил по нескольким номерам. Безуспешно. Чертов уик-энд! Он всегда ненавидел выходные! Просто невозможно работать — никого нет на месте!

Надо будет поручить Ассаду пообщаться с ними в понедельник. Может, кто-то расскажет, каким образом Кимми обзавелась ключом.

Карл уже собирался позвать Ассада — все равно после техников он ничего не найдет. Вдруг послышался звук затормозившей машины, и едва она успела остановиться, как из нее выскочил начальник отдела убийств. На нем, как у всех, была черная кожаная куртка, только чуть подлиннее, чуть более блестящая и, наверное, подороже, чем у остальных.

«Какого черта ему тут понадобилось?» — подумал Карл и проследил, куда направится шеф.

— Мертвых тел не обнаружено, — крикнул ему Карл.

— Послушай, можешь ты прямо сейчас поехать со мной? — сказал Маркус, кивком поздоровавшись с коллегами и подойдя к Карлу. — Мы нашли наркоманку, которую ты искал. И она очень и очень мертвая.


Полицейскому такое не в диковинку — скрюченный труп под лестницей, бледный и жалкий. Нечесаные волосы, разметавшиеся по остаткам фольги на грязном полу. Несчастное погибшее существо с опухшим от побоев лицом, не старше двадцати пяти лет.

На белом пластиковом пакете валялась опрокинутая бутылка шоколадного молока.

— Передозировка, — сказал врач, включив диктофон.

Предстояло вскрытие, но судмедэксперт с первого взгляда оценил хорошо знакомую ситуацию. Из вены на лодыжке избитой девушки еще торчала игла.

— Согласен, — сказал начальник отдела убийств. — Однако же…

Он переглянулся с Карлом, и они кивнули друг другу. Значит, Маркус подумал то же самое. Да, передозировка. Но почему? Видно же, что наркоманка опытная.

— Карл, ты заходил к ней. Когда это было?

Карл обернулся и посмотрел на Ассада. Тот стоял рядом, улыбаясь своей обычной мирной улыбкой, на удивление спокойный, несмотря на тяжелую атмосферу в подъезде.

— Это было во вторник, шеф, — подсказал помощник, даже не заглядывая в свой блокнот, что удивительно. — Во вторник, во второй половине дня, двадцать пятого числа.

Чего доброго, сейчас уточнит: между пятнадцатью тридцатью двумя и пятнадцатью пятьюдесятью девятью или что-нибудь вроде! Если бы Карл своими глазами не видел, как у Ассада из раны текла кровь, подумал бы, что это робот, а не человек!

— Уже давно. С тех пор много чего могло случиться, — заметил начальник отдела убийств.

Присев на корточки, он наклонил набок голову и пристально всмотрелся в синяки на лице и шее женщины.

Да, они действительно появились уже после ее встречи с Карлом.

— Эти повреждения нанесены не прямо перед наступлением смерти. Все с этим согласны?

— Я бы сказал, за день до этого, — высказался судмедэксперт.

Сверху на лестнице послышались громкие шаги, и оттуда появился полицейский из прежней группы Бака. С собой он привел незнакомую личность, которую никто не пожелал бы иметь в числе своих родственников.

— Это Вигго Хансен. Он только что рассказал мне вещи, которые вам наверняка будет интересно послушать.

Приведенный полицейским громила покосился на Ассада и в ответ получил презрительный взгляд.

— Ему что, тоже положено тут быть? — спросил он напрямик, выставив на всеобщее обозрение покрытые татуировкой предплечья: несколько якорей, свастик и ККК.[17] Ничего не скажешь — милый мальчик!

Проходя мимо Ассада, он толкнул его выпирающим пузом. Карл сделал круглые глаза: не хватало только, чтобы его помощник дал сдачи!

Но Ассад молча проглотил обиду: повезло морячку!

— Вчера я видел эту свинью с другой такой же дрянной бабенкой.

Он описал внешность второй женщины, и Карл вытащил изрядно захватанную копию фотографии.

— Это была она? — спросил он, непроизвольно сжимая ноздри.

В нос пахнуло запахом застарелого пота и мочи, смешанным с перегаром, которым несло из гнилой пасти пропойцы.

Протерев заспанные глаза, которые никто не назвал бы прелестными, Хансен тряхнул двойным подбородком и кивнул:

— Она накинулась на эту наркоманку с кулаками. Сами видите, сколько синяков! Я разнял их и вышвырнул другую шлюху. Уж такая наглая на язык! — произнес он, тщетно стараясь приосаниться.

Ну и дурак же! Зачем ему понадобилось врать?

Тут подоспел еще один из коллег и шепнул шефу что-то на ухо.

— О’кей, — сказал Маркус Якобсен.

Засунув руки в карманы, он посмотрел на стоящего перед ним идиота с тем выражением, которое означало, что в следующий миг тот может оказаться в наручниках.

— Оказывается, ты, Вигго Хансен, наш старый знакомый. Общим счетом не меньше десяти лет за хулиганские нападения с применением силы и сексуальное насилие над одинокими женщинами. Итак, ты утверждаешь, будто видел, как эта женщина била покойную. Твой опыт не подсказывает, что не стоит вкручивать полиции такую чушь собачью?

Пьяница сделал глубокий вдох и словно попытался отмотать пленку назад, до более подходящей мизансцены. Кажется, ему это действительно удалось.

— А теперь просто скажи, как оно было на самом деле. Ты увидел их здесь вдвоем. Еще что-то было?

Мужчина опустил голову. Его унижение было настолько ощутимо, что, казалось, его можно пощупать руками. Возможно, виной тому присутствие Ассада.

— В котором часу это было?

Он пожал плечами: от пьянства у него давно все в голове перепуталось. Для него с тех пор прошли годы.

— Ты все это время пил?

— Так, для настроения. — Хансен попытался улыбнуться, но зрелище вышло не из приятных.

— Вигго признался, что прихватил отсюда несколько баночек пива, которые валялись под лестницей, — вставил полицейский, который привел его сверху. — И пару пакетиков с чипсами.

У бедной Тины до пива с чипсами дело не дошло.

Пьянчужку они попросили никуда сегодня не уходить из дома и воздержаться от употребления алкоголя. Остальные обитатели подъезда ничего не могли добавить.

В конечном счете выяснилось только то, что Тина Карлсен умерла. Вероятно, умерла в одиночестве, не оставив на свете никого, кто стал бы ее оплакивать, кроме большой голодной крысы по имени Лассо, которую она иногда называла Кимми. Была женщина, осталась только цифра в статистике. Если бы не полиция, уже завтра о ее существовании никто бы не вспомнил.

Перевернув окоченевшее тело, под ним техники обнаружили только темное пятно мочи.

— Знать бы только, что она могла нам рассказать? — пробормотал Карл.

Маркус кивнул:

— Во всяком случае, поводов для поисков Кимми Лассен от этого не становится меньше.

Вопрос был теперь только в том, будет ли от них толк.


Ассада Карл высадил на месте взрыва и попросил послушать, не всплывут ли в ходе расследования какие-нибудь новые факты. Затем ему следует ехать в полицейское управление и посмотреть, не требуется ли Розе какая-нибудь помощь.

— Я сам сначала наведаюсь в зоомагазин, а затем съезжу в гимназию Рёдовре! — крикнул Карл на прощание.

А помощник уже рысцой направился к взрывотехникам и сотрудникам криминалистической лаборатории, которые так и кишели возле железнодорожного полотна.

Зоомагазин под названием «Наутилус трэдинг» располагался на маленькой кривой улочке, которой наверняка скоро придет черед уступить место непродаваемым коробкам класса люкс, но пока он зеленым оазисом выделялся среди других довоенных зданий. По всему фасаду красовались огромные деревья с ярко-желтыми резными листьями, плакаты с изображением экзотических животных. Магазин оказался гораздо более крупным предприятием, чем Карл себе представлял, и, вероятно, вырос с тех пор, когда там работала Кимми.

И конечно же, он был закрыт, подчиняясь субботнему затишью.

Обойдя здание, Карл нашел с другой стороны в закоулке незапертую дверь с надписью «Приемка товара».

Пройдя десять метров по коридорам, Карл очутился во влажном тропическом аду, где у него тотчас же взмокли подмышки.

— Есть кто-нибудь? — взывал он через каждые двадцать секунд, пробираясь сквозь царство аквариумов и террариумов с ящерицами.

В конце концов его путь привел в райские кущи, наполненные птичьим пением из сотен и сотен клеток. Вся эта красота раскинулась в огромном зале величиной с супермаркет среднего размера.

На человеческое существо Карл наткнулся только в четвертом зале, где стояли клетки с мелкими и крупными млекопитающими. Существо было занято уборкой вольера, пригодного для парочки львов.

Подойдя ближе, Карл почувствовал, как сквозь облака приторно-сладких ароматов потянуло запахом хищников. Значит, клетка действительно-таки львиная.

— Извините, — обратился Карл к занятому уборкой работнику.

Он говорил тихим голосом, но тем не менее в нем таилось, вероятно, что-то способное вызвать сердечный приступ, ибо человек в клетке внезапно выронил ведро и швабру да так и застыл посреди мыльной лужи — в резиновых перчатках по локоть, воззрившись на Карла так, точно тот явился, чтобы заживо его растерзать.

— Извините, — повторил Карл, протягивая свой жетон. — Карл Мёрк. Отдел «Q» при полицейском управлении. Мне следовало позвонить и предупредить, но я случайно оказался рядом и вот зашел.

Уборщику было на вид лет шестьдесят или чуть больше. Седая голова, морщинки вокруг глаз, глубоко врезавшиеся в кожу, — вероятно, от постоянных улыбок при виде милых пушистых зверюшек.

— Нелегко убрать такую большую клетку, — произнес Карл, чтобы разрядить обстановку, и потрогал гладкие, как зеркало, блестящие прутья.

— Да, и надо вычистить как следует. Завтра ее отправят к владельцу предприятия.

Дело, по которому пришел, Карл изложил в соседнем помещении, где присутствие зверей ощущалось не так навязчиво.

— Да, — сказал его собеседник. — Разумеется, я очень хорошо помню Кимми. Она ведь участвовала в развитии нашего дела. По-моему, она работала здесь года три, как раз в то время, когда мы расширялись, чтобы превратиться в импортную и посредническую фирму.

— Посредническую?

— Да. Если, например, какой-нибудь фермер, который разводит лам и страусов, решит свернуть свою деятельность, тут мы и приходим ему на помощь. Или если владелец зверофермы хочет перейти с разведения норки на шиншиллу. Обращаются к нам и небольшие зоопарки. У нас есть в штате свой зоолог и свой ветеринар. — И тут на его лице заиграли веселые морщинки. — Кроме того, мы самая крупная в Северной Европе оптовая фирма по торговле всеми типами сертифицированных животных. Доставляем всех — от верблюдов до бобров. Кимми и начала эту деятельность. В то время она была у нас единственным специалистом с университетским образованием по профилю.

— Она ведь училась на ветеринара?

— Ну да. И у нее был достаточный опыт работы в торговле, так что она разбиралась в происхождении животных, торговых путях и бумажной работе.

— И почему же она ушла?

— Это ведь, знаете ли, было очень давно. — Собеседник Карла покачал головой. — Что-то там произошло такое, еще когда с нами стал вести дела Торстен Флорин. Судя по всему, они и раньше были знакомы. Ну а потом она через него познакомилась с одним человеком…

Карл быстро взглянул на продавца. Он производил впечатление надежного источника: толковый человек с хорошей памятью.

— Торстен Флорин. Вы имеете в виду того модельера?

— Его самого. Он необыкновенно увлечен животными. Можно сказать, самый главный наш клиент. — Продавец снова покачал головой. — Теперь-то он, наоборот, из клиента стал владельцем, поскольку приобрел контрольный пакет акций «Наутилуса», но тогда он обращался к нам как покупатель. Очень симпатичный и успешный молодой человек.

— Вот оно что. Наверное, он и впрямь чрезвычайно любит зверюшек. — Карл обвел глазами длинный ряд решеток. — Так вы говорите, они и раньше были знакомы. В чем это выражалось?

— Ну, я не присутствовал при том, как Флорин впервые тут появился. Вероятно, встретились, когда он получал счет. Выписывать счета было тогда делом Кимми. Но, судя по ее лицу, она не слишком обрадовалась встрече со старым знакомым. А что там было дальше, я не видел.

— А тот знакомый Флорина, о котором вы упоминали, это был Бьярне Тёгерсен?

Старик пожал плечами: не запомнил.

— Она переехала к нему жить годом раньше, — сообщил Карл. — К Бьярне Тёгерсену. И в это время она как будто тут работала.

— Гм. Может, и так. Она никогда не рассказывала о своей личной жизни.

— Никогда?

— Ну да! Я даже не знал, где она живет. Свои бумаги она оформляла сама, так что в этом я ничем помочь не могу.

Продавец подошел к клетке, откуда на него доверчиво смотрели малюсенькие карие глазки.

— А вот это моя любимица. — Он достал из-за решетки обезьянку размером с большой палец. — Она карабкается по моей руке, как по дереву. — Он поднял руку, и малютка повисла на ней, цепляясь за его кисть.

— Почему Кимми уволилась? Она как-то объяснила свой уход?

— Думаю, просто захотела чего-то нового. Без каких-то особых причин. Разве так не бывает?

Карл шумно выдохнул, и обезьянка спряталась за пальцами хозяина. Что-то из этой беседы выходит мало толку.

Тогда Карл включил «злого полицейского».

— Думаю, вы знаете, почему она ушла! И я жду, что вы мне об этом правдиво расскажете!

Продавец вернул обезьянку в клетку и снова обернулся к Карлу. Прежнее добродушие сменилось неприкрытой враждебностью, которую не могли замаскировать ни седина, ни белая борода. Взгляд стал решительным.

— Мне кажется, вам пора идти, — заявил он. — Я старался быть любезным. С какой стати мне выслушивать обвинения, будто я вру?

«Может быть, эта подойдет», — подумал Карл и изобразил на лице самую высокомерную усмешку.

— Мне сейчас подумалось, — начал он, — интересно, когда эту фирму в последний раз проверяла инспекция? Не слишком ли тесно, с точки зрения действующих правил стоят здесь клетки? Хорошо ли работает вентиляция? И кстати, сколько животных умирает у вас при перевозке? А в самом магазине?

Он принялся одну за другой пристально рассматривать клетки, в которых жались по углам дрожащие, испуганные существа, быстро дышавшие от страха.

Продавец осклабился, показав отличные искусственные зубы. Угрозы его не испугали — фирме бояться нечего!

— Если желаете узнать, почему ушла Кимми, спросите Флорина! В конце концов, это он тут начальник.


предыдущая глава | Охотники на фазанов | cледующая глава