home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



41

Он бежал, откинув голову, но вместо земли под ногами с трудом различал лишь мелькание сухой листвы и предательских веток. Поначалу где-то сзади еще слышались яростные выкрики Ассада, потом вокруг стало тихо.

Карл умерил шаг, подергал склеенные за спиной руки, надеясь их освободить. От тяжелого дыхания в носу все пересохло, шея затекла, но только так он хоть что-то мог перед собой видеть.

Надо было как-то избавиться от ленты на глазах. Это в первую очередь. Еще немного, и они набегут со всех сторон — охотники из усадьбы, загонщики. Карл обернулся назад всем туловищем, но сквозь узкую щелку увидел только деревья и больше ничего. Еще через несколько шагов он наткнулся лицом на низко растущую ветку и упал навзничь.

— Ох черт! — застонал он.

Чертово невезение!

С трудом поднявшись, Карл отыскал на уровне лица обломанную ветку. Затем вплотную придвинулся к стволу, зацепил за торчащий сучок ленту скотча, рядом с ноздрей, и плавным медленным движением начал приседать. Клейкая лента натянулась на затылке, но не сдвинулась: она приклеилась к векам слишком крепко.

Карл потянул еще раз, стараясь держать глаза закрытыми, но веки снова потянулись за лентой, так что глаза закатились под лоб.

— Черт, черт, черт! — выругался он и начал вертеть головой из стороны в сторону; ветка каждый раз царапала ему веко.

Тут он услышал, как закричали загонщики. Они оказались ближе, чем он надеялся. Возможно, всего в нескольких сотнях метров отсюда, но в лесу было сложно определить расстояние. Тогда он поднял голову, снял повязку с зацепки и обнаружил, что усилия все же не пропали даром: теперь он хотя бы одним глазом более или менее что-то видел.

Впереди была густая чаща. Свет проникал в нее неровно, сориентироваться Карл не мог. Одно это уже открывало для дальнейшей жизни и карьеры Карла Мёрка самые невеселые перспективы.


Первые выстрелы раздались, когда Карл миновал ближайшую поляну. Загонщики были уже так близко, что Карлу ничего не оставалось, как броситься плашмя на землю. Насколько он это себе представлял, просека находилась впереди, недалеко от него, а за ней начинались тропинки, ведущие в глубь государственного леса. До того места, где он оставил свою машину, по прямой было всего семьсот-восемьсот метров, но какой ему от этого толк, если неизвестно, в какой это стороне?

Он увидел, как в небо с шумом поднялись птицы, в кустах раздавались еще какие-то звуки. Животные обратились в бегство.

«Если они с собаками, то найдут меня в два счета», — подумал Карл, и тут его взгляд упал на кучу листьев, которые ветер нанес в щель между двумя стволами.

Когда из чащи выскочили две косули, он от неожиданности вздрогнул и, инстинктивно перекатившись к куче листьев, принялся зарываться в нее, извиваясь всем телом.

«Теперь дыши ровно и как можно медленнее», — сказал он себе, очутившись в глубине пахнущей перегноем кучи. Только бы, черт побери, Торстен Флорин не снабдил своих загонщиков мобильными телефонами и не смог приказать им искать беглого полицейского, которого ни в коем случае нельзя упускать. О боже, только бы у них не было телефонов! Но может ли такое быть? Да разве такой человек, как Торстен Флорин, не догадается заранее принять соответствующие меры? Нет, это невозможно! Разумеется, загонщикам известно, кто он такой.

Лежа под кучей листьев, Карл почувствовал, что рана снова открылась и рубашка стала клейкой от крови. Если загонщики с собаками, те его сразу учуют. А если он пролежит тут долго, то просто истечет кровью.

Как же он, прости господи, может теперь помочь Ассаду? Если он против всякого вероятия все-таки выживет, а Ассад погибнет, то как он после этого сможет смотреть людям в глаза? Нет, этого Карл просто не мог допустить. Он уже потерял одного товарища. Можно даже сказать, подвел. Больше такое ни в коем случае не должно повториться. Он готов был сесть в тюрьму, расстаться с жизнью, попасть в ад, что угодно, только не это!

Издалека слышались неуклонно приближающиеся шаги загонщиков. Они хохотали, кричали и четко знали, что от них требуется.

Где-то неподалеку мчался сквозь кусты какой-то зверь: Карл слышал тонкое повизгивание и хруст ветвей. Вдруг эти звуки стихли, и Карл понял: зверь остановился и смотрит на него.

Он сдул с глаз налипшие листья и встретился взглядом с лисой — она стояла перед ним, наклонив голову. Глаза у нее были налиты кровью, с морды капала пена. Она дышала с натугой и дрожала всем телом, как тяжелобольная.

Заметив взгляд из-под листвы, лиса зашипела. Карл затаил дыхание; лиса оскалилась, зарычала и стала подползать, не поднимая головы.

Но внезапно животное застыло на месте. Подняв морду, лиса обернулась, словно почуяла опасность, потом снова повернулась к Карлу. И вдруг, словно приняв решение, подползла, прижимаясь к земле, легла у него в ногах и, брызгая пеной, принялась носом зарываться в листву.

И вот лиса затаилась под листьями, точно как и Карл. Она тяжело и быстро дышала.

Тем временем неподалеку, в просвете между деревьями, показалась стайка куропаток. Вот они взлетели, вспугнутые загонщиками, раздались ружейные выстрелы. При каждом выстреле Карл чувствовал, как по телу пробегает дрожь, а ногами ощущал, как колотит лисицу.

Он увидел собак, прибежавших собирать застреленных куропаток, а затем и силуэты охотников на фоне облетевшего подлеска.

Их было человек девять-десять: у всех сапоги на шнуровке, брюки-гольф или бриджи. Когда они приблизились, он многих узнал в лицо — это были представители самых верхов общества.

«Показаться?» — подумал Карл, но тут же отказался от этой идеи, увидев хозяина имения и обоих его приятелей, которые шли за ним по пятам, держа на изготовку арбалеты. Стоит кому-то из троих его заметить — стрелять будут без предупреждения. Потом скажут, что это вышло случайно. Остальные гости будут знать правду, но не выдадут: уж слишком крепко спаяна эта компания. Клейкую ленту с него потом снимут и представят все как несчастный случай.

Карл задышал так же прерывисто, как лисица. Что будет с Ассадом? С ним самим?

Они остановились в нескольких метрах от кучи листьев. Собаки зарычали, лисица в ногах у Карла задышала так, что это стало слышно. И вдруг она выскочила, с ходу бросилась на охотника, который оказался впереди других, и вцепилась зубами ему в пах изо всех сил, какие только были у такого некрупного зверя. Человек дико закричал, в крике его слышались страх смерти и мольба о помощи. Собаки стали бросаться на лису, но та свирепо оскалилась на них, затем, расставив лапы, помочилась и кинулась наутек. Дитлев Прам прицелился и приготовился стрелять.

Карл не услышал, как просвистела в воздухе стрела; лишь взвыла вдалеке лисица да залаяли собаки.

Собаки понюхали место, которое пометила лисица, одна из них сунулась носом туда, где животное перед этим пряталось. Карла они не учуяли — лисица перебила прочие запахи.

«Господи, благослови этого зверя!» — подумал Карл, глядя, как собаки возвращаются к своим хозяевам и как в нескольких метрах от него на земле кричит и корчится в судорогах укушенный молодой человек. Остальные охотники склонились над ним, пытаясь что-то сделать с раной. Разорвав носовые платки, они перевязали пострадавшего и понесли на руках.

Вернулся Дитлев — с окровавленным ножом в одной руке и лисьим хвостом в другой.

— Отличный выстрел! — приветствовал его Торстен, затем обратился к остальным охотникам, стоявшим у него за спиной: — Вот так закончилась наша охота, друзья. Мне очень жаль. Вы ведь позаботитесь о том, чтобы немедленно доставить Саксенхольта в больницу? Я позову загонщиков, они его отнесут. Скажите, чтобы ему ввели вакцину против бешенства. На всякий случай, конечно. И проследите, чтобы всю дорогу кто-нибудь зажимал ему артерию, иначе мы его потеряем.

Он крикнул что-то, обернувшись в другую сторону, и из леса вышли черные загонщики. Четверых он отправил с охотниками, а другим четверым велел остаться. У двоих из них были при себе охотничьи ружья — такие же, как у самого Флорина.

Когда стонущего раненого унесли, трое товарищей по частной школе и четверо чернокожих работников собрались в кружок.

— У нас мало времени, слышите? — сказал Флорин. — Этот полицейский всего на несколько лет старше нас. Не стоит его недооценивать.

— Что будем с ним делать, когда увидим?

— Представьте, что перед вами еще одна бешеная лиса.


Растянувшись цепочкой, семеро мужчин отправились на поиски в другой конец леса. Карл прислушивался к их шагам, пока они окончательно не затихли вдали. Значит, дорога в усадьбу сейчас свободна — до тех пор, пока остальные черные работники не вернутся, чтобы довести дело до конца.

«А теперь надо бежать», — подумал он, поднимаясь на ноги, и снова запрокинул голову, чтобы как-то различать дорогу в густых зарослях, насколько позволял приоткрытый глаз.

«Может быть, в ангаре найдется нож. Может, я сумею перерезать путы. Может, Ассад еще жив. Еще жив…» — мелькало в голове, пока Карл, обливаясь кровью из раны на плече, продирался сквозь заросли.

Ему было холодно, руки за спиной тряслись. Неужели он потерял столько крови, что ничего не сможет сделать?

Неподалеку загудели моторы внедорожников, машины начали трогаться с места. Значит, уже недалеко.

Едва он успел это подумать, как мимо самого уха просвистела стрела и с такой силой впилась в ствол дерева у него перед глазами, что вытащить ее оттуда не смог бы никто. Лицо обдуло ветерком от выстрела.

Он обернулся всем туловищем, но ничего не увидел. Где они? Затем последовал еще один выстрел, разодравший кору рядом с ним.

Крики загонщиков внезапно стали громче. «Беги, беги! — внушал внутренний голос. — Смотри не упади! Скорей за куст, снова за куст, только не будь мишенью. Где бы спрятаться? Спрятаться где?»

Карл понимал, что его вот-вот схватят. И смерть будет нелегкой, ведь мерзавцы получают от этого удовольствие!

Сердце в груди билось так сильно, что это было отчетливо слышно.

Карл перепрыгнул через какой-то ручей, ботинки глубоко увязли в иле. Подошвы стали тяжелыми, как свинец, ноги подламывались.

Бежать, бежать!

В стороне он как будто заметил полянку — вероятно, ту самую, через которую они с Ассадом проходили на пути сюда, поскольку ручей остался позади. Значит, надо направо. Вверх и направо, теперь уже точно недалеко.

Снова выстрел — и снова мимо. И тут вдруг Карл понял, что стоит во дворе усадьбы — совершенно один, с бешено колотящимся сердцем, в десяти метрах от раскрытых ворот стеклянного павильона.

Он был на полдороге к воротам, когда следующая стрела вонзилась рядом с ним в землю. Но это не был случайный промах: его нарочно подгоняли таким образом, заставляя бежать.

Тут все защитные механизмы выключились, как по команде. Карл остановился на бегу, постоял секунду, опустив глаза и ожидая, что сейчас они на него набросятся. Этот нарядный, мощенный брусчаткой двор станет местом его смерти.

Глубоко вздохнув, он медленно обернулся. Позади стояли три приятеля с четырьмя загонщиками, а за ними собралась кучка чернокожих ребятишек, с любопытством таращившихся на беглеца.

— Все в порядке, можете идти, — приказал Флорин, и его чернокожие помощники удалились, уводя детей.

На дворе остались только Карл и эти трое. На потных лицах красовались насмешливые ухмылки, на арбалете Дитлева болтался лисий хвост.

Охота закончилась.


предыдущая глава | Охотники на фазанов | cледующая глава