home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9

На следующее утро Кэтрин и Бесс, прежде чем отправиться к кораблю, позавтракали в ресторане «Веранда» на Тенбери-Айл. Они сидели в патио, наслаждаясь теплым флоридским солнцем. В бассейне плескались детишки; их родители одним глазом наблюдали за ними, а другим пытались читать книгу или газету. Жизнь тут казалась безмятежной. После завтрака подруги вернулись в квартиру, забрали свои вещи и направились в порт. Перед отъездом обе позвонили домой, чтобы попрощаться с родными. Бесс застала Джека в офисе, несмотря на субботний день, а Кэтрин дозвонилась только до автоответчиков Джеймса и Элли. С Заком ей повезло больше. Он просил ее ни о чем не беспокоиться и побольше веселиться. Сын также сообщил, что отец берет его на игру в пейнтбол вместе с двумя друзьями.

— Что такое пейнтбол? — спросила Бесс, когда Кэтрин повесила трубку.

— Участники одеваются как военные и бегают по лесу, стреляя друг в друга красками. Зак с ума сходит по этой игре, и он самый лучший в команде.

— Они делятся на команды?

— Там не только дети, — объяснила Кэтрин. — Взрослые мужчины тоже участвуют. Некоторые пистолеты, стреляющие красками, стоят более тысячи долларов.

— Не понимаю. Они прячутся среди деревьев и стреляют в тех, кого видят. Выстрелы не причиняют вреда?

Кэтрин покачала головой.

— Мне это страшно не нравится. Зак приходит домой в ужасных фиолетовых синяках по всему телу. Он говорит, что они совершенно безобидные. Однако я в этом сомневаюсь.

— Я бы хотела посмотреть, как Зак попадает в своего отца, — усмехнулась Бесс.


Они заметили круизные лайнеры, когда выехали на дорогу, ведущую из Майами. Кэтрин много раз видела подобные суда, но никогда не обращала на них особого внимания. Чем ближе подруги подъезжали к ним, тем внушительнее они выглядели. Белоснежные, сверкающие на солнце, которое вовсю светило с безоблачного голубого неба, суда напоминали современные монолиты. Кэтрин впервые отправлялась в круиз и с трудом сдерживала волнение.

— Боже, какие они огромные, Кэт! — изумилась Бесс.

Кэтрин кивнула, ведя машину.

Они свернули не в том месте и остановились у охраняемых ворот, чтобы спросить дежурную, где можно найти «Мажестик».

— Como?[2] — спросила та по-испански.

— Donde esta el Majestic, por favor?[3]

— Ah… numero siete.[4]

— Gracias, senora.[5]

— De nada. Tiene un viaje bueno.[6]

Бесс, изучавшая в школе французский, нахмурившись, слушала их разговор, а потом проворчала:

— Именно это мне и нравится в Майами. А ведь тут до США всего ничего. Что она сказала?

— Пожелала нам приятного путешествия.

— Ах вот как.

Внутри терминала охранник проверил билеты, сообщил, что им нужно находиться на «фиолетовой» линии, и указал на широкую полосу, нарисованную на полу и ведущую к стойке, у которой приветливая молодая женщина регистрировала пассажиров. Они ждали своей очереди, и тут Бесс слегка дотронулась до ноги подруги и едва заметно мотнула головой. Кэтрин прищурилась и посмотрела туда, куда показывала Бесс.

На соседней линии терпеливо ожидал своей очереди темноволосый мужчина лет пятидесяти на вид. Высокий, выше шести футов, хорошо сложенный и красивый. Он читал книгу под названием «Спор окончен».

— Симпатичный, правда? — прошептала Бесс.

— Он скорее всего женат.

— Обручальное кольцо не носит.

— Значит, он здесь с подругой, — также шепотом отвечала Кэтрин.

— Я никого рядом с ним не вижу.

Мужчина подошел к краю линии и забрал свой пропуск на борт корабля. Он повернулся, чтобы идти, и тут совершенно случайно встретился взглядом с Кэтрин. Улыбнулся ей, она ответила ему улыбкой, после чего незнакомец зашагал к эскалатору.

— Ты видела? — спросила Бесс, сжимая руку Кэтрин. — Он на тебя посмотрел.

— Просто вежливый человек, вот и все, — ответила Кэтрин, освобождая руку.

— У него красивая задница.

— О, ради Бога, не надо!

— Слушай, мы ведь в отпуске, — проговорила Бесс и пожала плечами.

Кэтрин не нашла подходящего ответа и промолчала. У стойки бортпроводница проверила их документы и решила, что фотографии вполне соответствуют личностям пассажирок. Потом их направили к другой стойке, с надписью золотыми буквами «Адмиральский клуб».

Тотчас перед подругами появился молодой человек, который представился как Дерек, и пригласил их войти в чудесный мир «Мажестика».

— Мы ждали вас, — говорил Дерек. — Могу я посмотреть на ваши пропуска?

Кэтрин и Бесс переглянулись и протянули ему толстую пачку корабельных документов, которую только что получили при регистрации.

— Все в порядке. Следуйте за мной, пожалуйста, и я отведу вас в ваши каюты. Похоже, номера 7385 и 7386 находятся на палубе «Панорама», в середине корабля.

— Хорошее место? — спросила Кэтрин.

— Фантастическое, — ответил Дерек. — Бассейн «Нептун» находится на верхней палубе «Солнечная», прямо над вами. Там же спортзал и кабинет массажа. Достопримечательностью является также буфет «Мореплаватель», однако, надеюсь, вы не станете посещать его слишком часто, — подмигнул он.

— Что это такое? — спросила Бесс.

— О Боже! — воскликнул Дерек, прикладывая руку к сердцу и замирая на месте. — Ради него можно умереть. Там подают любые существующие в этом мире салаты, и каждый день появляется по меньшей мере восемь новых блюд. Можете завтракать, обедать и ужинать там, если не желаете есть в общей столовой. У них в ассортименте множество разнообразных свежих фруктов и овощей. А какие десерты… нет, лучше уж я помолчу.

— Полагаю, именно поэтому на борту имеется спортзал, — предположила Кэтрин.

— Так точно. Вы совершаете свой первый круиз?

Кэтрин кивнула.

— А я путешествую по морю во второй раз, — вступила в разговор Бесс. — Мы с мужем провели в круизе медовый месяц пятнадцать лет назад. Только тот корабль не идет ни в какое сравнение с вашим красавцем, который больше похож на плавающее высотное здание.

— Отлично сказано, — согласился Дерек. — Он напоминает мне отель. Люди из компании «Финкантири» отлично потрудились. «Мажестик» самое большое круизное судно в мире — водоизмещение сто шестьдесят тысяч тонн, а по длине оно равно трем футбольным полям. Здесь у нас двадцать палуб, что делает корабль выше статуи Свободы. Если вы занимаетесь бегом трусцой, то на палубе «Капри» есть специальная дорожка — три раза по кругу будет миля.

Следующий вопрос вылетел из головы Кэтрин, когда они вышли из лифта на одиннадцатом этаже и оказались в атриуме. Пальмы и экзотические цветы окружали круглый мраморный вестибюль, где струнный квартет играл фуги Баха. Человек за роялем аккомпанировал. Двадцать стеклянных лифтов, все освещенные снаружи белым светом, быстро передвигались вверх и вниз, развозя пассажиров по этажам. Диваны и стулья расставлены таким образом, чтобы люди могли с удобством сидеть на них группами и мирно беседовать. Многие пассажиры там уже и сидели, слушая музыку и потягивая напитки из высоких цветных стаканов.

Дерек терпеливо улыбался, видя их реакцию.

— Тут все удивляются в первый раз, — прокомментировал он.

Бесс в восторге качала головой.

— Просто изумительно. Послушайте, я вовсе не хочу показаться неблагодарной, но почему нам здесь устроили королевский прием?

— «Уорвик Рид» один из наших лучших клиентов, — объяснил Дерек. — Ваш муж лично позвонил менеджеру отеля и попросил, чтобы с вами и миссис Адамс обошлись наилучшим образом. Вот почему вас поселили в каютах-люкс.

— Джек скрыл это от меня, — проговорила Бесс. — Ну и змей.

— Вы сказали «менеджер отеля»? — спросила Кэтрин.

— Ну да. Так мы называем старшего служащего, заведующего устройством пассажиров. А теперь следуйте за мной, и я отведу вас на место. Спрашивайте меня обо всем, не стесняйтесь.

Бесс и Кэтрин прошли за Дереком к лифтам и поднялись на палубу «Панорама». В середине длинного коридора находились две пары двойных, отделанных золотом дверей. Возле них стоял багаж Кэтрин и Бесс. Дерек открыл первую дверь, вкатил в каюту чемодан Бесс и поставил на полку.

Кэтрин довольно много путешествовала, однако уже второй раз за день потеряла дар речи. В каюте не только стояла огромная кровать и имелся выход на балкон, но в дополнение к этому в вашем распоряжении находилось полноценное джакузи. До сих пор о корабельных помещениях она лишь слышала от своего старшего сына Джеймса, который отправился в круиз на весенних каникулах. Он и четыре его друга спали в одной каюте и полагали, что это очень круто.

На столе рядом с диваном стояли букет цветов, корзинка с сыром и бутылка шампанского. Там же лежали две открытки: одна с наилучшими пожеланиями от капитана, другая — от Джека, мужа Бесс.

Комната Кэтрин оказалась точно такой же, как у Бесс. Она прочитала открытку от Джека Доливера, который желал обеим отлично провести время и предостерегал, чтобы они не пили воду.

Нет, все-таки хорошо быть главным администратором, подумала она.

Дерек попрощался с ними и протянул Кэтрин визитку, попросив звонить в случае необходимости. Он также сообщил, что она и Бесс приглашены на вечеринку с коктейлями, которая состоится вечером, после того как корабль отправится в плавание.

Как только Дерек ушел, Кэтрин открыла чемодан и начала распаковывать вещи. Она не знала, что найдет там, так как собирала чемодан Галина. Платье из магазина Рене Кэтрин повесила в платяной шкаф. Рядом оказался небольшой сейф. В нем лежала записка: «Сейф предназначен для удобства пассажиров. Руководство сообщает вам, однако, что не может нести ответственность за любую пропажу, если только ваша собственность не зарегистрирована у стюарда».

Данная записка не внушала особого доверия. Кэтрин смотрела на сейф и думала, стоит ли положить в него ее драгоценности от Мириам Хаскел. Она не знала, где найти стюарда, а драгоценностей было не много, так что после некоторых колебаний решила рискнуть.

Последние пять лет Кэтрин страстно коллекционировала предметы фирмы «Мириам Хаскел». Нельзя сказать, что подобное хобби характерно для адвокатов, только она ведь не всегда пребывает в шкуре юриста.

Все ее опасения относительно недостатка в одежде сразу же исчезли. Галина положила столько трусиков и бюстгальтеров, что их хватило бы не то что на две, а на целых три недели. Кэтрин покачала головой и бросила нижнее белье в верхний ящик комода.

Джимми и его друзьям будет о чем посплетничать в офисе, подумала она.

Плюхнувшись на диван, Кэтрин устроилась поудобнее и посмотрела в сторону балкона. Сейчас она в отпуске и менее всего хотела бы думать о работе. Через стеклянную дверь Кэтрин видела различные морские большие и маленькие суда, проплывавшие мимо их лайнера. За некоторыми из них, подпрыгивая на волнах, неслись гидроциклы, оставляя за собой пенный след. Водители махали руками пассажирам, наблюдавшим за ними с палубы.

Кэтрин и Бесс договорились встретиться через полчаса, а прошло еще только пятнадцать минут.

Уже скоро.

Она открыла дверь, вышла в коридор и тотчас столкнулась с мужчиной, которого ранее заметила в очереди. Тот уронил на пол свою книгу и бумаги.

— Нельзя ли поосторожнее? — воскликнул он, хватая ее за руку.

— Извините. — Кэтрин нагнулась, чтобы помочь ему подобрать упавшие вещи.

Мужчина наклонился рядом с ней.

— Ничего. Вы не ушиблись?

— Вовсе нет. Это ведь я наткнулась на вас. Кажется, наступила вам на ногу.

— В самом деле, только я крепкий парень, — улыбнулся он. Взял ее под локоть и помог встать. — Меня зовут Джон Дилани. Похоже, мы с вами соседи.

— Привет, сосед, — сказала Кэтрин, протягивая ему руку. — Я Кэтрин Адамс.

Дилани пожал ей руку.

— Я через три двери от вас.

— А это моя каюта.

— Надо думать.

Кэтрин сделала большие глаза.

— Что за глупость. Конечно, я вышла из своей каюты. Вот ваша книга. — Поймав взгляд Дилани на отсутствующем пальце, она тотчас спрятала руку за спину. — Вы юрист?

— Да.

— Я тоже.

— В самом деле? Вы специализируетесь на делах по автокатастрофам, виновники которых скрылись.

Кэтрин открыла рот и тут же закрыла его, окинув собеседника укоряющим взглядом.

— Не очень остроумно.

— Извините. Не смог сдержаться. Откуда вы, Кэтрин Адамс?

— Из Атланты.

— Отличный город. Был там много раз.

— А вы откуда, Джон Дилани?

— Из Нью-Йорка.

Они отошли в сторону, давая проход другим пассажирам.

— Вы работаете на фирму или у вас частная практика? — спросила Кэтрин.

— На самом деле я преподаю право в нью-йоркском колледже имени Джона Джея.

Прежде чем Кэтрин успела задать следующий вопрос, открылась дверь каюты Бесс. Лицо ее приняло удивленное выражение.

— Я вам помешала?

— Нет, просто мы тут столкнулись с Джоном, — объяснила Кэтрин. Затем, вспомнив свой недавний разговор с Шерри Уоллес, добавила: — В прямом смысле этого слова.

— Понятно. И вот теперь вы знакомитесь в коридоре.

Кэтрин вздохнула.

— Джон Дилани, это Бесс Доливер. Бесс… Джон. Он тоже из Нью-Йорка.

— В самом деле? Где вы живете? — спросила Бесс.

— На Манхэттене, в Верхнем Уэст-Сайде. А вы?

— В Скарсдейле. Мы переехали туда десять лет назад, — ответила Бесс. — Город стал слишком переполненным, и мы решили, что пора удалиться в предместье.

— Там красиво, — одобрил ее выбор Дилани. — Ладно, пойду распаковывать вещи. Приятно было столкнуться с вами, Кэтрин. Или вас можно называть Кэти?

— Кэтрин… и Кэт для друзей.

Дилани на минуту задумался, потом кивнул.

— Кэт, — повторил он. — Мне нравится. Увидимся позже. Рад с вами познакомиться, Бетти.

Кэтрин с трудом сдержала смех и взяла подругу под руку.

— Пошли, Бетти. Нам надо осмотреть корабль.

— Бетти, — проворчала Бесс.


Следующие тридцать минут они бродили по кораблю, любуясь достопримечательностями «Мажестика». Он действительно представлял собой плывущий отель. Подруги рассмотрели карту, висящую у лифтов, которая отображала план судна, и, поднявшись по лестнице на один пролет вверх, оказались на залитой солнцем палубе, где музыканты играли что-то в стиле калипсо. Люди сидели в шезлонгах или прогуливались туда и сюда. Они поднялись еще на один пролет и увидели перед собой необыкновенно голубой бассейн. В конце корабля — позднее Кэтрин узнала, что это место называется «корма», — подруги обнаружили миниатюрную площадку для игры в гольф и шведскую стенку. Дорожка для бега трусцой, о которой говорил Дерек, покрашена в зеленый цвет. В итоге подруги вернулись на нос лайнера, где нашли еще один бассейн. Здесь было как-то потише. В баре продавались достойные напитки. Они заказали себе выпивку.

Спортзал находился на корме «Мажестика». Кэтрин осмотрела его и нашла идеальным. Горячие ванны и кабинет массажа расположены рядом. Когда они вошли, бойкая, говорящая с британским акцентом служащая провела для них экскурсию по всему помещению. Она рассказала, что «Афродита» предлагает ряд услуг — от массажа лица до окутывания морскими водорослями и лечения горячими камнями. Кэтрин не имела ни малейшего представления о том, что это значит, однако однажды в санатории на Багамах, куда она ездила со своим бывшим, ее обернули зеленым илом, так что «знаменитое» лечение водорослями ей вовсе не улыбалось. Служащая расстроилась и заверила, что в ходе таких процедур из организма удаляются все токсические вещества. В виде альтернативного решения Кэтрин и Бесс записались на массаж лица.

После посещения горячих ванн они отправились в буфет «Мореплаватель» и увидели все то, о чем говорил им Дерек. Разнообразие блюд и количество еды, разложенной, как это принято в буфетах, просто ошеломляло. Взглянув на шоколадные торты и пудинги, Кэтрин приняла решение посещать спортзал каждый день.

Наиболее сильное впечатление, за исключением катка, произвел на них трехэтажный торговый центр, оснащенный булыжной мостовой. Казалось, ее перенесли сюда прямо из Французского квартала в Новом Орлеане. Центр находился в середине корабля и имел четыре разных кафе со столами и газовыми фонарями перед ними. У входа в кондитерский магазин стояли два автомата с бесплатным йогуртом, перед которыми уже выстроилась очередь. Пассажиры, располагающие внутренними каютами — таких было крайне мало, — могли обозревать торговый центр и покупателей. В данный момент ни один из магазинов не работал, так как судно все еще находилось в порту. Диапазон торговых точек очень широкий — от «Тиффани» до киосков, продающих лосьоны для загара. Объявление гласило, что они откроются в шесть часов, когда корабль выйдет в международные воды.

В дальнем конце центра находилось сверкающее, ярко освещенное казино. Кэтрин уже не раз посещала подобные заведения, и ей казалось, что они все украшены одним человеком. Пурпурный, желтый и красный цвета присутствовали повсюду наряду с зеркалами и с вездесущими камерами наблюдения, или «глазом в небесах», как их называли профессионалы своего дела. Тут, разумеется, нет ни часов, ни окон. Руководство знает, что чем дольше вы остаетесь здесь, тем больше увеличиваются его шансы.

Надо отдать должное мужу. За время замужества Кэтрин научилась любить блэкджек. Когда они впервые проводили отпуска в Лас-Вегасе, он объяснил, что дилеры и боссы наиболее шовинистически настроенные люди в мире. Они считают женщин совершенно безмозглыми существами, которые не способны правильно играть в очко.

— Дайте ей кучу четвертаков, и пусть она идет к игровым автоматам, за которыми дамы могут сидеть часами, — посоветовал мужу один из менеджеров.

Хирург совершил ошибку, сообщив об этом комментарии жене, обладающей весьма организованным и математическим складом ума. Решив научиться игре, она без проблем усвоила основную стратегию подсчета очков и схему распределения денег. В то время как муж расстраивался, терял контроль и делал все более высокие ставки, чтобы компенсировать проигрыши, Кэтрин вела себя совершенно иначе. За неделю он проиграл одиннадцать тысяч долларов и отказался говорить об этом. Она же выиграла более девяти тысяч и втайне от супруга положила деньги на их совместный счет.

Кэтрин несколько раз посещала Лас-Вегас, а также казино в Пуэрто-Рико, Европе и на Багамах. Во время этих визитов она выиграла столько денег, что смогла купить два автомобиля, антикварный шкаф, диван и несколько картин для их дома. Остальные наличные она положила в банк для своих детей. С самого начала Кэтрин поняла, что надо уходить, как только взят большой куш, и всегда поступала таким образом. Иначе владельцы заведения просто обчистят вас.

Она уже давно не наведывалась в казино, однако по-прежнему испытывала тягу к игре, которая навсегда остается с вами, только стоит ли рисковать вновь? Уж если она и решится сыграть во время путешествия, то только по маленькой.

После двух часов обследования подруги крайне утомились и остановились отдохнуть в библиотеке.

— Никогда не видела ничего подобного, — заявила Кэтрин. — Ребята из офиса рассказывали мне о круизах, но я им не верила, пока не убедилась на собственном опыте.

— Изумительно, — согласилась Бесс, листая путеводитель, который они получили во время регистрации. — Я записала нас обеих на поздний обед. Ты знаешь, что у них здесь еще четыре ресторана, кроме двух основных?

— Нет.

— Мы можем пообедать и пораньше, если твой друг захочет к нам присоединиться, — предложила Бесс.

— Он мне не друг. Я же сказала, что мы просто столкнулись с ним.

— Ну конечно, Кэт. Ты случайно встретилась с коллегой-адвокатом, который оказался холостяком. Как-то подозрительно.

— Ты невыносима. Он преподает в колледже имени Джона Джея.

Бесс выпятила нижнюю губу:

— Еще один профессор? Думаешь, он тоже со странностями?

— Если это так, то пусть порет тебя. Как мы оденемся сегодня вечером?

Бесс посмотрела в брошюру:

— Здесь сказано, что одежда должна быть повседневной.

Кэтрин хотела задать следующий вопрос, но в это время в громкоговорителе раздался голос директора круиза.

Он объявил, что лайнер отплывает, и пригласил всех на палубу для прощания с Майами. Глупо прощаться с городом, тем не менее Кэтрин и Бесс отправились наверх.

Люди стояли вдоль перил и смотрели, как земля удаляется от них. На берегу родители с детьми на плечах махали огромному белому кораблю, который медленно двигался мимо них в сторону Атлантического океана. Раздался прощальный гудок, и вскоре тот отрезок земли, который обозначал границу Майами, начал уменьшаться, пока совсем не исчез из виду. Небо приняло теплый красноватый оттенок, характерный для переходного состояния между днем и вечером, которое фотографы называют «волшебным временем». Настоящая красота. Кэтрин посмотрела в сторону горизонта, глубоко вздохнула и мечтательно уставилась на воду. Подруги пробыли на палубе еще двадцать минут, а затем пошли в свои каюты, договорившись встретиться в восемь тридцать.

Кэтрин пустила воду и бросила в нее несколько шариков для ванны.

«Я лежу в мраморной ванне на просторах Атлантического океана. Какой декаданс».

Она решила послать детям сообщение, как только узнает, где расположен бизнес-центр, затем откинула голову назад и погрузилась в ванну, полностью расслабляясь. Через несколько минут Кэтрин перешла к внутреннему созерцанию.

Ей нравилось быть адвокатом. Работа, с которой она отлично справлялась. С каждым делом она открывала для себя что-то новое. Разумеется, не обходилось и без повторов. Те же спорные вопросы по поводу того, кто должен платить или не платить алименты и в размере каких сумм, возникали постоянно, однако факты оставались уникальными. Несколько лет назад Кэтрин пришла к выводу, что ей не стоит заниматься уголовными делами. Каждый раз в суде ее поражало одно и то же: девяносто процентов людей, увиденных ею там, выглядели так, будто им здесь и место.

«Слава Богу, что он избавил меня от мышиной возни».

Семейные отношения тоже не сахар; многие юристы ненавидят бракоразводные процессы и стараются держаться от них подальше. А вот Кэтрин любила свою работу. Ее прельщали, разумеется, не отвратительные ссоры между супругами, а возможность воссоединения семей. А еще хотелось уберечь детей от последствий разрыва. Кэтрин стала влиятельным судебным адвокатом и нравилась своим клиентам.

Кроме того, бросив вести уголовные дела, она смогла контролировать стрессы, ставшие результатом травмы. Они подрывали ее силы, причиняли боль и влияли на здоровье. Благодаря лекарствам, которые принимала Кэтрин, и тому обстоятельству, что она ушла из государственной коллегии адвокатов, приступы депрессии прекратились. Однако врачи утверждали, что они могут возобновиться в любую минуту. Пока ей везло. Кэтрин провела мочалкой вверх по ноге и посмотрела на руку, на которой отсутствовал один палец.

— Бракованный товар, — произнесла она вполголоса.

Вот как она себя называет. Ричард Дженкс разрушил ее светлый мир и бросил во мглу. Прошли годы, прежде чем она вновь увидела свет и смогла доверять людям. А потом муж вытащил теплый ковер семейной жизни у нее из-под ног. Действовал он иначе, нежели Дженкс, однако результат получился такой же. Кэтрин возвела стену самозащиты, которая стоит до сего дня. Она такая высокая, что через нее и заглянуть нельзя.

Воля к жизни спасла ее от безумного маньяка и поддерживала в течение четырех суток в лесу штата Огайо. Та же воля спасла ее после развода. Дети нуждались в ней. Друзья верили, что тот самый мужчина поджидает ее где-то рядом. Сама она уже почти потеряла надежду. Возможно, круиз пойдет ей на пользу.

Кэтрин еще глубже погрузилась в воду, она больше не хотела думать о плохом. Через несколько минут тепло ванны подействовало, веки отяжелели, ее стало клонить в сон.


Глава 8 | Смерть в океане | Глава 10