home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

На корме корабля двое наблюдают за пенным следом, оставляемым «Мажестиком» на воде. Луна окрашивает его в опаловый цвет. Человек слева — высокий и стройный, со смуглым лицом и пристальным взглядом карих глаз. Его приятель ниже ростом и более крепкого телосложения. Он облокотился о перила и созерцает воду. Его плечи, кажется, вот-вот выскочат из куртки. Спустя некоторое время он отворачивается от океана и смотрит на шведскую стенку, а потом переводит взгляд на людей, прогуливающихся по палубе. Некоторые кивают ему, однако он не отвечает им, совсем не обращая внимания на тех, кто желает ему доброго вечера. Его приятель все еще стоит лицом к воде и, кажется, разговаривает с самим собой, только это не так. От наушника в его ухе за шею ведет проводок, исчезающий затем в спортивной куртке. Несмотря на теплый вечер, эти двое на палубе надели куртки. У худого к лацкану пиджака прикреплен микрофон. Порывы ветра и плеск воды о корпус судна не позволяют слышать, что он говорит, даже если бы кто-то стоял совсем рядом. Его товарищ меняет диспозицию, становясь между ним и прохожими.


На мостике «Мажестика» штурман смотрит на экран радара и говорит дежурному офицеру, что за ними непрестанно от самого порта Майами следует другой корабль. В настоящее время он находится на расстоянии двух миль. Капитан второго ранга Оуэн Макалистер подходит к радару и смотрит на экран. Ему около шестидесяти лет, и он совершает свой последний вояж, перед тем как уйти на пенсию.

— Что за корабль? — спрашивает он.

— «Звезда Мэри», сэр. Грузовое судно, зарегистрированное в Либерии, — отвечает штурман.

— Они есть в плане?

— Да, сэр. Я позволил себе проверить их. Они идут в Неаполь.

Макалистер пожимает плечами:

— Океан свободен для всех судов. Какое-то время мы будем не одни. Дайте знать, если последует какие-то изменения.

— Есть, сэр.


Худой человек на прогулочной палубе заканчивает разговор и кивает товарищу. Оглянувшись и удостоверившись, что никто не смотрит на них, он вынимает из уха наушник, отсоединяет микрофон от лацкана и кладет их в нагрудный карман. Затем мужчины расстаются и идут по своим каютам, расположенным в противоположных концах лайнера. На палубе прямо над ними сидит в шезлонге третий человек и делает вид, будто читает книгу. Закрывает ее, как только двое внизу удаляются, и также уходит в свою каюту. Все трое заказывают ужин.


Кэтрин лежала на кровати и читала книгу, которую купила в аэропорту. Когда они с Бесс сидели в библиотеке, она заметила на полке два точно таких же экземпляра, однако не сказала об этом подруге. Ванна очень освежила ее — именно то, в чем Кэтрин нуждалась. Теперь она опять чистая и бодрая. Взглянула на часы. Пора одеваться. Кэтрин закрыла книгу и принялась накладывать макияж. Покончив с этим, выбрала приятное темно-зеленое летнее платье, которое Галина упаковала вместе с бусами от Хаскел. Несколько секунд выбирала туфли, отвергла закрытые лодочки, сочтя их слишком формальными, и, наконец, решила надеть босоножки. Смотрятся сексуально, но не чересчур. Слегка подушила шею. Теперь можно идти. Зашла за Бесс, и они вместе отправились на ужин.

Ресторан находился рядом с большой лестницей Пальмового двора. Он один из двух официальных пищеблоков на «Мажестике». Декор помещения напомнил Кэтрин вестибюль отеля «Палас» в Нью-Йорке. Вскоре появился метрдотель, который поцеловал дамам ручки и провел вниз по лестнице к их столику. Сейчас за бортом царила полная темнота, однако он заверил, что в дневное время оттуда открывается чудесный вид.

К удивлению Кэтрин, Джон Дилани уже находился в зале. Напротив него за столом сидели мужчина, женщина и два пожилых джентльмена в рубашках для игры в гольф и блейзерах.

— Я тут ни при чем, — вполголоса проговорила Бесс.

Дилани встал, увидев дам, и поставил для них стулья.

— Спасибо, — поблагодарила Кэтрин.

— Спасибо, — словно эхо повторила Бесс.

— Как мило, — заметила женщина, сидящая напротив. — Если бы все мужчины так поступали. Я Либби Стивенс, а это мой муж Эллис.

— Бесс Доливер, — представилась та, пожимая ей руку. — А это Кэтрин Адамс.

— Привет, — поздоровалась со всеми сразу Кэтрин. Потом улыбнулась и стала пожимать руки присутствующих.

Дилани представился, не вставая с места. Двое других мужчин оказались священниками: преподобный Уильям Келли и отец Джордж Ринольдс. Оба из Нью-Йорка и дружат уже более пятидесяти лет.

— Рада вас снова видеть, — обратилась Кэтрин к Джону.

— Мир тесен, — согласился он. — Мне тоже приятно. Как дела, Бетти?

— Бесс, — поправила она, растягивая слово.

Дилани пристально посмотрел на нее.

— Черт, — проговорил он и вздрогнул, вспомнив, что за столом сидят священники. Извинился.

— Все нормально, сын мой. Мы сейчас не на службе, — сказал отец Ринольдс.

По виду ему хорошо за шестьдесят. Некогда рыжие волосы сейчас стали совсем белыми, и лишь голубые глаза ярко светятся моложавым задором.

— Извините, — обратился Дилани к Бесс, которая улыбнулась и махнула рукой.

— Кэтрин говорит, вы профессор права, — сказала Бесс. — Что именно вы преподаете?

— Свидетельские показания и судебную медицину.

— Странная комбинация, — заметил отец Келли.

— Да уж. Я начал читать лекции всего около десяти лет назад. До этого работал детективом в убойном отделе сорок третьего участка в Нью-Йорке.

— Он вроде бы находится в Бронксе? — спросила Либби. — Я жила там до нашей свадьбы.

— Ну конечно, — заверил ее Дилани.

— Почему вы поменяли род деятельности? — спросила Кэтрин.

— Мне всегда хотелось преподавать в юридическом колледже. Просто временно находился на запасном пути.

— Ваша жена присоединится к нам сегодня вечером? — поинтересовалась Бесс и слегка вскрикнула, после того как Кэтрин лягнула ее под столом.

— Если только сможет доплыть сюда. Мы в разводе уже семь лет. Она вышла замуж во второй раз и живет сейчас в Скотсдейле, штат Аризона.

— Печально, — посочувствовала ему Бесс. — Извините.

Миссис Стивенс согласно кивнула.

Дилани пожал плечами:

— Полагаю, все к лучшему. Теперь мы стали настоящими друзьями.

— А как насчет детей? — не унималась Бесс.

— У меня сын, который в будущем году поступает в колледж в Пенсильвании.

Официант и его помощник принесли булочки с маслом и приняли заказы. Как только они ушли, разговор возобновился. Задавались обычные в таких случаях вопросы о биографиях присутствующих и их впечатлениях о лайнере. Все пришли к общему соглашению, назвав «Мажестик» чудом инженерного дела, технологии и роскоши. Воздержался только отец Келли, любезный худощавый джентльмен с копной седых волос. Он утверждал, что «Королева Мэри» по-своему не менее впечатляющее судно.

Обычно Кэтрин избегала говорить о своей личной жизни, однако тут не сдержалась и упомянула о разводе. Возможно, к этому имело какое-то отношение присутствие за столом Джона Дилани. В любом случае такое заявление было вполне уместно в ходе беседы. Затем она довольно подробно рассказала о своих детях. Джон улыбался и с интересом слушал ее.

Ужин начали с закусок, постепенно добрались до главных блюд, а разговор раздробился и велся в маленьких группах, как обычно случается во время больших сборищ. Джон и Кэтрин с самого начала понравились друг другу. Ей казалось, у него доброе сердце, а на него произвело большое впечатление отсутствие у нее всякой напыщенности. Дилани чем-то интриговал Кэтрин, только она в то время не могла определить, чем именно. Он беззаботный, умный, обладает хорошим чувством юмора. Ей нравились его руки и густые каштановые волосы.

А Дилани нравилось, как Кэтрин откидывает назад голову, заливаясь смехом, и как сверкают ее глаза, когда она дразнит его. Он обнаружил, что ему трудно смотреть налицо Кэтрин. Во время разговора его взгляд постоянно опускался к довольно глубокому вырезу ее платья.

Бесс смеялась в душе и тактично не мешала им беседовать. В какой-то момент ужина Либби Стивенс заметила, что между Дилани и ее мужем есть нечто общее — они оба профессора. Тут же зашла речь о том, какой предмет преподает Эллис. Он объяснил, что работает на кафедре биогенетики в Колумбийском университете.

— Простите мое невежество и объясните, пожалуйста, чем занимаются генетики, доктор Стивенс? — спросил отец Ринольдс. — Или вы предпочитаете, чтобы вас называли «профессор»?

— Я предпочел бы, чтобы меня называли Эллис, отец. Генетики изучают формирование генов. Есть множество различных областей исследования, рассказом о которых я не стану утомлять вас. Моя группа в основном пыталась узнать, как изменение клетки ДНК влияет на ее развитие.

— Это имеет какое-то отношение к созданию новых генов, о чем пишут сейчас газеты? — спросила Бесс.

Стивенс усмехнулся:

— Мне нравится этот термин — «создание новых генов». Звучит как некая покупка в магазине «Закс». Если очень просто, то да. Наш эксперимент сводится к созданию стволовой клетки.

— Что такое стволовая клетка? — поинтересовалась Бесс.

— Это основная клетка тела, — ответил Дилани. — Все начинается с нее, а потом клетки специализируются по разным отраслям. Некоторые образуют мозг, другие сердце и так далее.

— Браво, профессор, — поздравил его Стивенс, хлопая по спине. — Вижу, вы не зря изучали в школе биологию.

— На самом деле я прочитал об этом в журнале «Ньюсуик», — пояснил Дилани, застенчиво улыбаясь.

— Это имеет какое-то отношение к клонированию? — осведомился отец Келли.

Стивенс покачал головой:

— В нашей области знаний есть ученые, которые хотели бы начать исследования в данном направлении, отец, однако я полагаю, что нам надо сначала решить некоторые этические вопросы. Лично я против таких экспериментов. Меня больше интересует терапевтический аспект дела.

— Что ж, ваши слова меня утешили, — задумчиво произнес отец Келли. — Человеческие существа представляют собой гораздо большее, нежели соединение клеток и флюидов.

— Согласен. Вы представляете клонирование гостей шоу Джерри Спрингера? — рассмеялся Стивенс.

Шутка развеселила всех сидящих за столом.

— Я не поняла, что вы имеете в виду под «терапевтическим аспектом», — вступила в разговор Бесс.

— Речь идет о возможности создания новых органов и подросте клеток, пораженных из-за болезни или ранения.

— Вы говорите о новой печени или мозге? — спросил отец Ринольдс.

— Печень мы, может быть, сумеем воспроизвести, однако полный мозг пока нам не под силу. Хотя новые клетки и будут в точности соответствовать старым, надо понять, что они должны содержать специфическую информацию… память… эмоции и переживания, которые делают каждую личность уникальной. Существует огромное количество неврологических связей, поэтому мы подвергнем себя большому риску, если просто вырежем пораженную часть и вставим новые клетки.

— Полностью с вами согласен, — сказал священник. — Мы с Биллом уже на пенсии, но, доложу я вам, эта тема бурно обсуждается в церковных кругах. Только официальное решение еще не принято.

Отец Келли согласно кивнул.

— Они выработают определенную точку зрения после Вселенского собора. Эти ребята очень любят дебаты.

— Либерал, — заметил отец Ринольдс, большим пальцем указав на друга.

Стивенс улыбнулся.

— В научных кругах также идут споры по данному поводу. Существует огромная конкуренция. Все хотят разрабатывать новейшие технологии.

Жена взяла его руку и нежно сжала. Стивенс замолк. В этот время подошел официант и принял заказы на десерт.

— Что вы имеете в виду под конкуренцией, Эллис? — спросила Кэтрин.

— Потенциально новое открытие может привести к созданию миллиардной индустрии, — стал объяснять он. — Население США быстро стареет. В этом нет никаких сомнений. Забота о здоровье выходит на первое место. Страховые компании уже давно поняли, что хирургическое лечение дешевле длительного содержания людей в больницах и частных лечебницах. На деле именно они дают нам гранты на проведение исследований.

— Компания Джека занимается такими делами? — спросила Кэтрин подругу.

— Не думаю. В основном мы продаем патентованные средства.

— Одна из фармацевтических компаний внедрила в этот круиз своего человека, который должен уговорить нас подписать с ним контракт, — заявила Либби. — Можете себе такое представить?

— Вы хотите сказать, что уже заключили с ними соглашение? — спроси Дилани.

Прежде чем дать ответ, Эллис Стивенс некоторое время смотрел на стол. Когда он поднял взор, его лицо расплылось в широкую улыбку. Вот тогда-то Кэтрин и заметила возле его стула кожаный дипломат.


После окончания ужина все разошлись по своим делам. Бесс сказала, что хочет лечь спать пораньше, и подмигнула Кэтрин на прощание. Стивенсы решили прогуляться по палубе, а два священника заявили, что идут на позднее шоу в главном корабельном театре. Кэтрин осталась наедине с Дилани.

— Кажется, все нас бросили, — заметил он.

— Похоже на то, — согласилась она.

— Я хотел попытать счастья в казино. Не желаете пойти со мной?

— Конечно. Там бывает весело.

— Я обычно играю в кости, — объяснил Дилани по дороге. — Но и в картах прилично разбираюсь. Если хотите, могу научить вас играть в блэкджек.

— О, из меня игрок никудышный, Джон.

— Честное слово, я любого могу научить. Я научил игре одного парня с работы, и он выиграл триста долларов в Атлантик-Сити.

— Восхитительно, — проговорила Кэтрин.

— Вот так.

В казино «Мажестика» набилось много народу. Ручейки серебряных монет вытекали из различных автоматов, сопровождаемые световыми вспышками и сиренами, искушая даже обычных прохожих посмотреть на бурное веселье. Все места столов, на которых велись азартные игры, заполняли люди, с напряжением следившие за тем, как упадут кости. В центре зала стояли столы для блэкджека, рулетка и два стола для странной игры «пай-гоу».

Дилани и Кэтрин посмотрели друг на друга и обменялись улыбками.

— Во что будете играть? — спросила она.

— Я хотел бы показать вам некоторые азартные игры, если найдем свободное место. Я не такой уж заядлый игрок — в основном ставлю по маленькой.

— Не знала, что здесь разрешают играть на никели и четвертаки, — заметила Кэтрин. — У меня в сумке полно мелочи.

Дилани рассмеялся.

— Я имел в виду доллары — пятерки и четвертные. Красные фишки означают пять долларов, а зеленые — двадцать пять.

— А, понимаю. Лучше я сначала посмотрю на вашу игру.

— Конечно. Видите, вон там парень покидает стол.

Дилани быстро пересек зал, занял свободное место, а потом махнул Кэтрин, подзывая ее к себе. Она сделала глубокий вздох и пошла к нему.

— Простите меня, — извинился он. — Не хотел бросать вас на полуфразе, только здесь иногда надо быть очень шустрым.

— Ничего. Мужчины должны вести себя по-мужски.

Дилани улыбнулся ей.

— Если вы приглядитесь, то увидите, что обе половины стола являются зеркальными отражениями друг друга.

— Это сбивает с толку.

В течение следующих нескольких минут Дилани объяснял Кэтрин основные правила игры. Он положил на стол двести долларов в двадцатках, и один из дилеров дал ему кучу зеленых и красных фишек.

— Каждая из этих фишек представляет собой кого-то, кто делает ставку, — объяснил он.

— Понятно.

На самом деле Кэтрин уже разобралась в шаблоне стола и в схеме ставок. А Дилани, судя по всему, получал удовольствие от своих объяснений, поэтому она помалкивала и разыгрывала из себя наивную дамочку.

— Кости бросаются, и тогда каждый получает свои, — объяснил он. Затем повернулся к стоящему рядом с ним человеку и сказал: — Послушайте, не могли бы вы немного подвинуться и уступить место леди?

Человек посторонился, не отрывая глаз от выреза платья Кэтрин. Она поправила верх своего наряда и втиснулась между мужчинами.

Игрок, стоящий рядом с Дилани, был темноволосым мужчиной с бриллиантовым «Ролексом» на руке и золотой цепью на шее. Он сделал несколько пасов, прежде чем у него выпала семерка. Потом наступила очередь Дилани. Он сделал ставку в пять долларов и осторожно взял две кости из шести с таким видом, как будто выбор носил научный характер. Потряс их несколько раз, затем вдруг остановился и посмотрел на Кэтрин.

— Вы уверены, что никогда ранее не играли в эту игру? — спросил он.

— Определенно. Я несколько раз наблюдала за игрой мужа, только он, кажется, проигрывал.

Лицо Дилани оживилось, и он протянул кости Кэтрин.

— О Боже, Джон, я не могу, — колебалась она. — Не хочу, чтобы вы теряли деньги.

— Бросайте, леди. Кости мерзнут! — крикнул мужчина в конце стола.

— Давайте, Кэт, у вас получится, — настаивал Дилани. — Новичкам везет, все это знают.

Кэтрин сдалась и взяла кости в руки.

— Хорошо, только не говорите потом, что я вас не предупреждала.

— Послушайте, приятель, вы сказали, что дама в первый раз бросает кости? — обратился к Дилани человек, сидевший слева от Кэтрин, как бы не замечая ее, стоявшую рядом с ним.

Дилани кивнул, и через пять секунд все ставки на столе удвоились.

— Почему он не спросил меня? — осведомилась Кэтрин.

— Бросайте кости, — попросил ее Дилани шепотом.

— Теперь бросает дама, — объявил крупье.

Она потрясла кости несколько раз, как это делал у нее на глазах Джон, и бросила на стол. Кубики подпрыгнули и замерли. Один показывал шесть, остальные — по одному.

— Одиннадцать, — объявил крупье.

Мужчины аплодировали, а парень в ковбойской шляпе, стоящий справа через три человека от нее, воскликнул:

— Вот это девушка!

Крупье сгреб кости и передал их Кэтрин.

— Вы хотите, чтобы я опять бросила? — спросила она.

— Конечно, — просиял Дилани.

Кэтрин вздохнула, взяла две кости… и получила две семерки. На этот раз аплодисменты сопровождались одобрительными восклицаниями, что повторилось и в следующий раз, когда опять выпали семерки. В пятый раз кости показали шестерку. Крупье передвинул пластиковую шайбу к соответствующему номеру на столе.

— Шестерка является очком, — сказал он. — Удачи, дама.

— Легкое очко, — крикнул кто-то.

После девяти или десяти бросков выпали все номера, кроме шестерки, а когда она наконец появилась, вновь раздались одобрительные возгласы. Игрок, стоящий рядом с Кэтрин, погладил ее по спине и проговорил:

— В будущем держи марку, сестренка.

Постепенно зеленые фишки стали преобладать над красными. Кэтрин заметила, что на столе стало появляться большое количество черных фишек, а это означало, что некоторые люди уже ставят на сотни. Она взглянула на ставку Дилани. Он выложил пятьдесят долларов на основную ставку и поставил еще семьдесят пять на номера пять, шесть и восемь.

В течение последующего получаса она сохраняла кости, делая пас за пасом под крики и аплодисменты присутствующих. Возгласы одобрения стали такими громкими, что к ним подошли люди от других столов, чтобы посмотреть на ажиотаж. Хотя Кэтрин сама не поставила ни одного доллара, ее также захватило всеобщее возбуждение. В итоге она добилась семерки. Раздался общий стон, когда дилеры сгребали деньги игроков.

Крепкий мужчина, который пытался заглянуть в глубь ее декольте, повернулся к ней и проговорил:

— Чертовски хорошо бросили, сестренка. Просто здорово. Теперь поосторожней.

Несколько других мужчин обратились к ней с подобными словами. Когда Дилани и его спутница собрались уходить, их остановил парень в ковбойской шляпе. Он подошел к Кэтрин и пожал руку.

— Спасибо, дамочка, — поблагодарил он ее и протянул три черные фишки.

— Зачем вы это делаете?

— Вы хорошо потрудились. Я только делал ставки и выигрывал благодаря вам. Разрешите сказать, что я видел немало умелых рук, только вы круче всех.

— Приятно слышать, — ответила Кэтрин, — но я не могу принять от вас деньги.

— Все по-честному, — возразил он, поднимая вверх руки. — Послушайте… у вас получилось просто великолепно. Если вам не нужны деньги, купите мужу пижаму.

Кэтрин открыла рот, чтобы протестовать вновь, однако парень не хотел ее слушать. Наконец она сдалась, поблагодарила его и опустила фишки в сумочку.

— Мне пригодилась бы пижама, — заметил Дилани, нежно пожимая ее плечо.

Кэтрин, удивляясь сама себе, не протестовала и не отстранилась.

— Непохоже, что вы носите пижамы.

Дилани как-то странно посмотрел на нее.

— Разве? Может, я куплю вам что-нибудь выпить и мы поговорим на эту тему? Я нашел очень милый бар на палубе «Викинг».

— Конечно, — согласилась Кэтрин. — Вам, кажется, повезло в игре?

Дилани открыл ладонь, на которой лежали восемь черных фишек и три зеленых.

— Вы выиграли восемьсот семьдесят пять долларов! — удивилась она.

— Полагаю, могу себе позволить угостить вас.


Глава 9 | Смерть в океане | Глава 11