home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 21

Каюта капитана Джеймса Блейлока по прозвищу Тиф поразила Кэтрин. Она увидела роскошную гостиную, на полу которой лежал толстый голубой ворсистый ковер. В дальнем конце комнаты стоял диван, а напротив него два удобных стула. Большой плазменный телевизор висел на стене. На противоположной стороне находились книжные полки. Перед ними — французский письменный стол с верхом из черной кожи и бронзовыми гнутыми инкрустированными ножками. Капитану слегка за пятьдесят, он атлетически сложен, голова брита наголо. Карие глаза и сильная челюстная линия говорят об интеллекте.

— Миссис Адамс, я Джеймс Блейлок, — проговорил он, протягивая руку.

— Приятно с вами познакомиться, капитан, — ответила Кэтрин. — Это Джон Дилани и офицер Эд Нельмс. Не знаю, в каком вы звании, мистер Нельмс, — добавила она.

— Я лейтенант, мэм.

Дилани пожал руку капитану, а Нельмс отдал честь.

— Добро пожаловать на борт «Теодора Рузвельта», — приветствовал их Блейлок. — Весьма сожалею, что мы встречаемся при столь печальных обстоятельствах. Проходите и садитесь, пожалуйста. Мы только что говорили о вас с капитаном Баррони. Могу я предложить вам что-нибудь выпить?

— Я бы предпочла диетическую колу, — сказала Кэтрин.

Дилани попросил пива, а Нельмс довольствовался стаканом воды.

Блейлок нажал кнопку интеркома. Тотчас в комнату вошел ординарец, принял заказ и вышел. Вернулся через несколько минуте подносом, на котором стояли напитки.

Тигр Блейлок сел на край стола и сигарой указал в сторону Баррони:

— Капитан Баррони только что проинформировал меня относительно происшествий на лайнере. Извините меня, — прервался он, дотягиваясь рукой до пепельницы.

— Не надо гасить, — обратилась к нему Кэтрин. — Мне нравится запах хороших сигар. Вы курите «Фуэнтес», не так ли?

Брови Блейлока поползли вверх. Он взглянул на Баррони.

— Правильно, — ответил капитан, удивленный замечанием Кэтрин. — У меня есть друг на британском ракетоносце, который время от времени присылает мне коробку. Приходится прятать сигары от жены. Последние пять лет она настаивает, чтобы я бросил курить. Команда предупреждает меня, как только она появляется на борту с целью произвести внезапную инспекцию.

На сей раз улыбнулась Кэтрин. Ей на самом деле нравился запах табака, и она никогда не возражала, если мужчины курили в ее присутствии. В наше время такое отношение к курению не очень-то приветствуется.

— Спасибо, что спасли нас, капитан.

— Рад стараться, мэм. Примите мои искренние соболезнования, если вы потеряли кого-то из близких в этой трагедии.

— Я никого не потеряла, — сказала Кэтрин, — но куда-то пропала моя лучшая подруга, Элизабет Доливер. Она была вместе с дамой по имени Либби Стивенс, женой Эллиса Стивенса, того самого, которого убили. На другом корабле их нет, и мне хотелось бы удостовериться, что они живы и здоровы.

— Уверен, что так оно и есть. Скотт, наведите справки о друзьях миссис Адамс.

— Разумеется, — ответил Уордлоу. — Если они у нас, мы найдем их. Опишите, как они выглядят.

— Бесс моя ровесница и на дюйм выше меня. Брюнетка, симпатичная, носит джинсы, белый свитер и серую ветровку. На Либби брючный костюм… насколько я помню, темно-синий. Ей лет пятьдесят пять… черные волосы с небольшой сединой.

— Проблем не будет, — заверил ее Уордлоу. Встал, отдал честь капитанам и вышел из каюты.

— Большое спасибо, — поблагодарила Кэтрин капитана.

— Это все, что я могу для вас сделать. Вы, ребята, многое перенесли. Капитан Баррони проинформировал меня о том, что видели вы и мистер Нельмс, однако я хотел бы услышать от вас подробности. Если не возражаете, мы запишем ваш рассказ.

— Меня это устраивает.

Блейлок нажал на кнопку своего интеркома.

— Управление, пришлите ко мне Мартинеса.

Последовала короткая пауза, а затем раздался стук в дверь. Вошел похожий на испанца хрупкий молодой человек с магнитофоном и желтым блокнотом в руках.

Блейлок представил присутствующим Рауля Мартинеса. Капитан объяснил, что Мартинес является его секретарем и владеет стенографией. Он будет записывать все сказанное в этой комнате. Никто не возражал.

Кэтрин в течение нескольких минут изложила свою историю. В ходе рассказа она сообщила о своей работе в качестве адвоката и о Беннете Уильямсе, чье дело рассматривалось в суде пятнадцать лет назад.

— Итак, вы не имели понятия, кто этот человек, увидев его на лайнере? — спросил Блейлок.

— Его лицо показалось мне знакомым. И только позже, когда мы находились в спасательной шлюпке, я вспомнила, где мы встречались с ним.

— А что навело вас на такую мысль?

Кэтрин пожала плечами:

— Не знаю. Иногда со мной случаются подобные озарения.

— Понятно. Таким образом, отправившись на поиски Стивенса, — продолжал Блейлок, заглядывая в свои записи, — вы нашли дверь закрытой, взломали замок и увидели, что этот человек убит.

— Правильно.

— Почему вы решили обратиться к лейтенанту Нельмсу? — спросил капитан Баррони, заговорив впервые за все время.

— Он был первым офицером, которого я увидела. Они с напарником пытались погасить пожар в коридоре, и я решила, что неплохо бы иметь свидетеля, на случай если мы потонем и все такое.

Тигр Блейлок покачал головой и повернулся к капитану Баррони:

— Вы считаете, что ваш корабль еще может находиться на плаву, капитан?

— Это под вопросом, — ответил Баррони. — Полагаю, какое-то время судно еще может продержаться на воде, но не могу сказать, как долго. В результате двух взрывов образовались две большие пробоины ниже ватерлинии. К тому же поврежден радар, так что способность к маневрированию теперь крайне ограничена. Можно задействовать лишь носовые двигатели малой тяги. Если море начнет волноваться…

Тигр Блейлок понял намек и кивнул.

— Сработала ли автоматическая насосная система? — спросил он.

— Она работала, однако невозможно было откачивать поступающую воду во всем объеме.

— Вы уверены, что на корабле совершена диверсия?

— Я в этом не сомневаюсь, сэр, — ответил Баррони.

— Согласен, — присоединился к нему Ла Рокка.

— Присоединяюсь, — поддержал их Эд Нельмс.

Блейлок открыл рот, чтобы сказать что-то еще, однако на столе перед ним зажужжал интерком.

— Капитан, говорит радиорубка, — раздался голос. — У меня сообщение для капитана Баррони.

— Вы хотите услышать его лично? — спросил Блейлок.

Баррони покачал головой.

— Говорите, радиорубка. Капитан Баррони сидит передо мной.

— Ваша компания предлагает послать к вам спасательное буксирное судно из Бетесды, штат Мэриленд, которое отправится сюда на всех парах. Они предполагают прибыть завтра в три часа утра. К вам также посланы еще два корабля. Вы должны принять все меры для обеспечения безопасности пассажиров. Им нужно также в ближайшее время знать количество пострадавших и имена всех погибших.

— Спасибо, — проговорил Баррони. — С позволения капитана «Теодора Рузвельта» передайте моей компании, что я получил сообщение и вскоре проинформирую их.

— Я не возражаю, — заметил Блейлок.

Они оба являлись капитанами и формально находились в одинаковом звании, тем не менее Баррони следовал принятому морскому протоколу и спрашивал разрешение у хозяина авианосца, на котором находился как гость.

— Не знаю, как вы, капитан, — продолжал Баррони, — но я хотел бы взглянуть на тело Эллиса Стивенса. Надо бы также убедиться в том, что ваши люди нашли Беннета Уильямса.

— Я хотел предложить вам то же самое.

— Если у вас тут есть фотограф или просто человек с фотоаппаратом, было бы неплохо сделать несколько снимков. Со временем власти захотят посмотреть на них, — заявил Дилани.

Он впервые открыл рот с тех пор, как они попали сюда. Все повернулись к нему.

— В этом есть смысл, — согласился Блейлок. — Вы будете мистер Адамс?

— Пока нет, — ответил он. — Меня зовут Джон Дилани.

Блейлок нахмурился и вновь склонился над записями.

— Простите. Мне казалось, что вы муж и жена. У меня тут стоит «профессор права» возле имени миссис Адамс.

— Джон — профессор, — поправила Кэтрин, — а я просто скромный адвокат в разводе.

— Вас понял, — сказал Блейлок, что-то помечая в бумагах. — Извините за ошибку.

— Ничего. Мы с Кэт размышляли над тем, как назвать наших детей, когда началась вся эта передряга.

Блейлок улыбнулся шутке.

— Вот почему он называет вас Кэт.

— Ну да, — согласилась Кэтрин. — К Джону надо привыкнуть. Однако мне кажется, он прав в отношении снимков. Кстати, он не счел нужным упомянуть, что служил детективом в убойном отделе, прежде чем стал юристом.

Блейлок окинул Дилани пристальным взглядом.

— Хорошо, — кивнул он наконец. — Вы хотите пойти с нами, миссис Адамс, или останетесь здесь?

— Пойду, — ответила Кэтрин, хотя менее всего ей хотелось этого. Она боялась, что ужасные воспоминания вновь воскреснут в ее памяти.

— А вы, мистер Дилани? Вы гражданский человек, и я не могу вам приказывать, однако полагаю, что ваша экспертная оценка будет много значить. Все, разумеется, на добровольной основе.

— Помню, отец не советовал мне идти добровольцем на флот. Но я с радостью пойду. Мне хочется призвать этих парней к ответственности.

— Парней? — спросил Блейлок, выражение лица которого вдруг утратило свою доброжелательность.

— Это всего лишь предположение, капитан. Однако если верить слухам о том, что шланги были порезаны и противопожарная система выведена из строя, тогда есть все основания считать, что Уильямс действовал не один. При условии, конечно, что диверсия — дело его рук.

Капитаны переглянулись, затем одновременно встали и направились к двери.


Глава 20 | Смерть в океане | Глава 22