home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 23

Матрос накинул одеяло на плечи Кэтрин, как только она ступила на борт авианосца. Ее отвели в каюту и дали смену белья. В составе экипажа корабля находились пять тысяч мужчин и женщин. С прибытием еще тысячи человек тут стало тесновато. Другая тысяча бывших пассажиров «Мажестика» разместилась на «Звезде Мэри», которая дрейфовала на расстоянии нескольких сотен ярдов от «Рузвельта». Член экипажа, женщина по имени Роберта Санчес, проводила Кэтрин в общественную столовую, или камбуз. Роберта оказалась родом из Майами, во флот пошла после года обучения в колледже.

— Я плохо училась, так что решила пару лет как следует попахать, полагая, что это пойдет мне на пользу, — говорила она. — Все вышло не так уже плохо: я приобрела специальность авиамеханика. После демобилизации смогу устроиться на какую-нибудь гражданскую авиалинию.

Роберта — ровесница дочери Кэтрин, которая после такой встречи вспомнила, что надо оповестить близких о том, что с ней все в порядке. Роберта подсказала, где находится центр связи.

Только съев первый кусок сандвича, Кэтрин поняла, насколько голодна, и моментально уничтожила всю тарелку с едой, стоявшую перед ней. Роберта сидела рядом и с восхищением наблюдала за тем, как Кэтрин потягивает кофе, обхватив руками дымящуюся кружку. Она с наслаждением ощущала пальцами тепло. В столовой находились другие спасшиеся пассажиры, некоторых из которых она узнала.

Кэтрин пила кофе и посматривала по сторонам, надеясь увидеть Бесс или Либби, однако они так и не появились. Чем больше она думала о них, тем сильнее росло ее беспокойство. Наконец она попросила Роберту осведомиться у первого помощника капитана о ее друзьях.

— Без проблем, мэм. Сейчас схожу. Уверена, что у них все нормально.

После ухода Роберты Кэтрин окинула взглядом зал, ища глазами Дилани. Его тоже не видно. Она совсем расстроилась, так как хотела, чтобы он находился рядом.

Типичный мужчина, размышляла она. Когда в них возникает нужда, они обязательно куда-то пропадают.

Кэтрин уже начала привыкать к исходящему от Дилани чувству уверенности. С ним она ничего не боялась. Вспомнила, как вся затрепетала, когда он обнял ее в тот вечер накануне гибели «Мажестика». Давно уж она не позволяла себе роскошь ощущения таких эмоций и просто не знала, что с ними делать. Она хотела рассказать ему о своем прошлом и преследующих ее ночных кошмарах, однако все никак не могла решиться. Кэтрин опасалась разрушить их отношения, которые только еще начали оформляться. И тем не менее ей хотелось открыться и довериться ему…

«Все так хреново», — сказала она самой себе.

В ее сознании конкурировали между собой несколько жгучих тем. Многое из произошедшего просто не имело никакого смысла. Да, Беннет Уильямс был агрессивным юношей. Она всей душой ненавидела таких типов. Высокомерный и самоуверенный, он не колеблясь сжег шестерых человек в женской клинике Арлингтона пятнадцать лет назад. Но зачем ему убивать Эллиса Стивенса? Существует возможность кражи, только она как-то не очень вписывается в данный контекст.

Если вы крадете что-то, то, значит, нуждаетесь в каких-то вещах и не собираетесь после этого совершать самоубийство.

Через пятнадцать минут вернулась Роберта, ведя за собой Бесс Доливер.

Как только Бесс заметила Кэтрин, она закричала, бросилась к ней через весь камбуз и сердечно обняла.

— Слава Богу, что с тобой ничего не случилось, — говорила Кэтрин. — Я уже черт знает какие ужасы представляла. А где Либби? Она…

— Ей рассказали об Эллисе, — тихим голосом ответила Бесс.

Лицо Кэтрин исказила гримаса.

— Как она восприняла эту новость?

— А как ты думаешь? С ней случилась истерика, и теперь ей дают успокоительное.

— Господи…

— Хорошей новостью является то, что арестован этот негодяй Уильямс.

— В самом деле?

— Агенты службы безопасности авианосца схватили подонка и надели на него наручники. Он сейчас орет там в камере. Говорит, что подаст на них в суд.

— Отлично, — заключила Кэтрин. — Пусть попробует.

— Извините, что перебиваю, мэм, — обратилась к ней Роберта, — но капитан Блейлок просит вас пройти в его каюту.

— Что? Ну конечно. Ничего, если Бесс пойдет со мной? Кстати, это Бесс Доливер… Роберта Санчес.

— Мы уже познакомились. Да, капитан хотел бы видеть вас обеих.

— Я пойду только при одном условии… если вы перестанете называть меня «мэм». Мое имя Кэтрин.

— Да, мэм… то есть, простите, Кэтрин, — улыбнулась Роберта.

— Отлично. Ведите нас, матрос.

— В каком вы звании? — спросила Бесс по дороге к лифтам.

— На флоте у нас не звания, а классы, мэм. Я матрос класса И-3, и у меня есть профессия — авиамеханик, или AM.

— Круто. Между прочим, меня зовут Бесс. Я ровесница Кэтрин, так что можете тоже обходиться без «мэм», обращаясь ко мне. А то я прямо бабушкой себя чувствую.

— Хорошо, — согласилась Роберта, — только при капитане или старших офицерах я все равно должна соблюдать дисциплину. Так нас учат на флоте. Как говорится, устав есть устав.

Дилани уже ждал их в каюте капитана. Там же находились Мариус Баррони, его первый помощник Тони Ла Рокка и Скотт Уордлоу, с которым Кэтрин уже встречалась. По пути наверх Роберта проинформировала их о том, кто есть кто в экипаже. Оказалось, что Уордлоу — старший помощник командира и формально второе лицо на судне. Кэтрин также узнала Рауля Мартинеса, молодого матроса-стенографиста. Присутствовал также неизвестный ей человек в черной морской форме, с золотыми листьями на фуражке. Она сразу же решила, что он юрист.

Отпустив Роберту Санчес, капитан Блейлок попросил всех сесть. Подождал, пока закроется дверь, и представил Джоэла Кинкейда, стройного мужчину в возрасте около сорока лет. У него серые глаза, выдающийся нос и каштановые волосы. Блейлок объяснил, что он работает в Центральном военно-морском юридическом управлении.

— Может быть, вы продолжите, мистер Кинкейд? — обратился он к нему.

— Да, сэр. Как мне кажется, мы столкнулись с разнообразными проблемами, первой из которых является, кто здесь уполномочен выступать от лица правосудия.

— Эллис Стивенс этому очень порадовался бы, — заметил Дилани.

Кинкейд повернулся к нему:

— Я говорю совершенно серьезно, мистер Дилани. Дело-то совсем не шуточное. Капитан Блейлок попросил меня присутствовать на собрании, потому что в происшествии замешано несколько суверенных стран и мы, по-видимому, имеем дело с убийством.

— По-видимому? Черт возьми, а я думал, что тут произошло самоубийство. Давайте посчитаем, сколько выстрелов было произведено. — Дилани начал загибать пальцы.

— Хорошо, предложение принято. Мы имеем дело с убийством. Тем не менее остается верным мое утверждение о том, что несколько стран имеют право вести здесь расследование. Вы ведь юрист и должны понимать ситуацию. Начать с того, что «Мажестик» зарегистрирован в Италии. Покойный был американским гражданином, да и Уильямс тоже — при условии, что ему будут предъявлены обвинения. В настоящий момент он лишь задержан для допроса. Мы находимся на военном судне Соединенных Штатов Америки, так что должны подчиняться законам военного правосудия.

— Что это значит? — спросила Кэтрин.

— Это предоставляет нам право выбора, — ответил Кинкейд. — В нашем распоряжении три варианта. Можно сдать Уильямса властям в Штатах, можно передать его итальянской полиции или Интерполу — в зависимости от того, кто первым прибудет сюда, — и мы можем освободить его. Последнее решение должен принять капитан, коль он решит, что нет вероятной причины совершения преступления. Представители итальянского правительства уже связывались с нами, и вы можете представить, какова их позиция. Они хотят заполучить Уильямса. Председатель военно-морского юридического центра, президент и Генеральный прокурор встречаются в Вашингтоне в данный момент, чтобы определиться по поводу требований итальянцев.

— Разве у капитана Баррони нет права голоса по данному вопросу? — спросила Бесс.

Мариус Баррони покачал головой.

— Если бы мое судно все еще находилось на плаву, тогда я бы заправлял этим делом. Капитан Блейлок является хозяином корабля, и его экипаж принял большинство наших пассажиров из океана во время спасательных операций.

— Спасательных операций? — повторил Дилани.

— Моя запись в вахтенном журнале свидетельствует о том, что «Мажестик» потонул, а корабли военно-морского флота США пытались его спасти.

— Не понимаю, — проговорила Бесс.

— Капитан Баррони сделал такое заявление с целью укрепить наши права на удержание Уильямса, — объяснил Кинкейд.

— Если итальянские власти наложат на него свои лапы, он предстанет перед судом лишь через пять лет, — добавил Баррони. — В случае же если Уильямса передадут Интерполу, они повезут его в Женеву, чтобы судить Международным судом и…

— У швейцарцев нет смертной казни, — прервала его Кэтрин.

— Совершенно верно, миссис Адамс, — согласился Кинкейд.

Кэтрин перевела взгляд с Кинкейда на Баррони, который поднял вверх брови и натянуто улыбнулся ей. Потом несколько подался вперед.

— Погибли девятьсот пассажиров, миссис Адамс. Я хочу, чтобы человек, ответственный за такое преступление, получил по заслугам. Меня не устроит, если он до конца своих дней будет мастерить номера для автомобилей.

Впервые за все время их знакомства Кэтрин не увидела на лице Баррони той приятности, к которой она так привыкла. Теперь вид у него был довольно грозный.

Дилани откинулся на стуле.

— Примите мои извинения, — обратился он к Кинкейду.

— Хороший человек, — заметил Блейлок. — Если все получится как надо, этот сукин сын не только…

Голос капитана затих, и все вдруг обратили взоры в сторону Рауля Мартинеса, который записывал их разговор.

Наступило молчание.

Мартинес вздрогнул, оторвал взгляд от своих записей и прищурился.

— Простите, капитан. Мой карандаш сломался. Я не записал ваши последние слова.

— Жаль, — укорил его Блейлок. — В следующий раз готовьтесь лучше, матрос.

— Есть, сэр.

— Я намерен созвать… как это называется, черт его подери? — обратился Блейлок к Кинкейду.

— Ну да, следственную комиссию, дабы определить вероятную причину преступления. На палубе Б есть конференц-зал, которым мы можем воспользоваться. Сюда прибудет капитан Кардуэл со «Звезды Мэри». Тогда в совете будет, как и положено, три старших офицера. Джоэл даст вам краткое изложение того, что там должно произойти.

— Мне известно, что мистер Дилани и миссис Адамс юристы, — начал Кинкейд, — однако военные следственные комиссии несколько отличаются о того, к чему вы привыкли. Вы здесь находитесь на положении свидетелей и никого не представляете. Понятно, что вы не вправе возражать и не должны предлагать никакой добавочной информации, как бы ни хотели это сделать. Ясно?

— Да, — ответила Кэтрин.

Дилани кивнул.

— Миссис Доливер, я так понимаю, что вы стали свидетельницей неких трений между покойным и обвиняемым. Верно?

— Если вы имеете в виду ту ссору между Эллисом Стивенсом и этим человеком — то да.

— Именно это я хотел узнать.

— Да… что-то в этом роде.

— Понятно, — вмешался Кинкейд. — Иногда юристу нужно разжевать и в рот положить некоторые сведения.

— Проблема в том, — говорила Бесс, — что я ничего не знаю о Беннете Уильямсе. Я один раз видела этого человека в буфете и совсем недавно — при аресте, только и тогда не очень его рассмотрела: по большей части он прятал лицо.

— Я как раз об этом и хотел сказать. Вы сможете вновь узнать его?

Бесс наморщила лоб и задумалась.

— Конечно… думаю, да.

— Отлично. Вас вызовут в качестве свидетельницы. Как только начнется слушание дела, я попрошу вас произвести опознание.

— Вы планируете провести идентификацию личности путем опознания? — спросил Дилани.

— Кодекс военно-морского флота предусматривает иные процедуры, чем те, которые приняты в большинстве штатов. При определении вероятной причины нам требуется всего лишь установить личность предполагаемого преступника. В опознании нет необходимости. Разумеется, нам придется изолировать свидетелей до вызова в суд.

— Что вы собираетесь делать со мной? — встревожилась Бесс.

— Под изоляцией мы понимаем такое положение, когда вы не сможете войти в зал, где слушается дело, до тех пор пока там даются показания. Принимая во внимание наличие у нас других свидетельств, данная процедура не займет много времени. Дело довольно крепкое — по крайней мере на этой стадии.

— Уильямсу дадут адвоката? — спросила Кэтрин.

— Мой коллега, Джейсон Снеллинг, будет представлять интересы мистера Уильямса. Джейсон умный и агрессивный, однако ввиду прошлого мистера Уильямса и того обстоятельства, что в его каюте найден пистолет, мы легко сможем довести дело до суда. На заседании будет присутствовать также консультант по правовым вопросам для улаживания всяких формальных проблем, если таковые возникнут.

— Вы понимаете, что у нас могут появиться трудности из-за того, что мы не извлекли пули из тела убитого, — заметил Дилани.

— Верно, — согласился Кинкейд. — К сожалению, придется довольствоваться тем, что мы пока имеем.

— Хитро сказано, — поморщился Дилани.

Кинкейд проигнорировал это замечание и опять обратился к Бесс:

— Может быть, припомните еще какие-то полезные нам факты?

— Эллис Стивенс сообщил нам о том, что какая-то компания, производящая лекарства, послала в круиз своего человека, который пристает к нему по поводу продажи его изобретения.

— Изобретения?

— Возможно, я путаюсь в терминах… Кэт, помоги мне, пожалуйста. Речь шла о мозге и генах.

— Он говорил о стволовых клетках, — вступила в разговор Кэтрин. — За ужином в первый вечер круиза доктор Стивенс сообщил нам о том, что его группа в Колумбийском университете недавно совершила прорыв в области выращивания стволовых клеток. Как я поняла, в их распоряжении оказались базисные ячейки, и теперь они могут выращивать… сердце… почку… да все, что угодно.

— Именно это он и сказал, — подтвердила Бесс.

Блейлок и Кинкейд обменялись взглядами и сделали записи в блокнотах.

— Говорил ли доктор Стивенс о том, что ему досаждает Уильямс? — спросил Кинкейд.

— Нет, — ответила Бесс. — Такого я не помню.

— Можно ли узнать, кто является работодателем Беннета Уильямса? — осведомилась Кэтрин.

Ответил Баррони:

— Если мне удастся связаться с главным офисом моей компании, они могут сообщить мне такую информацию.

— Скотт, отведите капитана Баррони в центр связи и попробуйте соединить его с нужной инстанцией. Где находится их штаб-квартира, капитан?

— Компания базируется в Риме, однако главный офис корпорации расположен в Нью-Йорке.

— Что ж, сейчас там одиннадцать утра, — сказал Блейлок, посмотрев на часы. — Полагаю, они уже проснулись.

— Когда будете говорить с ними, спросите, могут ли они прислать нам по факсу копию всей доступной информации, — обратился к Баррони Кинкейд.

— Можно ли будет использовать ее в качестве свидетельства? — осведомилась Кэтрин.

— Хороший вопрос, миссис Адамс. Капитан, если я пойду с капитаном Баррони и мистером Уордлоу, то смогу продиктовать его людям необходимые формальные термины, которые они смогут использовать, так чтобы к нам не смогли ни в чем придраться.

Блейлок кивнул, ответил на салют Джоэла Кинкейда и встал.

— Очень хорошо. Соберемся через час. Мистер Мартинес покажет гостям, как можно пройти в конференц-зал.


Глава 22 | Смерть в океане | Глава 24