home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 26

Судно «Исследователь океана» прибыло через двадцать четыре часа с целью взять пассажиров со «Звезды Мэри» и «Теодора Рузвельта». Прибытие еще одного круизного корабля, «Принцесса меридиана», ожидалось на следующий день. Дилани, Бесс и Кэтрин находились в последней группе отправки, ибо итальянские власти пригласили их в Геную для дачи свидетельских показаний, касающихся ужасной трагедии. Их заверили, что вся процедура займет менее недели. Итальянцы сопроводили требование тремя международными повестками. После дачи показаний круизная компания обещала отправить их домой самолетом. Передавший послание посол США дал понять, что итальянские и американские власти заинтересованы в их сотрудничестве. Таким образом, у них не оставалось другого выбора, как только согласиться.

Приблизительно шестьдесят процентов людей, отправившихся в круиз на «Мажестике», отбыли назад в Майами на «Исследователе». Многие из них потеряли близких или до того расстроились, что не могли продолжать путешествие, так хорошо начавшееся три дня назад. Остальные пассажиры согласились плыть на «Принцессе меридиана». Экипаж «Теодора Рузвельта» изо всех сил старался проявлять гостеприимство, однако случившееся несчастье нависало над ним словно темная туча. После того как «Звезда Мэри» передала последних пассажиров авианосцу, она издала три долгих гудка и взяла курс не Геную.

Внезапный людской приток столь переполнил «Рузвельт», что главному инженеру пришлось переставить самолеты, с тем чтобы более равномерно перераспределить тяжесть. Делалось все возможное в данных обстоятельствах.

Со своей стороны Кэтрин хотела покинуть корабль как можно быстрее. И только телефонный разговор с детьми, который по своей доброте организовал Скотт Уордлоу, несколько успокоил ее. По счастливому стечению обстоятельств, позвонив на квартиру Элли, она также застала там своего сына Джеймса. Они как раз ужинали. Несмотря на горестные события, дочь настаивала на том, чтобы Кэтрин не прерывала отпуск и попробовала отдохнуть как следует. Джеймс соглашался с сестрой.

— Если ты застрянешь в Италии, мама, отлично проведи там время, — говорила Элли. — Ты ведь так давно никуда не ездила.

— Мне как-то больше не хочется веселиться.

— Кроме того, — продолжала Элли, — Бесс говорит, что ты встретила там красивого мужчину.

— Бесс?

— Она звонила и сообщила нам, что ты прямо рвешься домой.

— Бесс Доливер звонила вам?

— Это секрет, — вступил в разговор Джеймс. — Но Элли права. Тебе надо хорошенько расслабиться. У нас тут все отлично. Мы сдаем экзамены, так что не сможем при всем желании проводить с тобой время.

— А как же Зак? — спросила Кэтрин. — Я должна буду прилететь домой на следующей неделе.

— У Зака все нормально, — ответил Джеймс. — Он получил твой е-мейл и в курсе всех новостей. Ему хочется побыть у папы еще несколько дней.

— Представляю, как отнесутся к этому твой отец и Кимберли.

— Ее зовут Кендра, — проворчал Джеймс.

— Да какая разница.

Хирург, специалист по операциям на сердце, женился в четвертый раз, и Кэтрин уже запуталась во всех его женах.

— Зак становится крутым, — продолжал Джеймс, меняя тему разговора. — Я разговаривал с ним по телефону и спросил, не возникнет ли у него проблем, если ты задержишься. Он ответил, что все уже улажено.

— В самом деле?

— Ну да, — подтвердила Элли. — Я тоже поболтала с папой, и он… похоже, удивлен. По его словам, Зак заявил напрямую, что будет жить у них, пока ты не вернешься. А потом попросил отца подбросить его до школы в понедельник на полчаса раньше.

— Вот это да! — воскликнула Кэтрин, восхищенная своим шестнадцатилетним сыном. — А что сказала Ким… то есть Кендра?

— Ничего, — ответила Элли. — Думаю, их так удивило поведение Зака, что они не стали возражать и сразу сдались. Да и большого выбора у них не имелось, принимая во внимание то обстоятельство, что ты все еще плывешь по океану.

— Я могу вернуться через несколько дней. Слушание только…

— Не беспокойся, у нас все хорошо, — заверила ее Элли. — И Зак в порядке. Если с ним что-то случится, ты же знаешь, я заберу его.

— Да, конечно. Зак молодчина… и вы оба тоже молодцы.

— Правильно, — подключился Джеймс. — Давай отдыхай по полной программе. Знаю, тебе нелегко, но ты попробуй. Ладно?

— Подумаю. Ты говоришь, о катастрофе сообщали в новостях?

— Да. Вас постоянно показывают по телевизору. Говорят, что вы помогли задержать человека, причастного к диверсии, — сказал Джеймс.

— Он пока только подозреваемый.

Кэтрин вкратце сообщила им детали. После разговора с детьми она почувствовала себя гораздо лучше, хотя и сожалела о том, что не смогла переговорить с Заком. И пошла искать Бесс.

— Ах ты, доносчица, — проговорила Кэтрин, присаживаясь рядом с подругой.

Бесс подняла руки вверх:

— Я только рассказала им о том, что ты собираешься вернуться домой. У тебя хорошие ребята.

— А с Заком ты разговаривала?

— Всего несколько минут, — отвечала Бесс, потягивая кофе. — Я позвонила Джеку, чтобы он обо мне не беспокоился. Муж соединил меня с университетом, а потом и с Атлантой. Слушай, у нас все равно нет выбора, так давай расслабимся.

— Вы, кажется, состоите в сговоре. Можно полюбопытствовать, чем ты собираешься заниматься в Италии? Вся наша одежда пошла ко дну вместе с кораблем, не говоря уже о моих драгоценностях… Черт возьми, они мне действительно нравились.

Бесс сочувственно кивнула.

Кэтрин продолжала:

— Твои вещи тоже утонули. Или ты хочешь ходить в морской форме?

Бесс взглянула на джинсы и футболку, надетые на ней, и пожала плечами.

— Мне кажется, я выгляжу довольно сексуально, — заметила она. — Лоцман и помощник капитана вчера флиртовали со мной.

— Ты красавица, спору нет, но я серьезно, мы…

— Не волнуйся. Утром я разговаривала с Эдом Нельмсом. Все находятся в одинаковом положении. «Принцесса меридиана» — сестринское судно «Мажестика», и компания выделяет каждому пассажиру по три с половиной тысячи долларов, дабы компенсировать утрату. Все, что мы не сможем найти на борту корабля, достанем в Каннах.

— В Каннах? Да там все страшно дорого. Нам повезет, если удастся купить пару чулок на двоих.

— Тогда отправимся в Ниццу или Геную. В этих городах можно купить все, что угодно.

— Ты просто невероятный человек, — покачала головой Кэтрин.

— Я не пущу тебя домой, Кэт. Мы начали это чертово путешествие вместе и закончим его вместе. И плевать на повестки. Кроме того, ходят слухи о том, что один небезызвестный профессор тоже остается.

Кэтрин моргнула.

— Джон остается?

— Угу.

— Я разговаривала с ним всего пять минут после слушания.

— Возможно, он избегает тебя, — предположила Бесс. — Где же он прячется? Кофе, кстати, хороший.

Кэтрин подалась вперед и понизила голос:

— Его заставили провести исследование на компьютере. Он уверен, что Уильямс действовал не в одиночку.

— Как это?

— Они взяли несколько кусков железа от корпуса «Мажестика» и осмотрели под микроскопом. На них оказались следы нитрата и гексагена, которыми начиняют взрывчатку. О, если бы нам удалось узнать, кто и почему потопил лайнер.

— Может, предоставим властям искать преступников, Кэт?

— Почему? Нам самим необходимо выяснить, что случилось на самом деле. Мы не можем позволить…

— Кэт…

— Что?

— Ты помнишь, что разговариваешь с подругой?

— Что ты хочешь этим сказать?

— Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду. Тебе не вернуть девушек, убитых Дженксом, и не поднять со дна океана «Мажестик». Так пусть власти…

— Дело совсем не в этом, — протестовала Кэтрин. — Та трагедия случилась более двадцати лет назад.

— А ты, единственная, кто выжил, по-прежнему носишь ее в себе.

— Ошибаешься!

— Разве? — спросила Бесс едва слышно.

— Абсолютно… не знаю, возможно, не совсем. Уверена, что психиатры увидят тут некую связь. Они во всем подозревают связи. Дело в том, что на сей раз я хочу навечно упрятать Уильямса в тюрьму, чтобы он больше не смог никому причинить вреда.

Бесс сделала глубокий вдох и выдох.

— Если бы Уильямс действовал совместно с другими людьми, они бы напали на тебя или Джона — да и на меня в конце концов.

— Нам нужно докопаться до самой сути.

Бесс слова подруги не убедили. Она отрицательно покачала головой.

— Что, собственно, ищет Джон?

— Он не говорит мне. Поиски имеют какое-то отношение к учетно-отчетным материалам круизной компании. Он держит все в глубокой тайне.

— Может быть, у него нет никаких зацепок и он просто хочет произвести на тебя впечатление.

— Джону незачем производить на кого-то впечатление. Он похож на бульдога: вцепившись зубами в жертву, рвет ее до конца.

— Проворный парень, — заключила Бесс, театрально подняв вверх брови.

Кэтрин легонько толкнула ее:

— А Джек хочет, чтобы ты вернулась?

— Он скорее всего приударяет за Ириной.

— Кто она такая?

— Его секретарша. — Бесс продемонстрировала бюст Ирины, выставив руки перед грудью.

Кэтрин нахмурилась и задумалась.

— О, ты хочешь сказать, что она выглядит как ты в спасательном жилете, — рассмеялась она. — Ты шутишь, не правда ли?

Бесс улыбнулась:

— Нет, Джек очень милый. Он хочет, чтобы я хорошенько отдохнула и славно провела время. По словам посла, мы по крайней мере неделю пробудем в Италии. Я сообщила об этом Джеку, и он заказал нам номер-люкс в отеле «Сплендидо».

— Правда? В том самом, который виден из гавани?

— Именно.

Кэтрин вздохнула.

— Мне нравится Портофино. Красивое и спокойное место. В последний раз я посетила его во время медового месяца.

— Тогда дай свое согласие.

— Я согласна.

Бесс вскрикнула и обняла ее.


Бесс Доливер точно описала «Принцессу меридиана». За исключением двух незначительных различий в световой схеме и мебели корабль являлся точной копией «Мажестика». Скорость и эффективность, с которой команда приняла на борт оставшихся пассажиров, поразили Кэтрин. По настоянию компании все служащие «Мажестика» вернулись домой на «Исследователе». Делалось ли это по гуманитарным соображениям или с целью расследования, оставалось неясным. Судя по усиленным мерам безопасности и опросу, которому подвергались пассажиры, Кэтрин склонялась к последнему предположению. Две команды, посланные круизной линией, успели проинтервьюировать всех пострадавших еще до прибытия в Геную. Официальные лица из американского консульства и представители итальянского правительства встретили их в главном вестибюле и вручили новые паспорта взамен утраченных. Согласно первоначальному курсу «Мажестика», им предстояло пробыть в Генуе два дня, а затем отправиться к берегам Ниццы.

Постепенно ужас от случившегося проходил и люди возвращались к нормальному образу жизни. Отец Келли и преподобный Ринольдс решили остаться на судне. Они провели заупокойную службу об убиенных в помещении корабельного театра и старались утешить всех, кто в этом нуждался. Кэтрин, Дилани и Бесс посетили церемонию.

Вскоре они убедились в том, что бюрократия одинакова во всем мире. Не успел корабль причалить в порту Генуи, как к ним явился государственный чиновник, который сообщил, что премьер-министр Италии пытается определить, кто будет заседать в комитете по расследованию. Он заверил их, что решение будет принято в конце недели, и порекомендовал несколько хороших ресторанов и достопримечательностей, которые можно посетить во время пребывания в городе.

Все ждали начала слушания и беседовали уже на обычные, вполне светские темы. И только пустые места в зале служили немым напоминанием о недавней трагедии.


Зажатая между Францией и Тосканой, Генуя является скорее коммерческим и индустриальным центром, нежели туристическим перевалочным пунктом. Несмотря на впечатляющую гавань и холмистую местность, город лишен колорита по сравнению со своими яркими соседями, Флоренцией и Римом.

На второй день пребывания Кэтрин и Бесс пошли прогуляться по Виа Кароли, изобилующей модными магазинами. Джон Дилани присоединился к ним. В течение первого часа они просто бродили по улице, и профессор держался молодцом, однако вскоре у него в глазах зарябило, и он заявил, что хочет посетить аквариум. Они договорились встретиться за ужином на корабле.

Бесс смотрела, как Джон садится в такси, а потом проговорила:

— Мужчины удивительные существа. Они могут часами пропадать на площадке для гольфа или ходить в длительные походы, но стоит взять их с собой в магазины, и они начинают изнемогать через пять минут.

Кэтрин захихикала, взяла подругу под руку, и они пошли в сторону старого города. По дороге она заметила, что три четверти населения водят машины или идут, разговаривая по мобильным телефонам. Даже велосипедисты болтали во время езды.

Высоко на холме в конце узкой улочки стояла наиболее известная постройка старого города — замок д’Альберти. Кэтрин запомнила его по последнему путешествию.

Теперь там музей, окруженный парками с редкими цветами и искусственными гротами. Первый владелец, морской капитан, построил это здание в конце 1800-х и оборудовал в нем то, что он называл турецкой комнатой, напоминавшей каюту на его последнем корабле. Во время посещения этих мест Кэтрин вместе со своим мужем-хирургом приняла участие в экскурсии. Гид сообщил их группе, что в Генуе в 1451 году родился Христофор Колумб. Правда, он умолчал о том, что великий путешественник покинул город, как только наскреб денег на дорогу. Она запомнила две выставленные под стеклом карты, думая о том, как Колумбу вообще удалось открыть Новый Свет. На одной был представлен предполагаемый маршрут в Японию, 2700 миль на запад. К сожалению, Япония оказалась на расстоянии 12 200, а Северная и Южная Америка располагались где-то в середине пути.

На углу улицы подруги свернули направо и вышли на пьяцца де Феррари, где решили отдохнуть в небольшом кафе. Кэтрин заказала кампари и лениво потягивала его, наблюдая вместе с Бесс за прохожими. Спокойствие возвращалось к ним. В центре площади выделялся один из больших журчащих бронзовых фонтанов, которые так обожают итальянцы. День выдался тихий; легкий ветерок обдувал воду, создавая в воздухе пелену тумана. На противоположной стороне площади находился оперный театр, поврежденный бомбой во время Второй мировой. Они с мужем смотрели там оперу «Дон Жуан». Акустика в зале была очень плохая, и слов невозможно было разобрать.

Отдохнув, подруги продолжили путь по виа Гарибальди, узкой мощеной улочке, которую называют «улицей дворцов». Когда-то здесь обитали почтенные генуэзские семейства, наиболее известным из которых считались Колумбы, однако Марко Поло также жил здесь, а позднее сюда приезжали на длительный срок Чарлз Диккенс, Рубенс, Флобер и Вагнер.

В художественной галерее проходила выставка произведений Каналетто, репродукции картин которого Кэтрин приходилось видеть раньше. Ее всегда поражало то, как художник использует цвет и перспективу. Странно, но, глядя на эти шедевры, она вспомнила первые годы замужества. Хирург только что купил дом, и с деньгами было напряженно. Нет, они не бедствовали, только Кэтрин приходилось считать каждый цент и порой отказываться от еды в пользу мужа. Во время обеда она ходила в музей и подолгу сидела перед картинами Каналетто. А когда хирург возвращался домой и расспрашивал Кэтрин о том, как прошел у нее день, она придумывала какую-нибудь историю про обед с подругой и восторгалась вкусной едой. Тогда жизнь была совсем другой. Она тоже. Кэтрин размышляла на эту тему, стоя у витрины магазина. Теперь она далеко не так наивна и мало кому доверяет.

Мысли вернулись в настоящее. Кэтрин внимательно рассматривала живопись Каналетто и думала, не голодал ли художник, когда писал свои картины. Они с Бесс продолжили свой путь, однако Кэтрин несколько раз за этот день возвращалась к мыслям о картинах. Элегантность, приглушенные тона и чувство одиночества — вот что составляло их суть. По дороге назад к кораблю ей вдруг пришло в голову, что, возможно, Каналетто мучил какой-то другой голод.


Кэтрин вышла из ванной, обернулась полотенцем и пошлепала к кровати, где лежали разные свертки. Последним местом, которое она посетила вместе с Бесс, оказался модный магазин дамского белья, итальянский эквивалент «Викториа сикрет». Она сбросила полотенце, надела соответствующую пару трусиков и лифчик. Ее поразило, что сзади трусы были совершенно открыты.

Кэтрин обернулась и посмотрела в зеркало, желая удостовериться, что надела их правильной стороной.

Черт побери. С таким же успехом их может носить двенадцатилетняя девочка. Посмотрела другие трусы. Тот же фасон.

— Неудивительно, что итальянцы так расплодились, — пробормотала она.

Подумала, не позвать ли Бесс, однако вспомнила, что подруга хотела пойти в бизнес-центр, чтобы отправить электронные письма. Одевшись, Кэтрин подошла к комнате Дилани и постучала в дверь. К ее удивлению, он вышел к ней в халате.

— Привет, лентяй. Я думала, ты уже одет.

— У меня кризис, — ответил он. — Входи.

Кэтрин вошла, поцеловала его в щеку и присела на край кровати.

— Что случилось?

— После того как мы расстались, я обошел все магазины в районе пьяцца Корветто, но так и не смог нигде найти нормальные спортивные трусы.

— В самом деле?

— Ну да.

— И что дальше? — спросила Кэтрин’ поднимая брови.

Дилани некоторое время колебался, затем подошел к комоду, открыл ящик и вынул две пары самых крошечных мужских трусов типа «спидо», которые ей когда-либо приходилось видеть. Черные и темно-синие.

— Ничего себе! — удивленно воскликнула Кэтрин.

— Вот именно. Как мне их носить, черт возьми? Они больше подходят для подростка-спасателя на побережье Джонс-Бич.

— Ну не знаю, — протянула Кэтрин. — Трусы смотрятся довольно сексуально… и у тебя хорошая фигура…

— Ради Бога, Кэт, ведь мне сорок шесть лет. Я ношу широкие трусы на резинке с десяти лет.

Кэтрин пожала плечами:

— Выбор у тебя небогат. Ты мог бы и ничего не надевать под брюки. Это стало бы нашей общей маленькой тайной.

Дилани нахмурился.

— Я никому не скажу, Джон, клянусь. Ладно, пошли на обед.

Дилани продолжал смотреть на нее, потом направился в ванную, стараясь соблюдать достоинство. По пути схватил висевшие на спинке стула брюки кремового цвета. Вернулся в комнату через несколько минут в них и свободной белой рубашке.

— Очень хорошо, — заметила Кэтрин, осматривая его с головы до ног.

Дилани что-то пробормотал, всовывая ноги в коричневые мокасины.

Кэтрин встала, обняла его за шею и приблизила свои губы к его уху.

— Если станцуешь для меня стриптиз, я положу доллар в твои…

— Пошли, — сказал он.

У Дилани было такое смешное выражение лица, что она прикусила губу, дабы не рассмеяться, что ему явно не понравилось бы. И зря она, конечно, ущипнула его за задницу, когда они входили в лифт, прошептав:

— Какая славная попка.

Дилани так удивился, что резко обернулся и чуть не сбил с ног какого-то человека. Промямлил извинение и сердито посмотрел на Кэтрин, которая улыбнулась ему самым невинным образом.

— Джон, надо быть осторожней.


Они шли через зал ресторана к своему столику, и Кэтрин изо всех сил старалась сохранять серьезное выражение лица, однако без особого успеха. Уголки рта постоянно подергивались.

Они поздоровались с Бесс и сели.

— Одно слово о трусах, и я лично выброшу тебя за борт, — едва слышно предупредил ее Джон.

Эти слова стали каплей, переполнившей чашу. Кэтрин вскочила, быстро прошла в туалет и там уж насмеялась вволю.

— Как ты себя чувствуешь? — спросила подругу Бесс, когда та вернулась за стол.

— Нормально, — отвечала она, вытирая слезы. — Просто подводка для глаз потекла. А у тебя как?

— Я решила не посылать Джеку е-мейл, а позвонить ему. Он немного не в себе, однако говорит, что дела идут хорошо. Только он всегда так говорит. Кстати, передает тебе привет. Ты едешь с нами завтра в Портофино? — обратилась она к Дилани. — Мы с Кэт берем напрокат машину.

— Если только для меня найдется место. Мы застряли здесь до пятницы, и мне хотелось бы повидать этот городок. Собирался отправиться туда на автобусе, но с вами, девушки, будет куда веселее.

— Нет проблем, — сказала Бесс. — В агентстве мне сообщили, что нам дают «альфа-ромео». Я видела автомобиль только на фотографии, однако выглядит он довольно прилично и у него большой багажник.

— Уверен, что все пройдет замечательно, — заверил их Дилани. — Как я понимаю, ехать туда недалеко.

— Семнадцать миль, — сообщила Бесс. — Мы с Кэт решили пробыть там день, а потом двинуть в Ниццу. Что скажешь?

— Как-то не думал на эту тему. Занимался по программе, пока не повстречал вас, — отвечал Джон, толкая Кэтрин локтем. — Вы считаете, будет трудно снять номер в отеле?

— Только не в это время года, — успокоила его Бесс. — Мы остановимся в «Сплендидо».

Так они болтали и ели. Дилани участвовал в беседе, хотя и ерзал на стуле активнее, чем обычно. Кэтрин подозревала, почему ему неймется, однако решила быть умнее и воздерживаться от комментариев. Бесс приняла весь огонь на себя и не давала разговору угаснуть.

— Тебе удалось найти других преступников, Джон? — спросила она.

— Пока нет. Меня заставили разбираться в базовом устройстве круизной компании, и я знакомился с их руководством, с людьми, имеющими одних работодателей и сходные адреса, однако результат оказался нулевым. Мы даже проверяли производителей лайнера с целью выявить среди пассажиров их клиентов. Только и это не дало никаких результатов. Я весьма разочарован, так как знаю, что это ничтожество Уильямс не мог в одиночку потопить «Мажестик». Ему определенно кто-то помогал.

Кэтрин нежно сжала руку Дилани и спросила:

— Тебе удалось посмотреть финансовые отчеты?

— Что ты имеешь в виду?

— Надо полагать, люди, на которых работал Уильямс, купили ему билет. Интересно, заплатили они за каких-то других пассажиров или, может, пользовались одним и тем же туристическим агентством.

Дилани уставился на нее.

— Отлично, Кэт, — похвалил он. — Не знаю, почему я сам до этого не додумался.

— За спиной каждого великого мужчины… — начала Кэтрин.

— …стоит еще более великая женщина, — закончила Бесс. Дамы пожали друг другу руки, дабы предать больше значимости сказанному.

— Ты полагаешь, что совершившие диверсию люди могут находиться на этом корабле? — обратилась к Дилани Бесс.

— Вполне возможно, — ответил он. — Только скорее всего они отправились домой на другом судне.

— Не понимаю, почему бы не передать это дело полиции, — рассуждала Бесс. — Не хочу, чтобы пострадал кто-то еще.

Дилани пожал плечами:

— В твоих словах что-то есть. А теперь пойдемте, девушки, потанцуем.

— Ага. Вы давайте идите, а я улягусь в постель с хорошей книжкой.

— Нет, — протестовала Кэтрин. — Пошли с нами.

— Спасибо, но я очень устала. Желаю вам повеселиться от души.

Бесс встала и поцеловала Кэтрин в лоб. Целуя Дилани в щеку, она прошептала ему на ухо:

— Если ты ее обидишь, я тебя убью.

— Понял, мэм, — прошептал он в ответ.

Кэтрин смотрела вслед удаляющейся подруге.

— Она удивительная.

Дилани согласно кивнул:

— Да, она мне нравится. — Хотел сказать что-то еще, но вдруг умолк и с серьезным выражением лица посмотрел на Кэтрин. — Послушай, Кэт, я не хочу вам мешать. Вы вместе отправились в путешествие, а я примкнул к вам относительно недавно. Бесс, наверное, чувствует себя теперь пятым колесом в телеге. Ты понимаешь, о чем я?

Кэтрин улыбнулась:

— Для динозавра ты на редкость чувствителен.

— Иногда на меня находит.

— Не беспокойся о Бесс Доливер. Она без колебаний скажет тебе, если ей что-то не понравится. Мы уже говорили на эту тему сегодня, и она ничего не имеет против наших с тобой встреч.

— Вы говорили обо мне? — удивленно спросил он.

— Ну конечно, — ответила Кэтрин, отталкивая стул. — Ладно, отведи меня на танцы.

— Да, и все же…

Дилани тоже встал, взял Кэтрин под руку, и они пошли через зал. Он был приятно удивлен, когда она вдруг остановилась и поцеловала его.

— А это за что?

— За то, что ты динозавр.


На «Мажестике» ночной клуб назывался «Пещера», а на «Принцессе меридиана» он носил название «Грот». Кэтрин бегло осмотрела интерьер, когда они спустились вниз по грубо отделанной каменной лестнице, и решила, что между двумя заведениями большой разницы нет. В отличие от большинства судов, которые угождали во всем молодежи, «Принцесса меридиана» предназначала «Грот» для вполне взрослых людей, и об этом сообщала табличка на двери. На корабле имелось еще два ночных клуба, в которых играли нью-эйдж, рэп и техно-рейв. В «Гроте», однако, не танцевали вальс, здесь звучали веселые и быстрые мелодии. Порой, чтобы доставить удовольствие присутствующим, ставили какой-нибудь медленный танец. Кэтрин предпочитала энергичную музыку, однако, когда ритм менялся, ей приятно было ощущать крепкую грудь Дилани и обнимать его плечи. Она не возражала, если его рука иногда спускалась с ее талии на бедра. У него плоский живот и так приятно провести рукой вверх по крепкой мужской спине.

Руководство не жалело затрат на создание нужной атмосферы. Танцпол состоял из больших полупрозрачных квадратов, цвет которых постоянно менялся. Зеленые лазерные лучи пересекали зал, двигаясь в ритм музыке, и каждые тридцать минут кто-то включал аппарат, выпускающий туман, колышущийся у колен танцующих. Эффект получался просто сюрреалистический, когда дым пронизывали лазерные лучи.

Дилани признавал, что он не самый лучший танцор в зале, однако очень старался ради Кэтрин. А та танцевала естественно и без труда следовала за ним, когда он вел ее, облегчая ему задачу. Все больше и больше народу собиралось на танцполе. Протанцевав два часа кряду, они устали и вспотели. Кэтрин не могла вспомнить, когда в последний раз так хорошо проводила время. В перерыве она села за столик, а Джон отправился за напитками. Он шел, немного прихрамывая, что рассмешило ее.

Выпив, они вместе пошли к его каюте. И Кэтрин вовсе не удивило то, что Джон пригласил ее войти, а потом поцеловал и начал ласкать.

— Ого… не у меня одного красивая попа, — прошептал он ей на ухо.

Кэтрин начала было отвечать, однако не смогла вымолвить и слова, после того как он приник к ней и стал целовать в шею. Она обняла его, закрыла глаза, откинула голову назад и вдруг осознала, как часто бьется ее сердце. Через некоторое время их губы встретились, она задышала еще чаще. Кэтрин охватило чудесное безрассудство, чувство, которого она так давно не ощущала.

Волны Средиземного моря нежно ласкали борта корабля, а звезды на черном бархатном небе казались бриллиантами. Кэтрин отбросила все свою природную осторожность и отдалась на волю стихии чувств.


Глава 25 | Смерть в океане | Глава 27