home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 31

Здание сорок третьего полицейского участка в Бронксе построен в стиле неоренессанса, популярного в ранние 1900-е. Тщательно продуманный, но совершенно нефункциональный балкон из кованого железа нависает над входом, а две богато украшенные лампы расположены по бокам бронзовой двери. Контрастирующее с желтой окраской здания коричневое каменное крыльцо построили в 1955 году, заменив обветшавшее старое. Два горшка, в которых уже давно нет никаких цветов, украшают его. Участок построен в те времена, когда никто еще не слышал о кондиционерах воздуха. В каждом кабинете теперь есть портативные установки, работающие спорадически. Дабы сделать условия более-менее сносными в летние месяцы, когда температура в Нью-Йорке достигает девяноста градусов по Фаренгейту, городские власти недавно установили в коридорах вентиляторы. Они немного охлаждают постоянно проходящих мимо офицеров в форме и полицейских, одетых в гражданское. Именно здесь Джон Дилани проработал тринадцать лет.

Детектив Бетти Берковиц, полная почтенная женщина, взяла трубку телефона после второго звонка. Она полицейский в четвертом поколении, а ее голос слышен за два квартала от участка. Это тоже наследственное. Ее брат и два дяди работали грузчиками в порту.

— Отдел ограблений. Берковиц слушает.

— Бетти, говорит Джон Дилани. Я звоню из Италии. Как поживаешь?

— Дилани?

— Да. Ты меня хорошо слышишь?

— Отлично. Ты в Италии?

— Правильно. Как там все?

— Да все нормально. Как ты сам, черт тебя подери? Мы слышали, что ты оправился в круиз на корабле, который потонул в Атлантическом океане. Все с ума сходили, пытаясь разузнать о твоей судьбе. Мы даже звонили в колледж с целью разведать, нет ли у них известий о тебе. Только они ни черта не знали. Ты ранен?

— Нет. У меня все отлично. Бетти, послушай, я нуждаюсь в твоей услуге. Мне нужен список пассажиров затонувшего корабля.

— В чем дело?

— Я пользуюсь чужим телефоном, поэтому буду краток. Сейчас я нахожусь в Портофино и звоню из кабинета начальника полиции, Карло Кансини. Он стоит рядом со мной.

— Хорошо. Поняла.

— На корабле я познакомился с девушкой по имени Кэтрин Адамс. Она тоже здесь…

— Подожди секунду, — прервала его Бетти. — Эй, Майк, возьми трубку. Джон Дилани звонит нам из Италии. Тебя слышно, будто ты находишься где-то рядом.

— Знаю. Связь отличная.

— Майк, возьми же трубку, черт возьми! — крикнула она снова. — Он звонит из Портофино.

Последовало молчание, а потом щелчок. Детектив Майк Франклин подключился к параллельному телефону.

— Привет, крутой юрист. Что с тобой стряслось? Забываешь старых друзей? Мы слышали, что ты находился на круизном судне, которое пошло ко дну… какой-то там «Мажестик».

— Да, это так, — вмешалась Бетти. — А теперь заткнись и слушай.

В течение последующих пяти минут Дилани вкратце объяснил им суть произошедшей на «Мажестике» трагедии и рассказал о нападении на Кэтрин.

— Ты полагаешь, что эти события связаны между собой? — спросил Франклин.

— Пока не могу подобрать к ним ключ, Майк. Мне нужен список пассажиров. Я также хочу знать состав экипажа корабля «Звезда Мэри».

— Какого корабля?

— «Звезда Мэри» — одно из суден, которое забрала спасшихся людей. Я думаю, что если список пассажиров нам ничего не даст, то нападавший может оказаться членом экипажа.

— Почему?

— Местная полиция только что обнаружила отпечатки пальцев на зажигалке мертвеца. Оказывается, она принадлежала капитану этого судна, Селдону Кардуэлу.

— Дай-ка мне разобраться, — проговорил Франклин. — У вас там труп человека, который пытался напасть на твою даму, и он, возможно, имеет какое-то отношение к двум принявшим вас кораблям. А какая тут связь с Нью-Йоркским департаментом полиции?

— Никакой… не знаю, может, и есть какая-то. Мне лишь известно, что один человек убит, а девятьсот погибли вместе с намеренно потопленным лайнером стоимостью почти миллиард долларов. И вдруг ни с того ни с сего кто-то нападает на женщину, которая видела труп убитого.

— А кто она такая? — спросила Бетти по параллельному телефону.

— Она адвокат из Атланты.

— Я не то имела в виду, Джон. Ты познакомился с ней в Портофино?

Последовало молчание. Дилани взглянул на Кэтрин, прежде чем дать ответ.

— Я встретил ее во время круиза. Не хочу вдаваться в детали, только она дорога мне. Так что мой интерес носит не совсем профессиональный характер.

Бетти Берковиц и Майк Франклин посмотрели друг на друга. Франклин поднял вверх большой палец.

— Извини, Джон, — продолжала Бетти. — Не хочу быть чрезмерно любопытной… короче, дело идет о злоупотреблении властью, но у дяди Фила есть друг в портовом управлении. Что, если я позвоню ему и посмотрю, не смогу ли как-то помочь тебе? Какой у тебя номер?

Дилани повторил номер. Он также сообщил факс и адрес электронной почты Кансини.

— Слушай, друг, — начал Франклин, — пока не представляю, как можно достать список «кто есть кто» в экипаже либерийского танкера. Дай мне немного подумать, а потом посмотрим. С тобой лучше всего связываться по номеру, который ты дал Бетти?

— В последующие двое суток, — подтвердил Дилани. — При условии, что наш начальник Кансини не будет возражать, мы с Кэтрин собираемся отправиться в Штаты, как только сможем поменять билеты.

Кансини кивнул в знак согласия, и Дилани продолжал:

— Да, номер остается. Если все пойдет нормально, мы вернемся домой через пару дней.

Он попрощался с друзьями и повесил трубку.

— Ваш разговор вселяет надежду, — констатировал Кансини.

— Они хорошие ребята. Я работал с ними тринадцать лет. Если нужная информация есть в наличии, они ее получат.

— Я хотела бы знать, какое сообщение поступило на факс, — поинтересовалась Кэтрин.

— Разумеется, — ответил Кансини. — Учитывая то обстоятельство, что вы скоро уезжаете, я не вижу тут никакой проблемы. Надо, конечно, связаться с Генуей. Тем временем я бы хотел, если не возражаете, снять с вас показания.

Кэтрин и Дилани охотно согласились, однако к следующей просьбе Кансини были не готовы: он хотел, чтобы они давали показания на детекторе лжи.

Сначала Кэтрин не знала, злиться ей или обижаться, однако чем больше размышляла над этим, тем больше склонялась к тому, чтобы дать согласие. Детекторы лжи не применяются в американских судах, ибо они не столь надежны, как утверждают их сторонники. Только ведь ей нечего скрывать, так что она, в общем, не возражает.

Дилани часто пользовался детекторами лжи в ходе расследований в бытность свою полицейским. Он также дал согласие.


На следующее утро управляющий гостиницей позвонил в номер Кэтрин и сообщил, что Кансини заходил к нему и оставил записку, в которой просит ее и Дилани подойти в управление к одиннадцати часам. Она поблагодарила служащего, повесила трубку и поцеловала Дилани в щеку.

— Констебль хочет видеть нас через два часа. Ты хорошо спал?

Дилани оперся на локоть и поцеловал Кэтрин в шею, от чего у нее по спине прошла дрожь.

— О да. Забавлялся вовсю.

В ответ Кэтрин шлепнула его по ноге:

— Не надо шутить о таких вещах.

— Прости. Иногда, когда не могу найти подходящих слов, я бываю занудой. Спал отлично. Ты идеально подходишь к моим объятиям.

— Хорошо, — промурлыкала Кэтрин, кладя голову ему на грудь и подвигаясь ближе.

Дилани провел пальцами вверх и вниз по ее спине. Она потерлась лицом о его плечо.

— Ты нашел мое слабое место, — пробормотала она.

— Правда? Я думал, ты питаешь слабость только к драгоценностям фирмы «Мириам Хаскел».

— Это дешевле и имеет дополнительные льготы, — прошептала она.

— То есть?

Когда она показала ему, глаза профессора права округлились.


Без пяти одиннадцать Кэтрин Адамс и Джон Дилани стучали в дверь кабинета Кансини. Их встретила его жена, Лучана, которая проводила Кэтрин и попросила Дилани подождать в гостиной.

— Могу я предложить вам что-нибудь выпить, синьор? Может быть, кофе?

Дилани уже собирался согласиться, однако вспомнил вкус итальянского кофе и вежливо отказался. Попросил «Пелегрино». Лучана прошла на кухню и вернулась через минуту со стаканом сверкающей воды. Протянула ему и села на диван, сложив руки на коленях.

Трудно определить ее возраст, ибо Лучана относится к категории тех женщин, которые сохраняют элегантный внешний вид, не прилагая к этому никаких усилий. У нее теплые карие умные глаза, и движется она необыкновенно грациозно. Одета весьма скромно. Стройная и подтянутая. Дилани прикинул и решил, что Лучане за шестьдесят. Несколько прядей седых волос видны в черных как смоль волосах, которые она завязывает сзади в пучок.

— Вы впервые в Портофино?

— Да.

— Боюсь, вам с синьорой не повезло. Вообще здесь редко происходят такие события.

— Я в этом уверен.

— Кстати, вот это для вас. — Лучана протянула ему несколько листов бумаги. — Они поступили недавно.

На верхнем листе факса написано «Департамент полиции Нью-Йорка». И просьба Майка Франклина позвонить ему, когда он вернется.

Дилани начал проверять список имен, полагая, что он ничего не даст. Чувствовал, что Лучана наблюдает за ним, уверенная в том, что имени Отто Магнусона не будет среди пассажиров. Тем не менее Джон добросовестно листал страницы.

— Результат нулевой, — проговорил он наконец, возвращая ей листы. — У меня было предчувствие, что данный поиск никуда не приведет. Я не возражаю, если ваш муж захочет взять копию.

— Спасибо за предложение. Я уже сделала ему несколько.

— Вы хорошая секретарша.

Она улыбнулась:

— Знаю.

— Мистеру Кансини очень повезло, — сказал Дилани, поднимая стакан.

— Мне это тоже известно. Важнее то, что и он догадывается об этом. Жаль, что вам неизвестно, кем был этот человек. Этот факт осложняет ситуацию, не так ли?

— Определенно.

— Карло говорит, что вы не обручены с синьорой.

— В самом деле.

— И вы уже многие годы находитесь в разводе с женой. Тоже верно?

— Да, давненько, — подтвердил Дилани. — Миссис Адамс в таком же положении.

Лучана негромко щелкнула языком.

— Итак… встретились несчастная жена и покинутый муж, — проговорила она, качая головой. — Вы давно знаете друг друга?

Дилани заерзал на месте. Он начал чувствовать себя как свидетель на допросе.

— Не очень. Мы познакомились во время круиза.

— А… романтично. И стали любовниками. Чудесно.

— Прошу прощения?

— Я говорю… теперь вы любовники.

— Кто вам такое сказал?

— Синьор, Портофино — маленький город. Здесь трудно хранить секреты.

— Очевидно. Это так бросается в глаза?

Лучана пожала ему руку:

— Не слишком. Однако женщины все замечают. Вчера мы с сестрой обедали, сидя на расстоянии двух столов от вас с синьорой. Вы оба глаз не отрывали от еды, и я сказала Карло, что вы любовники.

Дилани рассмеялся:

— Да… мы действительно несколько погружены в себя.

— Ну конечно. Я знала, что выйду за Карло, как только увидела его. Тогда он работал инспектором.

— Как давно вы в браке?

— В следующем году будет сорок один год.

Дилани тихонько свистнул. Прежде чем он смог продолжить разговор, дверь кабинета открылась и вышла Кэтрин. За ней следовал Кансини и маленький, похожий на филина человек, в котором Дилани узнал специалиста по детектору лжи.

— Все прошло замечательно, — обратился к Джону Кансини. — Извиняюсь за причиненные вам неудобства, но вы понимаете, почему они необходимы.

— Без проблем, — ответил Дилани. — Я отлично пообщался с вашей очаровательной женой. Вы готовы принять меня?

— Рад видеть вас живым после допроса Лучаны, — пошутил констебль, и жена легонько хлопнула его по руке.

— Ну, из брандспойта она меня не поливала, однако задавала весьма острые вопросы, — признался Дилани.

Не появись вы вовремя, я бы точно раскололся.

Кансини усмехнулся:

— Я уж ее знаю. Мы не отнимем у вас много времени. Профессор, разрешите представить вам Артура Пецца. Он работает в департаменте полиции Рапалло, он и проведет опрос.

— Отлично. — Дилани пожал руку синьора Пеццы. — Я готов.

— Если не возражаете, синьора Адамс будет присутствовать.

Дилани пожал плечами и согласился.

Войдя в кабинет, он сел рядом со столом, на котором стоял детектор — маленькое, ничем не примечательное устройство в ящике бежевого цвета. Рядом лист бумаги с графиком. По своему опыту Дилани знал, что три цветные линии, представляющие собой показания прибора в виде холмов и долин, не что иное, как результат опроса Кэтрин. Данный аппарат был старой модели; сейчас специалисты пользуются компьютерами. Работая детективом, Джон стал свидетелем множества опросов и даже сам давал показания по настоянию министерства внутренних дел после перестрелки на вашингтонских холмах.

Он сидел спокойно, пока Пецца прикреплял к его груди резиновую трубочку и ограничитель импульсов к указательному пальцу. Еще одну трубочку присобачили к его левой лодыжке для измерения систолического кровяного давления. Все показатели организма записываются тремя иглами на скользящем листе графической бумаги. По окончании опроса Пецца проверит ответы и соотнесет их с тем, как непроизвольно реагировало на вопросы его тело.

В руках опытного эксперта детектор работает с большой степенью точности и служит полезным инструментом в определении, говорит ли опрашиваемый правду или врет. Дилани лично любил пользоваться этим прибором, хотя знал, что он дает слабые показания при проверке психопатов. Люди такого типа эмоционально не реагируют на ложь и правду. Они считают, что ими манипулируют. Вот почему детекторы запрещены в судах.

Постепенно Пецца стал выведывать безобидные факты биографии Дилани. Сколько ему лет? Где он живет? Является ли юристом? Затем перешел к вопросам о том, где он познакомился с Кэтрин, и о событиях, развернувшихся в замке. Обычно такие вопросы требуют кратких ответов: «да» или «нет». Пецца сидел за спиной Дилани, наблюдая за системой считывания, и время от времени останавливал ее, чтобы отметить движущийся график. Отметки совпадали с ответами. Кэтрин, Лучана и Кансини также сидели позади Джона, дабы не отвлекать.

Его опрос длился гораздо дольше, чем опрос Кэтрин. Дилани предвидел это, так как именно он убил Магнусона. Ближе к концу опроса зазвенел факс, Кансини извинился и вышел.

В отсутствии мужа Лучана наклонилась к Кэтрин и прошептала что-то на ухо. Кэтрин уставилась на нее, а потом ее лицо расплылось в улыбке и она энергично закивала. Ни Дилани, ни проверяющий специалист не видели этого.

— Ладно, еще несколько вопросов, синьор, — проговорил Пецца.

— Отлично.

Маленький человек остановил прибор, чтобы залить чернила в один из резервуаров.

— Все готово, — сказал он наконец. — Вы заявили, что сражались с человеком, который пытался убить вас и синьору Адамс в замке. Это правда?

— Да.

— Верно ли то, что он был мертв, когда вы спустились вниз по лестнице?

— Да.

— И после этого вы вместе с синьорой Адамс осмотрели тело с целью установить личность мертвеца?

— Да.

— Вы вынули из карманов трупа паспорт и конверт с деньгами?

— Да.

— Вынимали что-то еще?

— Нет.

— После осмотра вы оба пошли к констеблю, нигде не задерживаясь?

— Да.

Пецца уже хотел сообщить Дилани, что это последний вопрос, когда Лучана передала ему записку. Специалист внимательно прочитал ее, прищурился и повернулся к женщинам. Они энергично кивали и жестами давали понять, чтобы он продолжал опрос. Он закатил глаза и словно на шарнирах повернулся назад.

— Извините за перерыв, — обратился он к Дилани. — Умерший нанес вам рану в бок?

— Да.

— Вы случайно последовали утром за синьорой Адамс?

— Ну да, — ответил Дилани.

— Потому что она красивая и вы влюблены в нее?

«Что такое?» — подумал Джон. Он слышал, как Кансини вошел в комнату. Не желая вносить путаницу в процедуру, проигнорировал странный вопрос и ответил утвердительно.

Пецца посмотрел на следующий вопрос в записке и покачал головой.

— И, полюбив синьору Адамс, вы не станете больше смотреть на других женщин?

— Какого черта? — выругался Дилани, повернувшись в кресле.

Пецца моргнул, видя, как подскочили данные давления и пульса на бумаге. Кансини, который также слышал вопрос, сложил руки на груди и окинул жену укоряющим взглядом.

— Отвечай на вопрос, — хором настаивали дамы.

Последовала пауза. Иголки вернулись в исходное положение.

— Да, — ответил Дилани. — Других женщин больше не будет.

— Что ж, мы закончили, — объявил Пецца.

Маленький человек встал и подошел к столу, чтобы освободить Дилани от детектора. Сделал все очень быстро и тотчас отошел на некоторое расстояние от допрашиваемого. Дилани вроде бы хотел что-то сказать, однако передумал и ограничился сердитым взглядом на Пеццу, который поднял руки вверх.

Попрощавшись, Кэтрин задержалась на минуту и обменялась с Лучаной понимающим взглядом, а потом последовала за Дилани.


Глава 30 | Смерть в океане | Глава 32