home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 35

В окно Кэтрин видела Галину, сидящую в шезлонге, наблюдая за журчащей водой фонтана. Она махнула секретарше рукой, однако та не видела ее.

Кэтрин вздохнула, откинулась на диване и закрыла глаза. Она почти полчаса разговаривала по телефону.

Вот что она говорила Джону:

— Может быть, это звучит глупо, только я действительно рада слышать твой голос. У меня трудный период, и мне хотелось побыть одной и все хорошенько обдумать.

— Ничего тут нет глупого. Я тебя понимаю, — отвечал Дилани. — Галина сообщила мне последние новости. У меня есть друг по имени Гвидо, который, если хочешь, нанесет визит этому репортеру и перебьет ему ноги.

Кэтрин непроизвольно улыбнулась.

— На меня обрушились сразу все беды. Знаю, что иск ничего не стоит. Но эти фотографии в газетах. И партнеры просят меня не ходить на работу. А тут еще вмешалась судебная палата. На меня подали дисциплинарную жалобу за то, что я обнародовала конфиденциальный материал о несовершеннолетнем заключенном.

— Какая чушь! — сказал Дилани. — Во-первых, Уильямс уже давно совершеннолетний. Во-вторых, давай рассуждать как юристы. Мы имеем дело с чрезвычайной ситуацией, в результате которой погибло множество людей посреди океана. При данных обстоятельствах я полагаю, что твоей прямой обязанностью было предотвращение дальнейших жертв и способствование торжеству правосудия. Судьи любят заниматься такими вещами, так как общественность думает, будто они усердно трудятся на пользу страны. Я переговорил с моим приятелем, Ради Абрамсом. Мы вместе учились в колледже, и сейчас он практикует в твоих краях. Он готов бесплатно представлять тебя. Ты его знаешь?

— Имя знакомое, — ответила Кэтрин. — Не думаю, что мы встречались.

— Он говорит, что сталкивался с тобой на семинаре несколько лет назад.

Кэтрин задумалась и попробовала сопоставить имя с лицом. Не получилось.

— В любом случае Ради хороший парень, — продолжал Дилани, чувствуя ее колебания. В силу каких-то необъяснимых причин между ними вновь начала расти стена. Кэтрин отстранялась от него. — Я дал ему номер твоего телефона. Возможно, он уже звонил и оставил сообщение.

— Может быть. Я не отвечала на звонки.

— Знаю. Так начни же наводить связь с внешним миром.

— Попробую, — согласилась Кэтрин, веря лишь наполовину в то, что ей это удастся. — А что у тебя нового?

— Ну, скучаю по тебе и пытаюсь включиться в нормальную рутину. Больше ничего особенного не происходит. Кстати, список команды «Звезда Мэри» не дал ничего интересного.

— Непонятно, — проговорила Кэтрин. — Как отпечатки пальцев капитана Селдона Кардуэла могли оказаться на зажигалке?

— Понятия не имею. Агенты ФБР и Интерпола допросили его на Гибралтаре, и он не смог предоставить никакой информации для разгадки тайны. Говорит, что потерял ее пару недель назад и больше никогда не видел. О, вот что еще интересно. Федералы установили, кто скрывался под именем Отто Магнусон. По-настоящему его звали Умар Махаран, и он имел связь с хамасом.

Кэтрин нахмурилась.

— Хамас?

— Террористическая организация на Ближнем Востоке. Ясир Арафат утверждал, что не имеет к ней никакого отношения, и в то же время поставлял туда деньги и оружие.

— Я знаю, кто они. Только какое отношение эти люди имеют ко мне? Мы знаем, что Махаран не проводил отпуск в Портофино и, разумеется, не прибыл туда вплавь по морю. Он наверняка находился на одном из кораблей, Джон.

— Возможно, он просто хотел убить каких-то американцев.

— Не исключено, только все как-то не стыкуется. Кансини ведь говорил нам, что машину Махарана угнали во Франции, а потом доставили в Портофино.

— Ну да. Он поменял номера во Флоренции.

— Вряд ли Портофино находится на первом месте в списке объектов, по которым должны нанести удар террористы. Махаран попал туда в силу особых причин, связанных со мной. Я голову ломала все последние дни, пытаясь понять, в чем дело, и могу лишь соотнести эти события с убийством Эллиса Стивенса. Может быть, я увидела что-то в его каюте, или тут играют роль какие-то слова профессора, обращенные ко мне. Думаю, деньги, которые имел при себе Махаран, имеют к этому какое-то отношение.

— Ты хочешь сказать, что профессионал действовал по наводке?

— Не знаю. Надо поговорить с Либби Стивенс. Она дала мне номер своего телефона. Хотела позвонить ей, только совсем обессилела в последнее время.

— Да, все как-то нелепо, — заметил Дилани. — Послушай, почему бы тебе не приехать в Нью-Йорк на несколько дней? Вместе навестим ее.

— Ты не захочешь видеть меня в таком состоянии.

— Кэт, я хочу тебя в любом состоянии, — серьезно проговорил он. — Решайся. Я устрою в твою честь обед и куплю билеты в театр.

— Нет… ты многого обо мне не знаешь, Джон. Я должна была поговорить с тобой в Италии — еще до нашей связи.

— Мы можем поговорить теперь.

— Дело в том… Джон, я не могу. Я бракованный товар. Тебе не стоит соединять жизнь с человеком вроде меня. Все может кончиться очень плохо. Всегда паршиво кончается, — добавила она шепотом.

— Позволь рассказать тебе о том, что я понял много лет назад. Если у тебя есть надежный напарник — кто-то, на кого ты можешь положиться, кто всегда прикроет тебя, — то тебе просто жить гораздо проще. Вместе легче переносить трудности, Кэт. Тогда никакая беда не страшна. Я в это твердо верю.

— Но…

— Никаких «но». Я с восторгом вспоминаю Портофино. Самое чудесное время в моей жизни. Мужчины должны проявлять инициативу, только я никогда бы не продвинулся ни на шаг, если бы страстно не желал тебя. Надеюсь, ты понимаешь, о чем я. Ты нужна мне как человек — со всеми твоими проблемами, хорошими и плохими качествами. Ты интригуешь меня.

— О, Джон…

Внезапно шлюзы открылись и то, что Кэтрин так долго держала в себе, вылилось наружу. Она рассказала ему о Ричарде Дженксе, который причинил ей столько страданий. Поведала об ужасных воспоминаниях и лекарствах, которые принимает. Врачи называют ее состояние травматическим стрессовым синдромом. Сообщила о том, как муж-хирург разрушил ее веру в людей и как это повлияло на ее отношения с мужчинами. Кэтрин обрушила на него поток самых интимных сведений о себе, которые ранее доверяла лишь психиатрам. Когда поток ее слов иссяк, Дилани некоторое время молчал.

— Кэтрин, ты пережила страшный кошмар. Я не хочу относиться к нему несерьезно, однако то, что ты рассказала мне, никак не повлияет на мое отношение к тебе. Я ведь не убежал, когда ты начала кричать во сне в нашу первую ночь. И сейчас не собираюсь бросать тебя. Я держал тебя в своих объятиях, пока ты не успокоилась. Это у меня неплохо получается. Так поступают настоящие напарники.

— Ты знал?

— Кое-что. Разумеется, подробности мне неизвестны, но они не имеют для меня никакого значения. Со мной разговаривает по телефону женщина, которую я хочу со всеми ее травматическими проблемами. На студентку напал психопат. У всех людей нашего возраста есть свое прошлое. Со временем ты должна научиться доверять людям. Мы будем учиться вместе, если ты дашь мне шанс — дашь нам шанс.

— Джон… — прошептала Кэтрин.

Последовало продолжительное молчание. Дилани затаил дыхание. Решалась их судьба.

— На какую пьесу мы пойдем? — наконец спросила Кэтрин.

— Пьесу? Да на любую по твоему желанию. А то можно пойти на концерт или балет. Куда захочешь.

— Думаю, стоит позвонить отцу Зака и попросить оказать мне услугу, — проговорила она. — Я только что взяла сына назад, и у них могут быть свои планы на ближайшее будущее. Не хочу, чтобы он решил, будто его перекидывают с рук на руки.

— Разумеется. Только надо поторопиться, дабы кто-то не опередил нас.

Кэтрин уже много думала на эту тему. После внезапного появления Галины и ее предложения основать фирму появились новые сложности.

В конечном счете Зак разрешил все сомнения. Если кто-то покушался на ее жизнь, его товарищи могут повторить попытку, и ей вовсе не хотелось подвергать риску сына.

— Перезвоню тебе вечером, — закончила она разговор.

А тут и Галина, просунув голову в комнату, спросила:

— Уже можно?

Кэтрин рассмеялась.

— Конечно. Я уезжаю в Нью-Йорк на несколько дней, однако обязательно обдумаю ваше предложение. Почему бы мне, вам, Джимми и Филлису не собраться вместе и не поговорить после моего возвращения?

Галина засияла и обняла Кэтрин.

— Я знала, что вы согласитесь. У меня есть подруга в департаменте лицензий, который находится прямо напротив нашего офиса.

— Тпру! — воскликнула Кэтрин. — Я еще не дала согласия.

— Ну конечно. Я позвоню Джимми с Филлисом и сообщу им хорошую новость.

— Пока нет никаких новостей, — настаивала на своем Кэтрин. — Я только сказала, что мы поговорим после моего возвращения.

— Правильно. Нет проблем. Так вы едете навестить профессора, да? На фотографиях он такой симпатичный, да и голос у него по телефону довольно приятный, не то что у других неудачников, с которыми вы встречались. Он приятный мужчина.

— Когда вы видели фотографии Джона?

— Их помещали в газетах. Похоже, он довольно крупный. Какой у него рост?

— Где-то шесть футов два дюйма. — Кэтрин взяла Галину под локоть и проводила до двери. — Мне нужно позвонить разным людям и упаковать вещи.

— Есть рейс до Нью-Йорка сегодня вечером, в шесть тридцать пять, и еще один, в восемь пятьдесят восемь, — сообщила Галина. — Завтра утром первый самолет летит туда в десять двадцать. Да, звонила Монтес Миллер. Она сказала, что могла бы встретиться с вами сегодня в течение дня.

Кэтрин резко остановилась и сложила руки на груди.

— Она позвонила?

— Ну… да.

— Гм… И на какой самолет мне лучше брать билеты?

— На утренний рейс.


Глава 34 | Смерть в океане | Глава 36