home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 39

Кэтрин и Дилани пересекли Амстердам-авеню и вышли к автобусной остановке. Солнце едва пробивалось из-за туч. Блестящие масляные пятна от машин в лужах на мостовой создавали эффект ложной радуги, которая исчезала сразу же после появления.

— Чем займемся? — обратился Джон к Кэтрин.

— Надо поужинать. Уже почти семь часов, и мой желудок издает весьма неприличные звуки.

— Господи, прости меня, Кэтрин. Я просто закрутился и совершенно потерялся во времени. Что бы ты хотела съесть?

— Как насчет суши?

— Я не ем то, что можно использовать в качестве наживки.

Кэтрин рассмеялась.

— Хорошо. Тогда сделай мне сюрприз. А вот и наш автобус.

Когда открылись двери, зазвонил сотовый Дилани. Кэтрин отошла в сторону, давая пассажирам выйти. Она едва поставила ногу на первую ступеньку, как Джон схватил ее за плечо. По выражению его лица она сразу поняла: что-то случилось.

— Как?.. — услышала она голос Дилани.

Кэтрин хотела что-то сказать, но он поднял руку.

— В котором часу все произошло?

Человек на другом конце линии что-то говорил, Кэтрин ничего не слышала, но видела, как стремительно мрачнеет Джон.

Он сделал глубокий вздох.

— Да, — проговорил он. — Мы на углу Сто четырнадцатой улицы и Амстердам-авеню. Сколько времени тебе понадобится?

Молчание.

— Хорошо. Увидимся через десять минут.

Дилани нажал кнопку отключения, закрыл глаза и прижался лбом к фонарному столбу.

— В чем дело, Джон? — спросила Кэтрин, кладя руку на его плечо.

Он открыл глаза и потер рукой лицо. Потом сделал глубокий вздох.

— Звонил Майк Франклин. Пинки Марчефски мертв. Попал под машину.

— О Боже! — воскликнула Кэтрин, прижимая его к себе.

Несколько минут они стояли обнявшись. Глаза Дилани покраснели. Он отвернулся и вытер их. Кэтрин подыскивала нужные слова, однако ничего не приходило в голову. Она не знала друга Джона, тем не менее известие потрясло ее. Лишь без конца повторяла, что очень сожалеет о такой утрате. Оба молчали, пока у бордюрного камня не остановилась полицейская машина. За рулем сидел темноволосый мужчина.

— За нами приехали.

Детектив Майк Франклин вышел из автомобиля и обнял Дилани.

— Как это случилось, Майк? — спросил Джон.

— Я знаю только то, что на него наехала машина, шофер которой скрылся, — объяснил Франклин. — Я находился в Южном Манхэттене, когда поступило сообщение. Очевидно, Пинки переходил улицу возле своего офиса, где его и сбил какой-то идиот, ехавший на бешеной скорости. Полицейские нашли в бумажнике Пинки регистрационную карточку твоей машины. Что он делал в центре города в такое время?

— Оказывал мне услугу, — ответил Дилани. — Майк, это Кэтрин Адамс. Кэт, познакомься с Майком Франклином.

— Приятно с вами познакомиться. — Франклин пожал ей руку. — Вижу, вкус Дилани по отношению к женскому полу заметно улучшился. Вы та дама с корабля, не так ли?

Кэтрин улыбнулась:

— Точно.

— Давайте сядем в машину, — предложил Дилани.

До места происшествия они добрались менее чем за двадцать минут. Полиция уже прибыла туда и перегородила дорогу. Фотограф делал снимки. Присутствовали также «скорая», эксперты судебной медицины и около дюжины копов. Заметив прибывших, детектив в гражданской одежде вышел из толпы и подошел к ним. Его напарник продолжил опрашивать свидетелей.

Франклин представил им детектива Рики Бенетица. Бенетиц десять лет работал в полиции, и недавно его перевели в службу, занимающуюся происшествиями на транспорте, что ему не очень улыбалось. Ему лет тридцать пять, рост около пяти футов восьми дюймов. Выглядит старше своих лет из-за ранней лысины и тонкой полоски усов. Одет в мятый костюм темно-коричневого цвета и белую рубашку, которую тоже не мешало бы отгладить.

— Итак, почему у Марчефски оказалась ваша регистрационная карточка? — спросил Бенетиц. — Он, кажется, служил в полиции до того, как перешел в таможню?

— Да… он был копом, — подтвердил Дилани, глядя на своего друга, лежащего на носилках. — Мы работали вместе. Он хотел оказать мне услугу, и я дал ему свою машину.

— Какую услугу?

— Я попросил его узнать владельцев судна «Звезда Мэри».

— Зачем?

— Около десяти дней назад после гибели «Мажестика» миссис Адамс и я прибыли в Портофино, где один человек покушался на ее жизнь. У него не было отпечатков пальцев, и он пользовался фальшивыми документами. Согласно нашей теории, эти два происшествия взаимосвязаны. Миссис Адам являлась…

— Правильно, правильно. Именно она обнаружила тело ученого, — закончил за него Бенетиц. — Я читал об этом в газетах. Забыл только его имя.

— Эллис Стивенс, — подсказала Кэтрин.

— Да, Стивенс. Потом вы прижали не того парня или что-то в таком роде. Без обиды.

— Никто не обижается, — сказала Кэтрин, глядя ему в глаза.

— В новостях сообщалось о том, что вы несколько лет назад обвиняли Уильямса в поджоге. За последнюю неделю об этом было немало сообщений в СМИ.

— Совершенно верно, — подтвердила Кэтрин.

Заговорил Дилани:

— Майк по моей просьбе проверял состав экипажа, а Пинки хотел установить владельцев. У парня, который пытался убить Кэтрин, имелась при себе зажигалка.

— И что?

— Итальянская полиция утверждает, что она принадлежала человеку по имени Селдон Кардуэл, капитану «Звезды Мэри». Он сказал им, что не представляет, каким образом преступник заполучил ее. Самое интересное, что наемным убийцей оказался Умар Махаран, работавший на хамас.

— Почему вы говорите о нем в прошедшем времени? — спросил Бенетиц.

Дилани сообщил Бенетицу и Франклину о том, что случилось с Умаром. Когда он закончил, Франклин покачал головой и похлопал Дилани по плечу.

— Покидая полицию, ты говорил, что уходишь на тихую работу.

Дилани рассеянно кивнул, однако ничего не ответил, только нахмурился.

— В чем дело? — спросил Франклин, видя выражение лица товарища.

— Кто из полицейских первым прибыл к месту происшествия?

— Ник Браун. Да вон он стоит, — ответил Бенетиц, показывая на копа, пишущего отчет.

— Он сделал описание личных вещей Пинки?

— Конечно.

Не произнеся более ни слова, Дилани направился к офицеру Брауну.

— Детектив Бенетиц говорит, что вы первым прибыли сюда. Это так?

— Да, сэр, — ответил полицейский.

— Где находятся личные вещи Марчефски?

— Я положил все в пакет и поставил его в моей патрульной машине, за исключением документов на машину, которые я отдал сержанту Бенетицу.

— Был ли там портфель?

Офицер нахмурился.

— Я не видел. Мы нашли бумажник, ключи, сотовый телефон и немного мелочи. Вот и все.

— Что случилось, друг? — спросил Франклин, подходя к ним. Бенетиц и Кэтрин стояли поблизости.

— Майк, ты помнишь тот потертый портфельчик, который Пинки повсюду таскал с собой как память об отце?

Франклин кивнул:

— Да. Старомодный такой, с пряжкой. Видели что-то подобное? — обратился он к офицеру.

— Нет, сэр. Я уже сказал, что я нашел. Мне принести пакет?

— А к чему поднимать такой шум из-за какого-то портфеля? — спросил Бенетиц.

— Работая над делами, Марчефски всегда хранил в нем все свои записи, — объяснил Франклин. — Мы называли его «ходячий офис».

— Ну, может быть, на сей раз он им не воспользовался.

Или оставил на работе.

— Не исключено, — согласился Дилани, осматриваясь по сторонам. — Вы знаете, где находится стоянка таможни?

— Нет, — ответил Бенетиц. — Должна быть где-то здесь. Только там уже, наверное, никого нет. Я даже не знаю, где сейчас расположено здание таможни. Если хотите, могу уточнить завтра утром.

— Завтра суббота, — заметила Кэтрин. — Подождите секунду.

Она вынула сотовый из сумочки и позвонила в справочную. Через мгновение ей дали номер таможенной службы США, а также адрес.

— Где находится Гудзон-стрит? — спросила она.

— В двух кварталах отсюда, — ответил Браун.

— У них офис по адресу: Гудзон-стрит, дом шестьдесят пять, одиннадцатый этаж. Может быть, охранник скажет нам, где находится стоянка.

Бенетиц кивнул и знаком велел Брауну следовать за ними.

Предсказания Кэтрин сбылись. В департаменте таможни действительно имелся охранник. Они представились и объяснили ему ситуацию. Охранник сказал им, где расположена стоянка для служащих. Дилани описал офицеру Брауну свой автомобиль. Тот передал информацию по рации своему напарнику и велел ему проверить. По просьбе Дилани охранник попросил своего коллегу проводить их в кабинет Пинки.

Второй охранник, парень по имени Сандерсон, подтвердил то, о чем ранее говорил Бенетиц: офис в столь поздний час уже практически пуст. Он привел их в кабинет Марчефски. Портфеля там не оказалось. Даже личный блокнот Пинки, лежащий на столе, не содержал никаких записей, касающихся «Звезды Мэри». Еще один тупик.

На пути к лифту Кэтрин заметила свет в конце коридора и спросила об этом Сандерсона.

— Это, наверное, у Кертиса. Он наш компьютерщик-программист. Если ему надо составить график на следующую неделю, он может сидеть у себя допоздна.

Кэтрин вопросительно посмотрела на Дилани.

— Стоит попробовать, — решил он.

Приблизившись к кабинету Кертиса, они обменялись недоуменными взглядами. Из-за дверей отчетливо слышались звуки, какие издают люди, занимающиеся сексом. Дилани и Бенетиц просунули головы в дверь.

Кертис оказался подростком-переростком в возрасте около тридцати лет с плохим цветом лица, козлиной бородкой и длинными, давно не мытыми волосами. Он носил футболку и джинсы, а во рту держал леденец. Кертис так увлекся происходящим на экране компьютера, что не слышал, как кто-то вошел в комнату. Когда Бенетиц коснулся его плеча, он вскрикнул и упал бы со стула, если бы Дилани вовремя не удержал его.

— Черт! Вы перепугали меня до смерти, — выговаривал он Дилани. Затем заметил стоящих рядом других людей, покраснел и быстро выключил монитор. — Я не думал, что в офисе кто-то еще есть, — заикался он. — Я занимаюсь в свободное время и…

— Расслабься, сынок, — успокоил его Бенетиц. — Мы просто проверяем один кабинет. Ты вернешься к своему занятию сразу же после нашего ухода.

Кертис окинул беспокойным взглядом офицера Брауна, который, не моргая, смотрел на него.

— Я имею право смотреть такие программы.

— Разумеется, — согласился Бенетиц. — Я же сказал, что мы просто проверяем один кабинет.

— Значит, у меня не будет проблем?

— Абсолютно никаких.

— А что случилось?

— Один из твоих коллег погиб сегодня днем, — объяснил Бенетиц.

— Не может быть! Кто?

— Пол Марчефски, — сказал Дилани.

Кертис от удивления открыл рот, из которого чуть не выпал леденец.

— Он приходил сюда всего пару часов назад. Я не верю, черт возьми!

— Чем он здесь занимался? — спросила Кэтрин.

— Вел какое-то расследование. Я помогал ему с базой данных. Он не слишком хорошо умел обращаться с компьютерами. Боже, мне так жаль. Он был классным мужиком.

— Вы помните, что он искал? — задала вопрос Кэтрин.

— Конечно. Хотел установить владельцев какого-то судна.

— Не вспомнишь название корабля? — спросил Бенетиц.

Кертис покачал головой:

— Он не называл. Я просто предоставил ему материал, и он ушел.

— Нашел ли он нужную информацию? — спросила Кэтрин.

— Думаю, да, потому что он спрашивал, не могу ли я дать ему дискету. Просто не верится, сколько же кругом больных людей.

— Да, хватает, — согласился Дилани. — А что он делал с дискетой?

— Кажется, положил в портфель вместе с блокнотом.

Дилани, Бенетиц и Франклин обменялись взглядами.

— Что я такого сказал? — удивился Кертис.

— Ничего, — ответил Дилани. — Нас просто интересует то, над чем работал Пол. Можете дать нам базу данных?

— Ну… Может быть, вам, ребята, стоит подождать до утра и спросить разрешение у моего начальника. То есть я хотел бы сотрудничать с вами, только я вас не знаю и не хочу неприятностей.

Бенетиц и Франклин показали ему свои значки детективов. Офицер Браун, с другой стороны, помалкивал и сурово смотрел на Кертиса. Тот не стал артачиться и принялся барабанить по клавиатуре. Через некоторое время на экране стали появляться страницы.

— У нас есть список всех коммерческих и частных кораблей, которые входят в порты США. Здесь указывается, где произошла разгрузка или принят на борт груз, уплачены ли налоги и пошлины и так далее. Что именно вы ищете?

— Судно под названием «Звезда Мэри», — ответила Кэтрин.

— «Звезда Мэри», — повторил Кертис, набирая название в поисковике.

Наступила небольшая пауза, прежде чем возник образ порта приписки.

— Вот она, ваша «Звезда Мэри». Зарегистрирована в Либерии. Вышла из нью-йоркской гавани восьмого июня, направляясь в Геную, а затем в Саудовскую Аравию, имея на борту больничное оборудование… двести тридцать коек; матрасы; депрессоры; ватные тампоны; медикаменты и другие материалы. Хотите, чтобы я напечатал весь список?

— Конечно, — поощрил его Дилани.

— Вы уверены, что они отчалили восьмого июня? — спросила Кэтрин.

— Абсолютно. Портовая администрация разрешила им отплыть в шесть двадцать по их просьбе. Несколько странно… — Кертис умолк, а потом продолжил: — Похоже, их планы изменились в последнюю минуту, потому что согласно первоначальному маршруту им требовалось идти в Аргентину двенадцатого июня.

На экране компьютера появился второй документ. Кертис откинулся назад, давая всем видеть его.

— Что это значит? — спросил Франклин.

Кертис пожал плечами:

— Может быть, ничего. Корабли могут менять планы, если компания требует от них сделать лишнюю остановку, однако обычно при этом не меняются полушария. Эти парни круто изменили маршрут.

— Итак? — сказал Бенетиц.

— Вы детектив и должны сами объяснить мне, — отозвался Кертис.

Бенетиц угрюмо посмотрел на него и повернулся к Кэтрин.

— Почему вы спросили его о восьмом июня?

— Есть две причины, — объяснила она. — Во-первых, «Мажестик» отправился из Майами девятого июня. Это судно отчалило накануне и направилось в сторону Майами вместо того, чтобы пойти на восток к Италии. Может быть, это ни о чем не говорит, только оно оказалось одним из двух судов, пришедших к нам на помощь.

Детектив Франклин достал список пассажиров и членов экипажа «Мажестика». Человека, пытавшегося убить меня, среди них не было. Тогда он должен быть в команде «Звезды Мэри».

— Почему?

— Вы помните об отпечатках пальцев на зажигалке, о которых говорил Джон?

— Да, — ответил Франклин. — Она принадлежала капитану «Звезды». Он сообщил агентам Интерпола, что не видел ее пару недель.

Складка на лбу Бенетица углублялась, по мере того как он начал осознавать суть предположений. Он смотрел то на Кэтрин, то на Франклина.

— Как такое могло случиться, если он отплыл за день до вас? — спросил он.

Кэтрин повернула ладонь вверх и натянуто улыбнулась ему.

— Отличный вопрос.

Бенетиц обдумал услышанное и повернулся к Дилани:

— Ладно… вы профессор права. Как вы объясните все это?

Дилани кивнул.

— Убитый на «Мажестике» ученый преподавал в Колумбийском университете. Его звали Эллис Стивенс. Он жил в Куинсе. Многие жители Нью-Йорка также погибли на корабле, когда он загорелся.

— Продолжайте.

— Пола Марчефски убили из-за той информации, которую он обнаружил.

Заработала рация Брауна.

— Говорит Баксли, — послышался голос сквозь треск. — Мы нашли машину. Никакого портфеля в ней нет.

— Спросите, смотрел ли он в багажнике, — подсказал Дилани.

Браун кивнул.

— Микки, ты проверял багажник?

— Конечно, проверял. Там, кроме запасной шины, только домкрат и что-то вроде тетрадей с контрольными по праву.

Браун и Бенетиц посмотрели на Дилани.

— Не успел их проверить, — объяснил он. — Поблагодарите его и попросите подогнать машину к главному входу.

— Профессор благодарит тебя и хочет, чтобы ты подогнал машину к главному входу, — повторил Браун в микрофон.

— Сделаю.

— Что говорится в документе о владельцах судна? — спросила Кэтрин, показывая рукой на экран.

— Давайте посмотрим, — сказал Кертис, открывая следующую страницу. — Ну вот. «Фарингтон энд Медлин груп», нью-йоркское товарищество с ограниченной ответственностью.


Глава 38 | Смерть в океане | Глава 40