home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 40

Автомобилем Дилани оказался «Ягуар ХК-150» с открытым верхом 1960 года выпуска. Приборная доска из орехового дерева с авиационными переключателями, которые использовались еще до появления кнопок. Кэтрин осмотрела машину, когда они сели в нее, и она показалась ей очень похожей на владельца: консервативная, надежная, со скрытой мощью под капотом. Ей было хорошо с Джоном, однако где-то в животе росло с каждой минутой все усиливающееся ощущение тревоги. Прибыв в центр, Дилани припарковал «ягуар» на стоянке у Коламбус-авеню, и они пешком направились к его дому, держась за руки. В тот вечер они почти не разговаривали и не занимались любовью.

В уме Кэтрин формировалась теория, от которой она не могла отделаться, как ни старалась. Она угнетала ее и не давала спать. По односложным ответам Дилани Кэтрин поняла, что он думает о том же. Никто из них пока не облекал свои мысли в слова. Ранним утром Кэтрин лежала на кровати и смотрела, как светлеет узкий промежуток между шторами и окном. В пять часов она наконец сдалась, вылезла из постели, прошла на кухню и сделала себе кофе.

Дилани вошел туда через полчаса, одетый лишь в пижамные штаны. Сел напротив и уставился на нее.

— Красивая рубашка.

— Забыла взять с собой пеньюар.

— Зря я оставил ее в ящике шкафа без присмотра.

Кэтрин показала ему язык, подошла к буфету, взяла тяжелую на вид кружку и наполнила горячим кофе.

Несмотря на добродушные подшучивания, Дилани пребывал в том же мрачном настроении, что и накануне, и впервые за все время их знакомства с трудом подбирал слова.

— Я подумал, не прокатиться ли нам в Нью-Джерси. Может быть, удастся застать там знакомую Ями, с которой она жила в одной квартире. Если у нее есть номер телефона подружки, нам не придется ждать возвращения Ями после медового месяца. Мне также хотелось бы поскорее связаться с Кейтом Хейнсом в Париже и поговорить.

Кэтрин обдумывала его слова.

— Нам лучше разделиться. Ты поговоришь с соседкой Ями, а я поеду в библиотеку Колумбийского университета. Надо поискать материалы о «Фарингтон энд Медлин груп».

— Ты уверена?

Чашка замерла у губ Кэтрин. Она поставила ее на стол и стала смотреть в окно. Солнце уже поднялось над крышами зданий на другой стороне Центрального парка, заливая деревья нежным желтым светом. Обозначились острые угловатые черные тени. На улице внизу стало появляться все больше такси и автомобилей. Вчерашние тучи унесло к океану. Небо голубое, видны лишь отдельные белые облачка. Все предвещало хороший летний день.

На юге виден отель «Плацца» на углу Пятьдесят девятой улицы и Пятой авеню с его зелеными мансардными окнами. Гостиницу недавно закрыли, отдав под съемные квартиры и торговый центр. В нескольких кварталах от нее находится новое современное здание, сделанное из стекла, стали и гранита цвета ржавчины. Оно возвышается на семьдесят пять этажей над мостовой. Кэтрин долго смотрела на него, прежде чем ответить на вопрос Дилани.

— Мне необходимо докопаться до истины, Джон.

— Можно предоставить полицейским и агентам ФБР заниматься этим делом. Они скорее разберутся, что к чему.

— Знаю, — промолвила она едва слышно. — Могу я воспользоваться твоим компьютером? Найти номер телефона корпорации «Метадин» не составит труда.

— Разумеется. Он в «берлоге». А я тем временем приму душ.

Кэтрин за несколько минут нашла нужный номер. Корпорация находилась в Париже, как и сообщил им Уоррен Уилкерсон. Она взяла телефон, набрала номер и выругалась, услышав сообщение о том, что соединение невозможно осуществить. Попробовала еще раз, добавив код страны, и дозвонилась.

— «Метадин», bonjour.[7]

— Bonjour, — ответила Кэтрин. — Вы говорите по-английски?

— Немного, — ответил молодой женский голос. — Чем могу вам помочь?

— Говорит Кэтрин Адамс из Нью-Йорка. Я пытаюсь найти мистера Кейта Хейнса. Полагаю, он недавно работает у вас.

Наступило молчание.

— Одну минуту… я соединю вас, мадам.

Ожидание продлилось дольше, чем предполагала Кэтрин. Через пару минут она забеспокоилась, полагая, что о ней забыли, и уже хотела отключиться, когда на другом конце линии раздался голос, говорящий с сильным акцентом:

— Доктор Жак Муссар слушает. Чем могу помочь?

— Доктор Муссар, говорит Кэтрин Адамс из Соединенных Штатов. Я пытаюсь связаться с Кейтом Хейнсом. Думаю, он недавно начал работать на вашу компанию.

— Мы сами хотели бы связаться с ним, мадам. От него нет никаких вестей уже в течение трех недель. Вчера я уведомил об этом полицию.

Кэтрин ушам своим не верила:

— Он так и не показался?

— Нет. Мы послали за ним автомобиль в аэропорт имени Шарля де Голля, однако он не прибыл тем рейсом. Мы все здесь крайне обеспокоены. Я даже позвонил в Колумбийский университет, только они ничего толком не смогли мне сказать. Вы, наверное, его родственница?

— Нет. Я адвокат и находилась на борту лайнера, затонувшего в Атлантическом океане несколько недель назад. Доктор Хейнс работал вместе с одним человеком, с которым я недавно познакомилась. Мне бы хотелось задать ему несколько вопросов.

— А, «Мажестик». Да, мы здесь, во Франции, также слышали о нем. Ужасная, ужасная трагедия. Доктор Хейнс являлся коллегой Эллиса Стивенса, не так ли?

— Да, именно его я и встретила на корабле.

— Примите мои соболезнования, мадам. Вы, должно быть, много перенесли. Я говорил то же самое доктору Уилкерсону.

— Понимаю. Вы разговаривали с Уорреном Уилкерсоном?

— На прошлой неделе… нет… прошло уже почти две недели. Как я уже сказал, мы очень беспокоились о докторе Хейнсе, поэтому я позвонил. К сожалению, он знает о нем не больше нашего. Вот тогда-то я и решил сообщить в полицию. Человек просто бесследно пропал.

«Держу пари, что так оно и есть, — подумала Кэтрин. — Вместе с женой».

— Вы были лично знакомы с доктором Хейнсом?

— Нет-нет. Я знал о его работе и читал несколько статей, опубликованных им вместе с доктором Стивенсом, однако мы не встречались.

— Извините за любопытство, доктор Муссар, каким образом он обратился с просьбой о принятии на работу в вашу компанию? Париж находится далековато от Нью-Йорка.

— Область генетических исследований не так уж велика, мадам. Раньше или позже все ученые, работающие в ней, обычно встречаются на конференции или симпозиуме. Корпорация «Метадин» уже многие годы поддерживает прочные связи с Колумбийским университетом. Некоторые наши сотрудники работают там. Когда доктор Уилкерсон предложил нам Кейта Хейнса, мы с радостью согласились.

— Вы помните, когда в первый раз связались с ним?

— Нужно посмотреть в календарь, однако, думаю, это случилось совсем недавно, несколько недель назад. Мы быстро составили договор. Мне нет нужды говорить вам, насколько мы встревожены последними событиями. Молимся, чтобы появились какие-то разумные объяснения его исчезновению.

«Я тоже молюсь», — подумала Кэтрин.

— Если я правильно вас поняла, вы хотели принять на работу Кейта Хейнса, основываясь исключительно на рекомендациях Уоррена Уилкерсона?

— Да. И на его опубликованных работах, как я уже говорил. Каждая крупная компания, работающая в данной области, исследует стволовые клетки. Мы думали, что очень выиграем, приобретя такого опытного человека. С удовольствием взяли бы к себе доктора Стивенса, но…

— Я понимаю.

Повесив трубку, Кэтрин увидела, что ее руки дрожат. Она сделала два вдоха и выдоха, чтобы успокоиться. Уилкерсон лгал им. Теперь это ясно. Но почему? В голову пришло сразу несколько объяснений, хотя все они не имели смысла, кроме одного — деньги. Кэтрин закрыла глаза и откинулась в кресле.

Деньги. Тут все дело в деньгах.

Она услышала стук шагов, обернулась и увидела Дилани, стоящего в дверях с полотенцем, обернутым вокруг талии. Волосы и плечи еще мокрые. Улыбка исчезла с его лица, как только он взглянул на Кэтрин.

— Что случилось?

— Уилкерсон врал нам.

Дилани сложил руки на груди и прислонился к дверному косяку.

— Поразительно. Человек, занимающий такое положение.

— Я только что разговаривала по телефону с боссом Кейта Хейнса в Париже, господином по имени Жак Муссар. Он сообщил мне, что Кейт так и не появился. Вчера он подал заявление о пропаже человека в парижскую полицию.

— Да, и что дальше?

— Он разговаривал с этим негодяем Уилкерсоном почти две недели назад, пытаясь установить, где находится Хейнс. И знаешь еще что?

— Жду с нетерпением твоих разъяснений.

— Угадай, кто предложил Хейнса для работы во Франции?

— Уилкерсон.

— Вот именно.

— Сукин сын! — проговорил Дилани очень тихо. Сделал глубокий вдох и посмотрел на Кэтрин. — Я вдруг стал беспокоиться о поспешной свадьбе Ями Ямагуси, Кэт.

Кэтрин некоторое время неотрывно смотрела ему прямо в глаза, потом отъехала в кресле от компьютера и встала.

— Мне потребуется тридцать минут, чтобы одеться. Почему бы тебе не позвонить соседке Ями по квартире и не договориться о встрече, пока я буду принимать душ?

— Правильно.

Она прикоснулась к плечу Дилани, проходя мимо, и почти дошла до спальни, когда он вновь заговорил:

— Кэтрин, надо сообщить об этом нашим друзьям. Ты понимаешь, о чем я, не так ли?

— Понимаю, — ответила она на пути в ванную.

Кэтрин включила воду, вошла в ванну и закрыла за собой стеклянную дверь, отгородившись от внешнего мира. Полилась горячая вода, ванная вскоре наполнилась паром. Она пустила упругую струю по шее и спине. Те же мысли, которые не давали заснуть ночью, вернулись с еще большей ясностью. Все понятно… абсолютно точно: Хейнс пропал, Ямагуси нет в городе, а Эллис Стивенс мертв. Все это на руку Уилкерсону. Возможно, он стоит за всеми этими событиями, однако ей не хотелось думать об этом. Кэтрин едва не закричала. Кусок за куском складывается интересная картинка головоломки. Только она не желает видеть ее.

— Такое не должно было случиться, — сказала она самой себе.

Наконец Кэтрин выключила воду и вышла из ванны. Протерев зеркало, взглянула на свое отражение и пошла одеваться. Дилани ждал ее. Кэтрин надела коричневую юбку, белую блузку и удобные туфли на низких каблуках.

— Отлично выглядишь, — заметил он.

— А вот чувствую себя гадко.

— Я говорил с Майком Франклином и Бенетицем, тем копом, которого мы видели вчера вечером. Оказывается, нью-йоркская и федеральная полиция уже совместно работают над этим делом. Мы все встречаемся в кабинете Уилкерсона в одиннадцать часов, чтобы поболтать с ним. Я позвонил по номеру, который дал нам Уилкерсон, на квартиру Ямагуси. Мне ответила уборщица, которая сказала, что соседка Ями работает в рекламном агентстве на углу Сорок четвертой улицы и Второй авеню. Я встречаюсь с ней через полчаса. Может быть, все-таки поедешь со мной? Позже я мог бы помочь тебе с твоими изысканиями.

— Нет. Ты иди, Джон. Мне нужно докопаться до истины. Расследование является моей сильной стороной, и ты просто замедлишь работу. А может, я ничего и не обнаружу.

— Понятно.

Дилани посмотрел на нее, прежде чем пройти в спальню. И вышел оттуда через несколько секунд с пистолетом в руке.

— Ты когда-нибудь пользовалась таким огнестрельным оружием? — спросил он.

Кэтрин взяла пистолет и осмотрела его. Затем вернула отделанный никелем «ЗИГ-зауэр» с черной рукояткой Джону.

— Мой бывший муж коллекционировал их, — сказала она. — Я ходила с ним в тир несколько раз. В библиотеке пистолет мне вряд ли понадобится… если только библиотекарь не начнет раздражать меня.

— Шутки тут неуместны, Кэт. Я хочу, чтобы ты взяла его. Он как раз поместится в твоей сумочке.

Джон вновь протянул ей пистолет. По выражению его лица Кэтрин поняла, что он не шутит.

— Не уверена, что мое свидетельство на ношение оружия не просрочено, — колебалась она. — Кроме того, оно выдано в штате Джорджия.

— Проверь. Если просрочено, мы пошлем по факсу запрос в отдел выдачи лицензий, и тебе дадут временное разрешение. У меня там есть друзья.

— Джон…

— Проверь, Кэт.

Кэтрин сделала глубокий вздох и пошла за сумочкой. Открыла ее и начала копаться в ней. Дилани видел, как из сумки вывалились на стол пачка кредитных карточек, несколько заколок для волос, бумажные листки разных размеров, тушь и тени.

— Молчи, — предупредила она его. — А… вот она. — Кэтрин подняла вверх небольшую пластиковую карточку.

Дилани посмотрел на кучу дамских вещиц, покачал головой и принял от нее лицензию.

— Годна до тринадцатого ноября следующего года, — сказал он. — Я сделаю копию и пошлю по факсу в отдел регистрации огнестрельного оружия.

— Я возьму пистолет, только не думаю…

— Мы имеем дело со злыми ребятами. На твою жизнь уже однажды покушались. Пока меня нет рядом, ты должна иметь что-то для самозащиты.

Кэтрин могла бы возразить ему и привести несколько довольно убедительных доводов, однако Дилани твердо стоял на своем, и она кивнула:

— Да, Джон.

Он кивнул и пошел к факсовому аппарату. Кэтрин налила себе еще одну чашку кофе, пока он звонил по телефону.

Менее чем через тридцать минут они получили факс с копией разрешения на временное ношение оружия.


Глава 39 | Смерть в океане | Глава 41