home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

Час пик в Атланте уже заканчивался, когда Кэтрин свернула на шоссе 1-75. По дороге она позвонила Шерри, чтобы проинформировать ее о разговоре с Ричардом Ройялом. Как и ожидалось, клиентку ошеломили чудовищные обвинения, которые она яростно отрицала. Шерри сообщила Кэтрин, что после разрыва с мужем встречалась только с пилотом компании «Дельта эйрлайнз» по имени Говард Холперн. Тогда Кэтрин задала неизбежный вопрос о том, спалили они вместе, и затаила дыхание. Последовало молчание.

— Да, — наконец ответила Шерри.

— Но дочерей не было дома, не так ли?

— Конечно, нет! Дженнифер была в Афинах, где проходили соревнования школьных оркестров. Вместе с ней туда отправилась добрая половина средней школы имени Линкольна. А Лиза ночевала у подруги. Мы были дома одни, клянусь.

— Когда вы в последний раз встречались с этим человеком?

— В среду вечером.

— Два дня назад? — недоверчиво спросила Кэтрин.

— М-м-гм…

— Ладно. Нам придется разобраться с этим во время слушания. Я прибуду на стоянку примерно через десять минут. Как вы одеты?

— На мне синее консервативное платье.

— А какие туфли?

— А… туфли-лодочки с закрытым верхом. Тоже синие.

— Макияжа не слишком много, верно?

— Чуточку, — ответила Шерри. — Если бы я обошлась вообще без косметики, то походила бы на привидение.

— Я тоже, — усмехнулась Кэтрин. — Давайте встретимся у лифта на четвертом этаже. Пойдем по переходу и поговорим.

— Хорошо. До свидания.

Будучи адвокатом, Кэтрин не доверяла совпадениям.

Два дня, повторяла она про себя. Все случилось два дня назад, и Ричард Ройял успел найти парня за такой короткий срок? Удивительно.


Все юристы Атланты согласны в том, что, за исключением судебных дел, связанных с убийствами, семейные дела являются наиболее тяжелыми для адвокатов. Во время таких процессов клиенты всегда очень возбуждены и не в состоянии сосредоточиться ни на чем другом. По собственному опыту Кэтрин знала, что любой человек, проходящий по такому делу, не может судить о вещах объективно.

Все так и обстояло в ее собственном случае, когда муж пытался забрать себе детей. Не то чтобы они были ему очень нужны — просто дети являлись козырями в игре. «Ты не предъявляешь никаких претензий к моему жалованью — и я отказываюсь от детей». Что-то в этом роде.

Все сводилось к тактике ударов ниже пояса, и Кэтрин от всей души ненавидела такой способ ведения дел. Она просто негодовала, когда кто-то хотел провернуть нечто подобное во время бракоразводного процесса. Именно этим и занимались ее оппоненты в данный момент. В начале адвокатской практики Кэтрин казалось, что она не выдержит и бросит работу подобно некоторым знакомым юристам. Этого, впрочем, не случилось. Кэтрин любила свое дело и ненавидела тех, кто пытается жульничать в ходе суда.

Ведя дело Шерри Уоллес, она вступала в контакты с другой стороной, как это делают все адвокаты. Спросила мужа Шерри, есть ли у него фотографии жены. Она также осведомилась, нет ли у него каких-либо электронных записей, в которых фигурирует ее клиентка, и не собирается ли он использовать их во время процесса. В каждом из этих случаев Ричард Ройял отвечал «нет» от лица Марка Уоллеса. Кэтрин не доверяла Ройялу, однако не считала его глупым человеком. Если ситуация стала другой и они теперь хотят использовать в качестве свидетеля частного детектива, Ройял должен изменить его ответы и уведомить ее об этом.

Нет, размышляла Кэтрин, тут что-то явно не так. Они обязаны предъявить свидетеля.

Шерри ждала ее на стоянке у лифта. Увидев ее, Кэтрин начала махать рукой, однако вынуждена была отскочить в сторону, чтобы не угодить под машину, которая неожиданно появилась из-за угла. Раздался скрежет шин, и автомобиль поднялся на следующий уровень парковки.

Выражение удивления, появившееся на лице Шерри Уоллес, заставило Кэтрин проследить за ее взглядом. Сквозь отверстие, открывавшее вид на второй этаж, она видела, как серебристо-синий «форд-эскорт» паркуется на свободном месте и из него выходит водитель.

— Боже, это Говард! — воскликнула Шерри.

Кэтрин взяла ее под руку:

— Пошли.


Комплекс зданий Верховного суда Атланты с «палубами» для парковки соединяет мост. Трое мужчин, одетых в синие костюмы в тонкую полоску, катили впереди женщин тяжелые судебные чемоданы на колесиках. Сквозь плексигласовые окна Кэтрин могла видеть в отдалении обновленную подземную Атланту.

Десять лет назад все старые здания снесли и заменили их различными барами, модными ресторанами и сувенирными лавками. Отцы города надеялись, что этот проект оживит угасающий бизнес в центральном районе Атланты и станет местом посещения туристов вроде Фануил-Холла в Бостоне. Не случилось.

— Вам надо успокоиться, — говорила Кэтрин Шерри, чувствуя напряжение в руке своей клиентки. — Чтобы защищать вас должным образом, мне необходима кое-какая информация.

— Хорошо, — ответила Шерри и немного расслабилась.

— Прежде всего скажите, где вы встретились с этим парнем.

— Он натолкнулся на меня в супермаркете — кажется, в «Крюгере».

— Что значит «натолкнулся»?

— В прямом смысле этого слова. Он не смотрел, куда идет, и врезался своей тележкой в мою.

— Как давно это случилось?

— Чуть больше недели назад. — Кэтрин нахмурилась. Шерри пожала плечами. — Он правда симпатичный, — добавила она.

Когда они ждали лифт, чтобы спуститься в зал суда, появился Говард Холперн. Отлично сложен, красивое лицо, волосы песочного цвета. Одет в желто-коричневый деловой костюм с белой рубашкой и коричнево-малиновым галстуком. Кэтрин поняла, почему Шерри нашла его привлекательным. Заметив их, Холперн махнул рукой.

— Привет. Я пытался позвонить тебе, — проговорил он, подойдя к ним. — Мне прислали повестку в суд вчера в восемь часов вечера. Потом позвонил адвокат твоего мужа. Что происходит, Шерри?

Вместо ответа Шерри сказала:

— Это мой адвокат Кэтрин Адамс. Кэтрин… Говард Холперн.

— Приятно с вами познакомиться, мистер Холперн, — проговорила Кэтрин, протягивая руку.

— Говард, — ответил он. — Может, кто-то из вас скажет мне, в чем тут дело?

— Муж Шерри обратился с заявлением об изменении статуса опеки над детьми. Не расскажете ли, о чем вчера разговаривали с его адвокатом?

— Конечно, — живо согласился Говард. — Этого человека зовут Ройял, Ричард Ройял, однако он ничего не говорил о слушании по опеке. Он только сообщил о бракоразводном процессе, в ходе которого представляет интересы мужа Шерри. Я уже знал об этом со слов самой Шерри. По словам Ройяла, Марк, муж Шерри, проезжал на машине мимо ее дома и увидел нас. Он также хотел знать, не спим ли мы вместе. Я ответил, что это не его дело.

— Но вы спали вместе, не так ли? — спросила Кэтрин.

Говард моргнул и, прежде чем ответить, взглянул на Шерри:

— Ну да. Только я сказал ему, чтоб он отвалил. Простите за выражение.

— Адвокат спрашивал вас о чем-то еще?

— Да вроде нет. — Говард наморщил лоб и на минуту задумался. — Постойте. Он еще спросил, не представила ли меня Шерри дочерям. Вот и все, пожалуй. Я дал ему понять, что не желаю с ним разговаривать, а он сказал, что мы увидимся в суде. Вот тогда я и начал звонить тебе, Шерри.

— Извини, я так расстроилась после получения бумаг, что не хотела ни с кем разговаривать.

— Мне нужен адвокат? — спросил Говард, когда они вошли в лифт.

— Строго говоря, я не должна давать советы по юридическим вопросам, однако скажу, что адвокат вам вряд ли понадобится, так как вы вызваны в качестве свидетеля, — ответила Кэтрин. — Просто говорите правду, а мы уж постараемся во всем разобраться. Чем вы занимаетесь, Говард?

— Он летчик в компании «Дельта эйрлайнз», — объяснила Шерри, улыбаясь ему. — Извини, что не отвечала на звонки.

— Все нормально, — улыбнулся Говард в ответ. — Твой муж, похоже, полный идиот. От меня они ничего не узнают. Можешь не волноваться.

Когда они оказались в вестибюле здания суда, что-то начало тревожить Кэтрин, хотя она и не могла определить, что именно. Люди стояли в очереди, чтобы пройти через металлоискатель. Женщины пристроились в конце и стали ждать вместе с другими. Когда подошел черед Шерри, детектор просигналил дважды, и ей пришлось снять серебряную брошку. Она отдала украшение охраннику, который положил его в коробку, а Шерри выдал квитанцию, чтобы та могла позднее забрать свою вещь.

Детекторы установили несколько лет назад, после того как один из обвиняемых открыл стрельбу из пистолета и попытался скрыться из зала суда. А ведь обвинялся он всего лишь в вождении в нетрезвом состоянии. К несчастью, единственный убитый оказался его адвокатом. Позднее в ходе пресс-конференции и судьи, и судебная администрация единодушно согласились в том, что стоит потратить более двух миллионов долларов для обеспечения полной безопасности.

Новое здание суда графства Фултон расположено на Прайор-стрит прямо напротив старого, где теперь находится офис для клерков и административного персонала. В двух кварталах отсюда федеральное здание имени Ричарда Рассела, где Кэтрин проработала восемь лет в качестве помощника государственного адвоката в отделе крупных преступлений. Именно здесь она набралась практических знаний.

Будучи отличным адвокатом, Кэтрин все же испытывала некоторые сомнения по поводу выбранной стези. Развод с хирургом, специалистом по сердечным заболеваниям, явился полной неожиданностью не только для общих друзей, которые считали их идеальной парой, но и для самой Кэтрин. Теперь каждый раз, возвращаясь в суд первой инстанции, она неизменно с болью вспоминает ту битву. Древняя история, однако в то время их развод наделал много шума и обошелся в полмиллиона долларов. Процесс здорово надломил Кэтрин. Ей хотелось перемен, любых перемен. Через четыре месяца после суда Берт Бойд предложил ей работу в своей фирме, занимающейся семейными делами, и она с радостью согласилась.

Она всячески отрицала мотив мести, однако признавала, что во многих ее делах фигурировали врачи. Не то чтобы она не любила докторов. Кэтрин знала многих, и в основном они были хорошими людьми. Ей не нравились только грубияны, которые изо всех сил старались доминировать и осуществлять тотальный контроль. Едва приступив к делу Шерри, Кэтрин поняла, что Марк Уоллес — именно такой, ненавистный ей тип. С самого начала она невзлюбила его. Умом Кэтрин понимала, что Уоллес и Ричард Дженкс совершенно разные люди. Последний мертв уже более двадцати лет, однако шрамы, оставленные им, все еще не зажили. Глядя на Уоллеса, Кэтрин видела в нем сходство с Дженксом. Оба навязывали другим свою волю. Уоллес не только хотел выиграть процесс, ему надо было сломать Шерри.

Стоя в очереди, Кэтрин вспоминала о том, как хотела выйти из государственной коллегии адвокатов. Несколько помогло то, что ей больше не приходилось вести уголовные дела. Пусть и не до такой степени, как хотелось бы. В бракоразводных процессах изменились лишь игроки и их методы. Хищники тем не менее бродили на свободе. Наивное представление о том, что добро побеждает зло, испарилось через шесть месяцев новой работы. Кэтрин быстро поняла, что правосудие часто служит тем, кто может позволить себе нанять самого лучшего адвоката. Бракоразводные дела стоят чрезвычайно больших денег, и в конечном итоге та сторона, которая располагает большими средствами, втаптывает своего противника в грязь. В изрядном количестве подобных дел фигурировали врачи, переживающие кризис среднего возраста.

Кэтрин вовсе не удивило, что перед внутренним взором возникли лица тех мертвых девушек. Эти образы постоянно сопровождали ее на протяжении последних лет. Все они умерли в горящем доме — последние жертвы Ричарда Дженкса… те, кого ей не удалось спасти. Порой их присутствие становилось физически ощутимо. Судебные разбирательства вроде этого зачастую вызывали подобные воспоминания. Кэтрин сжала челюсти, пытаясь отогнать фантомы прочь. Чем она может помочь мертвым? А вот Шерри Уоллес жива и не станет новой жертвой извращенца.

Закон должен помогать людям. Кэтрин верила в этот простой постулат. Много лет назад, когда она заявила о намерении поступить в юридическую академию, ее муж, который не любил юристов, возражал и отказал ей в финансовой поддержке. Не испугавшись, Кэтрин поступила на вечернее отделение. Она брала с собой на занятия младшего сына. Это решение, очевидно, способствовало в какой-то степени их последующему разрыву. Спустя три года она закончила курс.

Они приближались к металлоискателю, а Кэтрин все не покидало то странное чувство тревоги, которое появилось у нее еще на автостоянке. Она по-прежнему не могла понять его природу и, погрузившись в свои мысли, не ответила на приветствие знакомого адвоката.

Наконец охранники пропустили их, и женщины прошли через вестибюль к лифтам, на которых можно подняться в зал заседаний суда.

Первое, с чем познакомил Кэтрин Берт Бойд, когда она начала работать у него, — это место, где расположены свободные телефоны в здании суда. Далее он объяснил, что на лифте можно подняться на девятый этаж не менее чем за десять минут. Предполагалось, что в новом здании подобные проблемы будут решены, однако и здесь лифты двигались со скоростью черепахи. Пришлось ждать.

Наконец прибыл свободный лифт, и люди хлынули в кабину. Долгое время Кэтрин считала жителей Атланты в целом чрезвычайно вежливыми людьми. Они даже здороваются с вами на улице. Однако в пределах здания суда вся вежливость куда-то исчезает. Готовая к сутолоке, Кэтрин позаботилась о том, чтобы Шерри и Говард вошли с первой группой. За мгновение до того как закрылись двери, Кэтрин поняла, что так необъяснимо беспокоило ее.

— Встретимся наверху, — сказала она, отступая в вестибюль. — Ждите меня в зале. Если судья начнет заседание, скажите ему, что прибуду через минуту. Мне нужно кое-что выяснить.

Удивленная Шерри так и не успела ничего сказать. Дверь закрылась. Кэтрин повернулась и быстро пошла по направлению к лифтам палубной автостоянки.

Двадцать восемь минут, подумала она, взглянув на большие часы над входом.

Почти бегом пересекла мост, дважды поскользнувшись и чуть не упав на скользком гранитном полу. Потеряв равновесие во второй раз, она прокляла человека, который изобрел высокие каблуки, и решила, что ее чувство собственного достоинства не слишком пострадает, если она снимет туфли. Так и поступив, Кэтрин рысью пустилась к гаражу.

Серебристо-синий «эскорт» Говарда Холперна стоял на своем месте. Она быстро записала номер и поспешила назад. По дороге позвонила в офис по сотовому. После третьего звонка ответил Барри Левит, управляющий, и сообщил, что Галина на минуту отлучилась.

— Окажи мне услугу, Барри.

— Конечно, Кэтрин.

— Я нахожусь в суде. Времени у меня маловато, так что слушай внимательно. Запиши вот этот автомобильный номер: ZHG-71. Выдан в Джорджии. Мне надо знать, на кого он зарегистрирован. Свяжись с Дейвом Максвеллом. Плевать, если он в постели с одной из своих шлюшек. Скажи ему, мне срочно нужна эта информация. Говори что хочешь, только добудь сведения.

— Что случилось? — спросил Барри.

— Есть одно предположение. Слушай, я не могу пользоваться мобильным в зале суда, поэтому ты должен оставить сообщение у секретаря судьи или у его помощника. Попроси их передать его мне, хорошо?

— Ладно, — ответил Левит. — Сделаю. Перезвоню, как только получу информацию.

Потом Кэтрин позвонила в справочную службу и узнала номер телефона офиса корпорации «Дельта».

— Доброе утро. «Дельта эйрлайнз». Слушаем. С кем вас соединить? — раздался деловой женский голос.

— Я хочу позвонить в ваш отдел кадров.

— Относительно работы?

— Нет.

— Вы держатель акций компании?

— Нет, мне просто нужно поговорить с руководителем отделом кадров.

— Вы хотите подать жалобу, мэм?

«Нет, идиотка. Просто соедини меня!» — чуть не крикнула Кэтрин.

— На самом деле я хочу оставить сообщение для мужа. Дело срочное.

— О, извините. Одну минуту. Сейчас я соединю вас, миссис…

— Холперн.

— Ну конечно. Подождите.

Через минуту ответила дама, назвавшая себя Сьюзен Звински.

— Доброе утро, миссис Холперн. Чем могу вам помочь?

— Извините за беспокойство, но у Говарда новый сотовый телефон, и я еще не знаю номера. Только что позвонил его отец и сказал, что его мать вылетела рано утром из Хьюстона и прибудет сюда через два часа. Я просто не могу одновременно забрать детей из школы и встретить ее в аэропорту.

— Понимаю. Назовите вашу фамилию по буквам.

— Х-о-л-п-е-р-н.

На заднем плане раздался звук клавишей компьютера.

— Гм… странно. Не вижу его в списке. Вы говорите «Говард Холперн»?

— Да.

Вновь последовала пауза.

— Его здесь определенно нет. Подождите минутку. Я соединю вас с операторами полетов. Уверена, что они его вам найдут.

— О, большое спасибо, — с облегчением произнесла Кэтрин.

Она выключила телефон.


Глава 1 | Смерть в океане | Глава 3