home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

Эллис Стивенс смотрел, как на экране компьютера двойной спиралью формируется образец ДНК. Пальцы сжаты в кулаки, и в них покоится подбородок. Движутся лишь глаза, следя за образом одноклеточного ядра, который воспроизводится графически линия за линией. Прошло четыре минуту с тех пор, как программа перестала выдавать колонки цифр. Они заполнили не только весь экран, но и другой монитор, стоящий рядом. Образ клетки стал формироваться вскоре после этого.

На мониторе справа от Стивенса видна оцифрованная фотография оплодотворенной человеческой яйцеклетки. Девятью днями ранее электрический разряд соединил ядро и яйцо, начав процесс оплодотворения. Внешние объединенные клетки формировали плаценту, а те, что внутри, стали стволовыми клетками. Медленно, кропотливо окультуренное генетическое вещество внедрялось в три клетки. Оно получено из мозговой части черепа. Точнее говоря, из мозга девятнадцатилетней девушки, погибшей в автокатастрофе три дня назад.

Стивенс — профессор молекулярной генетики в Колумбийском университете. У него седые волосы, среди которых видны остаточные каштановые пряди. На профессоре белый лаборантский халат, который явно велик для его хрупкой фигуры. На переносице старомодные бифокальные очки. Он имеет склонность моргать во время разговора.

Прошло еще десять минут. Индикатор под экраном сообщил о том, что программа отработана на шестьдесят процентов. Не отрывая взгляда от компьютера, Стивенс протянул руку влево, нащупал наполовину пустую чашку с кофе и поднял ее. Сделал маленький глоток, скорчил гримасу и поставил чашку на место. Кофе совсем остыл.

По сравнению с другими университетскими лабораториями генетический отдел не представляет особенного интереса. Кроме нескольких компьютеров там нет каких-то необычных машин с мерцающим светом или вращающими центрифугами. В углу на рабочих скамьях стоят два внушительных на вид микроскопа, а рядом с ними огромная белая доска, вся сверху донизу исписанная уравнениями и диаграммами.

Программа была готова на девяносто процентов, когда Эллис вновь посмотрел на экран.

Ями Ямагуси, студентка-выпускница, работающая над кандидатской диссертацией по микробиологии, оторвала глаза от своего занятия, после того как Эллис не ответил на ее вопрос о перерыве на обед. Увидев выражение его лица, она подошла, чтобы взглянуть на то, что так привлекло внимание шефа. Через минуту к ним присоединился Кейт Хейнс, адъюнкт-профессор на факультете генетики. Он работал над проектом последние два года.

Гистограмма под экраном Эллиса показала, что программа готова на девяносто шесть процентов.

Ямагуси положила руку на плечо Эллиса и посмотрела на экран компьютера справа, затем перевела взгляд на клетку слева, которая теперь уже почти сформировалась. Все молчали. Когда раздался негромкий звонок, означающий, что программа выполнена, все трое подпрыгнули. Несколько секунд они стояли, затаив дыхание, пока не послышалось тихое жужжание приводов. Второй компьютер проделал такую же работу. Приводы работали еще какое-то время, потом остановились.

Ями открыла рот от удивления и крепко сжала плечо Эллиса, ибо на экранах появились две идентичные модели клеток человеческого мозга с одинаковым сообщением, вспыхивающим под ними красными буквами.

СООТВЕТСТВИЕ

99,99999 процента

Высокий уровень вероятности

— Боже мой, — прошептал Хейнс. — Эллис, у вас все получилось.

Сначала Стивенс не поверил глазам. А потом все трое обнялись и начали танцевать, словно дети. В течение последующих трех дней он и два его ассистента проверяли и перепроверяли программу на наличие ошибок. За это время созданные ими клетки вновь разделились, воспроизводя себя шесть раз. На исходе четвертого дня Эллис послал отчет главе факультета.

Через пятнадцать минут декан Уоррен Уилкерсон ворвался в лабораторию и взволнованно поздравил их с открытием.

— Эллис, я… я… не могу найти слов, — говорил он, пожимая руку Стивенсу. — Это самое необычное событие, которое произошло у нас с… даже не знаю с какого времени. Тебе надо обязательно опубликовать результаты своего исследования, скорее всего в «Медицинском журнале Новой Англии» или… или в «Журнале восстановительной медицины». Тебя непременно выдвинут на Нобелевскую премию. Я сегодня же поговорю с президентом университета и членами правления совета.

— Спасибо, Уоррен, — рассмеялся Стивенс. — Хочу отметить, что мы достигли успехов, работая командой. Ями и Кейт также должны получить свою долю признательности.

— Чепуха, Эллис, — протестовал Хейнс. — Ты сам выносил дитя с начала и до конца.

— Он прав, доктор Стивенс, — добавила Ями. — Вы точно получите Нобелевку. Я вами горжусь.

— Я позабочусь о том, чтобы мисс Ямагуси и доктор Хейнс должным образом фигурировали в материалах по открытию, — заявил Уилкерсон. — Вы все потрудились на славу. Изумительно. Открываются такие неограниченные возможности, что голова кругом идет. Мы можем достичь невероятных успехов.

Стивенс улыбнулся:

— Я вижу результаты на экране и все еще не могу в них поверить. Как будто мне все это снится, и стоит только проснуться, как все исчезнет.

— Это не сон, — заверил Уилкерсон, положив руку на плечо Стивенса. — Между прочим, вы все ужасно выглядите. Как декан факультета, я должен принять административное решение. Вам необходимо покинуть лабораторию и не возвращаться сюда до понедельника. Танцуйте, пойте, пейте или войте на луну, если угодно, только не попадайтесь мне на глаза. Это приказ.

— Слушаюсь, сэр, — отсалютовал Хейнс.

— Спасибо, доктор Уилкерсон, — поблагодарила Ями. — Вы так добры. Ко мне на выходные приедет сестра из Чикаго, так что мы уж повеселимся.

— Отлично, — ответил Уилкерсон. — Вы свободны, юная леди.

Ями обняла Эллиса, схватила свою сумочку и исчезла за дверью. За ней последовал Кейт Хейнс.

— Приказ и вас касается, Эллис, — помахал Уилкерсон пальцем в сторону Стивенса.

— Позвольте мне упаковать кое-какие вещи, Уоррен, — обратился к нему Стивенс, оглядывая лабораторию. — Отдохнуть правда надо. Не помню даже, когда я спал в последний раз. Либби меня вряд ли узнает.

Уилкерсон улыбнулся.

— Даю вам не более пяти минут, иначе вызову охранников и заставлю их вывести вас отсюда. Зайдите ко мне перед уходом.


Одетый в мятый желто-коричневый плащ Эллис Стивенс постучал в дверь кабинета Уилкерсона. К груди он, словно ребенка, прижимал серебристый портфель.

— Входите… входите, — пригласил ученого Уилкерсон, как только увидел его на пороге.

Декан разговаривал по телефону и жестом велел Эллису садиться.

— Очень хорошо, очень хорошо. Слушай, я крайне занят. У меня в кабинете сейчас находится весьма важная персона, — говорил он. — Увидимся завтра вечером.

— Сестра жены, — объяснил Уилкерсон, повесив трубку. — Они устраивают вечеринку для младшей дочери. Ее только что приняли в медицинский колледж.

— Поздравляю, Уоррен.

— Спасибо. Вся семья по этому поводу с ума сходит. Но для меня важнее знать, как у вас дела. Я не шутил, когда сказал, что вы ужасно выглядите.

Стивенс махнул рукой:

— Я чувствую себя отлично. Надо просто немного отдохнуть, вот и все. Последние четыре дня мы работали не покладая рук.

— Не сомневаюсь. Здесь давненько ничего такого не случалось. Я уже это говорил? В любом случае могу я спросить: какие у вас теперь планы?

— Планы?

— Да, Эллис, планы, — рассмеялся Уилкерсон. — Вы что, не понимаете, что станете очень богатым человеком? Какая-нибудь компания заплатит целое состояние за такое открытие. Вам надо хорошенько все обдумать. Свяжитесь с финансовым советником или адвокатом.

Стивенс прищурился и несколько секунд пристально смотрел на декана.

— Мне и в голову не приходило продавать результаты исследования, Уоррен. Конечно, я не против компенсации. Уж мы с Либби знаем, куда потратить денежки. Два наших мальчика учатся в колледже.

— Вот видите.

— Полагаю, мне нужно все хорошенько обдумать.

— О чем здесь думать?

Стивенс покачал головой.

— Вы упомянули о финансовом советнике. Мне в голову не приходило ничего подобного.

— Уверен, что так оно и есть, однако вам пора уже все понять. Если решите обратиться к корпорациям, могу порекомендовать несколько отличных компаний. Университет в прошлом работал с ними, и я уверен, что они хорошо обойдутся с вами.

— Вы предлагаете продать результаты исследования немедленно?

— Я ничего не предлагаю. Я лишь советую вам отдохнуть и на досуге пошевелить мозгами. Открытие принадлежит вам. Только, ради Бога, не подписывайте никакие документы до тех пор, пока их не просмотрит наш юрист.

— Не буду, — заверил его Стивенс. — Хочу только заметить, что я просто подавлен. — Стивенс хотел сказать что-то еще, однако передумал и умолк. Последовало молчание. Потом он заговорил вновь. — Уоррен, как выдумаете, факультет может дать мне отпуск недели на три? — спросил он.

Декан нахмурился:

— Три недели? Ну конечно. Хейнс и Берман могут вести ваши группы. А что у вас на уме?

— Ну… Либби уже давно просит меня взять отпуск. На днях я прочитал в «Таймс» о круизе на корабле «Мажестик». Он плывет в Европу, заходит в Средиземное море, а назад мы полетим на самолете.

— Фантастическая идея! — воскликнул Уилкерсон, в восторге хлопая рукой по письменному столу. — Мы путешествовали на этом судне в прошлом году. Добрались только до Карибского моря. Гарантирую, что такая прогулка вам понравится. Наберете килограммов десять веса. Поезжайте обязательно. Если хотите, я свяжу вас с моим агентом из бюро путешествий. Она нам здорово помогла.

— Спасибо, Уоррен. Вы очень добры.

Стивенс раздумывал еще несколько секунд, а потом решился.

— Знаете, именно так я и поступлю. Принесу домой билеты. Вот Либби-то удивится. Она уже хочет опять вернуться на работу, так как мальчики с нами больше не живут. Полагаю, это может подождать. Как имя вашего агента?

— Одну минуту. — Уилкерсон начал листать свой блокнот. Нашел, написал имя на листке бумаги и протянул его Стивенсу.

Оба встали одновременно. Когда они пожимали друг другу руки, лицо Стивенса вдруг опять посерьезнело.

— Уоррен, хочу, чтобы вы знали, насколько я благодарен вам за помощь и поддержку на протяжении всех последних лет; вы стали мне настоящим другом. Мне надо все обсудить с Либби, а уж потом мы примем какое-то решение. Вы правы. Нам необходимо отправиться в путешествие. Я обещаю хорошенько подумать. Мне с самого начала казалось, что подобные открытия должны быть общим достоянием. Не могу себе представить, как какая-то корпорация берет с человека двадцать пять тысяч долларов за пересадку печени. Какой абсурд. Вообразите: мы говорим семье, чей отец страдает болезнью Альцгеймера, что можем приостановить процесс, но лишь в том случае, если у них имеется достаточное количество наличных. Я никогда бы не пошел на такое.

— Я не говорю, что вам следует так поступать. Собственно, я вообще ничего не предлагаю. Я лишь советую вам взять отпуск и отлично провести время. Вернетесь назад отдохнувшим и окрепшим, вот тогда и продолжим разговор.

— Хорошо.

— Между прочим, вы сделали запасную копию программы?

Стивенс улыбнулся и похлопал рукой по портфелю.

Уилкерсон пожелал ему счастливого путешествия и попросил передать привет жене. После того как дверь закрылась, декан некоторое время смотрел на нее, затем снял трубку и набрал номер.


Глава 5 | Смерть в океане | Глава 7