home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава тринадцатая

С наступлением вечера пошел дождь.

Воины Джунглей видели собирающиеся тучи, чувствовали холодный ветер, предвещающий грозу, но ярость и скорость, с которой она началась, превзошли все их ожидания.

Дождь был кислотным. Бракстон вздрогнул, когда первая капля упала ему на щеку, а Лоренцо приложил руку к шее, когда ее вдруг начало жечь. К счастью, кислота оказалась слабой, не такой, как у растения жгучеплюя, но если находиться под дождем слишком долго, и она могла причинить вред.

Они укрылись под развесистыми ветвями огромного дерева. Лоренцо слушал, как дождь колотит по пологу из листьев, и мрачно смотрел на стекавшую вокруг него каскадом жидкость. Ему стало интересно, через сколько времени кислота прожжет листву, и его не отпускала мысль, что даже ливень начался не просто так. Казалось, планета так жаждала уничтожить их, что была готова пожертвовать даже частью самой себя.

Катачанцы заговорили, не вернуться ли в орочий лагерь, под защиту склепанных металлических листов, но Грейс не желал никуда уходить.

— Кроме того, — проворчал он, бросив опасливый взгляд через плечо, — мы даже не знаем, что сейчас скрывается позади нас.

Все они понимали, что сержант имел в виду. С тех пор как они выдвинулись из лагеря, они знали, что за ними вновь идут призраки.

Конечно, это было неизбежно. И все же Лоренцо надеялся хоть на какую-то передышку. Он был не единственным из шести оставшихся бойцов своего отделения — половины от первоначального числа, — кто получил ранение в бою прошлой ночью, не говоря уже о том, что чувствовал себя глубоко уставшим. Левая рука Армстронга висела плетью — топор орка повредил ему плечо, а Бракстон не проронил и слова с самого полудня и выглядел так, словно вот-вот упадет. Их лазганы были практически разряжены, поэтому Майерс нес на себе пояс из связанных вместе батарей, чтобы подзарядить их от солнца, прежде чем можно будет развести костер и зарядить как следует. Но из-за задания Грейс, который теперь стал командиром, требовал идти дальше, да и ни один из шести бойцов не был готов признать поражение. Их карта сгинула вместе с Маккензи, но Армстронг знал, где они находятся, и был уверен, что вспомнит местонахождение логова вожака по инструктажу. Или хотя бы подведет отделение к нему.

Из рюкзаков они достали щелочные порошки и втерли их в открытые участки кожи и волосы. Пока они занимались этим, краешком глаза Лоренцо заметил, как вокруг них начали собираться призраки. На этот раз они привлекли к себе внимание не одного существа. Их было куда больше. И они, похоже, не очень стремились скрыть свое присутствие.

Или, возможно, дело в том, что они были крупнее и неповоротливее Дугана. Тела орков, как они и предполагали. На таком расстоянии не осталось сомнений, что от них несло трупной вонью. Последних пару часов, когда ветер дул в их сторону, она постоянно чувствовалась. Некоторые орки были мертвы уже несколько недель, если не месяцев, и теперь будто стали частью самой планеты, были покрыты ее землей и оживлены таинственной силой.

Для того чтобы отогнать одного подобного монстра, потребовались совместные усилия шести Воинов Джунглей. Самое мелкое существо гоняли шестеро Воинов Джунглей, относительно свежих и готовых к бою.

Пока зомби держались на расстоянии и просто наблюдали. Тем не менее Грейс быстро приказал отделению выдвигаться, опасаясь, что, останься они здесь дольше, существа полностью окружат их. Гвардейцы пошли быстрым шагом, прикрывая головы рюкзаками и стараясь держаться поближе к деревьям. К счастью, за это время они успели достаточно хорошо узнать Рогар, чтобы избегать его самых очевидных ловушек, хотя Лоренцо не забывал предупреждения Доновица насчет стремительной эволюции планеты и подозрительно осматривал даже самые неопасные с виду цветы.

Он дернулся от шелеста листвы. Звук раздался ближе обычного, несколько левее отделения, а не сзади, как обычно. Лоренцо прицелился, но не осмеливался открыть огонь, так как не знал, сумеет ли сразу прикончить существо. Он различил фигуру орка, который вперился в него взглядом немигающих глаз, один из которых наполовину вылез из орбиты от скопившейся там засохшей крови. Пока Лоренцо наблюдал за ним, зомби сделал шаг назад и молча утонул в земле.

— Они следят за нами, — заявил он. — Мы справились со всем, что приготовил нам Рогар, поэтому он приказал зомби следить за нами и постараться отыскать у нас уязвимое место.

— Мне бы хотелось, чтобы они уже напали на нас, чтобы покончить со всем этим, — пробормотал Бракстон.

— Будь осторожнее в своих желаниях, — мрачно предупредил его Сторм.

— Когда вы прибыли сюда, — сказал Бракстон, — вы говорили о Рогаре так, словно он, даже не знаю, был живым существом, врагом вроде орка или еще чего… теперь я начинаю понимать. Эта планета будто живая, она обладает разумом и по-настоящему желает нашей смерти.

Он говорил так, словно хотел, чтобы его разубедили.

Этого никто делать не стал.

Джунгли перед ними вновь встали непроходимой стеной. Грейс послал Малдуна и Сторма для расчистки дороги, и темп продвижения резко упал.

А за их спинами собирались зомби.

— Возможно, стоит пальнуть по ним пару раз, — встревоженно предложил Армстронг и поднял лазган здоровой рукой, будто желая убедиться, что ею-то он еще может шевелить, — чтобы припугнуть немного.

— Не знаю, сработает ли, — пробормотал Грейс.

— Спец стрелял в… — сказал Лоренцо, но запнулся, не в силах произнести имя Дугана, — …в первого. Тот вообще никак не отреагировал.

— Они нечувствительны к боли, — произнес Грейс. — Вспомните, что сказал Башка. Мы не должны думать о них как о живых существах. Это уже даже не орки. У них нет сердец, а если и есть, то они давно не бьются. Нет также внутренних органов, нервных окончаний, болевых точек, и сомневаюсь, что их мозги еще работают. Они растения, не более. Продолжение джунглей, самой планеты, которая переработала останки таким образом.

Лоренцо украдкой взглянул на скопление теней, ища ту, которая была меньше других. Он всей душой надеялся, что не найдет ее. Если у Бога-Императора здесь, так далеко от Золотого Трона, была хоть какая-то власть, он должен сделать так, чтобы Дуган почил с миром.

— Значит, разбираться с ними будем как с любым другим враждебным растением, — подал идею Армстронг.

— Мы не сможем вырвать их с корнем, — прорычал Грейс. — Их у зомби нет.

— Разрезать их на куски? — отозвался Сторм, и его пальцы легли на рукоять ножа.

— Слишком долго, — ответил сержант. — Думаю, они будут двигаться до тех пор, пока ты не доберешься до самих костей и не переломаешь их.

— Нужно что-то сделать, — сказал Бракстон, — пока они не напали!

— Мальчик прав, — произнес Армстронг. — Нам нужно показать свою силу, дать им повод для размышлений. Если, конечно, они умеют думать.

— А если и не умеют, то это вполне может сделать кто-то вместо них, — пробормотал Майерс.

— Сколько у нас осталось взрывчатки? — спросил Лоренцо.

— Пара противопехотных мин, — тут же ответил Майерс.

— Припасем их для особого случая, — блеснул глазами Грейс. — У меня возникла идея получше.

Он переглянулся с Армстронгом.

— Сожжем их! — вместе сказали они.

Лоренцо и Бракстон взялись за расчистку дороги, а Майерс и Сторм вновь собрали огнемет. Грейс с трудом поднял тяжелое орудие и сделал несколько шагов к наблюдающим зомби. Затем он нажал курок и повел огнеметом из стороны в сторону.

Казалось, одновременно прозвучал десяток взрывов — растения и деревья лопались, словно пламя поглощало их изнутри. У зомби, которых видел Лоренцо, горели наиболее легко воспламеняющиеся части тел, состоящие из лоз и трав. Они шатались в смятении и охлопывали себя, чтобы сбить пламя, но из-за этого огонь только быстрее распространялся.

Лоренцо пораженно наблюдал за ужасными последствиями, пока не вспомнил, что Рогар прежде уже имел дело с огнем — начиная с небольшого костра, который разожгли Воины Джунглей две ночи назад, и заканчивая попытками людей и орков расчистить местность. Планета знала, что может сделать ей огонь, и Лоренцо был уверен, что Рогар боится пламени. Сам мир смерти боялся, и из-за страха он решился напасть на существ, которые причинили ему столько вреда, пока у него еще было достаточно сил. И он послал своих солдат вперед…

Воины Джунглей разом подняли лазганы, когда шестеро зомби — те, что еще могли ходить, — заковыляли к ним, дымясь, словно небольшая армия демонов. Катачанцы дали залп, который, впрочем, не произвел большого эффекта, и Грейс выпустил еще одну струю пламени перед зомби в надежде перекрыть им путь, а затем, точно рассчитав время, бросил огнемет и отскочил в сторону. Туда, где всего лишь мгновение назад стоял сержант, упал зомби и поджег под собой траву. Он попытался подняться, но выжженная земля начала отслаиваться от него, подобно омертвевшей коже, обращаясь в пепел, пока не обнажились кости, так что вскоре существо уже просто не могло встать. Остальные бойцы сбросили рюкзаки и попытались рассредоточиться, что оказалось не так легко в узком расчищенном коридоре. К сожалению, у зомби все обстояло иначе: хотя их движения были медленными и неуклюжими, им ничто не препятствовало, сама листва была частью их. Существа также разделились, и каждое выбрало себе цель. Лоренцо вместе с Бракстоном попытались пробиться в джунгли, разрывая куртки о колючки и жалясь крапивой, когда к ним метнулись двое горящих зомби.

— Цельтесь по коленям! — завопил Армстронг.

Лоренцо последовал совету Одноглазого и попытался отстрелить ближайшему зомби ногу. Он успел сделать четыре выстрела, когда существо подобралось к нему вплотную. Зомби отвел огромный кулак, и поначалу Лоренцо не мог понять, в кого он нацелен — его или Бракстона, но когда кулак полетел прямо в него, катачанец поднырнул под него и попытался проползти под ногами монстра, но отдернул руку от горящего отпечатка ноги в траве. Зомби развернулся к нему, но тут кость в его ноге треснула, и Лоренцо понял, что стрельба в конечном счете все же дала результат. Зомби сумел превратить падение в атаку, и Лоренцо понял, что ему не увернуться от летевшего на него горящего скелета, который остался от существа. На мгновение он уставился в его пустые глазницы — туда, где некогда были поросячьи орочьи глазенки, — и их выражение показалось ему насмешливым. Лоренцо поднял ногу, уперся в живот зомби и попытался перебросить его через себя. От удара ботинком существо распалось, и хотя большая его часть пролетела у него над головой, Лоренцо все же осыпало костями, грязью и горящими листьями.

Он перекатился, чтобы сбить попавший на одежду огонь. Затем вскочил на ноги, держа лазган на изготовку, но увидел, что других зомби постигла та же участь, что и его противника. Огонь и лазерные выстрелы уничтожали их тела, и те валились под ноги катачанцам. Два скелета оставались относительно целыми и на глазах Лоренцо начали проваливаться в землю. До одного из них Сторм дотянулся прежде, чем тот успел исчезнуть, и ударом приклада сломал ему хребет. Второй, с которым до этого сражался Грейс, успел скрыться.

Бойцы расслабились и перегруппировались, как только на джунгли опустилась тишина, вокруг них дотлевали десятки очажков пламени, пока дождь в конечном счете не погасил их.

— Думаешь, мы столкнулись с ними в последний раз, сержант? — спросил Майерс.

— Надеюсь, Стрелок, — прорычал Грейс. Он бросил пренебрежительный взгляд на брошенный огнемет. — Потому что эта штуковина почти пуста.

Тем не менее Майерс и Сторм разобрали и сложили огнемет обратно в рюкзаки на случай, если за ними наблюдали, хотя впервые за два дня никто из катачанцев не чувствовал этого.

— Существ было больше, — сказал Армстронг сержанту. — Ты сжег только первые ряды. Сзади их было по крайней мере еще с десяток, но как только они увидели огонь, сразу ушли под землю.

— И это не говоря уже о тех орках, которые погибли на Рогаре за прошедшие годы, — произнес Лоренцо.

— И гвардейцах, — тихо добавил Бракстон.

Грейс кивнул.

— Интересно, они могут перемещаться под землей? — спросил Бракстон. — Или появляются там же, где исчезли?

— Не знаю, — ответил Грейс. — А ты что думаешь?

— Что лучше расставить мины.

Какое-то время Грейс пристально разглядывал Бракстона, а затем его губы скривились в усмешке.

— Мне нравится ход твоих мыслей, гвардеец. Правильно, тащите сюда все мины. Одноглазый, со мной. Ты же видел, где исчезли некоторые ходячие мертвецы? Что ж, когда они в следующий раз попытаются выбраться из могил, их будет ждать неприятный сюрприз. Лоренцо, Бракстон, расчищайте путь. Когда мы установим эти малышки, нам нужно будет убраться отсюда как можно скорее.

— Так точно, сержант, — ответил Лоренцо.

Грейс уже было отвернулся, когда ему в голову пришла еще одна мысль, и он опять взглянул на Бракстона.

— Дай посмотрю твой нож, — сказал он.

Бракстон показал ему небольшой затупленный клинок, которым расчищал дорогу, и Грейс презрительно назвал его «имперской штрыкалкой».

Лоренцо заметил, что теперь у сержанта было два ножа, и сразу догадался, откуда у него появился второй. И все же он очень удивился, когда сержант достал из-за пояса Коготь Дьявола Вудса — более метра в длину, его можно было скорее назвать мечом, чем ножом, — и протянул валидианцу.

— Бери, — предложил он. — С ним тебе будет проще. Но не забывай, что он у тебя лишь временно.

Бракстон взял Коготь и повертел его в руках. Он полюбовался хорошо заточенным лезвием и удивился, насколько оружие было сбалансированным благодаря полому лезвию, наполовину заполненному ртутью.

— Да, сержант, — почти благоговейно ответил он.

— Теперь я понимаю, почему вы все о нем такого высокого мнения, — сказал валидианец, когда они с Лоренцо вновь остались наедине.

Грейс и Армстронг все еще устанавливали мины, а Майерс и Сторм ушли в джунгли на поиски ящериц и всего, что окажется съедобным. Лоренцо же и Бракстон продолжили расчищать путь, и хотя работа была долгой и утомительной, она пошла намного быстрее, когда Бракстон получил новый нож.

— Ты о ком? — спросил он.

— О сержанте Грейсе.

— Конечно, так и есть. Не заработай он всеобщее уважение, то и не получил бы это звание.

— Я раньше не понимал. Поначалу он казался мне, даже не знаю, угрюмцем, что ли. Всегда сдержанный, осуждающий.

— Если ты ищешь среди нас приветливых людей, — сказал Лоренцо, — то спешу сообщить, что на Катачане таких не водится.

— Наверное, так и есть. Но теперь я видел сержанта Грейса в деле — то, как он всем подает пример, командует отделением, заставляет нас думать лишь о задании. И то, как он… в смысле, он действительно заботится о своих бойцах, даже если и не всегда…

— Он бы просто отдал за нас жизнь, — коротко ответил Лоренцо, — как и мы за него. Что в этом странного?

— Дело в том, что я привык к сержантам, которые все делают по Уставу. То же и с комиссаром. Если бы Маккензи выжил и увидел Грейса сейчас…

— Если бы он захотел увидеть, — поправил его Лоренцо.

— Да. Просто я хотел сказать, что Маккензи был валидианцем. Мы с ним не понимали этого, пока находились среди них. Я даже представить не могу, что значит для тебя, Грейса и всех остальных оказаться на подобном мире. Мире смерти. Но я понемногу начинаю понимать, и, думаю, со временем это понял бы и Маккензи.

— Считаешь, он бы не написал рапорт на Старого Упрямца? Не расстрелял бы его?

— Мы этого уже не узнаем, — ответил валидианец. — И думаю, лучше не возвращаться к этому вопросу. Я точно ничего не скажу.

Лоренцо собирался произнести что-нибудь утвердительное, когда заметил что-то в траве. Серебряный треугольник. Похожий на необычной формы листок, сорвавшийся с ветки, он напомнил ему кое о чем. Предупреждение.

Нож Бракстона опускался прямо на треугольник, и Лоренцо оттолкнул его руку прежде, чем вспомнил, что же означал знак. Из травы взвилась змея и сделала выпад в то место, где еще секунду назад находилась рука Бракстона.

— Лучше нам поменьше болтать, — сказал Лоренцо, — и внимательнее смотреть под ноги.

Бракстон кивнул. Но прошло не так много времени, и он опять заговорил:

— Я вот думаю, может, мне следует сказать остальным, что они могут мне доверять?

Лоренцо слабо улыбнулся:

— Они и так знают. В особенности Старый Упрямец. — Он указал на Коготь Дьявола в руке Бракстона. — Поверь, он знает.

Затем к ним подбежали Грейс и Армстронг, а вслед за ними Майерс со Стормом.

Они едва успели остановиться, как земля сзади содрогнулась от серии взрывов, так, что с веток осыпались листья. Ловушка сработала. Грейс злорадно осклабился. Минуту они стояли на месте, пытаясь услышать шаркающую походку зомби или увидеть среди дождя очертания орочьей фигуры, но вокруг никого не было.

Через какое-то время Бракстон обнаружил ловушку. Петля среди травы, которая вздернула бы за ногу ничего не подозревающего человека. Когда валидианец указал на нее, Лоренцо решил, что неподалеку есть орки. Хитрые орки. А затем он внимательнее осмотрел петлю. Она была из лиан, но не сплетена вручную, а, казалось, приобрела такую необычную форму естественным образом.

— Рогар учится, — пробормотал он, когда Бракстон одним ударом разрубил петлю. — И он учится у нас.

Они шли еще добрую половину ночи, чтобы компенсировать поздний выход, пока Лоренцо не начал чувствовать, что еще чуть-чуть и он просто свалится с ног от усталости. Долгое время он шел лишь на чистом адреналине, но даже тот со временем иссяк. Кислотный дождь не прекращался, и, несмотря на предосторожности, лицо и шея Лоренцо покраснели и покрылись волдырями. Рана в боку будто горела. Он мучился вопросом, прекратит ли Грейс когда-нибудь эту пытку, хотя, конечно, вслух бы никогда не пожаловался. Наконец сержант смирился с тем, что даже его бойцам необходим отдых. Тем не менее он предупредил, что времени у них совсем немного. Старый Упрямец собирался выдвигаться рано поутру, а до тех пор Воинам Джунглей придется стоять на карауле в три смены по два человека, на случай если синий свет вздумает появиться вновь.

Впервые Лоренцо не вызвался добровольцем на первый караул. В него Грейс поставил Майерса и Сторма, а Лоренцо лишь порадовался тому, что его определили в третий, и последний, с Армстронгом. Возможно, потому, что они оба получили ранения прошлой ночью. Только когда они разбили лагерь, навесив полимерную пленку, чтобы укрыться от дождя, он понял, насколько уставшим выглядел сержант.

Они разожгли самый большой и жаркий костер, который только сумели, несмотря на то что их могли заметить. Катачанцы сделали так, дабы напугать своего настоящего врага — Рогар-3.

Лоренцо заснул даже прежде, чем его голова коснулась земли. Но казалось, только он успел закрыть глаза, как его тут же разбудил чей-то крик.

Сначала он подумал, будто ему и дальше снится сон. Тот, в котором его утягивали мертвые товарищи. Но в этот раз его по-настоящему засасывало. Лоренцо уже наполовину погрузился под землю, он отчаянно попытался вырваться, но его лишь начало затягивать с еще большей силой.

Зыбучий песок? Лоренцо тонул, хотя, когда он ложился, земля была совершенно твердой. Катачанец старался не барахтаться, так как знал, что таким образом лишь крепче увязнет. Кто-то выкрикивал его имя, умолял его проснуться, а дождь продолжал хлестать по уже побуревшей от кислоты пленке.

Это было хуже, чем зыбучие пески. Лоренцо знал, что в них на самом деле было легко утонуть, но сейчас в него вцепился сам Рогар-3, он жаждал утащить его в свои глубины. Первым его порывом было достать катачанский Клык, но пользы от него пока не было. Дело в том, что обе ноги Лоренцо уже увязли, и ему не хотелось потерять еще и свое оружие.

С огромнейшим усилием он поднял голову. Весь лагерь превратился в сплошное болото. Армстронг и Майерс также попались в ловушку во время сна. Грейс и Бракстон стояли, но их засосало по колени, — должно быть, планета атаковала во время их смены. Бракстон продолжал кричать, — возможно, со своего места он не видел, что Лоренцо уже проснулся. От костра не осталось и следа: наверное, его первым утащило под землю. Сторму повезло больше всех. Он стоял в грязи на четвереньках и благодаря своей огромной силе, стиснув зубы и напрягаясь до предела, полз, вернее, почти плыл, пока не достиг края лагеря катачанцев и не ухватился за ветку. Теперь, когда ему было за что держаться, он начал понемногу вытягивать себя.

Лоренцо хотел последовать примеру Сторма, когда земля рядом с ним взорвалась. Лоренцо вздрогнул и еще больше погрузился в трясину, когда из-под нее вырвалось существо. Огромное сгорбленное существо с клыками, торчащими из темного слоя тины и грязи. Орк-зомби.

Они выскочили из земли вокруг лагеря, окружая Воинов Джунглей. В отличие от своих жертв, они с легкостью передвигались по трясине, и их некогда неуклюжая походка казалась теперь довольно проворной.

Ближайший зомби встал во весь рост над Лоренцо и поднял обе руки, приготовившись убить его.


Глава двенадцатая | Мир смерти | Глава четырнадцатая