home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава семнадцатая

Все изменилось в мгновение ока.

Вот Лоренцо уже лежит на земле, стараясь не потерять сознание, не зная, сотрясается ли пещера вокруг, или это просто головокружение. Он постарался собрать произошедшее по кусочкам.

Перед глазами у него проносился весь остаток жизни. Героическая смерть. Орочий вожак, который становился все ближе и ближе, пока не затмил собою весь мир. Остался лишь вожак и пламенная река.

Но Большой Зеленка каким-то образом почуял его приближение, или же один из телохранителей вовремя вскрикнул, а может, все дело в псайкере. Вожак обернулся, но, так как времени поднять топор или уйти в сторону у него не оставалось, он просто подпрыгнул и грудью принял удар Лоренцо. Мускулистыми руками он вцепился в ноги катачанца, и противники рухнули на землю. Орк сумел приземлиться на ноги, в то время как Лоренцо тяжело упал на спину.

Он уже приготовился умереть, но вдруг увидел, что и вожак пошатнулся. Чтобы устоять, ему пришлось сделать шаг назад, и его нога скользнула в лавовый поток. Увидев, что вожак в опасности, псайкер панически заверещал и торопливо захромал к выходу. Лоренцо затаил дыхание, но вожак оказался невероятно выносливым. Он выдержал кошмарную боль и теперь возвышался над катачанцем с высоко поднятым топором, даже несмотря на то, что нога его до колена превратилась в головешку. Лоренцо не знал, что ему делать, запасных планов у него не было, так как вовсе не рассчитывал прожить так долго.

Однако среагировал он вовремя, изо всех сил пнув воеводу по целой ноге — тот повалился наземь, хоть и не туда, куда катачанец рассчитывал. Лоренцо стремительно взобрался на орка, все еще надеясь утащить того вместе с собой в лаву, но Большой Зеленка оказался слишком тяжелым и крупным, и к тому же сзади на катачанца набросились двое уцелевших телохранителей.

Он лягался и орал, пока его оттаскивали от лежащего противника. Орки кинулись к нему со всех сторон сразу, как только увидели, что их командир в опасности. Ему нечасто доводилось лицезреть подобное проявление верности у зеленокожих. Лоренцо видел вокруг себя лишь ревущие пасти и, потеряв из виду вожака, понял, что все кончено.

Сначала звуки лазерных выстрелов показались ему нереальными, словно из другого мира. И лишь когда орки бросились врассыпную, когда один из них получил выстрел в ногу и ослабил хватку, Лоренцо понял, что в уравнении появился новый элемент. Вернее, два элемента. Сержант Грейс и Бракстон. Лоренцо не знал, откуда они взялись — вероятнее всего, из туннеля под разрушенной галереей, — но они подарили ему еще один шанс, когда он лишился всякой надежды, и теперь катачанец не собирался упускать его.

Лоренцо попытался сбросить с себя последнего зеленокожего, но ему это не удалось. И вновь на помощь Лоренцо пришли инстинкты, подсказав, когда под ногами орка вздыбится земля и куда его при этом толкнуть. Оступившись, зеленокожий с воем полетел головой прямиком в лаву.

Лоренцо схватил лазган и тут же нашел цель. Псайкер зеленокожих. Он думал, что чуднапарень давным-давно убрался отсюда, но, должно быть, тот столкнулся с другими катачанцами и был вынужден вернуться обратно. По крайней мере, думал Лоренцо, если он убьет его, то лишит вожака преимущества. Он станет обыкновенным орком. Но его отделению не приказывали устранить псайкера. От них требовалось уничтожить самого Большого Зеленку, и именно это Лоренцо намеревался сделать.

На одной ноге вожак не мог уйти далеко. Он находился всего в паре метров от катачанца, идти ему помогали двое телохранителей. Но Грейс находился ближе, и Лоренцо заметил в глазах сержанта знакомый блеск. Сержант увидел свой шанс и собирался воспользоваться им, невзирая на цену. Тогда как путь Лоренцо оказался перекрытым и он не успевал добраться до него вовремя. Но все равно катачанец ринулся на орков, стреляя из лазгана и размахивая Клыком. Он не знал, был ли багровый туман у него перед глазами результатом вспышки беспричинного гнева, отравлением или просто отблеском лавовой реки.

Все, что Лоренцо знал в этот отчаянный момент, — он должен добраться до вожака раньше сержанта. Он ничего не мог с собой поделать. Грейс устал от жизни, хотел уйти на вершине славы, а Лоренцо жаждал получить прозвище. Разве о сержанте уже не сложено достаточно историй?

Грейс пробивался сквозь зеленокожих с поразительной легкостью. Орки уже даже не пытались застрелить его, землю трясло так, что прицелиться было невозможно. Они кидались на сержанта со всех сторон, но тот отбрасывал их в сторону, потрошил или просто перепрыгивал, когда те, неверно рассчитав движение, падали у ног Грейса. Лоренцо так увлекся этим зрелищем, что едва осознавал собственные действия: он двигался почти бессознательно, ударив одного орка ножом в горло, увернувшись от топора другого. И лишь когда от потолка откололся крупный кусок, от которого Лоренцо вовремя отскочил, и раздавил десяток орков, катачанец понял, что совершил. Он заманивал противников, сбивал их в кучу, дабы потом те погибли под обломками… разве не так?

Вокруг него вздымались клубы пыли, с потолка сыпались камни, разбились последние рабочие фонари. Теперь пещеру освещала лишь лава, и Лоренцо едва не свалился в нее, когда в поисках вожака оскользнулся на каменной осыпи. Земля вновь задрожала, и из сотен небольших трещин в полу пещеры хлынули новые потоки огня, разделив ее на небольшие островки. Лоренцо принялся перескакивать с одного на другой. Он знал, куда идти, словно сам, собственным телом чувствовал тяжесть шагов своей жертвы.

Он был там, вместе с последним телохранителем, — на одиноком островке, который обтекал поток лавы, который ему не перепрыгнуть. Большой Зеленка увидел Лоренцо, его глаза расширились от страха и ненависти. Он заорал, замахал руками на своего охранника, требуя, чтобы тот бросился в лаву, послужив мостиком вожаку. В ответ зеленокожий попытался зарубить его топором. Очевидно, у орочьей верности были свои пределы, особенно когда ясно, что дни командира сочтены.

Но Большой Зеленка недаром стал вожаком. Некоторые орочьи военные вожди сходились в поединках даже с космическими десантниками. Проявив ту же потрясающую реакцию, что и при стычке с катачанцем, орк перехватил лезвие топора обеими руками в сантиметре от морды и вывернул оружие из рук испуганного телохранителя.

Лоренцо лихорадочно открыл огонь, но, как и орки ранее, осознал, что из-за землетрясения его выстрелы уходят в «молоко». В это время вожак схватил предателя за шею, вывернул ему руку за спину и начал пригибать к лаве. Казалось, вожак в конечном счете все же одержит верх, когда Лоренцо просто бросился ему на спину.

Он рассчитал прыжок так, чтобы использовать дополнительный толчок от землетрясения, и когда Большой Зеленка резко обернулся и взмахнул топором, Лоренцо оказался выше, чем тот ожидал, поэтому лезвие прошло в сантиметре под его ногами. Секунда — и катачанец оказался на плечах у вожака и вонзил нож ему в глаз, пытаясь достать до мозга.

Большой Зеленка взревел и попытался сбросить с себя Воина Джунглей. Лоренцо держался изо всех сил, но из-за мощи вожака и землетрясения это было как оседлать трех гроксов сразу. Прежде чем орк его скинул бы, Лоренцо выдернул нож и ловко спрыгнул на землю.

Он парировал удар топора, одновременно пнув вожака в раненую ногу, отчего тот вновь взвыл. Но Большой Зеленка не упал. Он даже не пошатнулся, а Лоренцо рассчитывал по крайней мере на секундную передышку, чтобы успеть встать в защитную стойку. Следующий удар оказался таким сильным, что сломал ему запястье, и нож бессильно вылетел у него из руки.

Отшвырнув лазган, Лоренцо без раздумий бросился вслед за Клыком. Он поймал его в воздухе, извернувшись, чтобы не свалиться в лаву. Катачанец тяжело опрокинулся на спину, и на мгновение у него потемнело в глазах. Лоренцо попытался отпихнуть вожака ногой, но на орка это не произвело впечатления. Он навалился на Лоренцо, его острые клыки едва не касались лица бойца, из выколотого глаза на щеку капала кровь, а рукоятью топора он давил на горло.

Лоренцо ухватился за нее обоими руками, пытаясь откинуть орка, но вожак был слишком силен. Катачанец задыхался. Легкие горели, в глазах потемнело. Но Лоренцо продолжал держаться, ибо каждая доля секунды отдаляла побег Большого Зеленки. Пусть монстра убьет не Лоренцо, но он станет тем героем, который задержал его на время, достаточное, чтобы орка прикончило землетрясение. Но катачанец понимал, что надежда была слабой.

Внезапно дышать стало легче. Лоренцо попытался осмотреться, но его глаза заволокли слезы. Руки отказывались повиноваться, пока легкие жадно вбирали в себя воздух. Лоренцо закашлялся, когда в горло попала пыль.

Проморгавшись, он сразу понял, что происходит: Грейс сражается с вожаком. Сержант уже успел нанести ему несколько мощных ударов. На щеке у Большого Зеленки красовался свежая рана. Тем не менее он продолжал сражаться, словно ничто и никогда его не остановит.

Лоренцо так отбил ноги при падении, что не мог подняться, поэтому атаковал врага снизу. Благодаря совместным усилиям его и Грейса, Большой Зеленка вновь рухнул на землю. Катачанцы кинулись на него и принялись молотить его кулаками и раз за разом всаживать ножи. Но орк размахнулся топором, тот расколол сержанту шахтерскую каску, рассек скальп и громко звякнул о металлическую пластину под ним. Грейс упал на спину, кровь текла на седые волосы, а в это время Лоренцо титаническим усилием сумел перебросить вожака через себя прямиком в кипящую лаву. Командир орков упал в нее лицом, но все еще продолжал дергаться, поэтому Лоренцо нажал рукой на затылок и издал победный рев, в котором слышалась вся глубина скопившейся за эти дни ненависти. Он вдавил Большого Зеленку лицом в лаву…

Затем Лоренцо бросился обратно к Грейсу, хотя и не знал, чем мог ему помочь. Из раны ручьем текла кровь, но на лице сержанта читалось лишь злобное удовлетворение. И возможно, намек на одобрение, когда он взглянул на Лоренцо.

А затем его глаза внезапно тревожно расширились. Лоренцо обернулся и увидел, что вожак поднялся из ручья, и, хотя с его лица стекала жидкая лава, а большая часть кожи сгорела, он вновь шел на них…

Грейс тут же принялся палить ему грудь. Лоренцо сомневался, что этого будет достаточно, но затем кто-то открыл огонь в спину Большому Зеленке. Огромный орк уже занес над катачанцами топор, когда из завесы пыли вышел грязный, измазанный сажей Бракстон и всадил ему последний луч прямо в голову. Безумный свет в глазах монстра угас раз и навсегда.

Лоренцо думал, что со смертью командира орков будет чувствовать себя иначе. Он надеялся почувствовать… хоть что-то. Возможно, облегчение. Или досаду от того, что последний удар нанес другой. Думал, что каким-то чудом кругом все стихнет и даже само время остановится. Когда рядом с ним упал еще один кусок скалы, он понял, что этого не будет.

Бракстон поднял Лоренцо на ноги, и когда они вдвоем собрались помочь встать сержанту, тот лишь упрямо отмахнулся.

— Нужно выбираться отсюда, сержант, — произнес Бракстон, когда Лоренцо нашел свой лазган и загнал в него новую батарею. — Скоро все обвалится. Большинство орков уже сбежали. Где Одноглазый?

Лоренцо покачал головой.

— Стрелок и Дикарь?

— Мертвы, — печально ответил Грейс. — Мы натолкнулись на их тела по пути сюда. К сожалению, они нашли Большого Зеленку раньше нас.

— Уверен, они сражались достойно, — автоматически сказал Лоренцо. — Если бы они не потрепали его…

— Помянем их позже, — проворчал Грейс. — Зеленокожие побежали к поляне, но мы нашли другой путь наружу.

Он кивнул в сторону туннеля, из которого они вышли.

— По той дороге сопротивление будет явно слабее. Конечно, если она еще не обрушилась.

— Я поведу, — сказал Лоренцо.

— Черта с два! — взвился Грейс. — Если ты не заметил, боец, то я пока не окочурился и командую этим отделением или тем, что от него осталось.

— Я не об этом, сержант. У меня появилось… даже не знаю, как правильно сказать, нечто вроде предчувствия землетрясения. Словно я знаю, когда задрожит земля, куда нужно становиться, куда…

Лоренцо замолчал, поняв, насколько глупо и неправдоподобно звучат его слова.

Мгновение Грейс смотрел на него холодным взглядом, а затем согласно кивнул.

— Тогда вперед, — проворчал он.

Лоренцо уверенно двинулся вперед, хотя в душе опасался, что удача могла отвернуться от него в любую секунду. А затем его вновь охватило неподдающееся описанию ощущение, что они идут в верном направлении. Грейс указал на туннель впереди, но Лоренцо вместо этого выбрал обходной путь к цели. Его осторожность оправдала себя, когда там, куда они не пошли, словно из гейзера, хлынул поток лавы.

Воины Джунглей вжимались в стену, стараясь держаться подальше от бурлящего огня, пока не добрались до другого туннеля и не ступили в его затхлый, но прохладный воздух. После этого идти стало несколько проще, так как здесь не было лавы и можно было опереться о стену. Когда особенно сильная дрожь стала бросать их от одной стены к другой, Грейс выругался и спросил у Лоренцо, почему тот не почувствовал ее приближения.

Их окутала тьма, поэтому Лоренцо пришлось включить фонарь на каске, который, к счастью, еще работал. Они прошли несколько перекрестков и обнаружили, что путь все чаще преграждают небольшие завалы, под которыми были погребены орки.

Бракстон первый сказал, что ему кажется, будто за ними кто-то идет, но, когда Лоренцо посветил назад, там никого не оказалось. Грейс понукал их идти дальше, и через пару минут они вышли в ведущий вверх переход. Он был более широкий и прямой, чем остальные, очевидно, им пользовались не реже главного туннеля.

Первая пара деревянных подпорок, которую они увидели, прогнулась и покосилась, но каким-то чудом еще держалась. Бойцы осторожно пробрались мимо них. Следующая пара была разбита в щепки, но потолок не осыпался.

Они как раз проходили третью, когда удача все же оставила их.

Лоренцо услышал орков впереди прежде, чем увидел. Пятеро зеленокожих в панике пытались раскопать завал, перекрывший туннель. При этом они лишь мешали друг другу. Пока Лоренцо наблюдал за ними, один из них нечаянно всадил кирку в череп товарищу. Они были прекрасными мишенями, узкий коридор гарантировал, что, даже невзирая на землетрясение, выстрелы найдут свои цели. Орки же, судя по всему, не были вооружены. Но когда по ним открыли огонь, они сбились в кучу и бросились на новых врагов. Одному из зеленокожих удалось подобраться вплотную к Лоренцо, и катачанец прикончил его Клыком.

Выдернув клинок из груди орка, он пошатнулся и, нечаянно задев рукой стенку туннеля, отпрянул от ее жара. Грейс также почувствовал тепло и вопросительно взглянул на него.

— Лава, — подтвердил Лоренцо. — Но давление там пока слишком низкое, чтобы вызвать взрыв. Пару минут у нас есть.

Грейс кивнул.

— Как далеко до поверхности? — спросил он.

— Уже почти добрались. Она по ту сторону завала.

— Тогда эти орки не ошибались, — сказал Грейс, после чего катачанцы подобрали с земли кирки и заступы и принялись вновь расчищать путь.

Лоренцо беспокоился насчет Грейса. Тот перевязал банданой рану на голове, но кровотечение не останавливалось, заливая его щеку алыми струйками. Тем не менее сержант с привычным рвением работал киркой.

— Похоже, ты был прав, Бракстон, — пробормотал Грейс, и когда Лоренцо вновь обернулся, его луч света в этот раз на что-то натолкнулся. И это что-то больше не собиралось таиться.

По туннелю позади них ковыляли орки-зомби. Из-за широких плеч они шли только по двое в ряд, хотя их колонна тянулась далеко назад. Лоренцо с ужасом увидел, что среди них возвышается огромное существо с наполовину покрытым грязью обнаженным черепом, которое могло быть только бывшим вожаком.

Раскопать завал они в любом случае не успели бы, у них больше не осталось шансов выбраться отсюда. Теперь Рогар-3 мог бросить на них сколько угодно трупов, даже не считая тех, которые сгорели в лаве или попали под завалы.

Лоренцо отвернулся, но не от страха перед их силой и числом, а чтобы не увидеть среди них знакомой фигуры потерянного товарища.

— Похоже, это конец, — проворчал Грейс.

— Нет, сержант, — возразил Лоренцо, хотя и понимал, что дело безнадежно. — Только не теперь. Мы ведь так близко!

— А я и не говорил, что нам всем конец. Только мне. И как раз вовремя!

— Что… о чем вы? — начал Лоренцо, когда Грейс удобнее перехватил кирку. Он заметил знакомый блеск в глазах сержанта и, проследив за его взглядом, понял, что тот намеревается сделать. Лоренцо инстинктивно положил ему руку на плечо. — Лучше я, — произнес он.

— Да что с тобой, боец? — взвился Грейс. — Ты уже второй раз оспариваешь мои приказы, и мне это совсем не по нраву!

— Вы получали и более серьезные раны, сержант. Я знаю это. Вы ведь не позволите какому-то тупому орку убить себя?

— Я слишком стар, — прошептал Грейс. — И эта миссия должна была быть последней. А тебе все еще предстоит закончить работенку, Лоренцо. Ты единственный, кто сможет рассказать историю Одноглазого. Мне только жаль, что лично ее не услышу.

— Я… я умираю, сержант. Меня отравили.

Грейс внимательно оглядел Лоренцо.

— Как по мне, все с тобой в порядке, — произнес он.

И Лоренцо вдруг понял, что сержант прав. Хотя он был истощен и ранен, Лоренцо осознал, что больше не чувствует действия яда чучела — исчезли тошнота и головокружение.

Грейс хлопнул его по руке и мрачно улыбнулся:

— Живи ради меня. Расскажи всем, что я погиб в блеске славы. И не будь таким строгим к себе. Поверь, когда-нибудь о тебе будут слагать легенды, а сегодня ты лишь заработал себе прозвище.

Он развернулся и, прежде чем Лоренцо успел что-либо сказать, с ужасающим ревом бросился на зомби. И вот, когда он добрался до них, когда они уже протянули к нему лапы, Грейс ударил киркой в стену, затем еще и еще, пока в ней не появилась трещина… которая расширилась… и взорвалась.

В переход ворвался мощный поток лавы. Он поглотил сержанта Грейса и зомби, смыл их вниз, и теперь Лоренцо знал наверняка, что Рогар-3 здесь больше никого не сможет оживить. Он отвернулся, не в силах смотреть, и принялся вместе с Бракстоном киркой крушить завал. Лоренцо вгрызался все глубже, не обращая внимания на боль в сломанном запястье, не допуская в голову больше никаких мыслей, ведь стоит ему вспомнить о том, что стало с Грейсом, Армстронгом, Майерсом, Стормом и всеми остальными, если он попытается задуматься об этом, то просто сойдет с ума. Почему они? Почему они, а не он?

Чем дольше Лоренцо думал об их самопожертвовании, тем больше боялся, что оно окажется напрасным.

Лоренцо чувствовал жар лавы. Кирка поднималась и опускалась, в его глазах стояли слезы, а возможно, это был лишь пот со лба. Он вспомнил корабль в варп-пространстве, словно это было в прошлой жизни, и то чувство, будто он попал в ловушку, окружен со всех сторон врагами и не способен никак изменить свою судьбу. Лоренцо снова мечтал очутиться под открытым небом, но боялся, что никогда больше его не увидит.

Кирка поднималась и опускалась, и Лоренцо казалось, будто он бьет уже целую вечность, направляясь в никуда. Он чувствовал планету — своего врага — и понимал, что она победила и ему никогда не выбраться отсюда. Рогар-3 похоронит его здесь, как и остальных его товарищей. Просто поглотит их, не оставив и следа. Никто не расскажет их истории.

Никто не вспомнит…


Глава шестнадцатая | Мир смерти | Глава восемнадцатая