home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава вторая

Пространство за люком вновь наполнилось кислотными брызгами, и пара капель попала внутрь корабля. Солдаты, понукаемые криками тех, кто стоял спереди, поспешно отошли из опасной зоны. На патронташ Лоренцо попало совсем немного жидкости, но и этого хватило, чтобы насквозь прожечь ткань.

Сержант Грейс протолкнулся к Лоренцо и Вудсу, расталкивая плечами толпу. В паре шагов за ним следовал командир взвода. Лейтенант Вайнс был тихим и скромным человеком, но в лейтенанты его выбрали сами катачанцы, так что всегда прислушивались к его словам. Он попросил двух бойцов описать увиденное, и Вудс поведал ему о плюющихся растениях.

— Их три, сэр, — подтвердил Лоренцо, — «на два часа» от корабля.

— Сержант, кто у тебя лучший снайпер?

Грейс ответил без колебаний:

— Стрелок, сэр. Рядовой Майерс. — С этими словами он схватил за плечо жилистого темнокожего человека и вытащил из толпы.

— Ты знаешь, что делать, Майерс, — сказал Вайнс.

Майерс кивнул и поднял лазган. Он подождал пару секунд и, убедившись, что снаружи все тихо, отважился выглянуть из покосившегося люка.

Лишь только он высунул голову, как в него тут же полетела кислотная струя. Майерс сделал два выстрела и вкатился обратно в укрытие, приземлившись у ног Лоренцо. Было слышно, как сверху в обшивку десантного корабля ударили струи кислоты. Лоренцо глянул вниз и увидел, что палубное покрытие пузырится там, где на него попали капли.

Перед ним стоял Доновиц, сосредоточенно глядя вверх.

— Думаешь, оно может прожечь адамантий? — спросил Лоренцо.

— Не исключено, — ответил Доновиц, — если учесть повреждения, которые мы получили при посадке. Я буду присматривать за потолком. Если увидишь, что он меняет цвет, быстро прикройся чем-нибудь пуленепробиваемым.

— И это поможет?

— На пару секунд.

— Никогда не видел такой едкой растительной кислоты, — выдохнул Малдун Акулий Корм, — даже дома.

— Поневоле становится интересно, — сказал Доновиц, — каких же насекомых она должна переваривать?

В то же время Майерс докладывал лейтенанту Вайнсу:

— Как и сказали Спец и Лоренцо, их было три, сэр. Я снял первое растение, а второе, — клянусь, оно увернулось от моего выстрела! Но по крайней мере, я к ним уже присмотрелся.

Вайнс одобрительно кивнул, и Майерс опять пошел к люку.

Он был на полпути, когда растения выстрелили в четвертый раз.

В этот раз их струи били совершенно прицельно. Потоки кислоты столкнулись прямо над люком, и в корабль полетели крупные брызги. Майерс, ругаясь, отскочил назад. Капли попали на нескольких бойцов, но те, у кого в рюкзаках был щелочной порошок — сухие измельченные растения с последнего мира смерти, где они побывали, — быстро достали его и присыпали пораженные места.

По покосившейся палубе стекала разъедающая металл кислотная струйка, постепенно иссякая. И все же Лоренцо не единственный вскарабкался на кресло, чтобы убраться с ее пути.

— Хитрые твари, — почти уважительно выдохнул Майерс.

А затем, не ожидая приказа, он исчез в люке. Корпус корабля зазвенел при его приземлении. Лоренцо прислушался: грохот шагов, четыре выстрела из лазгана и кислотный плевок, пролетевший очень близко от того места, где предположительно находился Майерс.

Затем все неожиданно стихло.

Лоренцо затаил дыхание, ловя звуки снаружи. Он заметил взгляд сержанта Грейса и понял, что Старый Упрямец улыбается. Мгновением позже в люке возник Майерс, на лице которого также играла широкая ухмылка. Он сдул с лазгана воображаемый дымок.

— Все чисто, — объявил он.

Четыре сержанта тут же завопили, командуя немедленную высадку. Лоренцо знал, что сержант отделения, которое последним окажется снаружи, накажет своих бойцов за нерасторопность нарядами вне очереди.

Пятьдесят человек устремились к люку, но Вудс добрался до него первым. Как только Лоренцо оказался на поверхности нового мира, озираясь в поисках своего отделения, то почувствовал дрожь возбуждения. Он снова был в джунглях, в своей стихии. Что бы ни приготовил для них Рогар-3, вряд ли это будет хуже душной каюты с узкой койкой.

Деревья на Рогаре-3, высокие, тонкие и сучковатые, росли настолько плотно, что местами между ними невозможно было пробраться. Листья у них были зубчатые, некоторые с острыми краями, а с верхних веток свисали лианы, набухавшие ядовитыми пузырями. Зеленовато-коричневый густой подлесок, по колено высотой, кое-где пестрел цветами, яркими колючками или вьюнками. На первый взгляд растительность была как в любых других джунглях, которые повидал Лоренцо на своем веку. Он хотел бы не спеша поближе рассмотреть ее, чтобы понять, чему можно доверять, а что могло таить в себе опасность, но пока это было невозможно.

Десантный корабль оставил в земле глубокую борозду, смяв по пути подлесок, повалив деревья и срезав ветви. Кое-где догорали небольшие костерки, заставляя лианы извиваться, подобно отсеченным конечностям.

Вайнс сверился с компасом и получил координаты с войскового транспортника на орбите. Ему сказали, что они находятся в десяти километрах от имперского лагеря, по следу падения их корабля вел кратчайший путь к нему. И самый безопасный — в пепле Лоренцо разглядел пару жгучеплюев, хотя большинство из них сгорели или были обезглавлены. Стоило кому-то из них шевельнуться и раскрыть пурпурную головку, как очереди из восьми лазганов стирали его в пыль.

Катачанцы поначалу продвигались осторожно и без лишней болтовни. Каждый из них понимал, что это был самый опасный момент, их первый шаг на новом мире. Пока они не знали, какие угрозы здесь таятся, но ждали нападения в любую секунду и с любой стороны. Со временем они освоятся на Рогаре-3, те из них, кто переживет первые дни. Они научатся предчувствовать и избегать опасности, которые может подсунуть им эта планета. Когда мир перестанет представлять для них угрозу, катачанцы, если того пожелает Император, отправятся на следующее задание.

Лоренцо нравилось подобное состояние. Он любил, когда в нем зашкаливал адреналин, и обожал дарованные им острые ощущения.

Сама планета пока зализывала раны, решив переждать. Ему послышались трели птиц, и краем глаза он заметил, как они перепорхнули с ветки на ветку. Древесная ящерица проворно скользнула прочь при приближении катачанцев. Она была крошечной, не более двадцати сантиметров в длину, хотя с такого расстояния Лоренцо не смог определить, кем именно она была: взрослой особью или детенышем.

Казалось, будто Рогар-3 оценивал новоприбывших, как и они его.

Рок Бульдог первым скомандовал своему отделению ускорить темп, и вслед за ним приказ повторили Грейс и остальные сержанты. Какие-то бойцы затянули походный марш.

Лоренцо услышал вой двигателей и, взглянув на небо, заметил багровый отблеск заходящего солнца на металле. Не далее чем в паре километров от них поднималось два десантных корабля. Он задался вопросом, что случилось с третьим, вздрогнув от мысли, что другой взвод мог оказаться не столь удачливым, как его.

Вскоре они добрались до места, где упал их корабль, — там, где они впервые столкнулись с землей. Лоренцо подумал, что дальше перед ними расстелятся настоящие джунгли, но вместо этого он оказался на краю большого расчищенного участка. Километра два в диаметре, он, без сомнения, был создан в результате длительной обработки огнеметами, и все же растительность по его краям вновь начинала понемногу прорастать.

Не сбавляя шага, Воины Джунглей направились прямиком к скоплению сборных домов в центре участка, которые теперь едва угадывались в сумраке. Дойдя до них, катачанцы по команде сержантов разбились на отделения и замолчали. Лоренцо заметил, что их шумное прибытие привлекло внимание нескольких гвардейцев, стоявших на посту. А еще их услышал и комиссар, который сейчас шел им навстречу.

Он был молодым светловолосым мужчиной с бледной кожей и заметно оттопыренными ушами. На его фуражке с высокой тульей гордо расправил крылья имперский орел, а сам он едва не тонул в черной шинели. Только-только со школьной скамьи, подумал Лоренцо. Даже низкорослый лейтенант Вайнс, казалось, возвышался над старшим по званию офицером. Лоренцо заметил, что Вайнс слегка ухмыльнулся, лениво отдав честь и доложив:

— Взвод В, третья рота Четырнадцатого Катачанского полка докладывает о прибытии, сэр.

— Вы опоздали, лейтенант, — быстро сказал комиссар. — Полагаю, это ваш корабль пролетел у нас над головами час назад, едва не разрушив лагерь, который мы обороняем?

Он говорил это обвиняющим тоном, будто в аварии был повинен именно Вайнс. Но прежде чем лейтенант успел что-либо ответить, комиссар обратился к взводу:

— Меня зовут Маккензи, и здесь командую я. Пока вы на Рогаре-три, мое слово — это слово самого Императора. Всем ясно?

Двое катачанцев, едва сдерживая смех, пробормотали: «Да, сэр», но большинство бойцов смолчало.

Маккензи одарил их сердитым взглядом.

— Давайте сразу кое-что проясним, — бросил он. — Мне не нравятся жители миров смерти. По моему опыту, они расхлябанны и недисциплинированны, и их высокомерие намного превосходит способности. Император счел нужным послать вас сюда, из чего я заключаю, что у вас имеются определенные навыки, которые могут ускорить окончание войны. Но если бы решение принимал я, то предпочел бы одну команду из любого цивилизованного мира, чем десять из Канака, Лютера Макинтайра, или из какой вы там дыры выползли.

— Катачан, сэр, — крикнул Вайнс, и его бойцы гордо взревели.

Если Маккензи своими словами хотел вывести из себя Воинов Джунглей, то ему это явно не удалось. Большинство катачанцев не удостоили его даже слабо выраженным интересом, глядя на него с полнейшим безразличием. Вудс что-то прошептал, несколько человек прыснули со смеху, и глаза комиссара сузились — он не разобрал слова и не смог определить их источник.

— Раз уж вы здесь, — продолжил он, — я найду вам наилучшее применение. Уж кто-кто, а я приведу вас в форму. Когда я закончу с вами, вы будете лучшими гвардейцами во всем Империуме.

Маккензи развернулся на каблуках и бросил Вайнсу:

— Ваш взвод опоздал на инструктаж, лейтенант. Десять раз вокруг лагеря, быстрым темпом. Последнее отделение бежит еще десять.

— Со всем уважением, сэр… — начал Вайнс, но, судя по его презрительному взгляду, уважение было последним, что он хотел выказать.

— Это касается и вас, лейтенант, — пролаял Маккензи и быстро зашел в самое большое строение.

Вайнс сделал глубокий вдох.

— Ладно, — сказал он. — Вы слышали его.

Катачанцы неторопливо двинулись с места, распевая песню, в которой нашлась пара слов и для старших офицеров.

К тому времени, как они попали в обеденный зал, еды оставалось лишь на половинные пайки, и к тому же все давно остыло.

В зале находилось около пятидесяти катачанцев и пара огринов из взводов А и Г, которые, усевшись на столы и взгромоздив ноги на стулья, отхлебывали из фляг и громко спорили друг с другом. Чтобы отпраздновать прибытие, они открыли самогон, выгнанный еще на войсковом транспортнике и припасенный для особого повода. Их хриплый смех, казалось, наполнил весь зал.

Гвардейцев из другого полка было вдвое больше, но они в молчании ели в одном из концов зала с таким видом, будто их вытеснили сюда пришельцы. Они носили красную с позолотой форму и, судя по нарукавным нашивкам, принадлежали к 32-му Королевскому Валидианскому полку. Все они казались Лоренцо высокими и худосочными — из-за того, что гравитация на их родной планете была выше среднего, катачанцы были несколько приземистее и мускулистее остальных жителей Империума.

Он не удивился тому, что солдаты сидели раздельно. Катачанцы были Воинами Джунглей — ветеранами с мира смерти. По их мнению, лучшие из всех, кем располагал Империум. Обычные гвардейцы смотрели на них со смесью любопытства, уважения и, что проявлялось здесь куда сильнее обычного, недвусмысленной неприязни.

Отделение Лоренцо взяло еду и уселось за стол. Спустя некоторое время к ним присоединился Грейс. Он послал салагу Ландона за своей порцией, пока расспрашивал остальных бойцов о том, что им удалось разузнать к этому времени.

Сержант бросил на стол сложенный лист бумаги, на котором Лоренцо заметил грубо отпечатанный заголовок «Аквила и болтер». Без сомнения, очередная пропагандистская листовка, наполненная утешительными «известиями» о победах Империума.

— Похоже, в этот раз повезло, — радостно сказал сержант. — Здесь есть растения-убийцы, пожирающие людей слизни, ядовитые насекомые, кислотные топи — и все это обычное дело. А кроме того, ходят слухи о невидимых монстрах и, можете ли поверить, призраках!

Он заметил, что за ними пристально наблюдает пара валидианцев из-за другого стола, и лукаво добавил:

— Конечно, об этом рассказали какие-то салаги. Возможно, они просто испугались собственных теней.

— Призраки? — заинтересованно отозвался Доновиц.

— Призраки, огни — называй как хочешь. Похоже, они появляются ночью и заманивают людей в джунгли: тех, кто по глупости пошел за ними, больше никогда не видели.

— Кстати, о пропавших, — вмешался Армстронг, — что-то слышно от взвода Б?

Одноглазый спросил будничным тоном, но Лоренцо знал, что когда-то Армстронг служил в исчезнувшем взводе.

— Пока нет, — ответил Грейс, — они попали в ту же передрягу, что и мы, но, по-видимому, упали где-то дальше. Они еще там.

— К счастью для них, — сказал Вудс. — Им не пришлось столкнуться с лопоухим комиссаром.

— Это было что-то вроде бури, — отметил Доновиц.

— По словам остальных, — сказал Грейс, — она появилась будто из ниоткуда. Сначала небо было чистым, потом в нас начали лупить молнии, а затем все опять стихло.

— Сержант, вы все еще считаете, что командование флота зря отнесло планету к мирам смерти? — спросил Вудс с обычной своей нахальной ухмылкой.

— Интересно, почему Рогар-три изначально не признали миром смерти? — прокомментировал Майерс Стрелок. — Не понимаю, почему у них ушло столько времени, чтобы сообразить это.

— Возможно, все из-за Маккензи, — предположил Дуган. — Ты слышал его слова. Он не хочет видеть нас здесь.

— Верно, — согласился Вудс, а затем добавил, подражая гнусавому голосу комиссара: — Мне не нравятся жители миров смерти. Уж кто-кто, а я приведу вас в форму. Слышал, Грейс? Падай на колени и вылизывай мои блестящие черные ботинки. А когда закончишь с ними, можешь поцеловать мою…

— На твоем месте, — раздался позади него злой голос, — я бы дважды подумал, прежде чем говорить об офицере Империума в подобном тоне.

Вудс даже не удосужился обернуться, но Лоренцо видел говорившего — широкоплечего валидианского сержанта с квадратной челюстью.

— Мне не важно, какое у него звание, — небрежно бросил Вудс, — все равно он идиот.

— Скажи мне это в лицо.

Глаза Грейса сузились.

— Остынь, сержант, — сказал он. — Этими людьми командую я. Если у тебя с ними возникли проблемы, обращайся ко мне.

— Маккензи сказал о вас правду, — усмехнулся валидианец. — Ни дисциплины, ни уважения.

— Там, откуда мы родом, — пробормотал Малдун, затачивая свой Ночной Жнец о кусок кремня, — уважение можно лишь заработать.

— Вы собрались наводить тут свои порядки и оскорблять наших людей и считаете, будто это так просто сойдет вам с рук?

— А мне казалось, будто вы сами молили нас прийти, — сказал Вудс, — потому что не можете сделать все как положено. В чем проблема — солнышко слишком сильно припекает?

— Мы здесь уже полтора года, — резко ответил валидианец, — и побеждаем в этой войне. Мы оттеснили орков, наш лагерь они не атаковали уже больше трех недель. Если бы вы хотели помочь, то вам стоило быть здесь, когда мы вырубали джунгли, удерживали линию фронта, денно и нощно сражались с противником. Но что характерно, вы всегда появляетесь в последний момент, зачищаете район и получаете все почести.

Грейс вскочил на ноги и угрожающе зарычал:

— Все сказал, сержант?

Вудс также встал, вроде как чтобы отнести пустую тарелку.

— Все нормально, сержант, — сказал он, — старику просто нужно выпустить пар — за что его винить? Ведь не всякому полку Имперской Гвардии доводилось просить подкрепления против деревьев да цветочков.

Валидианец аж глаза выпучил от ярости, его лицо побагровело. Он занес кулак, но Вудс был готов. Он ушел от удара, схватил сержанта за руку и бросил его на стол.

Отделение Лоренцо разом вскочило из-за стола, разбрасывая стаканы и тарелки. Друзья валидианца также отодвинули стулья и встали. Сержант попытался подняться, но Вудс не давал ему это сделать. Валидианец попробовал лягнуть его, и катачанец увернулся от ботинка. Наконец сержант с трудом поднялся, но Вудс тут же ударил его головой — легендарный «катачанский поцелуй» — и разбил ему нос.

Первые два валидианца бросились к Вудсу, но Армстронг и Дуган перехватили их. Стальная Нога попытался унять драку, но тщетно. И когда валидианец замахнулся на него, он нанес в ответ такой удар в челюсть, что гвардеец рухнул на пол. К ним бросилось еще шестеро солдат — Майерс со Стормом вскочили на стол и, стоя спиной к спине, отбивались кулаками и ногами.

Всего за пару секунд вспыхнула массовая драка. Пистолетами и ножами никто не пользовался, но удары наносили в полную силу. Даже Ландон с видимым удовольствием присоединился к драке — он бил в живот солдата на две головы выше себя, пока тот не упал без сознания.

Высоко подняв над головой стул, курносый небритый сержант метнулся к Лоренцо. Увернувшись от сокрушительного удара, он прыгнул на гвардейца, метя головой в живот. Сцепившись, они вместе покатились по грязному полу.

Буйство распространялось неуправляемо, как пожар. В драку ввязались другие отделения, валидианцы спешили на помощь валидианцам, катачанцы — катачанцам, и вскоре зал наполнился воплями и треском. Краем глаза Лоренцо заметил, что к схватке присоединилось два огрина, они хватали людей за шеи и сталкивали лбами.

Ловко запрыгнув на сержанта, Лоренцо прижал ему грудь коленом и начал бить по лицу, пока подкравшиеся сзади двое солдат не схватили его за плечи и не оттащили от командира. Лоренцо видел, что они приближаются, но в подобной неразберихе всех опасностей было никак не избежать. Но к этой он был готов. Лоренцо резко вывернул локти и перекатился вперед, сбросив с себя руки гвардейцев. Он вскочил в боевую стойку, но увидел, что на валидианцев набросился Грейс.

Сержант уперся рукой в лоб одного из солдат и толкнул его с такой силой, что тот растянулся на земле. Со зверским лицом, бешено сверкая глазами, он набросился на следующую жертву так яростно и стремительно, что гвардеец, уже лишившись сознания, пару мгновений еще стоял на ногах.

Дуган попал в передрягу. Его окружили со всех сторон, а искусственную ногу, как назло, опять заело. Лоренцо бросился старику на помощь, когда перед ним внезапно выросли двое валидианцев. Не сбавляя скорости, он заехал одному из них кулаком по голове. Второй схватил Лоренцо за горло и вздернул в воздух, но катачанец вцепился в плечи врага и ударил его ногами в грудь. Они оба полетели на пол, но Лоренцо сгруппировался и приземлился на ноги, готовый к встрече с первым очухавшимся противником.

Тем временем Дугану на помощь пришел Малдун, который с боевым кличем разбросал окруживших товарища гвардейцев. У Дугана открылось второе дыхание — он поднял одного валидианца за ворот бронежилета и бросил в другого солдата. Огрины безостановочно сшибали гвардейцев лбами, и те наконец поняли, во что ввязались. Едва не затаптывая друг друга, они старались убраться как можно дальше от огромных существ.

Один незадачливый боец наткнулся на Лоренцо, который как раз добивал второго валидианца, и от страха и потрясения нарушил негласное правило, подняв лазган.

Лоренцо очутился возле него прежде, чем тот успел прицелиться. Оружие вылетело из рук гвардейца, когда катачанец схватил его за руку и выкрутил так, что треснула кость. Валидианец с визгом упал на колени, но он утратил право на милосердие или сострадание, поэтому Лоренцо изо всех сил ударил его ногой по голове.

Внезапно по залу разнесся чей-то громовой голос. В дверях стоял комиссар Маккензи, тщетно требуя тишины. Но позади него находился Грейвз, и как только полковник заговорил, катачанцы и валидианцы вмиг угомонились.

— Какого черта здесь происходит? — взревел Грейвз во внезапно воцарившейся тишине.


Глава первая | Мир смерти | Глава третья