home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



«ЗАДОНЩИНА»

Текст поэтической повести о Мамаевом побоище, обычно именуемой «Задонщиной», в гораздо меньшей степени используется для реконструкции реальных обстоятельств сражения в устье Непрядвы. Основное внимание, как правило, сосредоточено на совершенно очевидных параллелях этого произведения со Словом о полку Игореве. Понимание того, как воспринимал события 1380 г. автор Задонщины, сталкивается с радом существенных трудностей, главная из которых, по мнению В. Н. Рудакова, связана с интерпретацией тех мест произведения, которые имеют непосредственную близость к тексту Слова:

«…В случае принятия гипотезы о первичности…Задонщины (это предположение исследователей часто подвергается вполне обоснованной критике) перед исследователем встает необходимость проведения специального текстологического анализа, призванного подтвердить избранную им версию литературной истории этих произведений. Исследование же…Задонщины как оригинального, первичного по отношению к…Слову памятника вовсе не исключает, а, наоборот, предполагает объяснение тех немаловажных для интересующей нас проблемы обстоятельств, в силу которых автор…Слова смог перенести данные составителем…Задонщины характеристики татар на половцев. Если же встать на позиции тех ученых (а их большинство и их мнения представляются более аргументированными), которые предполагают первичность…Слова, то возникает опасность переноса того, как воспринимал половцев автор…Слова о полку Игореве, на авторское восприятие татар в…Задонщине»[558].

Мы будем исходить из общепринятого на сей день соотношения «Слова» и «Задонщины», предполагающего вторичность интересующего нас памятника. При этом, опираясь на так называемую презумпцию сознательности вносимых в текст изменений[559], вполне допустимо (если не сказать: обязательно) предполагать хорошо осознанное использование характеристик раннего источника для описания событий 1380 г. При этом следует помнить о применявшемся автором «Задонщины» литературном приеме, который А. А. Горский назвал обратным параллелизмом: перенесении на татар описаний, которые в Слове относились к русичам[560]. Вместе с тем, в «Задонщине» вполне ясно ассоциируются с половцами: они либо сами поганыи, хинови, бусорманы, либо имеют соответствующие элементы вооружения: шеломы хиновские и боданы бесерьменскыя[561]Поганым называется и Мамай. В списке Ундольского он, кроме того, безбожныи супостат[562]. Наконец, в этом же списке, как и в Синодальном (С), он получает ханский титул царя[563]. Впрочем, по мнению А. А. Горского,

«…выражение…поганый царь Мамай, встречающееся только в списке С…Задонщины, скорее всего, не восходит к авторскому тексту»[564].

Сближение (но не отождествление!) татар с половцами, несомненно, восходит к знакомому нам «Откровению Мефодия Патарского» и представлению, что все приходящие с Востока поганые народы потомки Измаила. Именно поэтому такое сближение, по словам А. А. Горского,

«…было естественным для русского человека конца XIV в., и не только потому, что половцы составляли значительную часть населения Золотой Орды, но и потому, что оно соответствовало историческим представлениям, бытовавшим в Древней Руси»[565].

Подтверждением связи этих народов служат, в частности, указания, будто хиновя поганые татарови бусормановя происходят от жребия Симова, сына Ноева, те бо на реке на Каяле одолеша род Афетов. Поскольку Русь преславная, по мнению автора «Задонщины», в свою очередь является потомком Афета, сына Ноева, оттоле Руская земля седить невесела[566]. Поскольку Каяла в представлении создателя поэтического текста явно ассоциируется с Калкой, в «Задонщине» появляется еще одна историческая параллель с Калатьской ратью. Это позволило А. В. Соловьеву сделать достаточно основательный вывод о том, что

«…Куликовская битва рассматривалась… в…«Задонщине» как реванш за поражение, понесенное войсками Игоря Святославича на реке Каяле, сознательно отождествляемой автором…«Задонщины» с рекой Калкой, поражение русских на которой явилось первым этапом завоевания Руси татарами»[567].

Тем самым автор «Задонщины» как бы развивает параллель, намеченную еще составителем краткой летописной повести, который не преминул заметить, что Тохтамыш нанес Мамаю окончательное поражение на Калках.

Таким образом, по мнению А. А. Горского,

«…в…«Задонщине» на широком историческом фоне подводится итог борьбы с нашествиями кочевых языческих народов (…хи-новы)[568].

Победителями над погаными в конечном счете оказываются Русская земля и православная вера: еще А. И. Клибанов отмечал, что (по крайней мере, в памятниках Куликовского цикла) борьба с ордынцами вполне закономерно разворачивалась

«…под призывом:…за землю Русскую, за веру христианскую»[569].

Недаром антихристианский характер нашествия Мамая отмечался во всех анализируемых памятниках. Причем, по наблюдению В. Н. Рудакова,

«…поэтическая…Задонщина не только не являлась исключением из указанного…правила, но, наоборот, сама оказала влияние на последующие рассказы о…Мамаевом побоище как летописные, так и внелетописные»[570].

В то же время обращает на себя внимание фрагмент «Задонщины», который, как мне представляется, дает уникальную возможность глубже заглянуть в мир представлений современника Куликовской битвы. Речь идет об описании гибели Мамая:

И отскочи поганый Мамай от своея дружины серым волком[571] и притече к Кафе граду. Молвяше же ему фрязове: «Чему ты, поганый Мамай, посягаешь на Рускую землю? То тя била орда Залеская. А не бывати тобе в Батыя царя: у Батыя царя было четыреста тысящь окованые рати, а воевал всю Рускую землю от востока и до запада. А казнил Богъ Рускую землю за своя согрешения[572].

Оказывается, для автора Задонщины (которого, согласитесь, трудно упрекнуть в недостатке патриотизма!) как, очевидно, и для его редакторов и читателей Руская или Залеская земля имеют вполне конкретный и совершенно неожиданный для нас синоним: орда Залеская. Нужны ли лучшие доказательства того, что Русь рассматривала себя как часть Орды? Такое самоопределение, кроме всего прочего, позволяет лучше понять мотивировки поступков главного героя Куликовской битвы, великого князя московского Дмитрия Ивановича.


КРАТКАЯ ЛЕТОПИСНАЯ ПОВЕСТЬ О КУЛИКОВСКОЙ БИТВЕ | Русские земли глазами современников и потомков (XII-XIVвв.). Курс лекций | «ПОБОИЩО ВЕЛИКАГО КНЯЗЯ ДМИТРЬЯ ИВАНОВИЧА НА ДОНУ С МАМАЕМ»