home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Принимай нас, Суоми — красавица

Вечером 26 ноября было объявлено, что в 15 часов 45 минут у села Майнила, находящегося у самой границы, орудийными выстрелами с финской стороны было убито четверо и ранено девять красноармейцев, а через два месяца Алексей был отправлен в командировку, для испытаний в боевой обстановке экспериментального БТ с 76мм. * орудием, а самая боевая обстановка была на тот момент на Финском фронте. Уже после выполнения задания, замечая взгляды сослуживцев направленные на новенький орден «Красной Звезды», воен-инженер Ежиков по неволе, как сквозь пелену вспоминал тот факт, что в одни и те же атаки он ходил минимум по два раза и судя по всему не меньше двух раз погибал. Дар от Тобольской колдуньи работал, но неизвестно на сколько его хватит. У кота девять жизней, а сколько их у танкиста?

На Финской тогда конечно было не то что тяжело, а очень тяжело. Мороз, бардак, финские снайперы, которых мало кто видел но много кто боялся, жестко и грамотно воюющие финны. И что больше всего бесило воен-инженера, так абсолютная бездарность командования РККА. Отсутствие зимних вещей и элементарных полевых кухонь, это еще можно было пережить, но атаки пехоты на финские укрепления, это превосходило любое разумение. А тут еще Мехлис зверствовал и расстреливал налево и направо. Кстати орден «Красной звезды» Алексей получил благодаря Мехлису, а было это так…

У узкого моста, сгрудились передовые части дивизии Имени Горького. Артиллерия безнадежно отстала, авиации не способствовала погода, из танков на ходу и в наличии. был только экспериментальный БТ-7А Ежикова. А из леса за мостом, долбила сдвоенная пулеметная точка. Судя по всему «Максим» и плюс к нему МГ-18 Дрейзе*, а может и трофейный ДШК*. Пулеметы, строча в два ствола перекрывали мост, обрывистые берега не давали возможность форсировать реку широким фронтом и тут, что бы было еще веселей, приехал начальник Главного политуправления РККА и зам. наркома обороны СССР товарищ Мехлис. Первым делом он сместил и приказал расстрелять командира полка, а потом приказал Ежикову подавить огневую точку противника, причем с трех снарядов.

— Но смотрите воен-инженер — Сказал Мехлис брезгливо — Докажите что и беспартийная интеллигенция верна делу ВКПб — А тощий грузин с четырьмя шпалами в петлицах добавил

— Не виполнышь прыказ дорогой, прогуляешься в гости к саперам –

Алексей сел за орудие, Мишку Зибелевича посадил за рычаги и приказал выдвигаться на огневую позицию. Подвывая перегруженным двигателем (все таки башня 76мм. была тяжеловата для стандартной БТшки, вдобавок в танк было загружено полтора БК экспериментальных бронебойно-фугасных снарядов). — Остановка — Скомандовал Ежиков и стал высматривать в панораму прицела финский ДОТ. В это время пехота пошла в очередную бессмысленную атаку и Алексей засек пулеметы по вспышкам и выпустил первый снаряд. Взрыв поднял снег и землю левее дота, еще выстрел… на этот раз правее. Дождавшись, когда заряжающий дошлет третий снаряд, Алексей сделал поправку и нажал рычаг спуска, но пушка промолчала, снаряд дал осечку и что самое страшное застрял в казеннике. И тут недалеко от дота полыхнул орудийный выстрел и левый ленивец разлетелся в дребезги, механик-водитель открыл люк и сполз назад, пуля снайпера попала прямо в лоб. Оставшиеся в живых танкисты успели покинуть подбитую машину до второго выстрела, попавшего аккурат под башню и полыхнув взрывом боезапаса, БТшка прекратила свое существование. Через двадцать минут Алексей и Мишка без ремней и шлемов стояли перед Мехлисом и его свитой. Мехлис угрюмо посмотрел на них и сказал.

— Товарищ Сталин был как всегда прав, когда говорил что среди технической интеллигенции много временных попутчиков и просто предателей. Расстрелять.-

А еще через пол часа конвой провел Алексея и Мишку на поляну, где их поставили у сделанной с помощью толовых шашек траншеи, на половину заполненной трупами солдат и командиров РККА. Тут то Алексей и понял, что означала угроза помощника Мехлиса о прогулке к «саперам». Офицер НКВД скомандовал расстрельному взводу огонь, и два танкиста окропили снег кровью.

Алексей очнулся в танке. И снова в панораме вражеский дот. Навел орудие так как целился в прошлый раз, и судя по взрыву положил снаряд прямо в амбразуру. Заорав Мишке — заряжай другим снарядом, этот отложи! — он по зрительной памяти перевел ствол на орудийную позицию финнов и с уверенностью дернул за рычаг и увидя как в огненном фонтане взрыва опрокинулась финская пушка, не отказал себе в удовольствии добавить по артиллерийской позиции еще один снаряд.

Мехлис не улыбаясь, протянул Алексею коробочку с орденом. — Не ожидал от Вас от интеллигентов. Но заслужил — Произнес он и козырнув удалился со своей свитой Главного Инквизитора. Орден этот, предназначался кстати расстрелянному командиру полка. Полк за полком, вся дивизия благополучно переправилась через безымянную речушку и с песней пошла в прорыв. Еще какое-то время, доносились обрывки куплетов…

«Сосняком по откосам кудрявится*

Пограничный скупой кругозор.

Принимай нас, Суоми — красавица,

В ожерелье прозрачных озер!

Ломят танки широкие просеки,

Самолеты кружат в облаках,

Невысокое солнышко осени

Зажигает огни на штыках.»

Больше о Дивизии имени Горького, не слышали никогда.

А в самом конце Зимней войны опять случилось непонятное. БТ Ежикова, решил срезать дорогу по заброшенной финской рокаде и напоролся на летучую финскую группу, усиленную двумя шеститонными Виккерсами. Головной Виккерс попал БТ прямо в орудийную маску, заклинив орудие и разбив прицел, Алексей приказал покинуть машину и вылезая из люка увидел выдвигающуюся из за переднего финского танка, прямоугольную морду еще одной английской коробочки, сдвоено ударил залп, в глазах у танкиста полыхнуло красно-черным и навалилась звенящая тишина…

И снова, как и тогда у моста Алексей сделав скачек во времени назад, очнулся не доезжая двух десятков метров до рокового поворота.

— Внимание. Стоп. Двигатель не глушить — скомандовал он, почему то ничему не удивляясь

— Бронебойным заряжай! Далее по готовности –

Семидесятишестимиллиметровый снаряд практически снес башню с первого Виккерса, второй танк получив свою порцию огня и стали попросту взорвался. Советский танк медленно сдавая назад открыл по не успевшим скрыться в лесу финнам пулеметный огонь, его внезапно поддержала огнем бронемашина возглавляющая небольшую колонну. Танкисты обалдели, когда из легковушки пребывающей в центре колонны, вылезли командарм 1-го ранга С.К. Тимошенко и Член Военного Совета А.А. Жданов. Из того, что легендарный командарм говорил начальнику охраны и приданному особисту выяснилось, что у первого из телохранителей родители были братом и сестрой, причем родными, а у второго есть весьма странные моменты непосредственно в зачатии оного, в котором как выяснилось из матерного речитатива командарма, самое активное участие принимали домашние и не очень животные, включая мелкий и крупный рогатый скот. Товарищ Жданов, добавив еще ряд определений происхождения своих альгвазилов, подошел к танкистам, пожал всем руки и подозвав адъютанта вручил им по красной коробочке. Механик-водитель и Мишка получили по ордену Красной звезды*, а Ежикову Жданов лично приколол аж Орден Боевого Красного Знамени*. Позднее, на импровизированном банкете, Жданов долго расспрашивал Алексея о том, есть ли у финнов ДОТы покрытые резиной, для того что бы от них отскакивали снаряды. Танкист уже прилично принявший на грудь, неприлично заржал, что почему то произвело на партийного бонзу хорошее впечатление.


Воен-инженер Ежиков | Гремя огнем… | Интриги низшего порядка