home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Гнев Прародителей 

Он знал, что грезит.

Но это знание не особо помогало. Оно не делало происходящее менее реальным. Запахи не ослабевали, и боль не отступала.

— По кораблям! — громко произнес он. Он чувствовал, как Вариель передвигается по комнате, хоть и не видел ничего за пределами картин, которые рисовало его сознание. У него брали анализы крови, сканировали мозг и сердце, но все это было неважно.

— По кораблям!

— Спокойно, Талос, — голос Вариеля звучал откуда-то издалека. — Спокойно.

Но он не мог вспомнить время, когда было спокойно. Очищение Тсагуальсы не было мирным.

Первым его воспоминанием о последнем дне был рассвет.

Они пришли за возмездием с первыми лучами слабого солнца.

Звезда Тсагуальсы была холодным сердцем системы — источником безжизненного тусклого света, едва освещавшего одинокий мир под своей опекой. Её бледное сияние рассеялось по поверхности планеты, наконец озарив зубчатые очертания чернокаменной крепости мрачной иллюминацией. С равнины надвигались пыльные бури. Через час они обрушатся на саму крепость.

До Меркуциана, до Вариеля, до Узаса были Сар Зел, Рувен, Ксарл и Сайрион.

Сар Зел первым бросился бежать. Его сапоги загромыхали по крепостной стене, когда небеса вспыхнули огнем.

— Они здесь, — сообщил он по воксу Талосу. — Они наконец пришли.

В этот момент, подобно божественному знамению, под янтарными небесами начался дождь.

По прошествии нескольких лет после смерти примарха все больше и больше боевых банд отдалялись от небес Тсагуальсы, направляя свои рейды глубже в Империум. Многие уже разрывали небеса в Великом Оке вместе с другими легионами, проводя больше времени в войнах против бывших союзников, а не против прислужников Ложного Императора.

Флот ошеломляющих размеров замер над бесплодным ликом серой планеты. Каждый корабль был отмечен крылатым черепом Восьмого легиона. Ему было под силу уничтожить целые солнечные системы, как бывало множество раз.

В безмолвии космического пространства по всей системе Тсагуальсы на ткани реальности открылись раны. Они истекали скверной и демонической материей в тихой чистоте материального мира, пока содрогавшиеся боевые корабли протискивались обратно в реальную вселенную. Как и при всех варп-перелетах, при путешествии сквозь яростный эмпирей было мало сплоченности, никакого согласования векторов прибытия и никакого поддержания боевого построения. Вместо этого корабли захватчиков один за другим вырвались из варпа и устремлялись к серому миру.

Сначала они сравнялись по численности с флотом Повелителей Ночи. Вскоре они превзошли их. К тому времени, когда началась битва и небеса Тсагуальсы вспыхнули огнем, они полностью затмили Восьмой Легион своей мощью и численностью. С каждой минутой прибывали все новые и новые корабли, вырываясь из варпа, волоча за собой следы ядовитой дымки.

Они не нуждались в боевом построении, как не нуждались и ни в какой стратегии нападения. Такому количеству кораблей не требовалось ничего, чтобы выиграть войну. Ордены-Прародители, фактически весь Тринадцатый легион, пришли положить конец заразе ереси раз и навсегда.

Капитаны и командиры забили вокс-сеть обвинениями и приказами, которым никто не следовал, и планами действий, которые никто не слушал. Талос оставался на стене с бойницами, слушая сотни кричащих голосов. В прошлом всегда звучали лишь крики их жертв. Теперь крики вырывались из глоток его братьев, — братьев, которые пережили Ересь и два столетия сражений после нее. Один приказ постоянно повторялся, чем дьявольски раздражал. Он снова и снова слышал, как его выкрикивают, вопят и визжат.

«Отправляйтесь к кораблям». «Отправляйтесь к кораблям». «Отправляйтесь к кораблям».

— Мы должны защитить крепость, — произнес в вокс Талос, обращаясь к своему командиру.

Возвышенный говорил грубым клокочущим басом, растягивая слова. Он произнес в забитый помехами вокс-эфир.

— Пророк, ты что не видишь, что за безумие здесь творится? Тринадцатый Легион разнесет нас, если мы останемся.

— Вандред, мы не можем оставить ресурсы крепости.

— Нет времени, Талос. Десятки наших кораблей уже отступают. На их стороне подавляющее превосходство, задержимся — и нас раздавят. Возвращайся на корабль.

Пророк активировал перчатку нартециума, отслеживая руны Первого Когтя. Ксарл и Сайрион были поблизости, возможно в одном из оружейных складов. Сар Зел стоял всего в паре метров и вслушивался в эфир. Рувен был где-то в глубине крепости и занимался одним богам ведомо чем.

— Вандред, — произнес Талос. — Мы уже видим, как спускаются десантные капсулы. Их так много, что, кажется, будто горит само небо.

— Ну разумеется. У них в пять раз больше кораблей. Мы едва удерживаем их от орбитальной бомбардировки — неужели ты полагаешь, что у нас есть хоть какой-то шанс помешать их высадке на планету?

Талос смотрел, как десантные капсулы дождем обрушиваются с небес, оставляя за собой огненные следы.

— Говорит Талос, всем когтям Десятой роты, — его голос был лишь одним из многих потонувших в какофонии помех перегруженной вокс-линии. — Всем когтям, пробираться к десантным кораблям. Нам нужно попасть на «Завет».

— Как прикажешь, Ловец Душ, — отозвались несколько командиров отделений.

"Ловец Душ", — подумал он с презрительной ухмылкой. Этим именем отец-примарх нарек Талоса за убийство единственной души в отмщение за его гибель. Он искренне надеялся, что нелепый театральный титул со временем забудется и выйдет из употребления.

Крепость была далеко не беззащитна. Несмотря на вражеских штурмовиков, визжащих над зубчатыми стенами, несмотря на приземляющиеся тут и там десантные капсулы, она была готова дать отпор.

Противовоздушные турели яростно плевались снарядами в небеса, увлекая на землю охваченные огнем «Громовые Ястребы». Управляемые сервиторами орудийные платформы вели огонь по приземлившимся в пепельных пустошах посадочным платформам, поливая ползущую к стенам бронетехнику ракетами и ослепительным лазерным огнем.

Талос бежал вдоль парапета, позади него — Сар Зел. Пробегая мимо турелей, они услышали сокрушительный грохот автопушки и подозрительно монотонные команды орудийных сервиторов, вслух бормотавших прицельные векторы. Поверхность из черного камня дрожала под ногами легионеров от ярости, которую крепость обрушивала на нападающих.

— Десантный корабль в западном секторе, во втором ангаре, — сообщил по воксу Сар Зел, — если только его еще не успел угнать кто-то еще.

— Я….

Взрывная волна из ниоткуда сбила их с ног. Талос качнулся вперед и врезался головой в парапет. Сар Зел споткнулся о камень и соскользнул за край зубчатой стены.

Остатки сервитора и орудийной батареи посыпались вниз, стуча по доспеху пытавшегося снова встать на ноги Талоса. Десантный корабль над ними в благородной бело-голубой расцветке разворачивался, перезаряжая пусковые ракетные установки. Со звуком, похожим на удар грома, он улетел в поисках других турелей, которые следовало уничтожить.

— Сар Зел, — окликнул Талос по воксу, пытаясь проморгаться. Его ретинальный дисплей перенастроился, чтобы видеть через дымовую завесу, но его глаза до сих пор затмевала пелена. Единственное, что он услышал по воксу в ответ, это натужное ворчание. Талос увидел руки, цеплявшиеся за край парапета. Он протянул болтавшемуся в двухстах метрах над простиравшейся внизу пустыней брату руку. Вес огромной лазпушки за спиной Сар Зела в разы усложнял задачу по его спасению.

— Премного благодарен, — отозвался по воксу Сар Зел, когда его сапоги снова гулко ударились о холодный камень, — это была бы особенно постыдная смерть.

— Может быть, тебе бы стоило выбросить лазпушку ? — предположилТалос.

— Может быть, тебе бы стоило перестать нести чушь?

Пророк кивнул. С этим не поспоришь.

Они встретили Ксарла и Сайриона на уровне оружейных складов в ближайшем шпиле. Стены сотрясала дрожь от грохота батарей автопушек, наполнявшая воздух шумом. Над головой с визгом проносились десантные корабли. Некоторые из них оканчивали свой полет с жалобным воем отказавших двигателей.

Ксарл в церемониальном шлеме с крылатым гребнем был в самом разгаре разграбления арсенала. На его бедре был закреплен увесистый ящик со сменными зубьями для цепного меча.

— Не могу найти ни одного мелта-заряда, — сказал он Сайриону, не отрываясь от расхищения запасов.

Сайрион кивнул Талосу и Сар Зелу.

— Скажите, что у вас есть план.

Помещение сотрясла неистовая дрожь и раздался тектонический грохот обрушившейся секции стены неподалеку.

— И скажите мне, что он не в том, чтобы прорубить себе путь к отступлению через половину крепости и добраться до «Погребальной песни». Эти имперские шавки уже внутри стен, и долго нам не продержаться.

Талос поднял цепной меч.

— В таком случае я промолчу. Где Рувен?

Ксарл наконец закончил свое мародерство.

— Кого это волнует?

Пробирайтесь к десантным кораблям. В потоке вокс-переговоров повторялись все те же слова: «Отправляйтесь к кораблям», «Отправляйтесь к кораблям», «Отправляйтесь к кораблям».

— Силы легиона рассеяны, а крепость падет, — заключил Сар Зел. — Какие же мы глупцы, что не сохранили единство.

Талос покачал головой.

— Рано или поздно, эта крепость должна была пасть. С тех пор, как ушел примарх — единства нам не видать. Мы глупцы лишь потому, что все еще находимся здесь, а не среди звезд, как многие наши братья.

Сопротивление встретилось им тремя уровнями ниже, когда их сапоги загрохотали по чернокаменному полу главной галереи. Вдоль стен валялись трупы рабов, кто-то в синей униформе Легиона, кто-то в лохмотьях — единственном, что у них было. Тела лежали, распластавшись, разорванные на части болтерными снарядами. Стены были вымазаны кровью, будто жирной, дурно пахнущей краской.

Талос поднял кулак и разжал пальцы, подав сигнал рассредоточиться. Как только кинетические системы его доспеха распознали жест, на ретинальных дисплеях Первого Когтя вспыхнули соответствующие отданному приказу руны.

— Захватчики явно питают любовь к нашей манере украшать интерьеры, — подметил Сайрион, разглядывая мертвые тела, пока отделение рассредоточивалось.

— Сосредоточьтесь, — ворчливо ответил Ксарл. Сайрион опустил болтер и достал ауспекс. Тот затрещал, проверяя пространство вокруг.

— Контакт, — доложил он. — Прямо по курсу и движутся к нам. Или у них сканеры, или они нас услышали.

Талос проверил болтер, сгорбившись у измазанной кровью стены.

— Сар Зел, — обратился он.

Без единого слова воин перехватил лазпушку и прицелился в сторону коридора.

— Перестрелка? — спросил Ксарл.

— Нет, — пророк вслушался в приближающиеся шаги, — один залп и врукопашную.

Талос почувствовал, как заныли зубы, язык и десны от накапливаемого лазпушкой заряда. От нарастающего гула волосы у него на загривке встали дыбом, несмотря на непроницаемость его доспеха.

Их противники были дисциплинированными ветеранами и слишком хитрыми, чтобы попасть в простую ловушку. Они разделились на перекрестке коридоров и заняли позиции у входа в зал. Началась грохочущая болтерная перестрелка. Обломки камня летели сквозь облака пыли, поднятой взрывами.

— Они стреляют из тяжелого болтера, — сказал в вокс Сайрион, когда его авточувства преодолели пылевую завесу, — он за стеной слева.

— Сар Зел, — снова произнес Талос.

Лазпушка втянула последнюю порцию энергии, прежде чем с ревом выпустить в коридор безудержную мощь сине-белого импульса. Лазпушка сделала последний вдох и выплюнула в коридор неудержимый поток бело-голубой энергии с неблагозвучным «фрррм». Острый кинжальный луч, яркий подобно солнцу, прожег насквозь каменную стену и проделал дыру в теле укрывшегося за ней воина.

— Они больше не стреляют из тяжелого болтера, — отметил Сайрион.

— Пока его не подберет кто-нибудь еще, — ответил Талос, — еще залп, и идем врукопашную.

Лазпушка дергалась в руках Сар Зела, грохоча и испуская пар с каждым выбросом энергии. Очередной противник вдалеке рухнул оземь, гремя закованными в керамит конечностями.

Первый Коготь обнажил клинки и бросился бежать.

Тремя минутами позже они уже неслись сломя голову навстречу другому вражескому отделению. Другой Коготь был зажат в дальнем конце тренировочной комнаты и ожесточенно перестреливался с имперскими космодесантниками.

Талос пригнулся и прислонился к стене, поднимая болтер. Там, где сыновья Жиллимана действовали с идеальной слаженностью и эффективностью, Первый Коготь демонстрировал жалкое подобие дисциплины. В этот раз Талос не отдавал приказа открыть огонь — этого не потребовалось. Их болтеры хрипло рявкали безо всякого единства, каждый вел огонь по своей цели. Тем не менее, из семи оставшихся врагов трое полегли, поверженные шквальным огнем.

Четверо имперских космодесантников встретили новую атаку лицом к лицу, половина отделения ответили нечеловеческой точности огнем. Их броня была смесью серого и зеленого, на наплечниках красовались серебряные орлы.

Сар Зел высунулся из-за угла и единственным выстрелом, способным взорвать танк, испарил тело сержанта ниже пояса.

Осталось трое.

— Я помню этих ублюдков, — Сар Зел опустил пушку, стряхивая каменную крошку с силового кабеля. Обжигающий сжатый воздух, способный испарить кожу при прикосновении, шипящим облаком вырвался из громоздкого генератора оружия.

Талос тоже их помнил. Серебряные Орлы и Орден Авроры нанесли удар Восьмому Легиону серией точечных атак всего несколько лет назад.

— Нам нужно разобраться с ними по-быстрому, — сказал по воксу Ксарл, убирая разряженный пистолет в кобуру и включая цепной меч, — кто со мной?

Сар Зел тряхнул головой.

— Погоди секунду.

Он снова приготовился, поднимая орудие и прячась за углом, пока Первый Коготь прикрывал его огнем. Лазпушка с резкой отдачей испустила пучок неистового света. Он пронзил одного из имперских воинов, уничтожив его голову, плечи и грудь.

Осталось двое.

— Готово, — произнес он, опуская перегревшуюся лазпушку. Ствол скоро нужно будет поменять — силовые элементы на нем не выдерживали напряжения.

Воины Первого Когтя бросились вперед как один, пронзая цепными мечами керамит и стреляя в упор. Победителями вышли Ксарл и Талос: первый обезглавил врага, второй сорвал шлем со своего противника и угостил его выстрелом из болтера.

Рассеченный надвое выстрелом из лазпушки сержант все еще был жив. Он пытался ползти по земле, волоча свое безногое тело. Сайрион и Ксарл окружили его и смотрели вниз с ухмылками.

— Не время для игр, — пригрозил им Талос.

— Но…

Громыхнул пистолет Талоса. Голова сержанта взорвалась, осколки шлема забарабанили по наколенникам и сапогам.

— Я сказал — не время для игр!

Первый Коготь пробирался по помещению через обломки тренировочного оборудования к спасенному ими отряду. В живых остался только один воин. Он сидел, сгорбившись, среди тел своих братьев и собирал с них оружие, боеприпасы и всевозможные безделушки.

— Сержант, — поприветствовал его Талос.

Легионер втянул воздух сквозь зубы, забирая цепной топор из безжизненных пальцев воина. Он выбросил сломанный болтер и украл другой у следующего трупа.

— Сержант, — повторил Талос, — время не ждет.

— Больше не сержант, — Повелитель Ночи поставил ногу на спину сраженного воина. С помощью топора он отделил голову от тела и снял с нее шлем. — Проиграл дуэль Зал Харану.

Он водрузил шлем себе на голову и загерметизировал замки на горжете.

— Теперь у меня шлем Зал Харана, а он сдох. Все на круги своя.

Воин долго смотрел на них, пока крепость не вздрогнула до самого основания.

— Первый Коготь, — произнес он, — Ловец Душ.

— Узас, — обратился к нему Талос. — Нам надо уходить.

— Хмм, — прохрипел он, не обращая внимания на капающую с уголка рта слюну. — Очень хорошо. 


Судьба  | Блуждающая в Пустоте | Наследие Тринадцатого Легиона