home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Наследие Тринадцатого Легиона 

Он все еще спал.

Он не думал ни об иглах, бравших анализы крови, ни о том, что его череп вскрыт, а лезвия терзают обнаженный мозг. Его мысли блуждали во временах давно минувших, когда десять тысяч лет назад враги пришли на Тсагуалсу, неся наказание за столь многие грехи.

Спустя час после того, как небо затронули первые всполохи огня, Талос был вынужден признать, что уже устал.

Вокс не переставал сыпать жуткими отчетами: об обрушивающихся под натиском артиллерии стенах; о рвущихся внутрь крепости танках; о десантных капсулах, падавших в крепостной двор и изрыгавших сотни вражеских отделений.

Он потерял связь с флотом на орбите; пробивались лишь бессмысленные обрывки ругательств и вопли. Он даже не был уверен в том, что «Завет» остался на орбите.

Первый Коготь быстро отказался от идеи нестись через всю крепость напрямик. Они передвигались по второстепенным коридорам, вентиляционным шахтам, тоннелям для рабов и обслуживающего персонала, чтобы миновать врагов, наводнивших небеса их мира. Те немногие вокс-сообщения, что несли в себе какой-то смысл, доносили о весьма мрачных картинах. Потери были более чем серьезными. Находившиеся на поверхности планеты силы легиона подверглись истреблению. Отделения вражеских космодесантников сражались с эффективностью невиданного доселе масштаба.

Когти легиона наперебой кричали о вражеских солдатах, которые ужасающе часто объединялись со своими сородичами и штурмовали главные залы превосходящими силами, вынуждая защитников в смятении отступать.

Каждую контратаку Повелителей Ночи встречали волны подкреплений — имперцы организованно отступали к запасным оборонительным позициям, где их поджидали только что приземлившиеся братья.

Отделение задержалось в воздуховоде, где им пришлось пригнуться и ползти на четвереньках. Картинка на ауспике Сайриона то сбивалась, то вновь обретала четкость.

— Мы заблудились! — пробормотал Ксарл. — Проклятые тоннели для сервиторов! Нам стоило идти по главному вестибюлю.

— Ага. И сдохнуть, как остальные? — спросил находившийся позади него Сар Зел. Он тащил за спиной лазпушку и старался быть максимально аккуратным с древним оружием. — Спасибо, я предпочту безумию здравый смысл. Я хочу выжить и сражаться там, где у нас есть шанс на победу.

— Это как бороться с инфекцией, — Талос выдохнул в вокс, — или смертельной болезнью. Они повсюду. Едва мы что-то предпринимаем, как они уже знают, что нам лучше всего противопоставить. Они изучили нас, прежде чем атаковать. Вся операция была спланирована вплоть до мельчайшей детали.

— Кого мы убили первыми? — спросил Сар Зел.

— До Серебряных Орлов? Те, что в зеленой, как родарское небо, броне — Орден Зари. Мы сражались с ними у Спансрича. Остальных я просто не знаю, — признался Талос. — По воксу звучат имена, которых я никогда не слышал: Новадесантники, Черные Консулы, Орден Генезиса. Названия Орденов, чьи владения мы десятилетиями карали и грабили. Вот что предчувствовал наш отец перед своей смертью. К нам пришла расплата за все грехи, как и к нему.

— Неважно, — перебил его Ксарл, — они все — Ультрадесантники. Они умирали в Великой Войне. Они умрут и сейчас.

— В этом он прав, — поддержал Сар Зел. — Уж лучше Тринадцатый, чем проклятые всеми богами Кровавые Ангелы со всеми их вопящими родственничками.

— Не нашли лучшего времени поспорить? — тихо вмешался Талос, и остальные братья замолчали.

— Сюда! — сказал Сайрион. — Ангар недалеко.

В ангаре было относительно тихо. Какофония рева двигателей и грохота болтеров не исчезла полностью, но в этих стенах, по крайней мере, не было слышно криков рабов и грохота сапог ввязавшихся в перестрелку отделений.

— Здесь был бой, и мы его пропустили, — передал Талос по воксу. Весь пол был завален телами павших: одни были в броне цветов Восьмого Легиона, на других были доспехи Орденов-Прародителей.

— Преторы Орфея. Узнаю их цвета.

Восстановить детали того, что здесь случилось, не составило труда: чтобы не рисковать и не нестись прямо под удар огромных защитных батарей ангара, захватчики вломились в крепость, прорвав оборону во многих местах. Из этих брешей противники направили основные силы внутрь крепости и разделились на две части — одна стала прорываться ещё глубже в крепость, а другая вырезала всех, кто пытался бежать к ангару.

Пророк сощурил глаза, представляя, что подобные сцены разыгрывались на каждом уровне и во всех ангарах по всей крепости, оставляя бреши в каждой стене.

— Они оставят арьергард, — предостерег он. — Они слишком педантичны, чтобы забывать о подобных вещах.

— Ни единого признака жизни, — возвестил Сайрион.

— Все равно.

Талос был единственным, кого раздражала воцарившаяся тишина. Он толкнул ногой решетку вентилятора и прыгнул вниз на палубу. Вопреки отрицательным показаниям сканнеров он все равно повел болтером из стороны в сторону. Талос нервно теребил болтер.

— Ничего, — произнес он, — никого. Здесь могила.

Голос Сайриона был окрашен улыбкой, когда он говорил в вокс.

— Никогда еще трусость не оказывалась так полезна.

— Мы еще не в безопасности, — сказал пророк.

Перед ними простирался ангар. Несмотря на то, что это была одна из самых скромных пусковых платформ крепости, в средних отсеках ангара западного сектора все еще размещались более двух десятков десантно-штурмовых кораблей и грузовых челноков. Его обслуживали две сотни душ — смертные рабы и сервиторы чинили, перезаряжали и заправляли боевые машины.

Талос выругался, медленно выдохнув. Пол покрывали останки павших. Половина десантно-штурмовых кораблей была превращена в обломки массированным огнем. От нескольких из них остались лишь дымящиеся остовы, в то время как у других были уничтожены посадочные опоры и теперь они, искореженные, лежали на полу.

— Теперь понятно, почему они не оставили арьергард,— произнес Сар Зел. — Пошли.

Десантно-штурмовой корабль «Погребальная песнь» расположился в самом конце ангара, все еще удерживаемый в десяти метрах над землей швартовочными захватами. На броне были видны следы от пуль, но особого вреда они не нанесли.

— О, нет, — пробормотал Сар Зел. — Нет, нет, нет.

Остальные молча смотрели.

— Сосредоточьтесь, — приказал Талос. — Будьте бдительны.

Воины Первого Когтя, все еще сопровождаемые Узасом, рассредоточившись и подняв болтеры, шли через ангар. Талос остался с Сар Зелом и указал на десантно-штурмовой корабль.

— Нам нужно убираться с этой планеты, брат.

— В этом мы не полетим, — ответил Сар Зел. «Громовой ястреб» избежал большей части разрушений, доставшихся ангару, но, тем не менее, был полностью выведен из строя. Швартовочные захваты, удерживавшие его, были разрушены, и то, что летательный аппарат еще как-то висел, само по себе было чудом.

— Мы можем отстрелить швартовочные захваты, — сказал Талос. — «Погребальная песнь» переживет падение с десятиметровой высоты.

Сар Зел неопределенно кивнул, не выражая согласия как такового.

— Вращающиеся платформы вдоль палубы не функционируют. Контрольная рубка разрушена.

Он указал на возвышенную платформу, с которой хорошо просматривался весь ангар. Среди пультов и консолей были разбросаны тела и ошметки горелой плоти, а каждая машина была пронзена клинками или сожжена дотла.

— Мы можем попробовать взлететь с позиционной карусели, — медленно проговорил Талос.

Сар Зел указал на кучи обломков и мусора, некоторые из которых доходили чуть ли не до потолка.

— И что ты предлагаешь делать со всеми этими завалами? Разнести их ракетами и убиться самим? Я не смогу их протаранить. Необходимо, чтобы системы ангара работали, чтобы расчистить нам путь. Без них на это уйдет несколько дней.

Талос хранил молчание, осматривая корпуса поврежденных кораблей.

— Сюда. Вот этот. Он полетит.

Взгляд Сар Зела задержался на несколько секунд на обгоревшем корпусе, зоркие глаза изучали состояние обшивки. «Громовой ястреб» стоял близко к дверям ангара, безжалостно прошитый очередью крупнокалиберных снарядов, которые четко и аккуратно пробили многослойную бронированную обшивку. Его полуночный цвет под пламенем огнеметов стал угольно-серым. Оплавились даже усиленные иллюминаторы, оставив кокпит незащищенным. Из разрушенных окон валил дым, что свидетельствовало о взорвавшейся внутри гранате.

— Этот мог бы, — выдал наконец Сар Зел. — Правда, нам предстоит взлетать сквозь пыльную бурю и дым, и подниматься из горящей крепости. Двигатели могут забиться пеплом.

— Уж лучше это, чем умереть тут, — ответил пророк. — За работу.

Сгибаясь под весом своей лазпушки, Сар Зел пошел к десантно-штурмовому чтобы выяснить, сможет ли тот так или иначе взлететь. Кладбищенское спокойствие ангара длилось всего несколько минут, прежде чем его нарушили имперские солдаты в белых ливреях.

Сар Зел уже сидел в троне пилота, успокаиваемый звуками разогревающихся двигателей. Корабль был потрепан, но был в состоянии летать. Вообще говоря, он знал, что в атмосфере у них не будет термозащиты — зато можно покинуть кокпит, закрыться и доверить полет духу машины. Далее, покинув атмосферу, они окажутся в вакууме — но если загерметизировать броню, это не будет угрозой. Самое главное — то, что у них хотя бы есть «Громовой ястреб», на котором можно взлететь.

— Еще Преторы, — сообщил по воксу Сар Зел.

Остальные воины Первого Когтя перешли на бег. Врагов было пятеро, что примерно уравнивало их шансы, поэтому оба отделения воспользовались бесчисленными возможностями укрыться среди обломков. Талос и Сайрион согнулись, проверяя запасы боеприпасов.

— Мы прокляты, — произнес он. — Никому из живых не должно везти так, как нам.

— Никому? — Сайрион выстрелил вслепую из-за обломков, за которыми они прятались. — Если кто и заслуживает смерти за свои преступления, то это мы, брат.

Талос поднял свой болтер, чтобы добавить огневой мощи к стрельбе Сайриона. В тот же момент вражеский огонь прекратился.

Талос и Сайрион переглянулись. Оба выглянули поверх скрывавшей их баррикады, целясь из болтеров. Все пять Преторов покинули укрытия и стояли на открытом пространстве. Их конечности были напряжены, в то время как тела скручивали спазмы. Первый Коготь смотрел, как двое из них выронили свое оружие, и теперь их ничем не занятые пальцы тряслись и скрючивались. Они потеряли контроль над собой.

В поле зрения попал силуэт позади них. Его череполикий шлем венчали изящно изогнутые рога, а Т-образный визор взирал на развернувшуюся перед ним сцену в ничего не выражающем безмолвии. В одном закованном в броню кулаке силуэт держал древний болтер, в другой — посох из черного железа с ртутными прожилками, увенчанный связкой из человеческих черепов. Из трясущихся шлемов Преторов раздавались приглушенные вокс-щелчки, когда воины пытались озвучить свои мучения. Из плавящихся сочленений доспехов с шипением вырвался пар, и их эпилептическая дрожь продолжилась с удвоенной силой. Когда в пластинах брони появились прорехи, из плавящегося месива наконец вырвались крики. Один за другим, воины свалились на палубу ангара, и из доспехов неторопливо потекла органическая жижа.

Силуэт опустил посох и размеренно зашагал навстречу Первому Когтю.

— Надеюсь, вы не думали улететь без меня? — спросил Рувен. В его голосе не было ни тени эмоций.

— Нет, — солгал Талос, — ни на минуту.

Ветер с ревом врывался в открытый кокпит. Сшитый из содранной кожи плащ Узаса трепетал от порывов шторма, и ему вторил костяной хор бряцающих черепов, свисавших на цепях с брони Ксарла. Сар Зел сидел, вольготно откинувшись в троне, как будто родился в нем.

С воздуха крепость смотрелась пятном на ландшафте. Замок был охвачен первыми предсмертными судорогами полного разрушения. Из разбитых бастионов валил дым, ряды защитных батарей были охвачены пламенем, а внешние уровни разорены. Шрамы на каменной облицовке показывали кратеры от приземления десантных капсул, в то время как в горящих небесах, как тучи насекомых, роились десантно-штурмовые корабли и «Лендспидеры» .

Украденный Первым Когтем корабль вибрировал, его впускные клапаны вдыхали дым, а двигатели выдыхали чистое пламя. Чтобы прорваться сквозь нависшую над крепостью дымовую завесу потребовалось больше чем несколько мгновений. Откуда-то снизу раздался треск трассирующего огня, и снаряды забарабанили по корпусу.

— У нас все хорошо, — произнес Сар Зел в вокс по общему каналу.

— Звучало совсем не хорошо, — дерзко ответил Талос, сидя в трясущемся удерживающем троне.

— Мы в дыму, и у нас все хорошо ровно до того момента, как пепел погубит двигатели.

— А это еще что? — спросил пророк, указывая вперед по направлению их взлета.

Пятно, яркое как второе солнце, расцвело над ними в клубах черного дыма. Прожилки огненного света распростерлись во всех направлениях от раскаленного ядра.

— Это же… — Сар Зел так и не договорил. Он рванул на себя штурвал и накренил челнок так резко, что каждая заклепка в его корпусе мучительно застонала. Второе солнце вспыхнуло позади них и взревело как карнодон, охваченное огнем от своего бешеного падения.

Талос выдохнул, не осознавая, что до этого задерживал дыхание. Десантная капсула скрылась из виду.

— Близко прошла, — признал Сар Зел.

— Брат, — Талос указал куда-то, и в тот же момент ожили и беззвучно запульсировали аварийные сигналы. — Кое-что еще.

Что бы это ни было, оно атаковало их с бреющего полета, идя рядом с ними параллельным курсом, а его двигатели оставляли точно такой же инверсионный сред. На секунду клубы дыма развеялись и на похожем на птицу силуэте проступили знаки принадлежности, видные даже сквозь копоть.

— Вижу, вижу.

— «Громовой ястреб» Ультрадесантников, — предостерег Талос.

— Вижу, вижу.

— Так сбей его!

— Ну и чем я тебе его собью? Мольбами и руганью? Или ты успел до отлета зарядить пусковые установки и забыл мне сообщить?

Череполикий шлем Талоса резко развернулся к пилоту.

— Может быть ты заткнешься и просто выведешь нас в космос?

— Двигатели задыхаются от пепла. Я говорил, что так и будет. Мы не долетим до орбиты.

— Попытайся.

В это мгновение еще один залп трассирующего огня прошил нос их машины. Половина консоли управления погасла.

— Держитесь, — пробормотал Сар Зел странно спокойным голосом.

«Громовой ястреб» резко накренился и сделал бочку, отчего всех пассажиров вдавило в удерживающие троны. И без того суровая тряска усилилась в десять раз. Снаружи что-то взорвалось с металлическим лязгом.

— Основные двигатели сдохли, — сообщил Сар Зел

— Худший…пилот…всей…Десятой … — пробился возглас превозмогавшего ускорение Сайриона.

Талос смотрел, как дым расходится перед ними, и чувствуя, как корабль снова накренился. Второй взрыв прозвучал приглушенным хрустом, едва уловимым на слух.

— Маневровые тоже сдохли, — произнес Сар Зел.

Момента, когда «Громовой ястреб» завис в самой высокой точке своего полета перед началом плавного падения, не последовало. Они крутились и тряслись в бессильном свободном падении под жалобные завывания забитых пеплом двигателей машины. Воинам приходилось кричать в вокс, чтобы быть услышанными, потому что даже их звуковые рецепторы были не в состоянии отфильтровать речь от шума бури.

— Потерял управление, — сказал Сар Зел, все еще дергая штурвал и надеясь выйти из крутого пике.

— Прыжковые ранцы, — прокричал Талос сквозь хаос.

Воины Первого Когтя примагнитили сапоги к палубе и встали с тронов. Нестройным шагом они пошли в десантный отсек, стуча магнитными подошвами сапог. Незакрепленные предметы бились об их доспехи. Припасенный Ксарлом ящик со сменными зубьями для цепного меча врезался в шлем Рувена, вызвав поток бормочущих ругательств в вокс.

Талос первым добрался до прыжковых ранцев. Он пропустил крепления над наплечниками, зафиксировал их на броне и приготовился ударить закованным в броню кулаком по кнопке открытия дверей.

— Мы сегодня умрем, — произнес в вокс Сайрион, и судя по тону, эта мысль его забавляла.

Талос опустил трап и уставился в дымные потоки завывавшего ветра и терявшийся за гранью разумного горизонт.

— У меня есть идея, — прокричал пророк, — но нам нужно быть осторожными. За мной.

— Пепел набьется и в двигатели прыжковых ранцев, — откликнулся Сар Зел, — у нас в распоряжении минута, от силы две. Начинай отсчет.

Талос не ответил. Он оторвал магнитные подошвы сапог от палубы и прыгнул, падая в горящее небо. 


Гнев Прародителей  | Блуждающая в Пустоте | Завет Крови