home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Имена 

Два раба сидели в темноте, тесно прижавшись друг к другу; мужчина обнимал женщину. Им осталось недолго. Переборки задрожали, когда челнок начал медленный, тяжелый подъем обратно в небеса.

Эвакуация началась пять дней назад, когда прибыли первые корабли Имперского Флота. Еще сотня беженцев сидела почти в кромешной тьме: некоторые тихо переговаривались, некоторые рыдали от облегчения, некоторые — от страха. Народ Дархарны так и не смог забыть свой мир. Даже те, кто боготворил далекий Империум и видел его спасителем, скоро поймут, каково это — оказаться в его далеко не нежных объятьях.

Рабы провели два долгих месяца в Последнем Городе. Два месяца они лгали, чтобы влиться в толпу других выживших; два месяца она прятала свой третий глаз; два месяца они надеялись, что Вариель не появится в дверях их халупы. Последнее ей снилось слишком часто: красные линзы его шлема, рокот сочленений его доспеха. Когда холодные керамитовые рукавицы прикасались к её животу — она просыпалась.

Но он так и не пришел.

В редкие моменты покоя к ней возвращались слова Талоса: «Если Вариель выскользнет живым, то однажды ночью он придет за ребенком, куда бы вы не сбежали».

Так где же он? Смог ли он сбежать с Тсагуальсы вместе с Дельтрианом? Она не думала, что они когда-либо будут в безопасности от ножей Вариеля, но в ней начала зарождаться надежда.

Руки Октавии легли на живот. Ребенок будет скоро, максимум — через месяц-два. Она задумалась, родится ли он в пустоте — как та бедная девочка с «Завета» — или его первый вдох все же будет на каком-нибудь мире, который они назовут домом. После того, как пройдут имперский контроль, конечно.

Он представлялся рабочим из небольшого городка на юге. Она — наследницей самых первых навигаторов на планете, тех, которые прибыли вместе с колониальным флотом больше четырех сотен лет назад. В моменты покоя её веселило то, что, с учетом навигаторской биологии, её история была даже более правдоподобна. Она не думала, что возникнут какие-то сложности с прохождением контроля. Да, она — навигатор, бесценная редкость, и скорее всего её отправят в ближайшую крепость Навис Нобилите. Но беженцев и паломников в Империуме — тьма, и затеряться среди миллиардных толп не составит никакого труда.

Она знала, что все будет в порядке. Если только не вмешается Инквизиция.

Октавия кивнула Марлоне, сидевшей у противоположной стены грузового трюма. Та кивнула в ответ и нервно улыбнулась. Хорошо, что она была с ними в эти последние месяцы. Они обе находили забавным то, что были живы лишь потому, что легион спас их жизни когда-то в прошлом. Для прирожденных убийц — очень странное поведение. Даже проведя с ними больше года, она так и не научилась их понимать.

Ну…разве что Талоса.

Она уже и забыла, когда последний раз позволила себе задуматься о будущем.

— Знаешь, у меня тут возникла мысль… — сказала она странным голосом.

Септим поцеловал её влажный лоб.

— Что такое?

— Как тебя зовут? — спросила она

— Ты о чем?

— Ты знаешь, о чем я. Твое настоящее имя. До того, как ты стал седьмым.

— А.

Септим улыбнулся. Хоть она не видела дальше собственного носа в темноте, но поняла это по его голосу.

— Корет. Меня звали Корет.

Эвридика — некогда Октавия, — попробовала на вкус его имя. Затем она повернулась, чтобы попробовать на вкус его губы.

— Корет, — прошептала она, прижавшись к нему губами. — Приятно познакомиться. 


Уроки  | Блуждающая в Пустоте | Долгие месяцы безумия