home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3


Закрыв кастрюлю с тушеным мясом крышкой, я выключил плиту. И именно в этот момент подал голос телефон. Сполоснув руки водой и подхватив полотенце, пошел брать трубку.

— Привет, босс. Не отвлек? — раздался голос из мобильника.

— Ну что за глупая постановка вопроса, Таро-сан. Да, отвлек.

— Ваше занудство не имеет границ, босс.

— Уволю ведь, говори уж, что хотел.

Нэмото Таро состоит в отделе по связям с общественностью в Шидотэмору. А неофициально, занимается теми легальными делами, в которых я не хочу светиться.

— Я по поводу Сомацу. Он закончил наброски первой главы этой вашей новой манги и просит встречи. Что-то там по поводу названия.

— А поконкретней не в курсе?

— Вроде «Наруто» ему не нравится, хочет что-то свое предложить. — Да-да, бейте меня, ругайте меня, уж такой я плагиатор. И вот теперь придется встречаться с человеком, который рисует уже не первую «мою» мангу, и объяснить ему, почему так, а не иначе.

Я, между прочим, оставляю Сомацу всю авторскую славу. Правда, забирая себе права на мангу. Ну, я же вор, никто не забыл? Вот и ворую идеи своего мира.

— Ох, — вздохнул я. — Ладно, передай, что я зайду к нему… м-м-м… в пятницу, часов в шесть.

— Как скажете, босс.

— Это все, я надеюсь?

— Да, слава богам. Просто этот чудик, — Он, между прочим, и правда немного того, — мне всю плешь проел своими звонками. Я сначала на вас ссылался, мол «босс сказал, ты сделал», но он… достал в общем. — М-да, молод он еще выходить против мангак со стажем.

В целом парень весьма компетентен, и пробивная способность у него развита очень даже. Но все-таки двадцать лет порой сказываются. А выглядит он года на два моложе, что тоже порой мешает. Мне в этом отношении проще, как ни странно. На деловых встречах люди знают, что вот этот ребенок Главный. А в Японии отношение к начальству, пусть и чужому, особенное. Человек, облеченный властью, имеет право на маленькие недостатки, например, возраст. Хоть отношение к нему все равно не будет таким же, как к взрослому, но и полнейшее пренебрежение, как в других странах, отсутствует. Вспомним заодно, что я нахожусь в другом мире, и в этой Японии не принято обращать внимание на возраст лет этак с четырнадцати. Но вот ведь гадство, совершеннолетие при этом один фиг наступает в восемнадцать. Видимо, такое положение вещей образовалось в связи с тотальным засильем той или иной аристократии. И, что главное, детей этой аристократии. Неудивительно в конечном итоге, что Таро ни разу не обозначил своего пренебрежения ко мне, и это учитывая четыре года разницы. В Японии, где, на примерно одном уровне социальной лестницы, возраст и его разница имеют значение.

— Разберемся. Передай ему про встречу, но скажи, что это моя инициатива. А то совсем тебе на шею сядет.

— Как скажешь, босс. Спасибо.

— Все, пока. Звони, если что.

— До встречи, босс.

Нажав отбой, пошел в гостиную. Дел срочных нет, ужин приготовлен, так что пойду соседей своих навещу, есть у меня к ним разговор. Да и прояснить многое надо, а то у меня башка от лишних мыслей взорвется. Это ж надо, столько лет жить с ними бок о бок и не узнать, что мои соседи Кояма и клан Кояма — одно и то же. Вот это и значит, бревно в своем глазу не заметить. Господи, да мне стыдно перед самим собой. Однофамильцы, ага, у одного из старейших и сильнейших кланов Японии. А гербы клана, что у них повсюду развешены? Нет, как герб клана Кояма выглядит, я не знаю, не настолько я интересовался кланом, но что это еще за герб может быть. Как я мог подумать, что семья — обладатель герба, может быть однофамильцами другой такой семье? Это ж аристократия, там не бывает родов с одной фамилией, да им бы просто герб не дали. Это не мой мир, тут к своей фамилии, как и к своей крови, очень серьезное отношение. Вы думаете, почему аристократы практически не ругаются на людях, разве что внутри рода, да и то хз? Да потому, что, не дай бог, по запарке чего не того скажешь, например — сукин сын. Всего лишь сукин сын. Я вот, не совсем обычный обыватель, знаю о двух войнах из-за этих слов. В одном случае дрались два клана, в другом два рода. Не верю, правда, что там оскорбили случайно, но факт остается фактом, хочешь ругаться — ругайся, только род не трогай, за личное оскорбление и отвечать придется лично, не навлекая беду на род.

Конечно, можно подобрать причины для оправдания, мол, как же так, такая семья и здесь. Или, а где же слуги, без которых большие шишки не представляются. Можно и чисто психологические причины найти, в конце концов я просто представить себе не мог, что семья, которую я знаю всю жизнь, эта, по крайней мере, пусть богатая, но скромная, окажется среди первых родов Империи. А уж сколько теперь вопросов возникает…

К черту, все к черту. Нефиг по десятому кругу мысль гонять. Надо идти и выяснять.

Выключив комп и убрав свой будущий ужин, да и завтрак, к слову, собрался идти в гости. Но не успел. Старик меня опередил, позвонив в дверь, как раз когда я одевал обувь.

— Здравствуйте, Кента-сан, проходите, пожалуйста. Чай, кофе?

— И тебе привет, Синдзи. Кофе, если не трудно.

Еще бы он чай попросил. Вообще-то старый любит чай, но он у меня настолько хреново получается, что выбор старика очевиден. А вот то, что он вообще принял предложение что-то выпить, говорит о серьезности предстоящего разговора. Интересно. Например, Акено, отец Шины, всегда принимает предложение, как выпить, так и перекусить. А старик Кента — только если намечается разговор о чем либо, и своей привычке ни разу не изменял. И мне действительно интересно, с чем он пришел.

Проводил старика, как всегда одетого в традиционное мужское кимоно, на этот раз черно-серого цвета, до гостиной и, предложив сесть в единственное находящееся там кресло, пошел на кухню. Я не спец по приготовлению кофе, я вообще не понимаю все эти священнодействия по варке кофе, как и заваривания чая, само собой, так что, быстренько сделав кофе в кофеварке, вернулся в гостиную.

— Как прошел первый день в школе? Завел друзей? И как тебе сама школа? — сделав первый глоток, стал расспрашивать старик.

— Отличная школа, сразу чувствуется элитарность. Друзей за один день не найдешь, но знакомство завел, есть такое дело. Ну а в целом, так себе денек, могло бы быть гораздо лучше.

— Друзья, знакомые… зануда ты, — услышал я в ответ бормотание. — Как я слышал, у тебя сегодня в школе кое-что неприятное произошло?

Да ладно, неужто он знает о Шиновском спиче? Следил что ли? Если нет, то плохо. Получается, слухи о том, как его внучка вбила мою репутацию в асфальт, дошли даже до директора. Замечательно. Я за один день стал печально известен на всю школу. Я, конечно, понимал, что это произойдет достаточно быстро, но не настолько же. Теперь понятно, с каким делом он ко мне пришел. Видимо, будет извиняться.

— Не волнуйтесь, Кента-сан, я с этим разберусь.

— Ну, волноваться, предположим, нужно тебе. — Ась? Не понял.

— Прошу прощения…? — Я прямо чувствовал, как мои брови устремляются ввысь, но ничего не мог с этим поделать.

— Не понимаю твоего удивления. Ты всерьез рассчитываешь разобраться с главой клана Исикава? И как, если не секрет? — фыркнув, спросил меня этот старпер. Ехидство в этот момент так и перло из старика.

Поелозив в плетеном кресле, он с любопытством уставился на меня, всем своим видом показывая, что ответ на его вопрос ему ну очень интересен. Я же в некой прострации окинул взглядом гостиную.

— Что-то я совсем потерялся, Кента-сан, вы это о чем? — На этот раз удивленный взгляд вперился уже в меня.

— Исикава Кишо, сорок четыре года. Глава клана Исикава. Женат, отец четырех детей. Два сына, две дочери. — Вот пердун старый, хорош обстановку нагнетать. — И вот как раз одну из этих самых дочерей ты сегодня оскорбил. Старшую, любимую, смею заметить.

Вот ведь стерва, и вправду дрянь! Бл…, тц. Нет, ну это просто поразительное умение — почти до мата меня довела. Во второй раз за день! И это при конкретном ее отсутствии в зоне видимости! Да я… вот… тц. Фу-у-х. Спокойствие, Макс, только спокойствие.

— Если бы я тебя не знал…, я бы не стал вмешиваться. Если бы знал чуть хуже, настоял бы на твоем публичном извинении. — Спокойней, Макс, сохраняй спокойствие. — Но я знаю тебя достаточно хорошо, чтобы прийти сюда и уточнить, что все-таки произошло между вами двоими.

— Если вкратце, то она трижды оскорбила меня, а потом дала понять, что считает нас не то чтобы слугами, а так, ничтожеством.

— Сурово. И что, вот так вот, без причины?

— Поводом было то, что мы стоим посреди дороги и мешаем ей пройти. И это при том, что она в меня врезалась, когда мы стояли с краю этой самой дороги. Специально к бордюру отошли.

— Ты все говоришь «мы», а если уточнить? — медленно, чуть задумчиво спросил Кента.

— Охаяси Райдон. — Старик чуть приподнял брови. — Да-да, тот самый. Сын главы клана.

— Однако. Девочка попала. — Да-а-а, старикашка умеет менять стиль общения. — Я так понимаю, твой… знакомый подтвердит все, что ты сказал? Впрочем, не вижу смысла ему лгать. Даже будь эти два клана союзниками, чего и в помине нет. Что ж, насчет этой проблемы можешь не волноваться, остается другая. — И пристальный взгляд.

— Ну что еще, что за проблема? — спросил я после непродолжительного молчания. Ну не вечно же в гляделки играть?

— А вот это ты мне скажи. Про случай с девушкой ты и не вспоминал, но день у тебя все равно был не очень. Хотелось бы узнать, почему.

— Вы уж простите за грубость, но мне-то что? Хотите — узнавайте. — Тут главное не перегнуть. Слова-то грубы, но ведь главное не слова, а то, как их подать. Я, так или иначе, собирался рассказать про подставу его внучки, вот только представить это надо не как жалобу. Так что слова свои я сказал с этакой неуверенностью, как будто на меня подействовал его строгий взгляд. Аки подросток, пытающийся отстоять свою независимость.

— Синдзи-кун, — О, вот и суффиксы в ход пошли, — ты поступил, и собираешься учиться, в школу, где учится весьма специфический контингент, и одно неосторожное слово может сильно тебе аукнуться. Конечно, в вашем случае это слово должно быть оскорбительным, что при твоей нагловатости за тобой не наблюдается, но раз даже ты считаешь, что что-то случилось, то, наверное, будет лучше, если ты мне все расскажешь.

И вот эти его слова меня немножечко взбесили. Какого хрена он вообще тогда меня в Дакисюро запихнул? Он что, думал, мне адреналина не хватает? Или он рассчитывал, что я буду подо всех прогибаться? Он что, слугу для своей внучки готовит? Может, мне ему еще доклады ежедневные писать?

Умом я понимал, что все это фигня, а «истина где-то там», но вспышка раздражения и возмущения была слишком сильна. Пришлось встать и пойти за сигаретами, по пути успокаиваясь. Грубить в любом случае не стоило, все ж таки старик… А вот закурить при нем — самое то. В свое время все семейство Кояма приложило немалый труд, чтобы отучить меня от этой дурной привычки. Чуть ли не до боевых действий дошло. Хотя от Шины как раз-таки пришлось отбиваться. Закончилось все их капитуляцией и негласным уговором — не курить в присутствии почтенного семейства. Исключением являлся мой дом, ну и случайности. Война вступила в холодную стадию намеков и обвиняющих взглядов, которая привела к тому, что я старался не курить при них даже у себя дома, дабы не спровоцировать своих соседей на новый виток войны. Вот с тех пор так и повелось — если меня кто-то из них достал и хочется ругаться, или чем-то раздражен, а вспылить нельзя, то я просто беру сигареты и закуриваю. И им неприятно, и мне зашибись.

Вернувшись обратно уже с прикуренной сигаретой, поставил на стеклянный столик пепельницу и плюхнулся на диван. В целом, придется немного изменить линию поведения. Благо старик Кента знает меня как вполне взрослую личность, с десяти лет, как-никак, один живу. Хотя поначалу пришлось повозиться — не так это просто ребенка изображать. Так что с ним можно не притворяться шестнадцатилетним юнцом. А взбрыкивающий время от времени гормональный баланс подтверждает то, что видят его глаза. Вот авантюристка Акеми до сих пор время от времени на меня странно поглядывает. С ней-то с самого начала попаданец из другого мира общался.

— Я не буду спрашивать, зачем вы вообще тогда направили меня в Дакисюро. Что случилось, то случилось, время покажет, правы вы были или нет. Что касаемо неприятностей, то с ними я все же попробую разобраться сам. Не думаю, что все прям уж настолько плохо, как вы описываете. А на будущее постараюсь почаще оглядываться. Глядишь, и избегну опасностей, — закончив, я запрокинул голову вверх и выдохнул дым в потолок. Я сознательно нагнетал обстановку — пусть посмущается, а то, надо же, взял моду юношей стращать.

— Э, Синдзи… ты меня явно не так понял. Ни о каких ОПАСНОСТЯХ и речи не идет. Я имел в виду обычные школьные проблемы. — О, как заговорил.

— То есть глава клана Исикава, предъявляющий претензии — это школьные проблемы? — хмыкнул я.

— Синдзи, Исикава Кишо обратился со своей претензией ко мне, а не к тебе. Хочу, кстати, обратить на это твое внимание. Кишо — достойный человек, и не только из-за того, что не стал разбираться с этим делом сам. Так что зла на него не держи, кто другой вполне мог просто набить тебе морду за оскорбление своей любимой дочери. Не разбираясь в деле вообще. — Ну, или послать кого-нибудь. Это да.

— Вот тут вопрос спорный, Кента-сан. Слишком уж у меня неопределенное положение. — А в ответ приподнятые в вопросе брови. — Ой, вот только не надо тут непонимание изображать. Все вы прекрасно поняли. Я ведь никто, но при этом являюсь соседом главы клана Кояма, который ко всему прочему протолкнул меня в элитную школу. — Замер. На полмгновения, но замер. — То есть с одной стороны никто, а с другой — протеже Кояма Кенты. И вот еще вопрос. Если в школе так серьезно относятся к словам, то как Шина должна была мне помогать? — с ухмылкой, разряжая обстановку, спросил я. — Она же не может целый день за мной бегать.

— Ты слишком плохого о себе мнения, лично я думаю, что тебе достанет мозгов не нарываться, — с улыбкой ответил старик. — Да и Шина девочка умная, как-нибудь выкрутится.

— Да-а-а ну-у-у, — протянул я. — Вы как-нибудь поспрашивайте у нее, что сегодня за день в школе произошло, а потом мы с вами обсудим соображалку вашей внучки.

То, что старик вытянет из нее душу, я был уверен. Даже если Шина в самом начале упомянет про случай у стенда, старик все равно, на всякий пожарный, заставит ее расписать весь день посекундно. Пусть маленькая, но все же месть.

— Так-так, вот оно что, ладно. Вернемся к этой теме позже. А сейчас, может, все же уважишь старика и затушишь, наконец, это порождение злобных сил? — попросил дед, разгоняя рукой дым.

Затушив сигарету, задумался. Старик мне не мешал, видимо, у него тоже было о чем подумать. А меня в данный момент больше всего интересовало, знают ли Кояма о моих родителях. Одно дело обычная семья, пусть и богатая, и другое дело правящий род одного из международных кланов, и уж точно одного из первых японских. Главе клана Кояма узнать, где мои родители, куда они навострились и почему бросили сына — раз плюнуть. Щелкнет пальцами, и вся эта гигантская махина, что обзывается международным кланом, будет работать на поиск моих блудных родичей. Сутки, двое и у него на столе будет лежать пухленькая папочка по этому делу. Вот мне и интересно, насколько любопытен старик, ведь все зависит только от его любопытства.

Кстати, необходимо уточнить для непосвященных разницу между обычным кланом и международным. Я вроде уже упоминал отношения между кланом и главой государства, но все же напомню. Они равноправные партнеры, если грубо. Кланы живут на землях государя, платят чуть завышенные налоги, подчиняются законам государства, но при этом являются суверенным образованием. Я уж не буду рассказывать все плюсы, получаемые кланами, да я и не знаю всего, но даже то, что лежит на поверхности, уже немало. Права у клановцев похожи на посольские, то есть их нельзя просто захомутать в кутузку и продержать там несколько дней. Некоторые законы вообще не распространяются на кланы. Если обычного человека за убийство в любом случае будут судить, то представители клана во многих случаях от этого отмазываются. Например, если убит член какого-нибудь другого клана. Или вот, например — владение оружием. Члены клана и клан в целом могут владеть — хранить и носить, ЛЮБОЕ оружие. От какой-нибудь шестимиллиметровой пукалки до линкора со всем его вооружением. Другое дело, что я не слышал, чтобы кланы владели более чем шестью эсминцами. Ибо дорогое удовольствие даже для кланов — и сами корабли, и их обслуживание. А вот боевые роботы, не говоря уже о мобильных доспехах, это да, любой уважающий себя клан имеет столько тяжелой техники, сколько может позволить содержать. В среднем это от десяти до тридцати машин. Правда, в черте города тяжелая техника запрещена. И да, как я мог забыть. Многие об этом забывают, а зря. Кланы могут быть уверены, что никто не сфабрикует против них дело, что к ним не придут незапоминающиеся личности, чтобы уволочь их в застенки и сгноить там без суда и следствия. Любой человек, принадлежащий клану, может быть уверен, что если ему и выдвинут обвинение, то суд будет справедливым настолько, насколько это вообще возможно. Хотя тут работает и обратная сторона — если за таким человеком все-таки пришли, то восемьдесят из ста — он виновен.

В ответ кланы дают главе государства верность и всемерную поддержку. А при экономической и военной силе кланов это очень и очень немало. Причем, заметьте, поддержку. Никто не может приказывать кланам, они — государство в государстве. Даже, в нашем случае, император может лишь попросить, и если его просьба не относится к безопасности его или его государства, кланы вполне могут вежливо его послать. Подозреваю, но точно не знаю, что это не все, и в отношениях император — кланы присутствуют дополнительные условия и нюансы.

В истории Японии, кстати, имеется многовековой казус по поводу этих самых отношений. Все знают, что много веков, а если точнее то с 1192 года, власть императора в стране была номинальной, в то время как правил сёгун и его правительство — бакуфу. Императору оставили право давать разрешение на создание клана, какие-то там еще права, с японской историей у меня не очень, а также церемониальные функции. И вот в этом вся соль. Историки до сих пор не могут понять — почему императорский род, заключающий договор с кланами, как до воцарения сегуната, так и после, не кинул клич кланам. Почему до самой эпохи Мэйдзи императоры просидели на десятых ролях, довольствуясь своим незавидным положением. Ведь решение было на поверхности. Попроси помощи, и армия, не уступающая армии сегуна, встала бы под твои знамена. А если еще и время удачно подобрать, то и никакой гражданской войны бы не было. Видимо, с императорским родом случилась такая же бяка, что и со мной, они просто не видели то, что лежит у них под носом. Ведь что получалось, кланы дают обещание поддерживать главу государства, которым по факту был сегун, но получали разрешение о создании клана и давали слово именно императору. Чем, наконец, и воспользовался хитрожопый Мэйдзи в девятнадцатом веке, вернув себе всю полноту власти. Тоже, между прочим, интересная история, если рассматривать ее параллельно с историей моего мира. Но сейчас разговор не об этом.

Так вот, возвращаясь в современность, кланы получают много бонусов и прав, и фактически две-три обязанности. Неудивительно, что получение главной привилегии — права на создание клана, считается великой честью и великим даром, и получить это самое право очень, ну очень сложно. В то же время кланы как деньги, если их слишком много, они обесцениваются. Даже если отбросить цинизм моего мира и предположить, что кланы не станут нарушать слово и указывать главе государства, что делать, или тем паче устраивать революцию, то даже так, никакому правителю не может нравиться, что на его землях кучкуется толпа вооруженных до зубов дядек, количеством больше чем его армия, и при этом устраивает между собой потасовки. Так что, как ни крути, главе любого государства невыгодно, когда кланов слишком много. Так что сложность в основании клана как минимум удваивается.

Скорей всего еще лет двести назад все было проще, и создать клан было пусть трудно, но возможно. Сейчас же сложно даже представить, что нужно сделать, чтобы император дал свое согласие. Пожалуй, что-нибудь вечное подарить. Ну, там… вечный двигатель или вечную жизнь. В Японии последний раз клан основывали двести лет назад, в начале девятнадцатого века. Клан Куруму. Он во время реставрации Мэйдзи неплохо приподнялся.

Международный клан — это, если по простому, клан, получивший признание двух и более правителей. Их всего четырнадцать во всем мире. Двенадцать кланов, что уломали двух правителей, и два клана — трех. В этом мире слово, честь и репутация значат много, если не все. Вон, Испания до сих пор, вот уже четыреста лет, страдает из-за своего королька, который додумался нарушить данное им слово. Могучее когда-то государство в течение нескольких лет скатилось до третьесортной страны, и только после второй мировой, которая в этом мире тоже была, стала выбираться на вторые роли. Немалое, между прочим, достижение. В общем, в этом мире можно быть уверенным, что ни один правитель более-менее развитого государства не станет пачкаться и заключать договор с первым попавшимся кланом. Для этого клан должен быть старым, уважаемым, сильным, богатым… в общем самым-самым. Ну и, конечно, подарок правителю, ибо за просто так, хрен вам кто чего сделает. Впрочем, отец Шины как-то раз сказал, что второй подарок подобрать проще, все же признать супер клан — не то же самое, что дать разрешение на основания нового, молодого и мало что дающего государству. Очередное бревно в моем глазу, между прочим. И хоть проблем у такого клана прибавится, две страны не могут быть друзьями до гроба, вечно, во всяком случае, но плюшек все равно будет больше. А уж как репутация поднимется…

Теперь, я думаю, всем понятно, насколько сложно стать международным кланом и насколько это престижно и выгодно. И главное, насколько могущественен старпер, сидящий напротив меня. А ведь он еще и «виртуоз», мать его так. Смешно, если подумать, кого я травлю дешевым кофе.

Надо начинать вопросы задавать. Старик, если у него нет дел, может часами вот так сидеть, а у меня от любопытства скоро кровь закипит. И вот когда я уже набрал в легкие воздух, по нервам ударил дверной звонок. Длинный такой. А потом еще раз. И еще. И еще пару раз. После чего нежданный посетитель отзвонил незамысловатую мелодию. И опять длинный звонок.

— Это… кто? — Похоже, стариковские нервы не рассчитаны на подобное. Но это фигня, сейчас я скажу ему, кто это.

— Шина, Кента-сан. Она такая затейница.

Открыв дверь, встретил злой взгляд. Звонить Шина перестала, только услышав, как открывается замок, и сейчас она стояла, уперев левую руку в бедро, а правой держа школьный портфель.

— Совсем охамел, нахлебник, мне тебя что, весь вечер прикажешь ждать?

Не понял. Это как понимать? Что значит нахлебник? Нахлебник у кого? Да и какого черта она такими словами бросается? И ладно если бы в шутку сказала, но ее тон не оставляет сомнений в том, что это было ничем не завуалированное оскорбление.

И даже не спросив у меня разрешения, оттолкнув меня с прохода, зашла в МОЙ дом. Это уже даже не наглость, это хамство. Я даже поначалу не понял, что происходит, она всегда была нагловатой, но сейчас переступила всякие рамки приличия. Но к тому времени как я пришел в себя, она уже была в гостиной, а ругаться с Шиной при ее деде мне было как-то неудобно. Так что пришлось засунуть свое возмущение с ежесекундно повышающейся злостью куда подальше, сделать морду кирпичом и проследовать за ней. Не забыв закрыть дверь.

Шину я застал посреди гостиной, мнущуюся и смущенную.

— Привет, деда, а что это ты тут делаешь? — Охренитительный вопрос.

Старик посмотрел на нее, потом через ее плечо на меня.

— Да так, дурью маюсь. В отличие от тебя, насколько могут судить мои уши.

— Ну я… это… Ой, а ты опять кофе этого придурка пьешь. Совсем свое здоровье не жалеешь. Давай я лучше тебе чай сделаю. — И быстренько подхватив чашку с блюдцем, направилась на кухню. Однако не преминула бросить, проходя мимо меня: — А то этот недомужчина тебя совсем в гроб вгонит.

Проводив ее взглядом, я сел обратно на диван. Похоже, пора рвать с ней всякие отношения. Это уже ни в какие ворота не лезет. То, на что я мог не обратить внимание наедине, в присутствии кого бы то ни было звучит совсем иначе. А это ее «недомужчина», вообще без комментариев. Будь она парнем, я бы ей руки-ноги переломал. И не посмотрел бы ни на присутствие ее деда, ни на ее бойцовский ранг. Благо, уже с год как, почти восстановил свои возможности. М-да, почти. Впрочем, на нее с лихвой бы хватило.

Немного успокоившись, глянул на старика. Что я могу сказать? Ей явно достанется дома. Лицо деда сейчас — наглядное пособие по действию лимона на среднестатистического человека.

— Я приношу свои извинения за слова… и действия своей внучки. — Ему явно не понравилось, как Шина ведет себя в чужом доме. Я-то привык, а вот он с этим столкнулся впервые. Даже странно, за все те годы, что мы соседствуем, он впервые видит, как Шина ведет себя у меня. Как будто этот дом принадлежит ей, а я тут просто в гостях, если кто не понял.

— Извиняться надо ей, а не вам.

— В первую очередь мне. — Япония тудыть ее. — Я ее дед, и ее воспитание…

— Вы уж извините, что перебиваю, Кента-сан, но от вас тут мало что зависит. Шина уже не ребенок, и все, что можно, в нее уже вложено. Если человеку на роду написано быть маньяком-убийцей, то, как его не воспитывай, именно им он и вырастет. А если баба родилась стервой, то ее уже ничто не изменит.

— Весьма спорное утверждение.

— Не весьма, Кента-сан, просто спорное, и я это понимаю. Просто таково мое мнение. Если в двух одинаковых семьях, с одинаковым достатком, с родителями, у которых одинаковый характер, на одинаковой социальной ступени, даже с похожими друзьями родителей, вырастают совершенно разные дети, это что-то да значит.

— И ты с подобным встречался лично?

— Да. — Причем и в моем мире, и в этом.

— Ну, не будем спорить. У каждого свое мнение. Я же считаю себя обязанным извиниться перед тобой. — Я в ответ лишь махнул рукой. — Вернемся домой, и я обязательно поговорю с ней.

— Лучше расскажите все Кагами-сан, уж она-то устроит ей мать Кузьмы.

— Что?

— Русское выражение такое.

— М-м-м, понятно. Пожалуй, ты прав, кому как не матери объяснять, как нужно вести себя девушке.

Вскоре вернулась Шина, неся поднос с двумя чашками. Одну она поставила перед стариком, а вторую взяла сама. Ну а я потянулся за сигаретами.

— Хм, кажется у меня что-то со зрением, — задумчиво произнес Кента, даже не притронувшись к своему чаю. — Никак не могу найти третью чашку.

— Это потому, что ее нет, деда.

— А почему ее нет?

— Потому что мелкий и сам может сделать себе чай, если захочет. — А вот это она зря, лучше б дурочку сыграла и хоть как-нибудь попыталась отмазаться.

— Шина, позорище ты рода, иди-ка ты домой. — Приветливые интонации старика никак не согласовались со смыслом его фразы.

— Что? — Судя по писку девчонки, в словах и интонации своего деда она услышала гораздо больше, чем я. Что, конечно, не удивительно.

— Марш домой, и до моего возвращения носа оттуда не высовывай! — негромко, но веско припечатал глава клана Кояма.

Вскочив с места, Шина метнулась к выходу из дома. Пусть и не бегом, но ОЧЕНЬ быстро. Через пару мгновений вернулась обратно и, подхватив школьный портфель, столь же шустро исчезла.

Н-да, ситуация. Это как если бы к вам пришел лучший друг… не-е, как если бы вы пришли к лучшему другу, а ваша дочь, сестра или там жена явилась бы туда же и начала оскорблять и унижать того самого друга. А ему, другу, кроме всего прочего, еще и семейные разборки выслушивать пришлось бы. Так что старика Шина подставила некисло.

— Извини, Синдзи. — Киваю в ответ. Не говорить же, что все нормально. — Я прослежу, чтобы она… раскаялась. — Ох, мать же ж. Впрочем, туда ей и дорога.

Ладно, надо сменить тему. Затушив сигарету, я обратился к старику:

— Кента-сан, у меня к вам вопросик имеется, даже несколько, все никак задать не могу.

— Слушаю тебя, Синдзи.

— Скажите, как так получилось, что глава клана Кояма и его семья живут… здесь? Уверен, вы если захотите, замок себе можете построить, но при этом живете пусть в большом, но явно не по вашему статусу доме. Да и само место. Почему не в центре, а на окраине Токио?

— Хм, интересный вопрос. Видишь ли, Синдзи, насчет статуса ты не прав. Есть среди аристократии некие негласные правила, что-то вроде этикета, но более гибкие, изменяющиеся вместе со временем, в котором мы живем. Например, дом. Примерно века этак до шестнадцатого считалось что замок, кроме основных функций, является признаком силы и благополучия. От шестнадцатого до, примерно, девятнадцатого замок заменил дворец. Позднее дома аристократии начали уменьшаться. Сейчас наш дом — это эталон хорошего вкуса, для одной семьи. Чем больше народу в семье, тем, соответственно, больше и дом.

— Снова прошу прощения, что перебиваю, Кента-сан, но ваш дом, по-моему, несколько великоват для пяти человек.

— Это не дом велик, Синдзи, это семья у нас маленькая. А дом рассчитан на семью из семи-восьми человек, плюс слуги. Так вот, это что касаемо размера. Теперь поговорим о том, почему здесь. Что ты знаешь о родовых землях?

— Судя по названию, земли, принадлежащие тому или иному роду.

— Правильно. Добавлю еще, что пожалованная земля — это высшая степень поощрения, не считая, конечно, разрешения на создание клана. Ибо у нас в Японии, как и в подавляющем большинстве других стран, земля принадлежит только главе государства. И лишь он может подарить кусок земли. Даже своей собственной аристократии перепадают лишь жалкие кусочки, а те огромные территории, которыми они управляют, по факту им не принадлежат. Они ими только управляют от лица императора. Кстати, во времена сёгуната многие об этом забыли, за что и поплатились при Мэйдзи. Земли, подаренные государем, перестают быть его собственностью, и их можно продать-купить, передарить кому-нибудь, отнять, в конце концов. Правда, сейчас отнять земли не так просто как раньше, все-таки законов стало несколько больше, но сложнее — не значит нельзя, так что и такое случается. Также императоры время от времени выкупали родовые земли, а иногда даже отнимали, правда, не у кланов, но и такое было. Такой вот круговорот земли в природе. Всего родовых земель в нашем государстве процентов десять от всей территории. Не скажу, что это мало, но и не много.

— Примерно как территория Италии. — До второй мировой территория Японии была примерно равна таковой в моем мире, но в этом — Япония умудрилась не только оккупировать Малайский архипелаг, принадлежащий тогда Нидерландам, но и удержать его за собой, чего в моем мире у нее не получилось. Так что сейчас и здесь Империя является восьмой в мире по занимаемой территории. Стоит ли напоминать, что в этом мире такой страны как Индонезия, не существует?

— Эм, ну наверное, не считал. Мнда. Так вот, есть подозрение, что десять процентов — это тот лимит, который выделяется императором на родовые земли. И увеличивать он его не собирается. И прежде чем кому-то что-то дать, у кого-то чего-нибудь заберет. За долги там, или просто купит, или еще как-нибудь. Так что проблема частной собственности стоит очень остро, как у нас, так и в других странах. Цены на такие земли просто заоблачные, а обладатели таких земель получают немалый статус и репутацию. Стоит еще заметить, что чем ближе родовые земли к населенным пунктам, тем они дороже ценятся, сам населенный пункт тоже имеет значение. Например, территория, на которой стоит твой дом, без двора, но в центре Токио, будет стоить дороже, чем квадратный километр вблизи какого-нибудь мелкого городка. М-м-м, примерно так.

— Хех, страшно подумать, сколько стоит ваш дом, Кента-сан, неудивительно, что вы живете здесь, хоть и не в центре, но в черте Токио. Как я понимаю, это весьма полезно для статуса и авторитета?

— Именно так. Если коротко, то наш дом идеален с точки зрения негласного этикета, к тому же стоит на родовых землях, находящихся в черте столицы.

— И что, поближе к центру ничего не нашлось? — Блин, как-то это грубовато. — Извините.

— Ничего, ничего. Есть у клана и в центре кусочки земли, но они, как ни крути, невелики. Примерно как наш дом без прилегающей территории.

— Но ведь, по идее, это круче.

— Синдзи… впрочем, сам виноват. Видишь ли, Синдзи, клану Кояма принадлежит не только территория нашего дома, а весь квартал. — Твою же ж мать!

— То есть земля, на которой я живу… и все наши соседи…

— Да-да, именно так.

— Но почему… в смысле… зачем вам заселять свои земли левыми людьми?

— Это территория клана Кояма, и, не считая тебя, тут живут только члены клана и люди клана.

Нахлебник. Я и вправду нахлебник. Стоп, надо собраться мыслями. Я все время, что тут жил, честно платил деньги за жилье, и подозреваю, что платил клану. А то, что они могли вытурить меня отсюда в любой момент, меня не касается. И кстати да, почему они этого не сделали? Стоп, не о том разговор, какого я вообще тут живу? Как так получилось, что мои родители тут поселились? И еще вопрос, как насчет охраны? Это и раньше был интересный вопрос, а сейчас вообще первостепенный для меня. Даже если они могут защитить себя лучше всякой охраны, с «виртуозом», «мастером» и «учителем» в семье, не считая Кагами-сан, хз есть ли у нее ранг и какой он, то им просто по статусу положена охрана. А учитывая, что здесь живет целый квартал клановцев, то и охраны должно быть до фига. Но за шесть лет я ничего такого не заметил, а значит либо ее тут нет, либо я лох. И скорее всего последнее.

— Блин, у меня после ваших слов столько вопросов появилось, что я даже не знаю с чего начать.

— Ха-ха, давай уж, вываливай, а там разберемся.

— Ну, во-первых, как насчет слуг? Вы просто про них упомянули, что, мол, дом рассчитан, а самих слуг и нету. Также интересно, что с охраной. Все-таки вам по статусу тут охрана нужна, да и без статуса не помешает. Еще интересно, как так получилось, что мои родители здесь поселились. Они ведь не состоят в вашем клане, и в квартале Кояма им делать нечего. И какой ранг у Кагами-сан, если он есть, конечно?

— «Ветеран». Насчет слуг, все вопросы к Кагами. Она почему-то вбила себе в голову, что чем лучше жена, тем меньше требуется слуг. Хотя время от времени все же приходится приглашать слуг, дом у нас немаленький. Насчет охраны все просто — датчики, камеры, как простые, так и скрытые. Додзё, ну, то самое, которое рядом с нами, ты знаешь, о чем я. И, конечно, мониторинг со спутника. Да и обычных жителей квартала нельзя со счетов сбрасывать, они тоже бойцы знатные. Не все, естественно, но многие.

Теперь я понимаю, как я умудрился не заметить охранку. Тут весь квартал напичкан электроникой. Будь здесь живая охрана, то я почувствовал бы их внимание, а так…. Да еще этот спутник. Хотя хрен с ним, со спутником, не такая уж и проблема. Следить за одним человеком, да в городе вроде Токио? Ха. Интересно, кстати, что за спутник такой и кто им позволил повесить его над столицей. По поводу остальной техники тоже интересно. Я ведь и раньше знал о ней, каждый день на нее любуюсь. Многое, конечно, запрятано, дай бог, но тем не менее…. Вот только я считал все это обычной дорогой охранкой, всегда знал, что живу среди небедных людей. Но то, что это все соединено в систему…. И, конечно, додзё. Один раз сам ходил посмотреть, а пару раз меня туда пытались затащить. Так что я всегда старался обходить его стороной. А оно вона как. Оказывается, это база бойцов клана. Мда-а-а. Осталось выяснить, следили ли за мной во время моих ночных вылазок. То, что о них знают, уже факт.

Кстати, что-то старичок задумался, не спешит отвечать на последний вопрос.

— Эх. Не хотелось бы мне говорить об этом, но ведь это было неизбежно. Видишь ли, Синдзи, — посмотрел он мне прямо в глаза, — твои родители были частью клана. У них даже свой герб был. Но шесть лет назад они совершили преступление — пытались ограбить клан, выкрасть очень важную для клана вещь. За что были лишены герба и изгнаны.

Потрясающе, мои горе-родители, ко всему прочему, еще и воришки.

— Все равно не понимаю, меня-то почему с собой не забрали.

— Видимо, таким образом они пытались оставить тебя в клане. Знали, что мы не станем тебя выселять и присмотрим за тобой, а возможно и обратно в клан примем. Кагами, например, очень на этом настаивала, но ты еще несовершеннолетний.

— А почему «видимо»? Есть и другие причины?

— Причин можно придумать много, но они по большей части параноидальны и маловероятны.

— Но они есть?

— Конечно, как я сказал, придумать можно много чего. Вот если бы они изначально отказались от своих прав на тебя, ты уж извини за эти слова, тогда бы все было просто и очевидно, а так остается лишь гадать.

Господи, как же все это глупо! Одно-единственное решение, и множество непоняток в будущем. Ну что мне стоило, как и говорилось в прощальном письме родителей, пойти к соседям? Быстренько оформили бы на меня опеку, и был бы я сейчас членом клана. Очень сильного клана. Р-р-р-р. Правда теперь, когда я почти восстановил свои возможности «абсолюта», мне как-то и не хочется в клан. Перспективы карьерного роста в нем удручают. Блин, даже не знаю, говорить старику про родителей или нет. Силой меня в клан никто не потащит, конечно, но вот знание того, что я жил все это время без какой-либо поддержки со стороны…. Не знаю, не знаю. Сами прикиньте — десятилетний малыш, которого все, вроде, знают как облупленного, умудряется доставать деньги не только на еду, но и на квартплату, одежду, школьные принадлежности и т. д. и т. п. О-хо-хо. Как бы еще уточнить, в курсе ли старичок про мою «теневую» жизнь. И сейчас мне уже хочется, чтобы он знал, тогда я хоть буду уверен, что его отношение ко мне не изменится. С другой стороны, у человека облеченного такой властью и такими деньгами как у Кояма Кенты, ручки по любому запачканы. Да и умный он старикан, поймет, что по-другому мне было никак. Как бы еще разговор на эту тему перевести? А может, прям так, в лоб, и спросить?

— Ответьте мне еще на один вопрос, Кента-сан. Вы следили за мной во время моих… ночных отлучек?

— Нет, Синдзи, — хмыкнул старик. Но главное, не соврал. Я хоть и не эмпат, и даже не «тень», однако на моем уровне восприятия мира правду ото лжи отличить смогу даже я. Особенно с таким четким ответом. — Хотя Кагами волнуется даже сейчас, не говоря уже о более ранних случаях.

— Да ладно, и при этом не приказала никому посмотреть, куда я шляюсь по ночам?

— Я запретил. Но какую бурю мне пришлось выдержать, тебе лучше не знать. — Судя по тому, как он скривился, действительно лучше не знать.

— Хм, причины?

— Тут, в двух словах не объяснишь, — задумчиво протянул он. — Видишь ли, Синдзи, если бы ты был членом семьи, то тут даже вопроса не стояло, давно бы уже отчитывался, где шляешся. Если бы ты был всего лишь малознакомым соседским мальчишкой, то я бы пошевелился разве что только из-за любопытства. Но ты не то и не другое. В нашей семье все сильно тебе симпатизируют, Кагами вообще тебя чуть ли не сыном считает, но при этом по факту ты даже в клане не состоишь. Поэтому когда мне доложили про твои ночные прогулки, передо мной встала дилемма. С одной стороны, мы все за тебя беспокоились, девчонки, кстати, ничего про это не знают, с другой, отдавая приказ проследить за тобой, я влезал в дела человека, который дорог мне. Будь ты постарше, а так… В итоге, немного подождав, мы с Акено решили не лезть в твои дела. Ты выглядел достаточно уверенно, не унывал, неожиданных синяков и ссадин не появлялось, да и оценки в школе только улучшались, — закончил с улыбкой старик.

— А если я шпион какой-нибудь? — Ну не мог я не спросить, уж больно для меня дико и по-детски звучали его слова.

— Ты? Шпион? Для этого твои действия слишком нелогичны. Я скорей подумаю, что ты не с той компанией связался и теперь, как это… шустришь, на каких-нибудь бандитов. — М-дя, лучше промолчу.

Грустно посмотрев на опустевшую чашку, которую он катал между ладоней, старик обратился ко мне:

— Знаешь, Синдзи, пойду я, пожалуй, мне еще порядок дома наводить. Да и без того дела имеются.

— Может вам чайку на дорогу…

— Нет! Нет. Спасибо. У меня и вправду много дел. — Вздохнул: — Не до чая сейчас. Первый учебный день как-никак.

Встав одновременно со стариком, проводил его до выхода.

— До свидания, Кента-сан.

— До свидания, Синдзи. Если появятся какие-нибудь вопросы, обращайся. Чем смогу, помогу.

— Спасибо, Кента-сан, обязательно.

Ближе к двенадцати ночи, уже собравшись идти в клуб, я вспомнил, что не спросил у Кенты насчет школьных клубов. А ведь был такой шанс отмазаться…. Хотя о чем это я, вот придет прощения за внучку просить, тогда и поговорим.



предыдущая глава | Меняя маски | cледующая глава