home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4


«Прощай, Максим»

Резко проснувшись и распахнув глаза, я тут же зажмурился. Мне было больно. Это был плохой сон. Моя дочь, выросшая и поступившая в институт. Моя жена, плачущая над нашей свадебной фотографией.

«Прощай, Максим»

И мне было вдвойне больно от понимания, пришедшего из ниоткуда, что больше подобных снов я не увижу.

«Прощай, любимая»

Господи, как же мне хочется вцепиться в горло той твари, из-за которой я потерял свою семью. Но это невозможно. Это даже не стихийное бедствие, это что-то более… могущественное. И недостижимое. Мне остается только злиться, пылать ненавистью и сдерживать ее в себе. Ибо выплеснуть свою злобу просто не на кого.

«Ладно, Максимка, вдох-выдох. Надо, успокоится, иначе я со временем попросту свихнусь».

Резко распахнувшаяся дверь, слава богу, не закрытая, явила моему взгляду несравненную Шину. Стоявшую, между прочем, в защитной стойке, больше всего похожей на Кокуцу дачи из карате. Осторожно, маленькими шажками, зайдя в комнату и осмотрев ее, немного расслабилась. Я, если честно, даже разозлиться забыл, так удивлен был. С кем она, блин, собралась сражаться в МОЕЙ спальне?

— Кто здесь был? — Я явно чего-то не понимаю.

— Мои эротические сновидения. До того как ты ворвалась сюда, само собой.

— А я, значит, на эротические сновидения не тяну? — А напряжение в голосе все еще чувствуется. Да что здесь происходит, в конце концов?

Окинув комнату взглядом, чисто для профилактики, а то может я и вправду что-то не заметил, вновь уставился на Шину.

— Может ты мне объяснишь, что это сейчас такое было? — спросил я, кивнув на дверь.

— Ты уверен, что здесь, в этой самой комнате, никого не было до моего прихода? — Не знаю, что с ней такое, но лучше, наверное, сдать заднюю.

— Меня разбудила именно ты. Намек понятен?

Не знаю, как объяснить, но у меня сложилось впечатление, будто уже готовая расслабиться Шина вновь собралась. Шустро пробежавшись по комнате и убедившись, что здесь никого нет, подошла ко мне.

— Значит так, Синдзи, — сказала она серьезным голосом, — сейчас ты быстренько, очень быстренько, собираешься, и мы идем с тобой на пробежку.

Вот ведь, даже не знаю возмущаться или не возмущаться. Эта… подруга детства явно чем-то обеспокоена. И она почему-то уверена, что в моей комнате кто-то был, пока я спал. А это очень вряд ли, прямо скажем, я уверен в обратном. Если кто-то не понял, напомню — «абсолют» и все такое. Короче, ни хрена я не понял, что происходит, но, думаю, временно пойду на поводу у этой паникерши.

Размышляя примерно в этом ключе, я медленно вставал с кровати.

— Р-р-р-р-р, Синдз-з-з-и-и-и. Мог бы и накинуть на себя одеяло! — И чем ей мои боксерки не нравятся?

— Могла бы и отвернуться. Поди, не у себя в спальне. — Ох уж эти покрасневшие девицы. Стрелой вылетающие из комнаты.

Первый круг вокруг квартала я бежал один. Шина промямлила какую-то нелепую отговорку и свинтила домой. Вообще-то тренировка ведьмаку моего уровня, как и уровнем ниже, нужна нечасто. В теории вообще не нужна. Но если лишить себя тренировок, то твой уровень развития остановится. По идее «абсолюту» пофиг на это, но это лишь по идее. На практике я не знаю ведьмака, который достиг своего предела, развитие идет постоянно, и границ совершенству нет. А учитывая специфику моей работы, как в родном мире, так, по сути, и здесь, даже крохи мастерства, мизер улучшения могут стоить жизни.

А Шина этого, похоже, не понимает, уже год как она бегает от случая к случаю. Видимо, не догоняет, что даже такая ерунда, как бег — это, какое-никакое, а увеличение силы. Про остальную ее семейку вообще молчу, за исключением Мизуки, бегающей всегда и везде, где только можно, я больше из Кояма никого тренирующимся не видел. Это, конечно, ничего не значит, я ж за ними не слежу, но тем не менее, тем не менее…

Впрочем, я на подобные вещи внимания не обращаю, во-первых — пофигу. Во-вторых — бахир. Эта проклятущая энергия, которая, как говорят, разлита в воздухе, невидимая, но вполне реальная, сбивает все мои знания и опыт с толку. Может на определенном уровне им вообще не нужно тренировать физику тела. То, что бахир может укреплять тело — факт, познанный мной на практике. От удара кулаком, которым обычному человеку я порву в клочья все внутренности, «ветерана» просто скрючит, а через пару секунд, иногда меньше, он снова будет готов драться. Монстры гребаные. Хорошо, что у меня удары разные, как по силе, так и по назначению.

Когда я только начинал восстанавливаться, я часто задумывался о том, чтобы начать осваивать бахир. Даже не так, я вполне конкретно нацелился на изучение местных боевых искусств помимо своих собственных сил. Рассчитывал сплести все воедино, возможности ведьмака и возможности местных, после чего стать суперменом. В итоге Максимка обломился. Отец Шины помог мне ощутить бахир, впитать его и даже зажечь небольшой огонек на ладони. А после еще и восхищался тому, как быстро у меня все получилось. Два часа, как сказал Акено, это очень, ну просто ОЧЕНЬ хорошо. Вот только, вернувшись домой, я осознал, что не могу сделать ничего из своих ведьмачьих способностей. И я целых два дня ощущал себя самым обычным обывателем. М-да, как сейчас помню ту свою панику. Бр, нафиг-нафиг.

Вот так и пришлось мне делать выбор. Либо стопроцентное восстановление того, что я имел, либо невнятные, но в теории более сильные способности пользователя бахира. При том, что «виртуозом» я, с высокой вероятностью, могу и не стать. Ну а то, что мой выбор сделал меня Патриархом, мать его так, вы уже знаете.

— А ты, я смотрю, совсем не запыхался? Молодец! Значит пробежишься со мной лишний круг, заодно и я пропущенный наверстаю.

Хех, стерва. Давно я с ней не бегал. Вот только я, в отличие от нее, уже полгода как бегаю не на количество кругов, а на время. Полчаса, и хоть трава не расти. При моем темпе я пробегаю чуть меньше десяти километров, дистанция Шины пятнадцать пятисотметровых кругов. Ну а так как бежим мы вместе и с одинаковой скоростью, мне как-то совершенно параллельно на один ее лишний круг. И даже на два. Я в любом случае бегу дольше и дальше. Мне даже интересно, станет она со мной бежать или заднюю включит?

Не включила. Только косилась на меня до конца пробежки. А уже у наших домов решила задать мне вопрос.

— А…

— Время, — прервал я ее, постучав по часам на левой руке.

— А?

— Я бегаю на время. Полчаса пробежка и домой.

— М-м-м, понятно. Точнее непонятно. С каких это пор ты бегаешь таким образом?

— Что за тон, Шина-сан? Я разве кому-то что-то обещал? Как хочу, так и бегаю. Ты сама-то, когда последний раз бегала?

— Пф. Встретимся в школе. — Проводив ее внимательным взглядом до калитки, с нее станется вернуться и вломиться ко мне в дом на моих же плечах, я пошел принимать душ.

Кстати, надо бы у нее узнать, как она вообще сегодня утром проникла ко мне в дом.

По дороге в школу меня нагнала Мизуки и, поравнявшись со мной, пошла рядом.

«Уже интересно»

— Это ты идешь или я бегу? — изобразил я удивление.

— Да ну его этот бег, тут бежать-то…. Вспотею только.

— Женщины клана Кояма не потеют, — сказал я. Чем заработал подозрительный взгляд.

— Ты прям как мама говоришь. — О как. — Вас послушать, так женщины клана Кояма и не люди вовсе.

— Ну так они и не люди, — поднял я вверх указательный палец. — Они сверхлюди.

— Издеваешься, да? — спросила она подозрительно.

— А еще они очень догадливы, — улыбнулся я.

— Ха! У меня, раз зашел разговор о догадливости, есть вопрос.

— Ну давай, руби с плеча.

— Это правда, что ты можешь выпускать яки, которая способна пробрать даже Шину?

Ах я-я-а-аки, вот оно в чем дело. Неудачно она зашла ко мне утром, да и я хорош.

— С чего ты это взяла?

В ответ она опустила взгляд, замялась и пару раз тяжко вздохнула.

— Я подслушала, как отец с дедом обсуждали сегодняшнее происшествие.

— Шина, как я понимаю? И что она натворила?

— А то ты не знаешь.

— Догадываюсь, — сказал я, усмехнувшись. — Но хорошо бы узнать, как это выглядело для вас.

— Суматоха. Шина подняла весь дом воплями, что к тебе кто-то залез. Мы даже не сразу поняли, что этот кто-то еще и убежать сумел. При этом она даже не видела этого вторженца, только ощущала «бешеную концентрацию яки». Это ее слова.

— И, конечно, проверили мой дом, пока мы были на пробежке.

— Не знаю, может быть. Только дед с отцом сомневаются, что у тебя кто-то был, и думают, что это ты на нее яки давил. Мол, тебе надоело, что она в твой дом как к себе ходит.

М-дя, палево. А Шина-то и не догадалась. Могло быть и хуже, на самом деле, но… да и ладно, в конце концов. Сам факт того, что я использую яки, для них, видимо, не новость, осталось сгладить силу самого воздействия. И поможет мне в этом Мизуки. А то я что-то сильно сомневаюсь, что эти два монстра не заметили, как она подслушивала. Так что либо они спецом ее ко мне подослали, либо потом великая Кагами-сама выведает все у своей дочери.

— Сон у меня плохой был, а потом еще и Шина в дом вломилась. Вот и выплеснул раздражение.

— Ничего себе раздражение, если даже Шина испугалась! — Ох уж это мне преклонение перед рангами.

— А я-то тут причем? Это сестренка у тебя в теплице выросла. А все туда же, «учитель», тудыть ее. Если бы она по-настоящему испугалась, хрен бы она полезла ко мне в комнату.

— Зря ты так, она о тебе всегда заботилась. — Это да, как ни странно. — Ты у нее за вечно раздражающего младшего брата, о котором надо заботиться. — Как низко я пал. Младший брат!

— Что ж, она меня тоже в последнее время сильно раздражает.

В ответ Мизуки лишь вздохнула. А через несколько метров озадачила.

— Она, сколько я ее помню, всегда хотела младшего брата. Чтоб было о ком заботиться, кого воспитывать, кто будет наследником клана, в конце концов. Ее-то саму титул «наследницы» всегда напрягал. В этом плане ты ей полностью подходил, окромя наследника, конечно. А с другой стороны, ты слаб, уж извини. А мужчина-слабак это… сам понимаешь. Вот и мечется. С одной стороны, хочется колыбельную спеть, с другой, невместно, мужчина как-никак. С одной стороны, ну и хрен с этим, он ведь сам не хочет учиться, с другой, как же так — мужчина, и слабак.

Эх Мизуки, Мизуки. Была бы ты всегда такой вот… взрослой. А то твое обычное детское поведение тоже, знаешь ли, порой раздражает. О-хо-хо. Что ж вы, девчонки, не можете быть обычными. Тоже мне — младший брат!

— Мне от ее метаний, знаешь ли, достается сильно. И когда-нибудь я вполне могу сорваться.

— Будем надеяться, что она определится до этого момента, — ответила мне с улыбкой Мизуки.

После чего младшая Кояма из режима умной девушки переключилась в режим маленькой девочки, всю оставшуюся дорогу до школы носилась вокруг меня и терзала глупыми вопросами. Недалеко от школы я все-таки задал Мизуки появившийся после этого разговора вопрос.

— А ты сама почему относишься ко мне не как… — я задумчиво покрутил я ладонью в воздухе: — как Шина. Я же слабак, и далее по тексту?

— Синдзи, дур-ра-а-ак. Я просто не считаю тебя слабым, вот и все. — Ну хоть кто-то так считает, улыбнулся я.

А метров за сто до школы я увидел Райдона. Тот стоял у ворот и вид имел потасканный и уставший. А подойдя к нему, увидел еще и полный тоски взгляд, направленный на школу.

— Что, Охаяси-кун, понял, наконец, всю прелесть школы? — сказал я, добавив в голос ехидства.

— О нет, Сакурай-кун, школа — это величайшая придумка человечества. По крайней мере, смешанная. Но боги! Как же долго до нее добираться! — закончил он, ссутулившись.

— Что, такая жесткая пробка? — добавил я в голос сочувствия.

— Пробка небольшая. Но их было МНОГО!

— И как же ты успел тогда?

— У меня же тут сестра учится. Так что водитель научен горьким опытом, а сестра, похоже, скоро приобретет опыт в поднятии меня по утрам.

— Может, все же прикинешь насчет приобретения квартирки поближе? — спросил я, сочувственно хлопая Райдона по плечу, заодно и подавая знак, что пора идти.

— Ну уж нет, — ответил тот уже на ходу. — Если уж моя сестра целый год это терпит, то чем я хуже девчонки. — Хех, второго утра ему хватило, чтобы поменять решения, да вот засада, сестра мешает. — А Анеко может и не согласиться, да что уж там, хотела бы, давно уже переехала. — А варианты-то просчитываем, улыбнулся я про себя.

До своего класса добираться пришлось как по минному полю. Все куда-то торопились, кто-то куда-то бежал, в нас только на первом этаже чуть не врезались два раза. Мне даже стало интересно, тут всегда так или это сегодня что-то случилось?

— Суетно как-то… — сказал Райдон, уклоняясь от очередного тела.

При подходе к нашему классу столкновение все же случилось, и опять с девчонкой. На этот раз не повезло Райдону. Невысокая миленькая девочка с длинными прямыми волосами цвета вороного крыла и синим бантом, указывающим на второй год обучения, со всего маха впечаталась ему в грудь. Видимо, расслабился парень при подходе к классу.

— Прошу…

— Смотреть надо ку…

— …прощения. С тобой все в порядке?

Вопрос, как говорится, был в тему. Приоткрывшийся ротик, распахнутые глаза и взгляд, направленный на меня. То ли она испугалась, то ли удивилась, но так или иначе чувства она испытывает сильные. Переглянувшись с Райдоном и получив в ответ удивленный взгляд, обратился к девушке:

— С тобой все в порядке? Ты не поранилась? — Смотрит и молчит. Вновь оглянувшись на Райдона, решил перейти к более решительным действиям. — Эй, красавица, ты как вообще, жива? — спросил я, помахав у нее перед лицом рукой. В ответ она сделала шаг назад и прижала кулачки к подбородку. И глаза еще больше стали. — Ну… я думаю, с ней все в порядке, — закончил я неуверенно.

— Э-э-э, Сакурай-кун, вы с ней знакомы? Может ты успел ее чем-то обидеть?

— Какой, нахрен, обидеть, да я вижу ее впервые! К тому же она, по-моему, скорей испугана.

— Да? А по-моему, обиделась. — Я присмотрелся к девушке внимательней. Кавай, как говорится. Но где он тут обиду увидел, я не понял.

— Не знаю, не знаю. Девушка, скажи нам хоть что-нибудь. Пропищи хотя бы.

— Знаешь, не хочет говорить и не надо, — пробормотал Райдон, оглядываясь. — Пойдем лучше в класс.

Оглянувшись, я понял, в чем дело. Рыцарь еще не нашелся, но народ уже косится.

— Твоя правда, заодно и девица отойдет от шока.

Усевшись на свои места, я спросил Райдона:

— Сможешь узнать, кто это был?

— А сам? — добавил он занудство в голос.

— Ты же видел, как она реагирует на меня. А у тебя тут еще и сестра учится, у нее можешь уточнить.

— И зачем тебе это нужно? Держался бы ты от нее подальше.

— Буду. Обязательно. Но тебе самому-то не интересно?

— А у тебя есть Шина-сан.

— Вот уж к кому я не хочу обращаться.

— М? Ладно, — вздохнул он, — попробую узнать. — Хороший ты человек, Райдон. Не лезешь, куда не надо. Эх.

— Она мне всю душу вытрясет, узнавая, чем я напугал девушку. А не говорить этого тоже нельзя, по-другому достанет. Да и девице достанется. — Мне, в принципе, плевать на ее вопли. Но зачем даже такие мелкие неприятности, если можно обойтись без них?

— Ох уж эти подруги детства ранга «учитель».

— И не говори.

Она явно испугалась меня, а такое возможно, только если знать, что я Токийский карлик. Да и то не факт, я ж не убийца. В любом случае, мне действительно просто интересно. Вот не верю я, что она меня знает, уж больно хорошо я шкерился. Я даже в теории не представляю, как она могла что-то про меня узнать. А значит, причина в чем-то другом.

Уроки были — прям загляденье. Математика — две штуки. Алгебра, геометрия мне всегда легко давались, так что на этом предмете бал правила скука. Потом была физика, тудыть ее, вот она мне еще дома жутко не нравилась, но есть нюанс — после попадания в отдел спецопераций нам, новоиспеченным ведьмакам, вдалбливали, помимо всего прочего, еще и физику. Так что утритесь, гребаные япошки, физику я знаю! И как итог — скука. А последним предметом перед большой переменной была биология. Которую я в свое время проштудировал от и до, потому что именно с ней у моей дочери были проблемы. Как итог — похотливо обнимающая меня СКУКА! Нет, я все понимаю, уж лучше знать, чем не знать. Но, боже ж ты мой, как же это было скучно. Где японский, на котором даже мне с моей тренированной памятью приходится напрягаться? Где география, которую я, наряду с историей, весьма уважаю, где труд, физ-ра, рисование, в конце концов? Почему нельзя все это разбавить? О-хо-хо, вроде шестнадцать лет, а брюзжу как старик.

Обедали мы с Райдоном в столовой. В средней школе жрачка в столовой была так себе, а здесь ничего, как я вчера узнал, очень даже. Впрочем, я заметил, что многие пришли со своим обедом, а проходя мимо столов и заглянув в один их таких бенто, я понял, таки да, конкретно эти индивидуумы сделали это не зря. А вот у меня для ТАКОГО бенто руки заточены явно не в ту сторону. Да и лень, если честно, заниматься подобным. Райдон тоже, по-видимому, этим не заморачивался, так что в столовую мы шли с намерением заценить местные деликатесы. Но, видимо, не судьба.

— Синдзи!

Оглянувшись на голос, я увидел Шину, сидящую за одним из столов на пару со своей подругой. Как там ее, ах да — Минэ Кино.

— Пойдем, познакомлю что ль, — пихнул я в бок Райдона.

— Гхм-кхм, — неуверенно ответил тот.

М-да, все же Шина на людях, это совсем не то, что Шина дома. Осанка, жесты, даже взгляд, все говорит о ее аристократических корнях.

— Шина, — кивнул я ей, — Минэ-сан. Позвольте представить — Охаяси Райдон-кун. Охаяси-кун, эта черноволосая красавица — Кояма Шина-сан, а это ее подруга Минэ Кино-сан.

В ответ на мой спич девушки встали и отвесили ответный поклон Райдону. Причем Кино поклонилась чуть раньше и чуть ниже, выдавая свое более низкое, по сравнению с этой парочкой, положение. Мне она, кстати, при знакомстве вообще не кланялась. А я сам-то кланялся? Блин, не помню.

— Присаживайтесь, — коротким жестом показав на стулья, сказала Шина.

— Пойду только, куплю себе чего-нибудь, — отозвался Райдон.

Судя по трем коробкам бенто на столе, мне покупать ничего не нужно. Но вдруг, мало ли. Так что ничего не говоря, я пошел за Охаяси, правда сделать успел лишь шаг.

— Синдзи, — окликнули меня, — это тебе, мама готовила. Специально для тебя.

Сев за стол, а чего кочевряжиться, готовка Кагами того не стоит, открыл свой обед. Оу! Кинув взгляд на бенто брюнетки, я понял одну вещь: дочери до матери все-таки далеко, и не факт, что она ее догонит. Вот, например, эти фирменные мясные рулетики. Пробовал я версию и от Шины, и от Мизуки, и что уж там — даже сам пытался сделать. Но превзойти Кагами-саму не смог никто. И все это богатство мое!

— Неплохая подкормка, а?

— Кино.

— Ладно, ладно. Но все-таки твоя мама бесподобна. И как только успевает? — М-да, мне вот тоже интересно. — Живешь за счет женщин, а, мальчик?

— Кино! Мы, вроде, уже говорили на этот счет вчера?

Совсем девка страх потеряла. Она что, решила поставить Шину перед выбором: я или она? Таки бред. Чего она добивается, бескультурщина эта? Надо ставить на место.

Переведя удивленный взгляд на Шину, дождался, пока та посмотрит на меня. Ухмыльнулся.

— Свита играет короля, а? — И так нахмуренное лицо девушки стало еще и раздосадованным. И явно не на меня. Годы рядом с ней научили меня разбираться в подобном.

— Она не свита, а подруга, — пробурчала она через пару мгновений. Минэ то ли не догнала, то ли еще чего, но вмешиваться в наш разговор не стала.

— Подру-у-уга, — протянул я. — Знаешь, что умные люди говорят? Друзей надо подтягивать на свой уровень, а не опускаться на их.

— Ты тоже мой друг, не забыл? — Спорное утверждение.

— И всеми силами стараюсь не опуститься на ваш с подругой уровень.

— Ш-ш-то-о-о? — прошипела Минэ, навалившись на стол. — Ты считаешь себя выше нас, голоногий?

В ответ она могла наблюдать мою ухмылку и почти сорвавшийся ответ.

— Хватит! — тихонько стукнула ладонью по столу Шина. — Хватит. Успокойся, Ки-тян. Синдзи, твои слова оскорбительны. Как и твои, Кино. Успокойтесь. — Да я-то спокоен. — Однако за подобные слова надо отвечать, Синдзи. — Мать-перемать, а как же ваши слова?

— Отвечать? — Вот, пожалуй, сейчас я начал заводиться. Спокойно, Максимка. — А давай-ка спросим твоего деда, кто из нас прав.

— Дед… почему-то на твоей стороне.

— М-м-м? Тогда может отца? Ах да, он же мужчина, мужская солидарность и все такое. Ну, тогда Кагами-сан? Что? — спросил я, глядя на нахмуренное и покрасневшее одновременно личико. — Слишком часто поучает? И это лишь повод еще раз поучить? Право слово, я даже и не знаю, кого тогда спросить. Может Мизуки? Что?? — вопросил я, заметив, как у нее дернулся уголок рта в досаде. — А она-то тебя чем не устраивает? И хватит уже лоб морщить.

Минэ помалкивала, похоже, разговор ушел, куда она не рассчитывала. Да и я, пожалуй, погорячился. Не стоило давить на Шину при посторонних. Ситуацию спас Райдон, вернувшись назад с подносом, полным едой. Умница Райдон, как же вовремя ты пришел. Еще бы чуть-чуть, и пришлось бы переходить на личности.

Глянув на его поднос, не удержался:

— Ты как будто с диеты слез.

— Вот такой у меня желудок, ничего с этим не могу поделать, — усмехнулся тот в ответ.



предыдущая глава | Меняя маски | cледующая глава