home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 12

«…Сто девяносто девять, двести», — досчитала про себя Джаз, прежде чем остановиться. Держа руки за головой, она лежала на спине на наклонной плоскости тренажера и смотрела в потолок. Она тяжело дышала, потому что заставила себя удвоить обычное число упражнений. Подобная нагрузка помогала ясно мыслить, и нынешний день не был исключением. Джаз почувствовала себя лучше. Закрыв глаза, она постаралась расслабиться.

Она все еще не могла опомниться от своего облома с Льюисом и Собжик. Дело дошло до того, что у нее началась бессонница. До этих двух дурацких эпизодов она выполнила десяток заданий без единой промашки. А этот Льюис — надо же так схватить ее за руку! Да и Собжик не лучше — начала булькать и извиваться в самый неподходящий момент. Единственным приятным моментом была разборка со Сьюзан Чэпмен. Джаз давно уже мечтала от нее отделаться, и вот наконец свершилось.

Высвободив ноги из мягких «стремян», она свесила их в сторону. Затем Джаз встала и посмотрела в зеркало на свое красное, мокрое от пота лицо. Она вытерла полотенцем лоб и взглянула на часы. Несмотря на то, что она сегодня удвоила нагрузку, она потратила на это лишь на тридцать минут больше.

Мельком оглядевшись вокруг, она, разумеется, не могла не заметить похотливых взглядов, бросаемых украдкой посетителями мужского пола, которых было большинство, включая блондинистого «мистера Плюща». Какое-то время она его не видела, и сейчас ей даже хотелось, чтобы он подошел и попробовал вновь заговорить с ней. Уж на сей раз она бы не была столь обходительной.

Понимая, что ей стоит поторопиться, если она хочет приехать на работу пораньше, Джаз направилась в раздевалку. Теперь, когда ее раздражение немного улеглось, она могла поразмыслить о вчерашнем дне более обстоятельно. Нет, ни в том, ни в другом случае ее вины не было. Повернув руку, она взглянула на еще свежие следы ногтей. Ей даже не верилось, что у парня хватило наглости так ее поцарапать. Оставалось надеяться, что он не занес ей ВИЧ-инфекцию. Он явно получил по заслугам. В будущем она постарается держаться подальше от всяких ногтей. Ну а в случае с Собжик виновата Чэпмен. И теперь, когда Чэпмен благополучно осталась в прошлом, здесь беспокоиться вообще не о чем.

Держа в одной руке полотенце и плейер, Джаз свободной рукой толкнула дверь женской раздевалки. Кинув полотенце в корзину, она сунула плейер под мышку и вытащила из наполненной льдом емкости банку кока-колы. Она посмотрела по сторонам, чтобы убедиться, что за ней никто не наблюдал, и пошла дальше. Открыв банку, она с удовольствием сделала большой долгожданный глоток.

В конечном итоге основная опасность всех этих досадных промахов с Льюисом и Собжик в том, что могут всплыть подробности. Мистер Боб предупреждал по поводу «ряби на воде», а тут — трехметровые волны. Участие в операции было лучшим, что когда-либо происходило в жизни Джаз, и она содрогалась от мысли, чем все могло обернуться, если бы она не отделалась от Чэпмен. Или — еще хуже — если бы Чэпмен, вместо того чтобы пойти к своей машине, отправилась бы прямиком к старшей медсестре. Джаз даже не хотелось думать об этом, потому что тогда все, ради чего она работала, летело бы к черту. Еще в самом начале своего знакомства с мистером Бобом она твердо для себя решила, что не позволит никому и ничему встать на ее новом пути к успеху. Перед уходом в клуб она вошла в Интернет и проверила свой счет. Как она и предполагала, он увеличился почти до пятидесяти тысяч долларов. От одного только взгляда на эти цифры ей казалось, что она отправилась в мир иной и уже почти в раю.

— Эй, — раздался чей-то ехидный голос, — а я слышала, что ты просто медсестра, а никакой не нейрохирург!

Остановившись, Джаз обернулась. Ее окликнула жирная тетка, укутанная в полотенце и похожая на пирожное с начинкой.

— Мы разве знакомы?

— Ты сказала мне, что ты нейрохирург, — вызывающе ответила тетка. — А я, доверчивая, поверила. Но теперь-то я знаю.

У Джаз вырвался презрительный смешок. Она смутно припоминала, что сказала нечто в этом роде, но ее взбесило, что эта рыхлая уродина имела наглость опять ее задеть.

— У тебя что, нет других проблем, жирная свинья? — огрызнулась Джаз и пошла дальше, прежде чем тетка успела что-то ответить. Помотав головой, Джаз подумала, не стоит ли ей поискать другой фитнес-клуб. Здесь ее до сих пор доставали только мужики, однако, если дело дошло до женщин, пора менять декорации.

Джаз быстро приняла душ, надела робу и белый халат. Натянув просторную грязно-оливковую «шинель», она, как всегда, по привычке сунула руки в карманы. Пощупав «глок» правой рукой, а блэкберри — левой, она проверила, все ли взяла из своего шкафчика.

Спускаясь в лифте, Джаз размышляла, каким будет следующее задание. Она надеялась, что это произойдет скоро — и не только из-за денег. Из-за неприятностей, возникших в двух последних случаях, она боялась, что ее могут списать со счетов. В армии она хорошо усвоила, как справляться с подобными пораженческими настроениями, — нужно было вновь рваться в бой.

Оказавшись на верхнем уровне парковочного гаража, она направилась к своему «хаммеру». Поблескивая в тусклом свете гаража, он выглядел впечатляюще. Она заметила следы желтой краски и легкую вмятину — следы от столкновения с такси. Джаз расстраивал этот дефект на безупречном кузове машины, однако нанесенный таксисту ущерб и его отчаяние слегка компенсировали ее «моральные потери».

Метрах в трех от машины Джаз нажала на кнопку сигнализации и услышала, как задвигались двери. Проходя вдоль автомобиля, она взглянула на свое отражение в тонированных стеклах и небрежно провела рукой по волосам. Она открыла водительскую дверцу, кинула спортивную сумку на пассажирское сиденье и легко вскочила за руль. Уже предвкушая, что услышит звук мощного двигателя, она вставила ключ в зажигание, и в этот момент чья-то рука опустилась ей на плечо.

От неожиданности Джаз резко повернулась, больно ударившись бедром о рулевое колесо, и посмотрела на заднее сиденье. В полумраке, усиленном тонированными стеклами, она увидела силуэты двух мужчин. Из-за темноты ей не удавалось разглядеть их лиц. Пока Джаз судорожно пыталась залезть в карман за «глоком», один из мужчин деловым тоном произнес:

— Приветствую, док Джей-Ар!

— Господи, мистер Боб! — выдохнула Джаз. Оставив бесполезные попытки добраться до «глока», она порывисто вытерла ладонью лоб. — Вы напугали меня до смерти.

— Это произошло непреднамеренно, — совершенно бесстрастным тоном ответил мистер Боб. — Мы просто стараемся соблюдать осторожность.

Он сидел на заднем сиденье с пассажирской стороны, немного подавшись вперед. Другой мужчина скрестил руки на груди и откинулся на спинку.

— Как вы здесь оказались, черт побери? — Джаз опустила руку и, прищурившись, пыталась разглядеть второго мужчину. Левой рукой она потирала ушибленное место.

— Успокойтесь. Отдав вам машину, мы оставили себе дубликат ключа. Хочу вам представить своего коллегу. Знакомьтесь — мистер Дейв.

— Я даже не вижу вас, — ответила Джаз. — Может, я включу в салоне свет?

— В этом нет необходимости, и я бы предпочел, чтобы вы этого не делали.

— Почему вы здесь оказались?

— Хотим перестраховаться.

— Перестраховаться? По поводу?..

— Во-первых, нам нужно убедиться, что те два пациента, имена которых вы получили вчера, «санкционированы».

— Можете не сомневаться. Прошлой ночью я разобралась с обоими. — Джаз почувствовала, как участился ее пульс. Она волновалась, что мистер Боб мог каким-то образом узнать о накладках.

— И потом, тут еще вот какое дельце — на стоянке Центральной манхэттенской кто-то укокошил медсестру из-за жалких пятидесяти баксов. Вы можете нам что-нибудь сказать по поводу этого досадного инцидента?

— Ничего. Я ничего не слышала. Когда это случилось?

Почувствовав, как пересохло во рту, Джаз облизала губы.

Но она намеренно не отводила глаз и даже не дрогнула — сказывалась военная выучка.

— Этим утром, между семью и восемью. Ее звали Сьюзан Чэпмен. Вы знали ее?

— Сьюзан Чэпмен! Конечно — как не знать! Назойливая старшая медсестра моей смены.

— Мы так и думали и, честно говоря, поэтому и забеспокоились. Зная вашу репутацию, док Джей-Ар, мы хотели удостовериться в том, что вы никоим образом к этому не причастны. Я согласен, что в Сан-Диего тот мерзавец офицер получил по заслугам. Однако факт остается фактом — пусть вы его и не убили, но вы в него стреляли. Сьюзан Чэпмен в самом деле не довела вас до подобной крайности, как тот морской офицер? Нам показалось ее убийство странным совпадением, учитывая вашу биографию и то, что она являлась вашей непосредственной начальницей.

— Так вот оно что! Вы подумали, я убила Сьюзан Чэпмен? Да вы что?! Конечно, у нас со Сьюзан были разногласия, но это пустяки. Она вечно подсовывала мне тяжелых пациентов, и стоило мне на пару секунд присесть, начинала вопить. Но не убивать же ее из-за этого! Вы что думаете, я сумасшедшая?

— Суть в том, что мы должны быть абсолютно уверены в вашем безукоризненном поведении. Я четко дал вам это понять сразу. Ни малейшей ряби на поверхности. Естественно, все это при условии, что вы хотите остаться активным участником операции «Веялка».

— Несомненно, — подчеркнуто не колеблясь, ответила Джаз.

— Вас устраивает размер вашего вознаграждения? Надеюсь, внедорожник, в котором мы сидим, тоже радует вас?

— Разумеется. Я всем довольна.

— Вот и хорошо! Я могу быть уверен в том, что при возникновении малейших проблем по работе или в связи с выполнением наших заданий вы позвоните мне по тому номеру, что я вам оставлял? Надеюсь, вы его не потеряли.

— Я решила, что этот телефон лишь для экстренных случаев.

— Я бы назвал все, что мы сейчас обсуждали, именно экстренным случаем. Я хочу, чтобы вы мне звонили при возникновении любой ситуации, подталкивающей вас к каким-то непредусмотренным действиям, которые могут стать поводом для разного рода расследований, чего, я уверен, не миновать в случае с убийством этой медсестры. Запомните! Как я вам уже говорил с самого начала, безопасность для нас превыше всего — любой прокол может поставить под угрозу успех всей операции. Уверен, что это не в ваших интересах.

— Разумеется, нет.

— Мы считаем любое расследование потенциально опасным. Тем более если это как-то связано с вами.

— Согласна.

— Значит, наши взгляды совпадают.

— Абсолютно.

Мистер Боб повернулся к своему компаньону:

— Ты хочешь что-нибудь сказать, или у тебя есть какие-нибудь вопросы к Джей-Ар?

— Сколько раз в неделю вы ходите в этот спортклуб? — поинтересовался мистер Дейв, немного подавшись вперед.

Джаз пожала плечами:

— Не знаю — пять, шесть, иногда каждый день. А что?

— То есть, кроме дома и больницы, это единственное место, где вы проводите значительную часть своего времени?

— Пожалуй.

— Друзья, подруги, кто-нибудь, с кем у вас сейчас близкие отношения, есть?

— В общем-то никого, — ответила Джаз. Хотя она не видела его лица, но, судя по голосу, могла предположить, что мистер Дейв был моложе мистера Боба. — А зачем вы задаете мне такие вопросы?

— Мы должны хорошо знать своих агентов, — сказал мистер Боб. — Чем больше фактов нам известно, тем лучше мы их знаем.

— По-моему, это довольно личная информация.

— Этого требуют условия данной операции, — улыбнувшись, ответил мистер Боб. При тусклом свете его зубы казались особенно белыми. — У вас к нам есть какие-нибудь вопросы?

— Да! Как вас зовут по-настоящему? — Джаз нервно хихикнула. Им было известно о ней многое, а ей про них — ничего. Она чувствовала себя в неравных условиях.

— Извините, это конфиденциальная информация.

— Других вопросов у меня нет.

— Ну что ж, — сказал мистер Боб, — тогда у нас есть кое-что для вас: очередное имя. Вы ведь работаете этой ночью?

— Конечно! Работаю четыре ночи подряд, так что я к вашим услугам. Что за имя?

— Кларк Малхозен.

Джаз повторила имя. Получив новое задание, она полностью оправилась от испуга. И даже обрадовалась. По усвоенному ею военному опыту, она вновь рванула в бой.

— Так вы сможете разобраться с Кларком будущей ночью?

— Считайте, уже разобралась, — ответила Джаз с кривой самоуверенной ухмылкой.

Открыв дверцу со своей стороны, мистер Боб вышел из машины. Мистер Дейв сделал то же самое.

— Помните: ни малейшей ряби! — еще раз предупредил мистер Боб, прежде чем закрыть дверь.

— Ни малейшей ряби, — повторила Джаз через плечо. Однако они скорее всего этого уже не слышали, потому что в тот момент, когда она говорила, обе двери синхронно захлопнулись. Она понаблюдала, как мужчины прошли вдоль ряда машин к «хаммеру», как две капли воды похожему на ее внедорожник. Джаз не обратила на него внимания, когда шла по гаражу к своему автомобилю. Когда мужчины сели в машину. Джаз завела мотор и стала задним ходом выезжать со своего парковочного места.

— Уроды! — проворчала Джаз, подъезжая к ведущей на улицу эстакаде. Хотя она была приятно взволнована, получив очередное задание, и рада, что операция «Веялка» благополучно продолжалась, ее напугало их появление. Она не любила чувствовать себя в подчинении и не любила, когда с ней разговаривали свысока. Даже их имена звучали нелепо и унизительно по отношению к ней. Ей вдруг стало интересно, сколько они получали за каждую «санкцию», если только ей платили по пять штук. «А ведь всю работу делаю я», — усмехнулась она.

=

— Ну и что ты думаешь по этому поводу? — спросил Дэвид Розенкранц у Роберта Хоторна.

Боб сидел на водительском месте и, медленно постукивая пальцами по рулю, смотрел сквозь лобовое стекло на унылую бетонную стену. Не заводя машину, он все еще размышлял об их разговоре с Джаз. Дейв сидел на пассажирском месте и наблюдал за своим боссом.

— Не знаю, — ответил в конце концов Боб. Он покачал головой и, повернувшись, взглянул на своего подчиненного. Боб был крупным мужчиной атлетического телосложения, с грубыми чертами лица, контрастировавшими с его итальянским костюмом. Элегантные вещи стали его недавним увлечением. Большую часть жизни он носил военную форму, курсируя по всему миру в составе войск специального назначения. — Тратишь столько усилий на то, чтобы разыскать и обработать этих уродов, готовых без угрызений совести выполнять твои задания, а потом сам же сталкиваешься с их неуправляемостью. И эта Ракоши — тот самый случай. Можешь себе представить: она чуть не отстрелила морскому офицеру яйца только за то, что он решил к ней подкатить?

— Но работает она оперативно, — заметил Дейв. Он выглядел лет на двадцать пять — почти раза в два моложе Боба — и был более худощавым, но таким же спортивным. Боб присмотрел его в тюрьме, где они оба оказались: Боб чуть не убил гомосексуалиста, который по ошибке сделал ему предложение в баре, а Дейв сидел за банальную кражу в крупных размерах.

— Да, она лучше всех, — согласился Боб. — Потому-то меня и мучают сомнения по поводу того, как с ней быть. Ракоши сопли не жует: даешь ей имя, и бац! — человека в ту же ночь нет. Никаких оправданий или отговорок, как у других. Но, как я уже говорил, боюсь, она может превратиться в шальной снаряд.

— Думаешь, она причастна к убийству этой медсестры?

— Сказать по правде, понятия не имею. Но я бы не удивился. С другой стороны, она не пошла бы на такое из-за пятидесяти долларов. Так что, может быть, это и вправду ограбление. Просто не знаю. Я рассчитывал, что, застав ее врасплох, нам удастся прояснить картину.

— Она не смутилась, когда ты впервые назвал имя медсестры, но потом, похоже, слегка занервничала.

— У меня сложилось такое же впечатление, но я не знаю, как все это истолковать. В ее характеристике значится, что она плохо ладит с начальством, так что новость о том, что Чэпмен больше нет, могла просто обрадовать ее — ей больше не придется иметь с ней дело.

Боб завел машину и, обернувшись, стал выезжать.

— Думаю, нам надо держать ухо востро и повнимательнее за ней присматривать, — продолжил Боб. Развернувшись, он поехал к выездной эстакаде. — Если последуют новые совпадения, се придется убрать. И, если все так сложится, этим займешься ты.

— Да, знаю, — обреченно отозвался Дейв. — Поэтому я и поинтересовался ее привычками.

— Я догадался, — сказал Боб, останавливаясь перед выездом из парковки. — Однако дели надвое все, что она говорит. Таким людям, как Ракоши, соврать — раз плюнуть.

Дейв кивнул, но пропустил замечание мимо ушей. Ракоши вела одинокий образ жизни, и ему не составит труда с ней разобраться.


ГЛАВА 11 | Метка смерти | ГЛАВА 13