home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 18

К удивлению Лори, едва они с Лу спустились в вестибюль на встречу с прессой, появился Джек. Она предполагала, что он возьмет такси, но Джек решил по-другому. Для передвижений по городу в такое раннее время велосипед казался ему самым оптимальным видом транспорта.

Общение с журналистами оказалось нелегким испытанием. Даже успокоить их было нелегко, потому что они уже были накручены до предела. Еще бы, такая тема: неопознанный труп без головы и рук, случайно обнаруженный в холодильнике одной из главных больниц города! Это поперспективнее несчастного случая с двумя мальчишками, попавшими под поезд. С некоторой долей воображения можно было состряпать весьма красочные репортажи.

Первой к журналистам обратилась Лори. Предположение о том, что подростков убило током, пока они мочились на рельс, не вызвало должного интереса. Вся компания с гораздо большим любопытством внимала рассказу Лу о трупе без головы, хотя Лу довольно искусно избегал разговора по существу.

Чуть позже Джек при помощи Марвина и под наблюдением Лу провел вскрытие доктора Руссо. Лори отказалась даже присутствовать при этом. Вместе с Сэлом она занялась аутопсией студента. Обе процедуры завершились примерно одновременно.

В буфете, взяв бутерброды, Джек в общих чертах рассказал о том, что ему удалось обнаружить. Делал он это, как ему казалось, главным образом ради Лори. Первая пуля, попав в спинной мозг, парализовала нижнюю часть туловища, даже если бы и не прозвучал второй выстрел. Вторую пулю Джек назвал coup de grace[12]: задев ребро, она попала в сердце и оказалась в стенке левого желудочка.

Хотя внешне Лори старалась выглядеть спокойной, внутри у нее все переворачивалось от горя. Она старалась абстрагироваться от мысли, что происходящее касалось человека, который был ей дорог. Она даже задала Джеку несколько профессиональных вопросов, на которые он охотно ответил. Он сказал, что, все всякого сомнения, голова и руки были отрезаны уже после того, как остановилось сердце. Он также считал, что Руссо не мучился, поскольку смерть была почти мгновенной. Что касается пуль, то они определенно девятимиллиметрового калибра.

Позвонив своему шефу и рассказав о результатах аутопсии, Лу предложил Лори съездить с ним в Центральную манхэттенскую больницу, чтобы помочь ему найти в кабинете Руссо составленные им списки. Лори согласилась. Джек тоже решил поехать с ними, чтобы оставаться в курсе событий. Он сказал, что не упустит возможности поучаствовать в подготовке заслуженного «Америкер» возмездия, поскольку пресса неминуемо устроит им веселую жизнь, как только пронюхает, что творится за кулисами. Узнав о Патриции Прут, Джек с еще большей определенностью встал на сторону Лори.

Перед отъездом Лори зашла в диспетчерскую, чтобы сообщить оператору, что уезжает. Она уточнила, знала ли та номер ее сотового. Как дежурный судмедэксперт, Лори должна была оставаться на связи.

Лу посадил их в свою машину — Лори заняла переднее место, Джек сел сзади. Моросил дождь, но Джек и Лори предпочли ехать с приоткрытыми окнами, чтобы не дышать прокуренной затхлостью салона. Пока они ехали, Лори рассказала Джеку об оставленном ей Роджером сообщении.

— А этот Наджа вполне похож на кандидата, — сказал Джек. — Даже слишком подходящий. Но если за всем этим стоит анестезиолог, то придется долго разбираться, пока токсикология сможет что-то обнаружить: тут могло быть использовано и какое-то сверхлетучее отравляющее вещество.

Лу сообщил Джеку все, что уже успел узнать о Надже, включая историю с девятимиллиметровым пистолетом. Он добавил, что пистолет, если его посчастливится найти, будет проверен специалистами по баллистике.

Кроме появления полицейских, в больнице все выглядело как обычно — суета пациентов и медперсонала, длинная очередь посетителей, выстроившихся около информационной стойки.

Лу на секунду отошел — поговорить с одним из полицейских. Лори с Джеком стояли в стороне.

— Как ты? Держишься? — спросил Джек.

— Несколько лучше, чем предполагала, — ответила Лори.

— Я потрясен, — признался Джек. — Не представляю, как ты еще можешь на чем-то концентрироваться, когда у тебя столько всего случилось.

— На самом деле попытки сосредоточиться на том, что здесь творится, в определенном смысле помогают, — ответила Лори. — Это отвлекает меня от собственных проблем.

В данный момент Лори имела в виду все ту же боль в животе. Похоже, что легкое покалывание, беспокоившее ее во время поездки в машине, несколько усилилось. Боль казалась не такой острой, как накануне в такси, но это была боль, и Лори стала серьезно опасаться аппендицита: место вполне соответствовало. Она уже подумывала рассказать об этом Джеку, но тут вернулся Лу.

— Давайте-ка посмотрим на место преступления, прежде чем идти в офис Руссо, — сказал Лу. — Похоже, парням из отдела расследований удалось что-то обнаружить.

Они спустились на цокольный этаж и по указательным стрелкам дошли до секционного амфитеатра. Обитые кожей двойные двери были распахнуты настежь и удерживались дверными фиксаторами. Желтая лента ограничивала доступ к месту преступления. Рядом стоял полицейский в форме. Лу нырнул под ленту, но когда Лори собралась последовать за ним, полисмен преградил ей путь.

— Все в порядке, — сказал Лу, протягивая Лори руку. — Они со мной.

Полукруглый амфитеатр был ярко освещен мощными лампами. Свет попадал и на верхний ряд сидений. В помещении продолжали работать несколько следователей.

— Говорят, вы кое-что нашли, — обратился Лу к старшему специалисту.

— Да, вроде, — скромно отозвался Фил. Он жестом пригласил их следовать за ним к дальней стене помещения и затем указал на пол с меловыми обводками: — Мы определили, что тело сначала было здесь и голова касалась плинтуса. Поверхность на первый взгляд казалась чистой, но нам удалось обнаружить пятна крови, что подсказало, где была жертва во время выстрела.

Затем Фил отвел их назад ко входу в помещение и указал на два кружка, начерченных мелом:

— Здесь мы обнаружили две девятимиллиметровые гильзы — значит, в момент выстрела убийца находился метрах в шести от жертвы.

Лу кивал, рассматривая пол.

— И наконец, — продолжил Фил, вновь приглашая их следовать за ним. Он подошел к старому секционному столу и положил на него руку: — Вот здесь произошло расчленение.

— Да, обычная операционная, — заметил Лу. — Все очень удобно.

— Пожалуй, — согласился Фил. Он указал на шкаф с инструментами для проведения вскрытий: — У убийцы под рукой оказались все необходимые инструменты. Нам удалось определить, какими ножами и пилами он воспользовался.

— Хорошая работа, — похвалил Лу. Он перевел взгляд на Лори и Джека: — У вас есть какие-нибудь профессиональные вопросы, ребята?

— Как вы определили, что голова и руки были отделены именно на секционном столе? — поинтересовался Джек.

— Мы разобрали слив, — ответил Фил. — И обнаружили доказательства в сифоне.

— Давай-ка еще раз посмотрим, где нашли тело, — попросил Лу.

— Пойдемте, — ответил Фил. Он снова повел их к двери, ведущей в маленький коридорчик.

Они прошли мимо тесного захламленного служебного помещения, которое Фил назвал офисом препаратора, и в самом конце коридора подошли к мощной деревянной двери. Когда Фил отпирал ее, она издала громкий щелчок. Прохладный туман, сильно отдававший формалином, волной выкатился из-за двери и стал стелиться по полу.

И Джек, и Лори хорошо себе представляли, что ожидало их за этой дверью. Это был точно такой же холодильник, как в анатомичке медицинского факультета, где хранились еще не препарированные трупы.

— Тело жертвы находилось под простыней на каталке в самом конце, — объяснил Фил. — Отсюда это место не видно. Хотите туда пройти?

— Я думаю, что обойдусь, — ответил Лу. — От больниц мне становится дурно.

— Странно, что тело так быстро обнаружили, — сказал Джек. — По-моему, эти ребята находятся здесь веками.

Лори опустила глаза. Ее всегда удивляло, что Джек ко всему, даже к смерти, относится с юмором.

— Убийца не хотел, чтобы тело нашли и опознали, — заметила она.

— Давайте поднимемся в кабинет Руссо, — предложил Лу.

В субботу административное крыло казалось почти безлюдным. Увидев приближавшуюся к нему группу во главе с Солдано, офицер полиции, читавший «Дейли ньюс», вскочил. Дверь в кабинет Роджера была заперта. Поперек дверного проема тянулась желтая лента.

— Надеюсь, никого в этом офисе не было, — обратился Лу к полисмену, указывая на закрытую дверь.

— После вашего звонка — никого, лейтенант.

Кивнув, Лу оторвал ленту с одной стороны, но прежде чем он успел открыть дверь, кто-то окликнул его по имени. Обернувшись, он увидел высокого худощавого мужчину, похожего на кинозвезду, который в знак приветствия протягивал ему руку. У него были золотисто-рыжеватые волосы, а загар на лице подчеркивал голубизну глаз. Он словно только что вернулся с Карибских островов. Лу несколько насторожился.

— Я Чарлз Келли, — начал тот, тряся руку Лу в демонстративно энергичном рукопожатии, — из Центральной манхэттенской больницы.

Лу накануне пытался договориться с ним о встрече, но его вежливо отфутболили, словно такая встреча казалась ниже достоинства Келли. Если бы Лу посчитал ее такой уж важной, он бы продолжал настаивать, однако в данной ситуации у него имелись и более важные дела.

— Жаль, что нам не удалось вчера встретиться, — сказал Чарлз. — Сумасшедший был день, ни минуты свободной.

Кивнув, Лу заметил, что Чарлз поглядывает на Лори и Джека. Лу представил их.

— Кажется, я уже знаком с доктором Стэплтоном, — с натянутой вежливостью заметил Чарлз.

— У вас хорошая память! — воскликнул Джек. — Уже лет восемь прошло с тех пор, как я вам помог разобраться с возбудителями инфекции.

Чарлз вновь перевел взгляд на Лу.

— Что они здесь делают? — поинтересовался он отнюдь не гостеприимным тоном.

— Помогают мне проводить расследование.

Чарлз покивал, словно обдумывая ответ Лу.

— В понедельник я сообщу доктору Бингему об их присутствии здесь. А пока, лейтенант, мне бы хотелось заверить вас в том, что мы будем оказывать вам любую посильную помощь.

— Благодарю. Кажется, пока у нас все в порядке.

— И еще я бы хотел попросить вас кое о чем.

— О чем же?

— В связи с этими убийствами я бы хотел попросить вас быть в высшей степени деликатным относительно тех мрачных подробностей, которые обнаружились сегодня. И еще я бы хотел попросить вас, чтобы вся исходящая информация об этом проходила через наш отдел по связям с общественностью. Мы должны позаботиться о нашем медучреждении и исключить нанесение даже косвенного ущерба.

— Боюсь, что кое-какие пикантные подробности уже успели просочиться в прессу, — сказал Лу. — Не знаю, каким образом такое могло случиться, но в связи с этим мне уже пришлось общаться с журналистами. Могу вас заверить, что мной были опущены все подробности. В таком деле, как это, лучше в них не вдаваться.

— Мое мнение абсолютно совпадает с вашим, — подхватил Чарлз, — хотя, возможно, и по иным причинам. В любом случае мы признательны за любую помощь, которую вы сможете оказать нам. Удачи вам в расследовании.

— Благодарю вас, сэр, — ответил Лу.

Повернувшись, Чарлз удалился в свой кабинет.

— Ну и тип, — заметил Джек.

— Он наверняка в Гарварде учился, — с некоторой завистью произнес Лу.

— Давайте поторопимся, — сказала Лори. — Мне нужно вернуться в ОГСМЭ.

Лу открыл дверь, и они втроем вошли в кабинет Роджера.

Лори немного задержалась в дверях, а Лу с Джеком тут же подошли к столу Роджера. Лори медленно обвела глазами комнату. Оказавшись в его пространстве, она вновь ощутила невероятную горечь потери. Она была знакома с ним каких-то пять недель и в глубине души понимала, что толком и не знала его, но тем не менее он ей нравился. Она чувствовала, что он был хорошим человеком и относился к ней с неизменной добротой, когда она в этом нуждалась. В определенном смысле она даже этим пользовалась, из-за чего сейчас ее и одолевало чувство вины.

— Лори, иди сюда! — окликнул ее Лу.

Лори направилась к нему, но тут в кармане пальто зазвонил ее сотовый телефон. Оператор ОГСМЭ сообщала, что появилось дело, связанное с полицией. Лори ответила, что скоро вернется, и попросила ее передать Марвину, чтобы тот приготовил все необходимое. Смертельные случаи, связанные с участием полиции, всегда имели определенный резонанс.

— Похоже, у нас тут масса информации, — сказал Лу, когда Лори присоединилась к ним. — Вот эти страницы, должно быть, самые важные. Здесь некоторые имена даже отмечены звездочками. — С этими словами он протянул несколько листков Джеку, который, быстро просмотрев их, передал Лори. Страницы содержали служебные характеристики на доктора Хосе Кабрео и доктора Мотилала Наджу.

Лори прочитала обе страницы.

— Время перехода Наджи из одной больницы в другую и его страсть к ночным сменам по меньшей мере подозрительны.

— Удивляюсь, почему здесь не значится, что он был арестован, — заметил Лу. — Это важный факт, учитывая, что он имел доступ к веществам, ограниченным в обращении. Я хочу сказать, что это должно быть отражено в его заявлении в Управление по борьбе с наркотиками.

Лори пожала плечами.

— А вот еще один список, где Руссо сделал пометку, — сказал Лу. — Это люди, которые перешли из больницы Святого Франциска в Центральную манхэттенскую с середины ноября по середину января.

Джек взглянул на него и передал Лори.

Лори просмотрела список, состоявший из семи имен, обращая внимание на то, в каком отделении больницы эти люди работали.

— У всех был свободный доступ к пациентам, особенно в ночную смену.

Лу кивнул:

— Ну что ж, нам подготовили поле для деятельности. Даже слишком большое поле. Вот еще список — восемь врачей, которых выгнали из Центральной манхэттенской. Один из них вполне мог оказаться свихнувшимся уродом, решившим отомстить «Америкер».

— Мне это чувство знакомо, — заметил Джек. — Может, стоит и меня добавить к этим восьми.

— Мне придется собрать целую команду для работы со всем этим материалом, — сказал Лу. — Если Наджа не «наш человек», будем беседовать со всеми по списку. Да-а. Интересно, а это что такое? — Лу обратил внимание на компакт-диск, лежавший рядом со списками.

— Давайте проверим, — предложила Лори.

Она взяла диск и вошла в компьютер Роджера, быстро напечатав его пароль. Джек удивленно вскинул брови. Эта реакция не осталась для Лори незамеченной, но она предпочла ее проигнорировать.

На компакт-диске оказались медицинские данные по всем случаям ее «серии», включая информацию из больницы Куинса. Она поняла, что Роджер ездил туда специально за данными о сотрудниках. Лори объяснила Лу, что это такое.

— А можно мне взять этот диск с собой в ОГСМЭ? Эти данные могли бы помочь мне при работе с медицинскими картами.

— А ты можешь сделать копию? — немного подумав, спросил Лу.

Лори нашла в компьютере программу для записи компакт-дисков и сделала себе копию.

— Вообще-то я бы хотела иметь копии всего, что здесь есть, — после некоторого раздумья сказала Лори. — Сегодня у меня будет время со всем этим ознакомиться, и не исключено, что появятся какие-то полезные мысли. Здесь наверняка где-то есть копировальная машина.

— Я не против, — ответил Лу. — Нам любая помощь сейчас пригодится.

Копировальная машина оказалась рядом с кабинетом Роджера, и Лори сделала копии всех страниц. Закончив с этим, она сказала, что возвращается в ОГСМЭ.

— Мне поехать с тобой? — спросил Джек. — Могу даже поработать за тебя, если ты хочешь пойти домой.

— Все в порядке, — ответила Лори. — Мне лучше чем-то заняться, чем просто сидеть дома. Можешь поехать со мной, я не возражаю, но это зависит только от твоего желания.

Джек взглянул на Лу:

— А ты что собираешься делать?

— Я хочу побеседовать с человеком, обнаружившим тело, — ответил Лу. — Потом хочу встретиться с этим Наджой. Может быть, найдем его пистолет. Возможно, одно упоминание о баллистике заставит его разговориться. Было бы неплохо, а?

— Не против, если я составлю тебе компанию? — поинтересовался Джек. — Хотелось бы самому посмотреть на этого Наджу.

— Пожалуйста.

Джек повернулся к Лори:

— Я подъеду чуть позже. И даже могу помочь тебе с этим «полицейским» делом, если хочешь.

— Там вряд ли будет что-то сложное, — ответила Лори. — Ладно, когда увидимся, тогда и увидимся. Я благодарна тебе за то, что ты приехал и уже помог мне, — говорю тебе это со всей искренностью.

Лори обняла обоих мужчин, чуть дольше задержав руки на плечах Джека. Она даже слегка коснулась щекой его подбородка.

Перед выходом из больницы Лори зашла в туалет. Она положила списки Роджера вместе с компакт-диском на край раковины и прошла в кабинку. Она думала о страшной смерти Роджера и о невинном озорстве подростков, приведшем к гибели. И понимала, что все люди, как и все живые организмы, большие и маленькие, балансируют на краю пропасти.

Погруженная в свои размышления, она воспользовалась туалетной бумагой и уже была готова выбросить ее в унитаз, но вдруг заметила следы крови. У нее начиналось кровотечение?!

Лори остолбенела. Всего лишь крохотное пятнышко, но, насколько она знала, это был нехороший признак, особенно на такой ранней стадии беременности. В то же время ее скромные познания в области акушерства, полученные еще в годы студенчества, уже давно стерлись в памяти и она не хотела делать каких-то преждевременных выводов.

«Ну почему подобные вещи случаются во время выходных?» — с досадой думала Лори. Она уже была готова звонить доктору Райли, чтобы узнать, насколько это опасно, но ей не хотелось тревожить ее в субботний день. Лори воспользовалась еще одним клочком туалетной бумаги. На этот раз он остался чистым, что ее несколько успокоило. Но, как бы там ни было, сам факт появления крови и боль внизу живота ничего хорошего не предвещали.

Подойдя к раковине, Лори вымыла руки и посмотрела на себя в зеркало. Отсутствие нормального сна давало о себе знать. Она пока еще не дотягивала до вечно усталого вида Дженис, но ее глаза с темными кругами ввалились, а лицо очень осунулось. У нее было нехорошее предчувствие какого-то очередного потрясения, и она молила Бога о том, чтобы у нее хватило сил справиться с ним, если ему все-таки суждено произойти.


ГЛАВА 17 | Метка смерти | ГЛАВА 19