home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 25

— Извините, — слегка толкая Джека в плечо, сказала Кейтлин.

Джек заморгал, пытаясь вырваться из глубокого сна. Он чувствовал себя так, словно его здорово побили, но постепенно ощущение реальности вернулось к нему и он быстро выпрямился. Джек был напуган, что неожиданно уснул.

— Что случилось? — забормотал он. — С ней все в порядке?

— У нее все замечательно, — ответила Кейтлин. — Содержание калия — в норме, и общее состояние стабильное. Доктор Райли даже разрешила ей немного попить. Дренажную трубку из шва убрали, и у нее все идет хорошо.

— Отлично, — сказал Джек, намереваясь встать.

Кейтлин осторожно остановила его, коснувшись плеча.

— Я понимаю, что вы хотели бы к ней, но, думаю, ее лучше некоторое время не беспокоить. Она измучилась и уснула.

Джек вновь откинулся назад и кивнул:

— Да, вы правы. Меня сейчас больше беспокоит ее безопасность. Как вы уже сами догадались, кто-то умышленно ввел ей калий.

— Думаю, да, — ответила Кейтлин. — Но теперь вы можете не волноваться. Уверена, что здесь она в безопасности. Однако чтобы быть уверенной на все сто процентов, я попросила одного из своих ординаторов постоянно дежурить возле нее. И он там будет как зоркий сокол — без его разрешения никто к ней не подойдет.

— Отлично, — одобрил Джек.

— Полагаю, мне не стоит у вас спрашивать, кто, на ваш взгляд, мог такое сделать.

— Думаю, лучше не заниматься домыслами, пока все не выяснится, — ответил Джек. — Я знаю, что в больнице слухи распространяются с молниеносной быстротой, но все-таки, мне кажется, ни вам, ни вашим коллегам лучше пока ничего не рассказывать о случившемся. Скоро здесь будет детектив из отдела по расследованию убийств, и, надеюсь, он сможет во всем разобраться.

В этот момент в дверях появились двое полицейских. Один — здоровенный афроамериканец с огромными бицепсами, которые выступали под формой. Его звали Кевин Флетчер. С ним была довольно худенькая латиноамериканка — Тойя Санчес. Понимая, где они находятся, они представились Джеку почти шепотом. Джек видел, что они не совсем представляли, что им делать.

— Вы можете взять кресла и сесть возле двери в отделение, — сказал Джек. — И последите за тем, чтобы туда не заходил никто из посторонних. — Он повернулся к Кейтлин: — Надеюсь, это единственная дверь.

— Да, единственная, — подтвердила Кейтлин.

Полицейские расположились по обе стороны двери. Джек счел, что они производили впечатление одним своим присутствием.

Мне надо на обход, — сказала Кейтлин. — Оставляю вас на посту.

— Спасибо за все, что вы сделали, — сердечно поблагодарил ее Джек. — Вы были великолепны.

— Это все благодаря вашей подсказке, — ответила Кейтлин. — Может, вам стоит постажироваться на кардиолога? Мы бы хорошо сработались.

Джек рассмеялся. Он подумал, что девушка кокетничает с ним, но тут же улыбнулся своим мыслям: он себе льстил, стараясь не думать, каким старым он почувствовал себя рядом с ней. Он помахал ей вслед.

Когда Кейтлин ушла, Джек снова расположился на кушетке. Получив порцию адреналина, заснуть он уже не мог. Он хотел понять, что могло руководить человеком, убивавшим пациентов с маркерами мутировавших генов. Было совершенно ясно, что объяснение этому невиданному злодейству крылось не только в какой-то извращенной психике, хотя человек этот, конечно, был болен. Джек интуитивно чувствовал, что здесь была обширная конспиративная сеть и нити ее тянулись к руководящей верхушке «Америкер». На его взгляд, это происходило из-за полного искажения сути медицинской практики, из-за ее сращивания с большим бизнесом и доминирования его интересов. Сам-то он хорошо себе представлял, что где-то в административном руководстве таких гигантов, как «Америкер», подминавших под себя систему медицинского обслуживания, сидели люди, настолько далекие от ее изначальной миссии, что с легкостью принимали лишь итоговые показатели и в конечном счете думали только о чистой прибыли.

Шум в коридоре прервал его размышления. Группа медсестер обсуждала появление полиции, которая проверяла пропуск у каждой, входящей в отделение. «Интересно, как бы они себя вели, если бы узнали, что на самом деле происходит в больнице», — подумал Джек. Медсестры даже в большей степени, чем врачи, участвовали в ежедневной схватке с болезнями и недугами. Он не сомневался, что они наверняка возмутились бы, услышав, что одну из них подозревают в подобном вероломстве.

Джек опять вспомнил о Джазмин Ракоши. Если она и есть тот самый преступник, что казалось вполне вероятным, то ее должны были отличать откровенно антисоциальные черты. У Джека не укладывалось в голове, как в таком случае она могла стать медсестрой. И, даже если отвлечься от этого непостижимого противоречия, как она смогла устроиться медсестрой на работу в такую престижную больницу? И какой урод указывал ей, кого накачать калием?

Двери кардиореанимации распахнулись, и появилась новая группа персонала, среди которой были и мужчины. Их тоже удивляло присутствие полиции. Полицейские вели себя вежливо и сдержанно, и через несколько минут шум голосов, удаляясь по коридору, стал стихать.

Джек перевел взгляд на висевшие на стене часы — начало восьмого. Он понял, почему стали появляться группы медперсонала: наступило время пересменки, и на дежурство заступала дневная смена.

Джек встрепенулся. Ведь Джазмин Ракоши может уйти до того, как здесь появится Лу. Если она была преступницей и почувствовала, что Джек об этом догадался, то могла запросто исчезнуть. В несколько прыжков он оказался в коридоре и сообщил двоим полицейским, что собирается подняться на шестой этаж. Он сказал, что, если до его возвращения здесь появится детектив Лу Солдано, они должны сообщить ему, куда Джек пошел, и попросить его тоже подняться на шестой этаж.

Джек понесся по коридору. Добежав до лифтов, он увидел, что больница уже ожила: начался очередной рабочий день. Возле лифта толпились медсестры и врачи, санитары везли пациентов на каталках.

Первый остановившийся лифт оказался переполненным. Некоторым все же удалось в него зайти, и Джек решительно втиснулся вслед за ними. Дверь едва закрылась, и он чувствовал всеобщее недовольство. Зажатые со всех сторон, стоя буквально щека к щеке, все поднимались молча.

Лифт, как казалось Джеку, еле полз, останавливаясь на каждом этаже. Джеку приходилось пропускать людей, выходя на всех этажах. К шестому он уже едва сдерживал раздражение и, как только двери открылись, выскочил одним из первых. Он хотел узнать о Джазмин Ракоши на медсестринском посту, чтобы перехватить ее до ухода.

Прямо напротив лифта, в котором приехал Джек, находился другой лифт, и его двери уже закрывались. Джеку показалось, что внутри мелькнуло лицо медсестры с необычными чертами. Но это были лишь доли секунды, и, когда он резко повернул голову, двери лифта уже закрылись.

Джек не знал, что ему делать. Если бежать по лестнице, он мог обогнать лифт. А если он ошибался и это была не Ракоши? Уже дернувшись в сторону лестницы, Джек тут же резко остановился и, следуя изначальному плану, все-таки побежал к посту. Ему встретились несколько медсестер, кое-кого он даже узнал. Только что заступивший на смену дежурный убирал на стойке мусор, большая часть которого осталась после реанимации Лори.

Дежурный — щупленький блондин со стянутыми в хвостик волосами — объяснил Джеку, что Джазмин Ракоши только что ушла, и, заглянув тому через плечо, посмотрел, не видно ли ее около лифтов.

— Вы не знаете куда? — тут же спросил Джек, понимая, что в том лифте была именно она. — Я имею в виду, каким путем она ходит. Мне нужно с ней поговорить. Это крайне важно.

— Она не ходит, — ответил дежурный. — У нее черный джип «хаммер». Она мне его как-то раз показывала. Музыкальная система у нее там потрясающая. Она всегда паркуется на втором этаже стоянки, прямо напротив пешеходного мостика.

— На каком этаже нужно выйти, чтобы попасть на этот мостик? — поспешно уточнил Джек.

— На втором, конечно, — ответил дежурный с такой физиономией, словно услышал наиглупейший вопрос.

Джек бросился к лестнице. Время, конечно, было упущено, и на первом этаже он ее уже не перехватит. Однако он все же надеялся догнать ее, поскольку ей предстояло пройти по мостику и потом еще завести свой джип. Теперь он даже знал, какая у нее машина, что в данной ситуации тоже было полезно.

Звук его шагов на металлических ступенях словно взрывал замкнутое пространство. Между этажами было по два пролета, и Джеку приходилось постоянно сворачивать, спускаясь по этой спирали. Когда он добрался до дверей второго этажа, у него уже кружилась голова, и он вбежал в коридор, немного пошатываясь.

Люди шарахались в разные стороны, давая ему дорогу, когда он, небритый, всклокоченный и нетвердо стоявший на ногах, пытался выяснить, как добраться до пешеходного мостика. Наконец кто-то, сжалившись над ним, просто показал в нужную сторону рукой, и Джек, извиняясь направо и налево, расталкивая идущих к парковочному гаражу сотрудников больницы, бросился туда. Проскочив пешеходный мостик, он оказался в небольшом вестибюле, где в ожидании лифта толпились люди. Джеку пришлось продираться сквозь толпу, пока он не оказался перед тяжелой дверью второго уровня гаража. Гараж был переполнен. Водители слепили друг друга фарами в тускло освещенном, задымленном выхлопными газами пространстве, выезжая на улицу, где рассвет лишь едва разбавил черноту ночного неба.

Хорошо, что ему было известно, какая у Джаз машина. Он тут же увидел ее. Как и говорил дежурный, она была припаркована прямо напротив двери пешеходного мостика. Поднявшись на цыпочки, чтобы оглядеться, Джек увидел Ракоши! Она уже приближалась к своему автомобилю. Джеку показалось, что он даже увидел в ее руке пульт сигнализации, на кнопку которого она нажала, пробираясь к водительской двери. Ее машину от соседней отделяло около полуметра.

— Мисс Ракоши! — Джек старался перекричать гул машин. Он увидел, как она повернула голову и посмотрела в его сторону. — Подождите минутку! Мне нужно с вами поговорить!

В усталой голове Джека промелькнуло сомнение в разумности его решения вступать в переговоры с женщиной, которую он подозревал в совершении серии убийств, однако стремление остановить ее притупило бдительность. При таком скоплении людей он чувствовал себя в относительной безопасности.

Джек вертел головой, выжидая момент, чтобы юркнуть между машинами. Наконец ему удалось пересечь нескончаемый поток. Джаз стояла возле своего автомобиля с приоткрытой водительской дверцей. Пульта сигнализации в ее руке не было: очевидно, она уже положила его в карман. Поверх больничной робы на ней была просторная оливково-серая шинель. Правую руку она держала в кармане. Выражение ее лица казалось вызывающе надменным.

При его приближении ее глаза сузились. Джек видел, что эта особа приготовилась к отпору.

— Вам нужно вернуться в больницу, — сказал Джек довольно громко, чтобы его голос был слышен среди шума. Он старался говорить тоном, не допускающим возражений. — Там с вами хотят поговорить, — добавил он и указал в сторону больницы.

— Моя смена закончилась, — презрительно хмыкнув, ответила Джаз. — И я еду домой.

Повернувшись, Джаз поставила одну ногу в машину, намереваясь привычным движением усесться за руль. Джек крепко схватил ее за правую руку чуть выше локтя, пытаясь удержать.

— Вам необходимо поговорить с руководством, — сказал Джек. Он хотел еще что-то добавить, но Джаз с неожиданным проворством высвободила руку и ударила Джека коленом в пах. Согнувшись пополам, Джек невольно застонал. В следующее мгновение он почувствовал, как в шею ему уперлось холодное дуло пистолета.

— Вставай, гаденыш, — злобно сказала Джаз, понизив голос. — Вставай и полезай в машину.

Морщась от боли, Джек поднял голову. Он сомневался, что сможет стоять на ногах.

— Я спущу курок, если не полезешь туда, куда сказано, — прошипела Джаз.

Джек чуть подался вперед, и Джаз на шаг отступила. Все еще держась правой рукой за низ живота, он, помогая себе только левой, забрался в машину, придавив грудью руль. Такой боли он еще никогда не испытывал. Его тело сразу обмякло и стало ватным.

— Перелезай на пассажирское сиденье, — скомандовала Джаз. Она быстро оглянулась, убеждаясь, что все осталось незамеченным. Среди суматохи никто не обращал на них ни малейшего внимания. — Давай, живо! — зло сказала она и для убедительности ткнула Джека в голову дулом пистолета.

Коробка передач мешала. Повалившись боком ка пассажирское сиденье, он перевернулся на спину и перенес согнутые в коленях ноги.

Джаз ловко уселась за руль и захлопнула дверцу машины. Гаражный гул стал почти неслышим. Направленное на Джека дуло пистолета находилось всего в нескольких сантиметрах от его лба.

— И о чем же хотят со мной поговорить? — с издевкой спросила Джаз.

Джек собрался было что-то ответить, но Джаз оборвала его:

— Можешь не отвечать, потому что это не важно. Важно, что ты только что по собственной глупости вырыл себе могилу.

Несмотря на глушитель, прозвучавший в замкнутом пространстве салона машины выстрел показался громовым. От него зазвенело в ушах. Когда глаза Джека, инстинктивно закрывшиеся при этом звуке, открылись, он увидел, как наклонившаяся вперед голова Джаз ударилась о руль. По ее шее текла струйка крови, а пистолет неожиданно упал ошеломленному Джеку на грудь.

— Извините, — раздался с заднего сиденья мужской голос, — вы не подадите мне пистолет мисс Ракоши? Я бы предпочел, чтобы вы держали его за глушитель, а не за рукоятку.

Джек взял пистолет и, извернувшись, заглянул через спинку пассажирского сиденья. Из-за тонированных стекол он мало что увидел — лишь темный силуэт человека, сидевшего прямо за водительским местом.

— Я жду пистолет, — вновь раздался голос незнакомца из темноты. — Невыполнение моей просьбы чревато суровыми последствиями. Я был уверен, что вы будете послушны, — ведь я все-таки спас вам жизнь.

Оглушенный таким неожиданным поворотом событий, Джек безропотно повиновался, протягивая незнакомцу пистолет между спинками передних сидений. В этот момент водительская дверца распахнулась и безжизненное тело Джаз выпало на бетонный пол гаража. Джек увидел Лу.

— На заднем сиденье! — заорал Джек. — Берегись!

Лу скрылся почти одновременно с прозвучавшим выстрелом. Послышался звук разбитого стекла. Джек почти машинально перевернул в руке пистолет, так что его указательный палец опустился на курок. По-прежнему скрываясь за спинкой переднего сиденья, он поднял пистолет и трижды выстрелил в темную фигуру три раза подряд. Раздались хлопки, похожие на удар кулаком по надутому пакету. Пустые гильзы со звяканьем упали на пол салона. В ушах звенело, но вокруг стояла тишина.

У Джека колотилось сердце. Все еще прячась за спинкой сиденья, он услышал какие-то булькающие звуки. Он замер, боясь, что сидевший сзади человек застрелит его так же, как Ракоши.

— Лу? — позвал Джек. Он боялся шелохнуться и боялся, что Лу убит.

— Да? — раздался откуда-то снаружи его голос.

— Ты жив?

— Как видишь! Кто это выстрелил три раза?

— Я. Наугад.

— А в кого ты стрелял?

— Понятия не имею.

— Здесь на полу лежит медсестра. Это та самая, о которой ты мне говорил по телефону?

— Да, — ответил Джек. Он немного изменил положение. Его спина упиралась в пассажирскую дверцу и буквально разламывалась от боли.

— Кажется, ты обещал мне не геройствовать, — с упреком заметил Лу. — Ее тоже ты застрелил или кто-то другой?

— Я ее не убивал! — воскликнул Джек. — Ее убил тот парень на заднем сиденье.

— Кто бы он ни был, но он в меня стрелял, — отозвался Лу. — А я этого не люблю.

Кроме булькающих звуков до Джека теперь донеслись и хрипы. В этот момент он заметил глаза Лу в щели приоткрытой водительской дверцы. Держа пистолет наготове на уровне головы, Лу подбирался поближе к заднему сиденью.

Джеку удалось спустить ноги на бетонный пол. Перегнувшись, он осторожно глянул назад. В полумраке он увидел безжизненную руку с пистолетом и вновь услышал хрипы.

Голова незнакомца была запрокинута. Лыжная маска скрывала лицо.

— Похоже, я подстрелил его, — сказал Джек.

Лу поднялся и, обогнув машину, появился возле разбитого заднего стекла. Держа пистолет двумя руками, он направил его на раненого.

— Включи свет, — попросил Лу.

Повернувшись, Джек поискал выключатель и нажал на нужную кнопку. Он увидел мужчину, на груди которого расплывалось кровавое пятно.

— Можешь взять его пистолет? — спросил Лу. Он по-прежнему держал раненого незнакомца на прицеле, но тот, по всей видимости, потерял сознание.

Джек осторожно потянулся за пистолетом, словно опасаясь, что мужчина, как в кино, очнется и в предсмертных судорогах бросится на него.

— Бери за дуло, не за рукоятку, — наставлял Лу. — И положи его на переднее сиденье.

Сделав, как было велено, Джек быстро выскочил. Затем он открыл заднюю дверцу и, заглянув внутрь, посмотрел на незнакомца более внимательно. Он действительно тяжело дышал.

Джек стянул с него маску, чтобы несколько облегчить дыхание. Лу открыл дверцу с противоположной стороны.

— Он тебе знаком? — спросил Лу.

— Нет, абсолютно, — ответил Джек.

Пока Джек пытался нащупать пульс, Лу схватился за рубашку незнакомца и с силой рванул ее. Пуговицы разлетелись в разные стороны. На его груди краснели три небольшие ранки.

— Кажется, ты его уложил! — не скрывая удивления, воскликнул Лу.

— У него частый нитевидный пульс, — заметил Джек. — Если мы не поспешим, он долго не протянет.

— Проверь, что там с медсестрой! — сказал Лу. — А я вытащу его из машины.

Джек, обогнув джип, увидел на бетоне тело Джаз и нагнулся. Выстрел в голову был произведен сзади с очень близкого расстояния. Пуля прошла через ствол головного мозга, и спасти ее уже было невозможно.

Выпрямившись, Джек перешагнул через труп. Он увидел, что Лу уже наполовину вытащил раненого из машины.

— Что там с женщиной? — спросил Лу.

— С ней все кончено. Надо заниматься этим парнем.

Открытая дверь внедорожника упиралась в соседнюю машину, и Джеку вновь пришлось зайти с другой стороны. Лу держал незнакомца за плечи, Джек обхватил ноги.

— Он весит чуть ли не тонну, — возмущался Лу, когда им наконец удалось протащить его между машинами на свободное пространство. Они тут же попали в свет фар выезжавшего автомобиля. У водителя даже хватило наглости им посигналить.

— Такое бывает только в Нью-Йорке, — стиснув зубы, пробормотал Лу в адрес нетерпеливого водителя.

Когда они были уже неподалеку от пешеходного мостика, несколько сотрудников больницы остановились поглазеть на них, не совсем понимая, что происходит. У одного из них хватило ума вернуться и подержать дверь.

Посередине мостика Лу остановился.

— Надо передохнуть, — сказал он, тяжело дыша.

— Давай поменяемся местами, — предложил Джек. Они положили незнакомца на бетонный пол. — Аты вовремя появился, — сказал Джек.

— Мы чуть-чуть разминулись с тобой около кардиореанимации, — ответил Лу. — Потом я едва не нагнал тебя на шестом этаже. Хорошо, что дежурный посоветовал мне искать черный «хаммер».

При более ярком свете пятна крови на рубашке мужчины стали отчетливее, и многие сотрудники, идущие к гаражу, уже стремились оказать им помощь. Когда они подходили к концу мостика, к ним на подмогу подоспели два санитара.

— «Неотложка» этажом ниже, — запыхавшись, сказал один из санитаров. — Будем ждать лифт или попробуем нести по лестнице?

— Лифт, — коротко ответил Джек. Он видел, что мужчина уже не дышит. — Но нам надо вверх, а не вниз. Ему нужен специалист по торакальной[16] хирургии, и срочно.

Недоуменно переглянувшись, санитары ничего не ответили. Чтобы не класть раненого на пол, Джек прислонился спиной к стене и, свободной рукой нажав на кнопку, вызвал лифт. К счастью, лифт подошел почти сразу, но был забит почти до отказа.

— Осторожно! Входим! — крикнул Джек.

Он был полон решимости. Пятясь, он врезался спиной в самую гущу еще не успевших расступиться людей. Осознав экстренность ситуации, многие из них вышли, освобождая необходимое пространство. Двери закрылись. Никто не проронил ни слова.

Когда двери лифта открылись ка третьем этаже, они вынесли мужчину и направились к отделению. Входя в вестибюль, Джек крикнул, что единственный шанс на спасение — срочное подключение к аппарату искусственного кровообращения.

Когда вся группа приблизилась к стойке операционного отделения, медсестры пришли в ужас оттого, что в их стерильных владениях появились люди в уличной одежде. Но когда они поняли, что к ним доставлен смертельно раненный пациент, возмущение быстро стихло.

— Восьмую готовим для операции на открытом сердце! — крикнула одна из стоявших за стойкой медсестер.

Раненого положили сразу на операционный стол. Не теряя времени, на нем разрезали одежду. Один анестезиолог подключил его к кислороду, другой приказал сделать срочный анализ крови на группу и совместимость.

Джек и Лу отошли в сторону, уступая место хирургам. Оперирующий попросил скальпель и, не медля ни секунды и даже не надев перчаток, решительным движением сделал на груди пациента надрез. Раздвинув голыми руками ребра, он увидел, что вся полость заполнена кровью. В этот момент Лу решил, что ему лучше подождать за дверью.

— Отсос! — крикнул хирург.

Стоя в изголовье, Джек внимательно наблюдал за ходом операции. Ситуация была невиданная: хирурги без перчаток, масок и халатов, да еще и по локти в крови. Все случилось настолько неожиданно, что времени следовать обычной процедуре подготовки к операции ни у кого не было. Джек прислушивался к их разговору, лишний раз убеждаясь, что хирурги представляли собой особую породу людей.

Почти сразу же стало ясно, что полученные ранения оказались бы смертельными, не произойди это практически в самой больнице. Две пули прошили легкие, однако не это оказалось для хирургов самым сложным. Проблема возникла из-за третьей пули, которая перебила магистральные сосуды.

Вскоре поврежденные сосуды освободили от зажимов, и пациент был подключен к аппарату искусственного кровообращения. Сделав короткий перерыв, хирурги переоделись в традиционную для операционной одежду. Джек отошел в сторону, чтобы поговорить с анестезиологом, есть ли у пациента шансы выжить, но тут его окликнула старшая дежурная медсестра.

— Простите, — сказала она. — Мы стараемся поддерживать здесь стерильность. Вам придется выйти и переодеться в робу, если хотите присутствовать при операции. — С этими словами она протянула ему бахилы.

— Хорошо, — с готовностью согласился Джек. Он был удивлен, что его не выгнали раньше.

Джек шел по длинному коридору операционного отделения и чувствовал, что с трудом передвигает ноги, — казалось, будто к ним привязаны гантели. У стойки его даже качнуло в сторону — кружилась голова.

Лу сидел в многолюдном вестибюле отделения и разговаривал по сотовому. Перед ним на журнальном столике лежали бумажник и водительские права.

Джек устало опустился в кресло напротив Лу. Не прерывая разговор, тот показал на водительское удостоверение. Чуть наклонившись вперед, Джек взял его со стола. Оно было выдано на имя Дэвида Розенкранца. Джек стал внимательно разглядывать заламинированную фотографию. Человек был похож на типичную американскую звезду футбола, с бычьей шеей и широкой ослепительной улыбкой, и выглядел вполне добропорядочным гражданином.

Закрыв телефон, Лу посмотрел на Джека.

— Сейчас я не хочу выслушивать долгих объяснений, — сказал он усталым голосом. — Но мне все-таки хотелось бы знать, как это вообще могло случиться. Ты обещал, что будешь сидеть и ждать возле кардиореанимации.

— Я и собирался, — ответил Джек. — Потом вдруг понял, что смена меняется, и испугался, что эта Ракоши исчезнет. Я просто хотел, чтобы она задержалась до твоего прихода.

Лу яростно потер лицо обеими руками и застонал. Потом убрал руки от лица — у него были красные глаза. Выглядел он не лучше Джека.

— Ух, как же я ненавижу дилетантство! — выразительно заметил Лу.

— Никогда бы не подумал, что у нее может оказаться оружие, — сказал Джек.

— А две недавние жертвы с огнестрельными ранениями? Об этом ты своей башкой тоже не подумал?

— Нет, — признался Джек. — Я боялся, что она ускользнет от нас и мы ее больше не увидим. Я просто хотел попросить ее задержаться и не собирался предъявлять ей обвинения.

— Глупое решение, — сказал Лу. — Вот именно таких, как ты, и убивают.

Джек пожал плечами. Задним умом он понимал, что Лу был прав.

— Ты взглянул на водительское удостоверение этого типа, которого ты подстрелил. Что скажешь?

Джеку не хотелось думать, что он и впрямь кого-то убил.

— Кто этот Дэвид Розенкранц?

Джек покачал головой:

— Не имею ни малейшего представления. Никогда его раньше не видел, и его имя мне не знакомо.

— Он выживет?

— Не знаю. Я уже собирался спросить об этом у анестезиолога, но меня попросили выйти. Судя по разговорам хирургов, они полны оптимизма. Если он выкарабкается, это говорит о том, что, если тебя собираются подстрелить, нужно оказаться неподалеку от приличной больницы.

— Очень остроумно, — мрачно заметил Лу. — Как Лори?

— Хорошо! Просто замечательно! По крайней мере так было, когда я уходил. Может, нам стоит пойти узнать? Это здесь, прямо по коридору.

— Я не против, — поднимаясь, ответил Лу.

Старшая сестра вышла из палаты и сообщила им, что Лори спит и ее врач уже приходила, чтобы осмотреть ее. Она также сказала, что планируется ее перевод в университетскую больницу, где работает ее отец.

— Ну что ж, хорошо, — ответил Джек и взглянул на Лу.

— Мне тоже так кажется, — согласился тот.

Лу хотел, чтобы Джек прошел с ним в «неотложку». Джек должен был официально подтвердить, что убитая женщина была той самой медсестрой, которую Джек видел в палате Лори. Лу сказал, что он уже позвонил в управление полиции и распорядился отгородить «хаммер» как место совершения преступления и доставить тело в больницу.

Направляясь с Джеком в сторону лифта, Лу откашлялся.

— Я понимаю, что ты вымотался, но тем не менее мне все-таки надо знать, что произошло, когда ты добрался до гаража.

— Я догнал медсестру, когда она собиралась садиться в машину, — начал Джек. — Она уже открыла дверцу. Я окликнул ее и подбежал к машине. Ей, мягко говоря, не хотелось выполнять мою просьбу. Когда я схватил ее за локоть, чтобы удержать, она ударила меня коленом в пах.

— Ух! — сочувственно воскликнул Лу.

— Потом она вытащила пистолет и приказала мне лезть в машину.

— Пусть это послужит тебе уроком, — заметил Лу. — Запомни: никогда не садись в машину с вооруженным преступником.

— Не думаю, что у меня был выбор, — ответил Джек.

В фойе, куда они пришли, несколько человек ждали лифт. Они стали разговаривать чуть тише.

— В этот момент я там и появился, — сказал Лу. — Я видел, как ты залез в машину. Я даже видел у нее в руке пистолет. К сожалению, мне пришлось пережидать, пока проедут машины. Что было потом, в автомобиле?

— Все произошло очень быстро. Парень, видимо, поджидал Ракоши внутри. И в тот момент, когда она собиралась пристрелить меня, он пристрелил ее. О Боже… — Джек неожиданно замолчал, осознав, насколько был близок к смерти.

— Ты просто ненормальный! — сокрушенно воскликнул Лу. Легонько хлопнув Джека по плечу, он покачал головой. — У тебя какой-то дурацкий талант оказываться в невообразимых ситуациях — ведь ты попал в самую настоящую сцену из боевика. Ты хоть сам-то это понимаешь?

— Теперь да, — признался Джек.

Подошел лифт. Зайдя в кабину, они прошли вглубь и встали у задней стенки.

— Ладно, — сказал Лу. — Следующий вопрос — зачем? Есть какие-нибудь мысли?

— Есть, — ответил Джек. — Но сначала не об этом. Прежде всего хочу сказать, что Лори чуть не убили сумасшедшей дозой калия — весьма хитрый способ убийства. Практически недоказуемый. И суть в том, что, как мне кажется, все пациенты «серии» были убиты этим изощренным способом. Однако они не случайные жертвы. У всех, включая Лори, были выявлены маркеры серьезных заболеваний.

Лифт доехал до первого этажа. Лу и Джек вышли. В больнице было многолюдно, и им пришлось разговаривать вполголоса.

— Ну и как все это вписывается в боевик с участием медсестры? — поинтересовался Лу.

— По-моему, из всего этого следует, что существует преступный сговор, — сказал Джек. — Думаю, если повезет, ты скоро узнаешь, что медсестра работала на кого-то из администрации «Америкер», — речь идет об оценке страхового риска.

— Погоди-ка! — остановил его Лу. — Уж не хочешь ли ты сказать, что один из гигантов здравоохранения убивает собственных клиентов? Это же бред!

— Неужели? — переспросил Джек. — В любой географической точке эти гиганты здравоохранения соперничают между собой, пытаясь задушить своих конкурентов или подкупить оппозицию. Если они достаточно сильны, то соревнуются в размерах выплачиваемых премий. Как они определяют премии? Если говорить о старом методе, то оценивается риск, то есть сколько будет стоить обслуживание того или иного количества людей. Из прибыли — премия. Вдруг правила игры резко меняются. После расшифровки генома человека старый принцип расчета уже не подходит, так как при помощи несложных анализов можно вычислить людей, лечение которых может обойтись в кругленькую сумму. А медицинские компании не могут отказывать этим людям в медицинском обслуживании. Не имеют права. Но по чисто деловой логике их можно просто устранить.

— Ты хочешь сказать, что в администрации «Америкер» кто-то способен совершать убийства?

— Непосредственно — нет! — ответил Джек. — Сами убийства совершаются какими-нибудь выродками. Уверен, ты скоро узнаешь, что мисс Ракоши — одна из них, если, конечно, подтвердится, что она и есть преступница. Но я сейчас говорю об отвратительной разновидности «беловоротничковой» преступности с разной степенью соучастия. Руководить всем этим может человек из автопрома или любого другого бизнеса. Сидя где-то в офисе, он далек от пациентов и руководствуется исключительно показателями доходов. К сожалению, так устроен бизнес. И ему в определенной степени необходим государственный контроль в условиях свободного рынка. Не хочу показаться мизантропом, но человек прежде всего думает о своих личных интересах и частенько ведет себя так, словно у него зашорены глаза.

Лу негодующе покачал головой:

— Не могу поверить в то, что ты говоришь. Я привык считать больницы тем местом, куда ты обращаешься за помощью.

— Извини, — сказал Джек. — Времена меняются. Расшифровка генома человека стала знаменательным событием. О нем, похоже, как-то быстро подзабыли, но теперь оно вновь громогласно заявляет о себе. В недалеком будущем оно изменит все наши представления о традиционной медицине. Что-то изменится к лучшему, но что-то и к худшему. Так всегда происходит при развитии технологического прогресса. Может, и не стоит называть это «прогрессом» — как-то лучше звучит менее весомое слово «перемены».

Лу смотрел на Джека, Джек — на него. Джеку казалось, что лицо детектива выражало нечто среднее между гневом и чувством безысходности.

— Ты решил просто поиздеваться надо мной? — недоверчиво спросил Лу.

— Нет, — с усмешкой ответил Джек. — Я абсолютно серьезно.

На секунду задумавшись, Лу произнес:

— Просто жить не хочется в таком мире. Ладно, черт с ним! Пойдем опознавать эту Ракоши.

Они пришли в «неотложку», где уже было несколько полицейских. Лу разыскал заведующего отделением доктора Роберта Спрингера. Доктор повел Лу и Джека в одно из помещений травматологии. Там за закрытой дверью на койке лежала обнаженная Джазмин Ракоши. Во рту — интубационная трубка, соединенная с респиратором. Ее грудь ритмично поднималась и опускалась. Стоящий позади нее плоский монитор показывая пульс и давление: давление было низким, а пульс — нормальным.

— Ну? — спросил Лу. — Это та самая особа, которую ты застал в палате Лори?

— Да, — ответил Джек. Он перевел взгляд на доктора Спрингера и кивнул в сторону Ракоши. — Зачем вы подключили респиратор?

— Поддерживаем работу органов, — сказал доктор Спрингер, поправляя респиратор.

— У вас еще есть какие-то сомнения относительно функций головного мозга? — спросил Джек. Он был крайне удивлен, что они на что-то надеялись в этой совершенно безысходной ситуации.

— Разумеется, нет, — выпрямляясь, ответил доктор Спрингер. — Пытаемся сохранить другие внутренние органы.

Лу взглянул на Джека.

— По иронии судьбы она еще может спасти чью-то жизнь, — сказал он.

— Уж какая тут ирония! Мягко сказано, — отозвался Джек. — Это настоящие гримасы сарказма.

Доктор Спрингер с удивлением наблюдал, как детектив слегка ткнул судмедэксперта кулаком. Рассмеявшись, оба вышли из помещения.


ГЛАВА 24 | Метка смерти | ЭПИЛОГ