home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 3

— А что, если мы сделаем так: как только закончу, я вам позвоню и все расскажу? — предложила Лори. — Я понимаю, что это не вернет вам сына, но, возможно, если узнаете, что же произошло, вам станет хоть немного легче. Выводы из этой трагедии помогут избежать подобных несчастий в будущем. Если же аутопсия — что маловероятно — не даст нам ответов на поставленные вопросы, я позвоню вам после того, как мне удастся провести микроскопическое исследование, и уж тогда точно назову причину.

Лори понимала, что ее поведение в данной ситуации противоречит правилам: выдавая предварительную информацию и вторгаясь в круг обязанностей миссис Донателло из отдела по связям с общественностью, она могла навлечь на себя гнев Бингема и Келвина, которые при каждом удобном случае проявляли себя как бюрократы. Однако в этом конкретном случае с Макгиллинами Лори сочла подобное отклонение от протокола допустимым. Поговорив с ними всего пару минут, Лори узнала, что у Шона Макгиллина-старшего — врача-пенсионера — была обширная терапевтическая практика в округе Уэстчестер. Он и его жена Джудит, работавшая у него в офисе медсестрой, оказались не просто ее профессиональными коллегами, а еще и необыкновенно приятной супружеской парой — они излучали такую искренность и доброту, которая не могла оставить людей равнодушными и не сопереживать их горю.

— Я непременно буду держать вас в курсе, — пообещала Лори, надеясь, что Макгиллины все же согласятся пойти домой. Проведя долгие часы в отделении судмедэкспертизы, они оба выглядели совершенно измотанными. — Я лично позабочусь о вашем сыне. — Произнося эту фразу, она отвела глаза, сознавая, что говорит неправду. Лори невольно взглянула на толпу репортеров в вестибюле, хотя все это время упорно старалась их не замечать, и до нее донесся оживленный гул — приветствовали появление кофе и пончиков. Лори поморщилась — в том, что, пока Макгиллины переживали свое горе, весь этот спектакль не прекращался, была какая-то несправедливость. И это горе могло показаться им еще невыносимее от того, что из соседнего помещения доносились шутки и смех.

— Там, внизу, в этом холодильнике правильнее было бы оказаться мне, — печально качая головой, произнес доктор Макгиллин. — Я уже пожил. Мне почти семьдесят. Мне довелось дважды перенести шунтирование, и у меня сильно повышен уровень холестерина. И почему я жив, а Шона-младшего больше нет? Невероятно. Он всегда был здоровым и жизнерадостным мальчиком, ему даже не было тридцати.

— А у вашего сына тоже был повышенный уровень холестерина? — поинтересовалась Лори. В отчете Дженис об этом совсем не упоминалось.

— Нет, абсолютно в норме, — ответил доктор Макгиллин. — В свое время я следил, чтобы он обязательно раз в год проверялся. А потом, когда его юридическая фирма заключила договор с «Америкер», включавший ежегодную диспансеризацию, я был уверен, что все под контролем.

Мельком посмотрев на часы, Лори встретилась взглядом с Макгиллинами — они сидели на коричневой кушетке прямо и неподвижно, сжимая в руках снимки своего мертвого сына. В окно стучал дождь. Супруги напоминали ей мужчину и женщину с картины «Американская готика». В них чувствовалась стойкость и сила духа. И это подкупало. Однако была заметна и какая-то пуританская ограниченность.

Благодаря штатному расписанию и своим должностным обязанностям Лори была защищена от эмоционального воздействия смерти и постепенно разучилась общаться со скорбящими родными и поддерживать их, помогая во время процедуры опознания. Это входило в обязанности других сотрудников. Этой защищенности также способствовало и ее академическое образование: будучи патологоанатомом, она рассматривала смерть как головоломку, которую надо разгадать, чтобы помочь живым. Свою роль играл и фактор привыкания: для большинства обычных людей смерть — нечастое явление; Лори же приходилось сталкиваться с ней ежедневно.

— Весной наш сын собирался жениться, — произнесла вдруг миссис Макгиллин. Она впервые заговорила с того момента, когда Лори представилась им минут сорок назад. — Мы уже мечтали о внуках…

Лори кивнула. Упоминание о детях затронуло в ее душе нежные струны. Она уже обдумывала, что сказать в ответ, но доктор Макгиллин вдруг резко встал и, взяв жену за руку, помог ей подняться.

— Я думаю, доктору Монтгомери надо работать, — сказал он и, словно в подтверждение своих слов, кивнул, убирая снимки в карман. — А нам лучше пойти домой. Мы оставим Шона на ее попечение. — Затем, достав из внутреннего кармана пиджака маленький блокнот и ручку, он что-то написал, оторвал листок и протянул Лори. — Здесь мой личный номер телефона. Буду ждать вашего звонка. Надеюсь, это будет где-то в районе полудня.

Удивленная таким неожиданным поворотом событий и чувствуя облегчение, Лори встала, взяла листок и проверила, разборчиво ли написан номер — он начинался с регионального кода 914.

— Я вам сразу же позвоню.

Доктор Макгиллин помог жене надеть пальто, затем оделся сам и протянул Лори руку. Она ответила на рукопожатие, отметив, как холодна его рука.

— Позаботьтесь, пожалуйста, о нашем мальчике, — произнес доктор Макгиллин. — Он наш единственный ребенок. — С этими словами он повернулся, открыл дверь в вестибюль и, пропуская жену вперед, вышел вслед за ней в самую гущу репортеров.

В предвкушении хоть каких-то новостей толпа как по команде выжидательно замолкла при появлении Макгиллинов. Все взоры устремились на них. Пожилая пара была уже на середине пути через вестибюль в сторону главной двери, когда в этой тишине кто-то крикнул:

— Вы не родственники Кромвел?

Не замедляя шага, доктор Макгиллин лишь покачал головой.

— А вы имеете какое-то отношение к делу о перестрелке с полицией? — раздался другой крик.

Доктор Макгиллин вновь покачал головой. После этого репортеры переключили свое внимание на Лори. Очевидно, признав в ней судмедэксперта, некоторые из них умудрились ввалиться в комнату опознания и набросились на нее с вопросами.

Поначалу Лори старалась игнорировать всю эту сутолоку и, поднявшись на цыпочки, следила, как Макгиллины добирались до выхода из здания. И только потом она обвела взглядом сгрудившихся вокруг нее людей.

— Извините, — сказала она, отодвигая от себя микрофоны, — я не в курсе этих дел. Вам придется подождать руководство. — По счастью, в этот момент в вестибюле появился один из охранников службы безопасности ОГСМЭ, и ему удалось выпроводить репортеров.

Как только за ними закрылась дверь, в помещении воцарилась относительная тишина. Какое-то мгновение Лори продолжала стоять опустив руки: в одной она держала карточку на Шона Макгиллина-младшего, в другой — записку с телефоном его отца. Учитывая ее собственное психологическое состояние, общение с пожилой парой далось ей нелегко. Однако было в нем и кое-что позитивное. Довольно хорошо зная себя, она верила, что подобная эмоциональная встряска поможет ей на некоторое время забыть о личных проблемах. Занятая голова надежно уберегала ее от возвращения к тому, что она определила для себя как «неприемлемый статус-кво».

Приободрившись, Лори направилась в отдел опознания, на ходу убирая в карман телефон доктора Макгиллина.

— А где все? — поинтересовалась она у Ривы, все еще занятой составлением рабочего графика.

— Да пока здесь только вы с Джеком, не считая Бингема, Вашингтона и Фонтуорта.

— Я имела в виду, где детектив Солдано и Винни?

— Джек увел их с собой — детектив попросил Джека заняться делом Кромвел.

— Странно, — удивилась Лори. Джек обычно старался избегать дел, привлекавших внимание прессы, а дело Кромвел было именно из этой категории.

— Кажется, он им искренне заинтересовался, — продолжала Рива, словно читая мысли Лори. — А еще он вдруг неожиданно попросил и «двойное самоубийство». И я подозреваю, у него есть на это какие-то свои, неведомые мне причины.

— А не знаешь, здесь есть кто-нибудь еще из технического состава? Я уже приступила к делу Макгиллина.

— Несколько минут назад я видела Марвина — он налил себе кофе и пошел вниз.

— Отлично, — сказала Лори. С Марвином ей работалось превосходно. Обычно он бывал по вечерам, но недавно его перевели в дневную смену. — Если что, я внизу.

— Боюсь, тебя сегодня ждет еще как минимум одно вскрытие. Понимаю, многовато. Тем более ты говорила, что не выспалась. Но у нас запарка.

— Ничего, все в порядке, — отозвалась Лори, подходя за новой карточкой. — Работа хорошо отвлекает от собственных проблем.

— Проблем? А что у тебя случилось?

— Ничего нового — у нас с Джеком все та же старая песня, — отмахнувшись, ответила Лори. — Сегодня я опять пыталась с ним поговорить. Знаю, что я — как испорченная пластинка, но все же поставила вопрос ребром. И я переезжаю к себе. Ему все-таки придется что-то решить.

— Молодец, — ответила Рива. — Может, это придаст сил и мне.

Работая в одном офисе, Лори и Рива сумели подружиться. Друг Ривы своей несговорчивостью в этом же вопросе — хоть и подругам причинам — был похож на Джека. Так что им с Лори было что обсудить.

Секунду поколебавшись, пить или не пить кофе, и решив воздержаться, так как это может вызвать у нее лишнюю нервозность, Лори отправилась на поиски Марвина. Несмотря на то, что ей предстояло спуститься лишь на этаж, Лори направилась к лифту. От недосыпа она чувствовала себя разбитой. Однако вместо обычного для себя в такие моменты раздражения Лори испытывала удовлетворение. Пусть она не ощущала себя счастливой из-за своего отношения к Джеку и предстоящего одиночества, но ей казалось, она поступила правильно, и поэтому она была горда собой.

Проходя мимо офиса криминалистов, Лори заглянула внутрь — узнать, ушла ли Дженис. Ответив утвердительно, Барт Арнолд — старший криминалист — поинтересовался, не может ли он чем-то помочь. Сказав, что поговорит с ним в другой раз, Лори пошла дальше. Она всего лишь хотела рассказать Дженис о своей беседе с Макгиллинами. Ей подумалось, что Дженис это было бы небезынтересно. Сам факт, что это дело чем-то проняло обычно непрошибаемую в эмоциональном отношении Дженис, показался Лори любопытным.

Она нашла Марвина в офисном помещении морга за «бумажной работой», которая в ОГСМЭ никогда не переводилась. Он уже успел переодеться в зеленую робу и был готов приступить к работе в «яме» — так сотрудники называли главный секционный зал. Когда Лори появилась в дверях, он поднял глаза. Марвин был афроамериканцем спортивного телосложения с такой безупречной кожей, какую Лори еще не видела. Когда она с ним познакомилась, то даже позавидовала такому совершенству.

К себе в этом плане Лори относилась весьма критично. Светлая кожа наградила ее веснушками на носу и прочими недостатками, известными только ей самой. Унаследовав каштановые с золотистым оттенком волосы от своего отца, Лори получила словно прозрачную кожу и зеленые, с голубыми белками глаза от матери.

— Ну что — рок-н-ролл? — игриво спросила Лори. По опыту она знала, что в этот момент ей лучше пересилить свою усталость.

— Давай, сестренка! — поддержал Марвин.

— Я хочу начать с Макгиллина, — сказала она, протягивая карточки.

— Как скажешь, — ответил Марвин, проверяя в журнале номер секции с телом.

Лори направилась вначале в раздевалку к своему шкафчику, чтобы облачиться в робу, а затем — на склад, чтобы надеть «лунный скафандр» — таким определением сотрудники наградили защитную экипировку, необходимую для проведения вскрытий. Эти «скафандры» делались из абсолютно непроницаемого материала и были снабжены капюшонами и полностью закрывающими лицо масками. Воздух поступал через фильтр тонкой очистки благодаря вмонтированному в него вентилятору, работавшему от батареи, требующей ежедневной подзарядки. Любовью «скафандры» не пользовались, поскольку очень осложняли процесс работы, однако все мирились с этим вынужденным нарядом ради собственного же спокойствия. Все, кроме Джека. Лори знала, что он во время своих дежурств по выходным частенько пренебрегал «скафандром», когда, на его взгляд, риск заражения был минимален. В этих случаях он пользовался традиционными защитными очками и хирургической маской. Технический персонал хранил этот секрет, но если бы Келвин о нем прознал, всем бы не поздоровилось.

Облачившись в «скафандр», Лори отправилась по центральному коридору и спустилась к тамбуру, где вымыла руки и надела перчатки, а затем, уже полностью готовая, вошла в секционный зал.

Даже проработав в ОГСМЭ тринадцать лет, Лори продолжала испытывать трепет, всякий раз оказываясь в этом, как она считала, центре событий. И дело, естественно, было не в визуальном восприятии, потому что облицованное кафелем помещение с бледно-голубоватым флуоресцентным освещением и без единого окна выглядело весьма безрадостно. Восемь столов из нержавейки отличались лишь разным количеством вмятин и пятен от бесчисленных вскрытий. Над каждым висела старинная подпружиненная чаша весов. Вдоль стен с трубами коммуникаций располагались устаревшие короба рентгеновского оборудования, старомодные стеклянные шкафчики с разложенными в них наборами устрашающего вида инструментов и выщербленные раковины из мыльного камня. С полвека назад подобное оснащение считалось бы предметом гордости ОГСМЭ, но теперь из-за недостатка финансирования средств не хватало ни на модернизацию оборудования, ни на его ремонт. Однако вовсе не плачевное состояние всего этого хозяйства волновало Лори — она словно даже и не замечала «декораций». Испытываемое ею здесь чувство порождалось предвкушением увидеть или узнать для себя что-то новое.

Три из восьми столов были заняты. На одном лежало тело Шона Макгиллина — так предположила Лори, поскольку вокруг него сновал занятый последними приготовлениями Марвин. За двумя другими — ближайшими к Лори — работа была в полном разгаре. Прямо перед собой она увидела тело крупного темнокожего мужчины. Над ним склонились четверо, облаченные в такие же, как у Лори, «скафандры». И хотя из-за бликов от пластиковых масок разглядеть их лица было трудно, Лори узнала Келвина Вашингтона. Благодаря двухметровому росту и весу сто с лишним килограммов его трудно было с кем-то спутать. Рядом, как решила Лори по контрасту, находился невысокий и коренастый Харолд Бингем. Двое остальных — Джордж Фонтуорт и санитар Сэл Дамброзио, но поскольку они были примерно одного роста, она не смогла понять, кто есть кто.

Лори шагнула к столу. От слива шли громкие чавкающие звуки: вода непрерывно бежала по столу под телом, смывая все.

— Фонтуорт, где тебя учили обращаться со скальпелем? — рыкнул Бингем.

Теперь стало ясно, кто из двоих — Джордж. Он находился справа от тела, его руки пытались найти канал, по которому прошла пуля. Лори невольно ощутила по отношению к Джорджу внезапное сочувствие. Всякий раз, появляясь в секционной, Бингем брал на себя профессорскую роль, но в конце концов неизменно терял терпение и становился раздражительным.

И хотя Лори знала, что ей есть чему у него поучиться, ее никогда не прельщала перспектива работы с ним. Это было бы для нее слишком большим напряжением.

Чувствуя, что атмосфера вокруг первого стола слишком накалена, чтобы задавать лишние вопросы, Лори прошла ко второму столу. Она без труда узнала Джека, Луи Винни. Здесь была совершенно другая атмосфера — приглушенный смех, стихающий по мере ее приближения. Лори не удивилась: Джек был хорошо известен своим черным юмором. На столе лежало тело — худая, словно изможденная женщина средних лет с жидкими осветленно-блондинистыми волосами. Лори предположила, что это тело Сары Кромвел. Подтверждением являлась рукоятка кухонного ножа, торчавшая под острым, по направлению к голове, углом из верхней передней части ее правого бедра. Увидев торчавший нож, Лори не удивилась: в таких случаях судмедэксперты предпочитали не трогать подобные предметы.

— Надеюсь, вы относитесь к усопшей с должным уважением, — иронично заметила Лори.

— И не скучаем, — отозвался Лу.

— Не пойму, почему это мне смешно от одних и тех же шуток, — притворно посетовал Винни.

— А скажите-ка, доктор Монтгомери, — с деланной серьезностью начал Джек, — хочу узнать ваше профессиональное мнение: на ваш взгляд, это проникающее ранение могло стать причиной смерти?

Немного наклонившись, чтобы лучше видеть входное отверстие, Лори внимательно осмотрела нож — маленький, кухонный, предназначенный для чистки овощей или еще чего-нибудь в этом роде. Лезвие около десяти сантиметров вошло по самую рукоять, не задев бедренную кость.

— На мой взгляд, рана не была смертельной, — ответила Лори. — Ее расположение говорит о том, что бедренные сосуды могли остаться в стороне, кровотечение было минимальным.

— А еще, доктор Монтгомери, о чем, на ваш взгляд, говорит угол проникновения орудия преступления?

— Я бы сказала, что преступник выбрал весьма нетрадиционный способ ранить свою жертву.

— Ну вот, джентльмены, — самодовольно заключил Джек, — мы и услышали подтверждение моим предположениям от многоуважаемой доктора Монтгомери.

— Но там же все было залито кровью, — недоуменно протянул Лу. — И если нет других ран?..

— А-ха! — воскликнул Джек с поднятым вверх указательным пальцем, утрируя французский акцент. — Думаю, мы сможем это узнать всего через несколько минут. Месье Амендола, le couteau, s'il vous plait[2]!

Хотя на маске Винни были отблески флуоресцентных ламп, Лори заметила, как тот, передавая скальпель Джеку, закатил глаза. У них с Джеком сложились своеобразные отношения. Несмотря на взаимное уважение, оба притворно демонстрировали обратное.

Лори двинулась дальше, предоставив им заниматься своим делом. Ее несколько расстроило небрежно-шутливое поведение Джека, и ей невольно показалось, что утренний разговор его совсем не тронул.

Приближаясь к следующему столу, Лори старалась освободиться от мысли об их проблемах. На расположенной под небольшим углом поверхности стола лежало тело мускулистого мужчины лет двадцати пяти; его голову подпирал деревянный брусок. По привычке она сразу же начала осмотр. Еще совсем недавно этот человек был совершенно здоров. На видимых участках кожи — теперь мертвенно-бледной — не отмечалось никаких очагов поражения.

Казалось, мужчина спит. Единственными свидетельствами того, что это было не так, являлись ушитая рана на правой голени с оставленным дренажем, венозный катетер с открытой пробкой в локтевой ямке левой руки и торчащая изо рта интубационная трубка, оставленная после попытки реанимации.

Лори проверила номер и имя. Убедившись, что перед ней действительно Шон Макгиллин, она продолжила осмотр, внимательно изучая следы введения внутривенных препаратов. Все выглядело абсолютно нормально — без припухлостей и кровоподтеков. Она стала рассматривать ушитую рану на ноге — область хирургического вмешательства по поводу перелома большой берцовой и малой берцовой костей. Как и в первом случае, Лори не обнаружила там ни опухоли, ни нарушения окраски кожи, что говорило об отсутствии инфекции. Дренаж со следами минимального выделения серозной жидкости свободно удерживался единственной петелькой из черной шелковой нити. Нога не имела никаких наружных признаков венозного тромбоза или свертывания крови и ничем не отличалась от другой.

— Внешне ничего примечательного, — сказал Марвин, возвратившись с одноразовыми шприцами и склянками, часть из которых была с консервантами. Она разложила их на краю стола, чтобы в любой момент иметь все под рукой.

— Трудно не согласиться, — заметила Лори. Общение между техническим персоналом и врачами происходило на равных, хотя во многом это зависело от конкретных личностей. Лори приветствовала любые советы и замечания, особенно от Марвина. Она считала, что у санитаров богатый опыт.

Марвин направился к стеклянным шкафчикам за необходимыми инструментами. Несмотря на шум вентилятора, до Лори доносилось его насвистывание. Он всегда пребывал в хорошем настроении и нравился Лори еще и этим.

Не обнаружив следов внутривенного введения наркотиков, Лори при помощи расширителя осмотрела нос Шона, однако не нашла там ни малейшего намека на употребление кокаина. Несмотря на заверения его родителей, при загадочной причине смерти нельзя было исключать вероятность злоупотребления наркотиками. Приоткрывая веки, Лори перешла к осмотру глаз. Кровоизлияний не было. Открыв ему рот, она убедилась в том, что интубационная трубка находилась именно в трахее, а не в пищеводе, — Лори доводилось видеть и такое головотяпство с легко предсказуемыми трагическими последствиями.

Завершив приготовления, Марвин вернулся к столу и встал с противоположной от Лори стороны — начиналось исследование внутренних органов.

— Ну что ж, приступим! — сказала Лори, протягивая руку за скальпелем, который держал Марвин.

Лори провела уже много вскрытий и тем не менее каждый раз испытывала легкое волнение, приступая к очередной процедуре: она словно открывала некую священную книгу, готовую подарить ей разгадку тайны. Надавив указательным пальцем на скальпель, Лори профессиональным движением сделала Y-образный разрез от плеч к грудине и далее — к лобковой кости. Затем с помощью Марвина, пользуясь костным секатором, быстро извлекла грудную кость, предварительно раздвинув кожу и мышцы.

— Похоже, сломано ребро, — отметил Марвин, показывая на дефект кости на правой стороне грудной клетки.

— Кровоизлияния не видно — значит, это произошло после смерти; возможно, в результате попытки реанимации — некоторые медики чересчур усердствуют, применяя наружный массаж сердца.

— Ну и ну! — сокрушенно воскликнул Марвин.

Предполагая увидеть сгустки крови или эмболию, Лори стремилась побыстрее добраться до сердца, исследовать большую вену и легочные артерии, где обычно обнаруживались смертоносные тромбы. Но она старалась не поддаваться такому соблазну, зная, что лучше всего придерживаться традиционной последовательности, дабы ничего не упустить. Она внимательно осмотрела все внутренние органы in situ[3]. Затем Лори взялась за шприцы, приготовленные Марвином для взятия проб биологических жидкостей, чтобы провести токсикологический анализ: нельзя было исключать вероятность летального исхода в результате реакции на лекарственный препарат, токсин и даже анестетик, поскольку с того времени, как покойному делали анестезию, прошло меньше двадцати четырех часов.

Работая молча, и Лори, и Марвин внимательно следили за тем, чтобы каждая взятая проба помещалась в специально отведенный для нее сосуд. Как только с этим было покончено, Лори приступила к извлечению внутренних органов, скрупулезно придерживаясь общепринятой последовательности, и уже через некоторое время она добралась до сердца.

— А вот и денежки! — ухмыльнулся Марвин.

Лори улыбнулась в ответ. Она действительно рассчитывала обнаружить патологию именно там. Сделав несколько ловких профессиональных движений, она извлекла сердце и стала внимательно всматриваться в отрезанный конец полой вены. Однако сгустка крови там не было. Лори несколько разочаровало это обстоятельство, так как, вынимая легкие, она уже успела отметить, что в легочных артериях все чисто.

Взвесив сердце, Лори при помощи длинного ножа приступила к его внутреннему исследованию. Она и там не обнаружила никаких отклонений: сгустки крови отсутствовали, и даже коронарные артерии были полностью в норме.

Лори и Марвин переглянулись.

— Проклятие! — прошептал Марвин.

— Совсем непонятно, — произнесла Лори, глубоко вдохнув. — Ну что ж, займись пищеварительным трактом, а я — микросрезами, а потом проверим мозг.

— Принято, — отозвался Марвин. Взяв желудок и кишечник, он понес их к раковине промывать.

Для микроскопических исследований Лори понадобились многочисленные образцы ткани, в частности сердца и легких.

Марвин вернул промытые органы Лори, и та принялась внимательно их осматривать, продолжая брать пробы. Когда Лори заканчивала с желудком и кишечником, Марвин уже подготовил для обследования череп. Взяв жужжащую фрезу, он начал делать пропил чуть выше ушей.

Пока Марвин занимался черепом, Лори ножницами вскрыла рану на голени. В области разреза все выглядело прекрасно. Затем она вскрыла длинные вены ног и исследовала их от голеностопного сустава до самого живота — никаких сгустков крови.

— На мой взгляд, мозг выглядит нормально, — произнес Марвин.

Лори кивнула. Цвет был в норме, и — ни опухолей, ни кровоизлияний. Пощупав его пальцем, Лори тоже не почувствовала никаких отклонений.

Несколько минут спустя Лори извлекла мозг и опустила в сосуд, который держал Марвин. Она осмотрела отрезанные концы сонных артерий, которые, как и все остальное, тоже были в норме. Она взвесила мозг, и его вес тоже оказался в пределах нормы.

— Что-то у нас совсем ничего не получается, — сказала Лори.

— Извини, — ответил Марвин.

Лори улыбнулась. Вдобавок ко всем своим положительным качествам Марвин еще умел и сопереживать.

— Не стоит извиняться, это ведь не твоя вина.

— Все-таки хорошо бы как-то разобраться. Ну и что теперь? Он словно и не должен был умирать.

— Понятия не имею. Остается надеяться, что микроскопическое исследование хоть как-то прольет свет, но большого оптимизма у меня на этот счет нет. И на вид, и на ощупь — все в норме. Может, ты начнешь понемногу сворачиваться, пока я буду делать секцию мозга. Похоже, ничего другого нам не остается.

— Хорошо, — с готовностью согласился Марвин.

Как Лори и предполагала, внутри мозг оказался таким, каким представлялся при наружном осмотре. Она взяла соответствующие пробы и стала помогать Марвину зашивать тело. Работая вместе, они потратили на это всего несколько минут.

— Я бы хотела как можно быстрее заняться следующим трупом, — сказала Лори. — Надеюсь, ты согласен. — Она боялась, что, как только присядет, усталость возьмет свое.

— Конечно, — выпрямляясь, ответил Марвин.

Лори осмотрелась. Все это время она была настолько поглощена работой, что ничего вокруг не замечала. А занятыми оказались уже все восемь столов, и возле каждого было минимум по двое, а то и больше человек. Лори бросила взгляд в сторону Джека. Он стоял, склонившись над головой очередного женского тела. Судя по тому, что Лу рядом с ним не было, первое вскрытие они уже закончили. Позади Джека она увидела Келвина, продолжавшего вместе с Фонтуортом исследование того же трупа. Бингем, вероятно, удалился на обещанную пресс-конференцию.

— Сколько времени уйдет на подготовку? — поинтересовалась Лори у Марвина, уносившего сосуды с пробами.

— Немного.

Несколько нерешительно Лори направилась в сторону Джека. Ей вовсе не хотелось получить от него очередную порцию неуместных шуток, но любопытство, разбуженное его лукавыми вопросами, влекло ее как приманка: ей хотелось узнать, что ему удалось обнаружить. Лори подошла к столу. Джек сосредоточенно изучал повреждение на лбу женщины чуть выше линии волос. Она подождала, пока он как-то отметит ее присутствие. Винни, почти сразу подняв глаза, приветствовал ее скупым жестом.

— Что тебе удалось выяснить в первом случае? — наконец спросила Лори.

Прошло еще несколько минут, но от Джека не последовало никакого ответа. Она вновь взглянула на Винни. Тот развел руками и пожал плечами, словно не понимая, что происходит. Немного поколебавшись, Лори в нерешительности отошла. И хотя она, конечно, могла предположить, что поглощенный работой Джек ничего вокруг себя не замечал, оставаться там было бы глупо.

За столом Фонтуорта дела обстояли не лучше. Даже в отсутствие Бингема Фонтуорту доставалось от Келвина по полной программе, а процедура была далека от завершения. Бросив беглый взгляд на оставшиеся пять столов, Лори отказалась от мысли пообщаться с кем-нибудь еще и вернулась, чтобы помочь Марвину.

— Можно позвать кого-нибудь из санитаров, — сказал Марвин, подкатив к столу каталку.

— Я не против, — ответила Лори. Не так давно, делая перерывы между вскрытиями, медэксперты могли подняться либо в комнату опознания, либо в буфет, чтобы выпить кофе и перекинуться парой слов. Но теперь, в связи с возросшими требованиями к их защитной экипировке, это стало почти невозможным.

Труп Шона Макгиллина был помещен в холодильное помещение, и Марвин подвел Лори к секции с телом Дэвида Элроя, худосочного афроамериканца средних лет. Лори вспомнила, что здесь предположительно речь шла о передозировке. Ее наметанный глаз тут же заметил на его руках и ногах шрамы и следы от уколов. Несмотря на то, что Лори достаточно насмотрелась на трупы с передозировкой, они по-прежнему вызывали у нее тяжелые эмоции. Она вдруг мысленно перенеслась в тот ясный, холодный и ветреный октябрьский день 1975 года, когда она спешила домой из школы для девочек в Лэнгли. Она жила с родителями в большой квартире довоенной постройки на Парк-авеню. Была пятница накануне длинных выходных в честь празднования Дня Колумба, и она пребывала в приподнятом настроении — накануне вечером приехал ее единственный брат Шелли, студент-первокурсник Йельского университета.

В прихожей своей квартиры она ощутила тревожную тишину. Не было слышно даже привычных звуков, обычно доносившихся через вентиляционное окошко двери прачечной комнаты. Войдя в гостиную, она положила свои учебники на столик и позвала Шелли. Затем прошла на кухню и, не увидев там Холли, на какую-то секунду успокоилась, вспомнив, что у горничной выходной. Она вновь позвала Шелли и заглянула в кабинет, находившийся за гостиной. Телевизор без звука работал, отчего ее вновь охватило внутреннее беспокойство. С минуту она смотрела какое-то глупое дневное шоу, недоумевая, кому мог понадобиться включенный без звука телевизор. Она продолжала обходить квартиру и звать Шелли, оставаясь в полной уверенности, что кто-то должен быть дома. Проходя мимо гостиной, Лори ускорила шаг, словно почувствовав что-то недоброе.

Дверь в комнату Шелли была закрыта. Она постучала, но ответа не последовало. Еще раз постучав, она легонько толкнула ее. Дверь оказалась незаперта. Распахнув ее, она увидела брата на ковре в одних трусах. Ее ужаснула медленно вытекавшая изо рта кровавая пена. И кожа — бледная, как фарфор в горке. На его руке болтался жгут, а возле полуразжатой ладони валялся шприц. На письменном столе лежал прозрачный конвертик, где — как догадалась Лори — был наркотик, которым он хвастался накануне вечером. Она упала на колени в надежде как-то помочь…

Лори с трудом перенеслась в настоящее. Ей не хотелось думать о своих безуспешных попытках вернуть брата к жизни. И не хотелось вспоминать холод его безжизненных губ, когда она припала к ним своими.

— Ты не поможешь мне переложить его на каталку? — попросил Марвин. — Это не очень тяжело.

— Конечно, — с готовностью ответила Лори, откладывая карточку Дэвида.

Спустя несколько минут они вернулись в секционный зал. Там Марвин, подкатив каталку к столу, попросил одного из санитаров помочь ему перенести тело. Сухие следы кровавой пены возле рта Дэвида вновь вернули Лори к ее жутким воспоминаниям. Однако дело было даже не в ее безуспешных попытках реанимировать брата, а в родительских упреках, которые ей пришлось потом выслушать.


— Тебе было известно, что твой брат употребляет наркотики? — спросил отец, глядя в упор на Лори. Его побагровевшее от гнева лицо было всего в нескольких сантиметрах от ее лица. Схватив дочь за плечи, он буквально впился в них пальцами. — Отвечай!

— Да, — сквозь слезы выпалила Лори. — Да, да!

— И ты тоже принимаешь наркотики?

— Нет!

— Тогда как же ты узнала про него?

— Случайно: я наткнулась на шприц, который он взял из твоего кабинета и носил в своем бритвенном футляре.

Во время последовавшей за этим секундной паузы глаза отца сузились, а поджатые от негодования губы вытянулись в одну прямую линию.

— Так почему же ты нам ничего не сказала? — прорычал он. — Если бы рассказала, он был бы сейчас жив.

— Я не могла, — всхлипнула Лори.

— Почему? — заорал он. — Отвечай — почему!

— Потому что… — Запнувшись, Лори продолжала рыдать. — Потому что он просил никому не говорить. Он заставил меня дать ему слово. И сказал, что никогда не будет со мной разговаривать, если я проболтаюсь.

— Так вот это слово и погубило его, — прошипел отец. — Это слово вместе с наркотиками.


ГЛАВА 2 | Метка смерти | * * *