home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Некоторое время назад.

— Ник, твое решение мне абсолютно непонятно.

— Простите, сэр Макс. Я не могу вам ничего добавить к сказанному. Но решения не изменю.

— Николь! Ты единственная женщина, ставшая раллийным чемпионом. Ты самая успешная леди за всю историю автоспорта! И заметь, это не мои слова, так тебя короновала пресса. Это просто…

— Сэр Макс, прошу вас, не нужно…

— Нет уж, позволь, я закончу! Ники, девочка моя, — голос Мак-Коски смягчается, — нельзя так. У тебя же талант. Таких штурманов, как ты, история ралли знает единицы. Ты же профессионал! И потом — тебе это нравится, это твое, я же вижу! И с Кайлом у вас отношения прекрасные. В чем дело?

— Неважно. Я приняла решение и не изменю его. Мне, правда, очень жаль, сэр Макс. Но я ухожу из «Мак-Коски».

В этот момент она ему поразительно напоминает Этьена. Тот тоже иногда бывал невозможно упрямым.


— А где, Ник, кстати? — Кайл наконец-то расправился с едой, сидит, довольный как кот, слизавший хозяйскую сметану.

— В Буэнос-Айресе.

— Дядя Эт соскучился по своей племяннице?

— Не без этого, — задумчиво отвечает сэр Макс.

— Ну, еще пару недель ему дам. А потом мне Ник нужна будет. Есть планы относительно…

— Кайл! Послушай!

— Весь внимание, — Падрон сыт, а посему — доволен и благодушен.

Мак-Коски вздыхает. Как сказать, какими словами? Да как ни крути, все равно — смысл один.

— Ник не будет выступать с нами в следующем сезоне, Кайл.

— Как это?! — непонимающе и, как следствие, неверяще.

— Вот так. Я заключил контракт с Мишо.

— К черту Мишо! Что с Ник?!

— Она ушла из команды.

— Что значит — ушла?! — Кайл был бы не Кайл, если бы усидел на месте. Вскочил, с грохотом роняя стул. У Макса стойкое ощущение «дежа вю», но он старается демонстрировать невозмутимость и отвечает сухо и сдержанно:

— У нее закончился контракт, и она не захотела подписывать новый.

Кайл шумно выдыхает, глаза суживаются.

— Таааак… Аль Кассими, верно? Пора объяснить этому арабскому сукиному сыну, что ТАК дела не делают!

— Халид здесь не при чем.

— Не при чем? Она ушла не в «Фиесту»?

— Нет.

— А куда?!

— Я тебе уже сказал — она у Лавиня, в Буэнос-Айресе.

— Да я не о том, где она сейчас! В какую команду она ушла?!

Кайл уже орет. Мак-Коски изо всех сил старается сохранять показное спокойствие.

— Ни в какую. Она вернулась в «Дакар».

Кайл молчит. В полной тишине меряет шагами кабинет Мак-Коски. А потом, неестественно спокойно и негромко:

— Ник ушла из нашей команды, чтобы работать в «Дакаре»?

— Да.

— И ты позволил ей это сделать? ЕЙ? Ты позволил лучшему штурману в истории ралли бросить то, ради чего он создан!? Что, черт побери, происходит, объясни мне!!!

— Это ее решение.

— Макс! Ты директор и владелец самой успешной раллийной команды! Черт, кому я это говорю?! Ты же опытный, тертый, хитрый и коварный! Неужели ты не смог убедить ее?

Макс хмурится. Слишком много правдивого в словах Кайла. Пожимает плечами.

— Не смог.

Кайл потрясенно качает головой.

— Я разочарован. ОЧЕНЬ разочарован в тебе, Макс.

— Ну, знаешь! Не зарывайся!

— КАК ты мог?! — из Кайла только что искры не летят. Опять начинает метаться по кабинету, затем оборачивается к Максу: — Как ты мог ЕЕ отпустить?! Надо было увеличивать контракт вдвое!

— Я предлагал.

— Не согласилась?

— Нет, — Мак-Коски устало морщится. — И втрое предлагал. — Решившись, резко заканчивает: — Я ей предложил втрое больше чем… твой контракт на будущий год.

У Кайла даже рот приоткрывается от изумления.

— Не может быть…

Сэр Макс уже сожалеет о сказанном. Кайл всегда очень ревностно относился к тому, чтобы быть самым высокооплачиваемым членом команды «Мак-Коски». Дело было даже не в деньгах, а в его самоуверенности и амбициозности. Теперь, когда Николь ушла, Максу еще не хватало только испортить отношения с первым пилотом, уязвив его гордость.

Кайл отвечает. Неожиданно.

— Надо были предлагать в четыре раза больше чем у меня! Diablo, Макс! Мы не можем ее потерять!

Теперь уже очередь Макса удивляться. Он недооценил Кайла. Но ситуацию это уже не изменит. Мак-Коски вздыхает.

— Не в деньгах дело, Кайл! Хоть в десять раз больше предлагай.

— А в чем?! — Кайл подходит близко к Максу. Смотрит пристально в глаза. — Объясни мне, в чем дело?!

— Не знаю! — сэр Макс сам растерян и расстроен, Кайл это видит. — НЕ знаю, Кайл! Она уперлась. Практически без объяснений. Я же не могу ее заставить!

Кайл вдруг неожиданно успокаивается. Кивает задумчиво. Макс знает, что означает такой Падрон. Кайл будет драться и сражаться. До последнего. Тоже тот еще упрямец.

— А что Лавинь?

— А при чем тут Лавинь? — непонимающе переспрашивает сэр Макс.

— Он ее дядя! Он самый близкий для нее человек. Если кто и знает, что с Ник, так только он!

— Ну, в принципе, ты прав…

— Конечно, прав! Поговори с Лавинем! Он твой друг. Макс, ты же понимаешь… Это ради блага Николь! Он это должен понимать. Уверен, там какая-то ерунда! Ее место здесь, в команде!

— Я попробую. Но Ник чертовски упряма.

— Я тоже, — парирует Кайл. — Учти, я не желаю ездить ни с кем, кроме Ник!

— Менее года назад ты в этом кабинете заявлял нечто совершенно противоположное!

— Да сколько же можно меня этим попрекать!


Барроу-ин-Фарнесс. | Игра стоит свеч | Буэнос-Айрес.