home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



20 мая 1941 года Восточнее Люблина

Стук колeс вагона стал реже. Павел перевалился на другое плечо, поменял положение рук. Вслед за ним зашевелился второй номер Панкратов. Двинулись и дальше по вагону. Капитан, посветив фонариком, дал команду приготовиться. Павел подтянул вещмешок, пробежал пальцами по корпусу винтовки, ствол был у напарника, проверил футляры с биноклем и прицелом. Всe было под рукой. Приставленный в качестве третьего номера боец придвинул ближе цинк с патронами.

Кажется, томительное ожидание подходило к концу. Поезд двигался всe медленнее. По знаку капитана поднялись бойцы группы десантирования, открыли окна, скользнули на крышу вагона. Движение поезда всe больше замедлялось, встал капитан, стали подниматься остальные бойцы взвода, разбирать оружие и снаряжение. Павел надел лямки вещмешка, пристроил поудобнее бинокль и прицел, перехватил винтовку и подошел к левой двери. В затылок ему пристроился Панкратов, за ним третий номер. Рядом выстраивались другие группы.

Наконец, вагон остановился. Значит, всe идет по плану. Распахнулись двери, дохнуло прохладой весенней ночи, стало ясным насколько спeртым стал воздух в вагоне за время движения. Всe это промелькнуло в голове в то время, когда тело уже перекидывало себя через открытый проeм двери, сказывались тренировки, отрабатывавшие эту часть задания до полного автоматизма. Подошвы сапог ударились об насыпь, Павел отбежал влево, освобождая место второму номеру, притянув винтовку к груди, заскользил вниз под насыпь. Оказавшись внизу, заспешил к недалeкому лесу, краем глаза фиксируя движение других бойцов отряда. В затылок ему дышали второй и третий номера расчeта. Десять минут торопливого шага вслепую, а часто и просто на ощупь, несмотря на начинающее светлеть небо, закончились на небольшой поляне. Бойцы быстро нашли остальные номера своих групп, выровняли в темноте некоторое подобие строя. Павел занял своe место на левом фланге, за ним пристроились Панкратов и Долгих, вспомнилась фамилия, прикреплeнного к ним бойца.

Вдоль строя, подсвечивая фонариком, прошeл капитан, проверил наличие бойцов. Убедившись, что все на месте, махнул рукой. Передавая команду по цепочке, строй развернулся и заспешил вглубь леса на запад. Павел быстро поймал темп, задышал в соответствии с намертво вбитыми в голову инструкциями, прислушался к дыханию других бойцов группы. Всe шло как на тренировке. Мягко скользил за ним второй номер Панкратов, на бесшумное движение которого по лесу, да и в других местах тоже, Павел потратил не одну неделю. Поначалу таeжному охотнику Павлу каждое движение, данных ему на обучение бойцов, напоминало стадо ломящихся через подлесок медведей, приходилось ему слышать и такое, когда по молодости нарвался на медведицу с медвежатами второго года. Но со временем движение становилось всe более бесшумным, так что на выпуске вся группа умудрилась проскользнуть незамеченной в метре за спиной проверяющего. А Панкратов был не самым худшим в группе по бесшумности движения, но зато самым лучшим по определению параметров прицеливания. В паре с ним Павел всегда выдавал наилучшие результаты, даже если цель была скрыта туманом или дымом. Третий номер группы ефрейтор Долгих, приданный им на время для переноски дополнительного боекомплекта, тоже сибиряк, как и Павел, двигался настолько тихо, что даже для него было проблемой определять, где в данный момент тот находится. Капитана же, следовавшего в арьергарде колонны отряда, он вообще не слышал.

Следующая остановка, через полчаса марш-броска под сенью деревьев, привела отряд в дубовую рощу. Столетние, а может и больше, великаны теснили друг друга ветвями, создавая довольно редкую рощу, только на окраинах позволяя глупому молодняку побороться за солнечные лучи, но надeжно прикрывали от любого наблюдения с воздуха. Было уже довольно светло, даже под тенью деревьев, солнечные лучи косо прорывались через листву, освещая подстилку из прошлогодних листьев. Капитан объявил привал, бойцы присели к стволам дубов, прикрываясь от возможного наблюдения сверху. Предосторожность была не лишней, судя по шуму в воздухе, находился отряд недалеко от аэродрома.

Павел, как старший снайперской группы, обошeл бивак отряда, контролируя подчинeнных ему во время подготовки к операции бойцов. Все четыре группы были в порядке. Две группы снайперов обычного калибра, всего четыре человека в двух парах, приданные штурмовым группам взвода, находились в голове колонны. Появление Павла они восприняли как команду к действию, расчехлили прицелы винтовок, переводя их из походного положения в боевое. Находящаяся в центре вторая пара большого калибра, первой был сам Павел со своим напарником, при его появлении коротко отрапортовали о положении дел. Хотя к каждой паре большого калибра был приставлен ещe один боец для переноски дополнительного боекомплекта, они по-прежнему считались парами, а не тройками. Собирать своe громоздкое и тяжeлое оружие, чуть менее двадцати килограммов с прицелом и дополнительным оборудованием, они не спешили. Тем более, что сборка и настройка не занимала более двух минут. Да и таскать двухметровую винтовку в собранном состоянии было чрезвычайно неудобно. Для того еe и сделали разборной, чтобы сделать расчeты подвижными. В отличие от еe родной сестры бронебойки, которую делали неразъeмной. Хотя внешний вид противотанкового ружья, в просторечии бронебойки, и снайперской винтовки большого калибра различался очень сильно, внутренне устройство у них было практически одинаковым, разве что отличалось качеством изготовления, которое у снайперских винтовок было, естественно, выше, так как они были изделиями штучной работы. Ну, а бронебойки штамповали на основном конвейере, их то требовалось в тысячи раз больше. Самих противотанковых ружей в отряде не было, командование вполне резонно рассудило, что при необходимости их функции могут выполнить снайперские винтовки большого калибра, по техническому паспорту СВБК, а согласно появившейся недавно моде давать некоторым видам оружия личные имена - называлась она "Гюрза".

Удовлетворeнный осмотром, Павел вернулся к своей группе. Оба бойца его группы пытались спать, наверстывая бессонные ночи предыдущих недель подготовки. Павел с легкой завистью окинул их расслабленные позы. Сам он позволить себе такое не мог, и не потому, что было запрещено. Будь он обычным бойцом, давно уже бы кемарил вполглаза, но обязанности командира требовали быть начеку. Павел взял свою, оставленную на время у дерева, винтовку, провел внешний осмотр, оттянул затвор, зафиксировал его в крайнем положении и осмотрел казeнник. Состояние оружия было идеальным, как и все предыдущие дни. Хотя у таeжного охотника, и выжившего ветерана зимней финской войны, по-другому быть просто не могло.

Павел присел рядом с Панкратовым, прикрыл глаза, попытался сосредоточиться, повторяя основное задание его группы. Выглядело оно, честно говоря, просто невыполнимым. Вывести из строя аэродром силами одного его расчeта с группой прикрытия! Ни о чeм подобном он даже не слышал. Хотя и о таком оружии, как его винтовка, ему, до недавних пор, тоже слышать не приходилось.

Когда вместо приказа об увольнении он получил распоряжение прибыть в штаб округа, Павел ожидал всe, что угодно, вплоть до ареста и отправки на Колыму. Но то, что ему предложили, вызвало такое удивление, что принимавший его капитан даже рассмеялся.

- Сержант, а ты и вправду положил четырeх "кукушек", или всe это враки штабных крыс. - Сказал он, разминая папиросу.

Павел даже почувствовал лeгкую обиду. Не особо скрывая злости, он рассказал условия и события каждого поединка с финской "кукушкой". Капитан отрешeнно пыхтел папиросой, кивал в такт рассказу и молчал, давая Павлу возможность находить всe новые и новые доказательства его доблести. Наконец, и Павел понял, что его просто "разводят", что всe, им рассказанное, давно известно его собеседнику, и что "пыжась" перед будущим начальством, он просто выставляет себя дураком, и замолчал.

- Молодец сержант, быстро сообразил. - Капитан загасил папиросу в блюдце, выполнявшем роль пепельницы, и продолжил. - Врать я тебе не хочу. Поэтому постараюсь говорить правду, конечно, в том объeме, что мне и тебе позволено должностью. Если отбросить все условности, то нам сержант скоро придeтся воевать. И тут твой опыт борьбы со снайперами может пригодиться. Но я хочу предложить тебе борьбу в таких условиях, что тебе покажутся сказочными.

Павел с недоверием посмотрел на капитана. Что ещe можно придумать в давно отработанном деле охоты на другого снайпера. Выходи на рубеж и жди у кого раньше нервы сдадут. Кто первый попытался выстрелить, тот чаще всего и покойник.

- А что ты скажешь о возможности стрелять за километр, а то и полтора? - Сказал капитан.

- Может быть, я и попаду с такого расстояния, - ответил ему Павел, - но не с первого раза, а ждать второго выстрела будет только откровенный дурак.

- А почему с первого невозможно? - Продолжал валять дурака капитан, по крайней мере, так казалось Павлу. Впечатление полного болвана он не производил.

- Рассеивание, товарищ капитан, да и ветром может снести.

- А если пуля тяжелее будет?

- Это с чего же стрелять тогда? - Удивился Павел.

После этих слов капитан отошeл к столу, стоящему за спиной Павла. На столе, прикрытое брезентом, находилось что-то непонятное. Капитан скинул брезент. И Павел даже ахнул. На столе стояла на сошках винтовка, но таких размеров, что он и подумать не мог, что такое может существовать.

- Знакомься, сержант, это снайперская винтовка большого калибра, СВБК. Калибр пули 14,5 миллиметров. Начальная скорость 1000 метров в секунду. Прицельная дальность не менее полутора километров. При благоприятных условиях можно стрелять и с двух. В боекомплекте патроны с обычными пулями, трассирующими и бронебойно-зажигательными. Винтовка однозарядная, с полуавтоматическим затвором. Масса без прицела и боеприпасов семнадцать килограмм. Длина почти два метра. Таскать, конечно, такое неудобно, поэтому сделана разборной, ствол отделяется.

- А кто меня учить будет? - Спросил Павел заворожено смотря на это чудо.

- Учить? - Капитан рассмеялся. - Мы с тобой и будем учить. А заодно и винтовку модернизировать, если найдeм какие-либо недостатки. И времени на это у нас с тобой не более полугода.

Капитан накинул брезент на место. Подошeл к столу и закурил очередную папиросу, Павлу не предложил, значит знал, что тот не курит.

- Значит так сержант, сегодня даю тебе время на обустройство. А завтра с утра и начнeм. И не забудь выспаться сегодня, это у нас с тобой последняя спокойная ночь.

Капитан знал, что говорил. До конца марта единственным желанием всего личного состава снайперской школы было выспаться хотя бы раз в неделю. Командир сам покоя не знал и другим его не давал. Павел за три года службы, из них четыре месяца войны, чего только не видел, но так, как в первые недели, его не гоняли никогда. А затем он сам уже гонял курсантов, отрабатывая с ними передвижение, маскировку, выбор позиции. Ежедневно своим ходом за три километра добирались на стрельбище. И стреляли, стреляли и стреляли. Из разных позиций, разными боеприпасами, по разным целям. Постепенно отодвигая огневой рубеж, пока все не стали уверенно поражать цели за полтора километра. Ну а лучшие пары, и Павел с Панкратовым в том числе, попадали в центр ростовой мишени за два километра даже при боковом ветре, правда не очень сильным.

Наконец, в начале апреля в школе устроили экзамены, а затем разбросали их по частям. Павел с напарником и ещe одна пара из их школы попали на западную границу в взвод Осназа под командованием капитана Синельникова. И здесь вместо долгожданного отдыха опять были тренировки и ежедневная учeба. Теперь по взаимодействию с боевыми группами взвода, десантированию с разных видов транспорта. Учили выпрыгивать с мчащейся по просeлочной дороге полуторки, покидать движущийся вагон и даже прыгать с лошади на скаку. Пришлось им два раза совершить прыжок с парашютом, первый раз просто учебный прыжок, налегке, во второй раз уже с полным боевым оснащением и только винтовка опускалась на отдельном парашюте.

Но всe когда-нибудь заканчивается. Утром восемнадцатого мая взвод построили в казарме. Необычайно серьeзный капитан Синельников, нервно поглядывая на часы, ходил вдоль строя. Осназовцы тихо переговаривались, делились предположениями, в большинстве своeм состоящими из одного предложения - "кажется, начинается". Капитан, знающий больше своих бойцов, хранил молчание. Наконец дневальный подал команду "смирно", бойцы вытянулись, краем глаза кося на входную дверь. Ждали, оказывается, незнакомого им подполковника с орденом Красного знамени на груди. Подполковник не спеша прошeл вдоль шеренги, оглядывая каждого бойца, оглянулся на сопровождавшего его политрука, тот подал ему красную кожаную папку. Отойдя к середине строя, подполковник раскрыл папку и хорошо поставленным голосом прочeл приказ о приведении вооружeнных сил Советского Союза в боевую готовность для отражения нападения со стороны Германии. После чего закрыл папку, развернулся и ушeл.

Павел даже удивился. Зачем было устраивать весь этот балаган. Только самые большие идиоты могли предположить, что тренировки вблизи западной границы предназначены для отработки мер противодействия нападению Японии. Других явных врагов, если исключить Германию, у Советского Союза попросту не было.

Впрочем, разочарование продолжалось недолго. Проводив нежданное начальство, капитан Синельников коротко и ясно, не отвлекаясь на дипломатические тонкости, поставил задачу своему взводу на ближайшее время.

А задача была предельно проста. Выдвинуться в глубокий тыл противника для совершения диверсионных действий на его коммуникациях.

Взводу дали время на подготовку и отдых. К вечеру основные сборы закончились. Собрано и проверено, и перепроверено капитаном Синельниковым, всe, что нужно было взять с собой. Трижды придирчиво взвешен и перетряхнут весь груз, безжалостно отброшено всe, без чего можно обойтись. Только боеприпасы с каждым разом всe прибавлялись. Исключение составляли лишь бойцы вооружeнные, добытыми неведомыми для всего взвода путями, немецкими автоматами MP-40, пулемeтами MG-34, да снайперскими карабинами германского производства, боеприпасы к которым была возможность добыть в тылу противника. Но они составляли только четверть состава взвода.

Пришлось решать эту проблему и Павлу. Как ни крути, дополнительного боезапаса необходимо было взять не меньше полновесного цинка. Перегруженные выше всякой меры штатным боезапасом и оборудованием, это не учитывая веса винтовки, Павел с Панкратовым нести дополнительный боезапас просто физически не могли. Вот и проявился в их паре третий боец, приданный до того времени, пока они не израсходуют патроны и не смогут распределить между собой взятый цинк.

А затем была быстрая погрузка в вагоны проходящего в Германию, а вернее бывшую Польшу, поезда на тихом и сонном полустанке, где только ленивые вороны перелетали с одного дерева на другое, да пьяные железнодорожники, пившие наверняка на счeт всесильного НКВД, что-то обсуждали с другой стороны вагона. Скорее всего, кроме водки было им передано и некое предупреждение, ибо никому из них за время стоянки не пришло в голову посмотреть на другую сторону. И только после того как поезд тронулся, вдогонку составу было брошено: "Удачи вам, мужики!"

Долгое движение к месту высадки, так как сажали их в поезд за две сотни километров до границы, завершилось удачной выброской диверсионной группы, которая сейчас и решала в какую сторону продолжать движение.

Капитан Синельников мог гордиться тем, насколько незаметно удалось высадить его взвод. Конечно большую роль сыграли польские машинисты, сумевшие организовать незаметную по времени остановку посреди перегона, но и его бойцы, добавившие снотворное в бачок с питьевой водой немецкой охраны, могли гордиться своей работой. Бойцы группы десантирования, в обязанности которых также входило нейтрализовать охрану, если она будет, зафиксировали удивительно громкий храп, доносящийся из вагона охраны. Ну а дальше оставалось только вводить в действие заранее разработанный план.

А, согласно этому плану, задачей снайперской группы старшины Чеканова Павла и шести бойцов сопровождения, включая третьего номера ефрейтора Долгих, была нейтрализация аэродрома, самолeты которого сейчас назойливо жужжали в воздухе.

Недолгий отдых закончился короткой командой командира взвода, определившего по часам, а может получившего по рации, время начала операции. Колонна бойцов взвода быстро разделилась на три группы по назначенным целям.

Первой ушла группа, задачей которой были диверсии на железной дороге, им предстояло выдвинуться к ближайшему мосту и взорвать его, а дальше действовать по обстановке.

Вторая группа, возглавляемая самими капитаном, должна была организовать засады на шоссе. Вместе с ними уходила одна из групп обычного калибра и вторая снайперская группа большого калибра. Еe задачей было не выцеливать противника за многие сотни метров, а используя бронебойно-зажигательные патроны, вывести из строя как можно больше техники противника. Вот и пригодилось близкое родство с бронебойкой. Если за полтора километра "Гюрза" прошибала человека насквозь, отбрасывая изломанные пулей остатки на несколько метров, то на расстоянии в триста метров она спокойно пробивала броню в тридцать миллиметров. Что было вполне достаточно, чтобы вывести из строя все немецкие бронетранспортeры и большинство панцеров вермахта.

Последней должна была уходить группа самого Павла. Благо выдвигаться к цели им нужно было всего лишь несколько сотен метров. В последний момент капитан Синельников всe же решил передать вторую снайперскую группу обычного калибра в подчинение Павлу.

- Смотри старшина, не подведи меня. Почти треть взвода тебе отдаю и половину снайперов. - Напутствовал его на прощание командир взвода.

- Сделаем всe, что сможем, товарищ капитан. - Поспешил отрапортовать Павел.

Капитан, не любивший длинных речей и старавшийся обойтись наименьшим количеством слов, по крайней мере в общении с подчинeнными, пожал ему на прощание руку и вскоре растворился вместе с бойцами в редком подлеске.

Павел собрал выделенных ему бойцов под "своим" дубом. Было немного боязно. Впервые ему доверили самостоятельное руководство в бою. Конечно, за эти месяцы подготовки приходилось ему командовать и взводом и ротой, старшиной которой он был. Но это была учебная рота, в которой ошибки командира не означали гибель его подчинeнных и невыполнение боевого задания. Старательно сохраняя спокойствие и подсознательно копируя поведение капитана, Павел поставил задачу своим бойцам, выделил группы разведки и прикрытия, и дал команду на выдвижение. Несколько минут неторопливого бега привели их к будущей цели - аэродрому, на котором расположились штурмовая и бомбардировочная группы смешанной эскадры Люфтваффе.

Притаившись в довольно густом кустарнике метрах в шестистах от командного пункта аэродрома, расположенного в небольшом домике на окраине лeтного поля, окруженного со всех сторон лесом, Павел вместе с Панкратовым наблюдал расположение целей. То что он увидел, вызвало у него крайнее удивление и сомнение в правдивости рассказов о немецком порядке, услышанных им при подготовке. Расслабленность и благодушие царили на всем пространстве аэродрома. Часовые вместо исправного несения службы, которое заключалось в наблюдении за окрестностями, сойдясь вместе на границах постов, что-то эмоционально и весело обсуждали и не обращали никакого внимания на лежащий неподалeку лес. Большинство, не особенно скрываясь, курило, а некоторые даже пили из фляг, и явно не воду. Не отставали от своих подчинeнных и офицеры, отличаясь от них только качеством потребляемого спиртного. Даже неискушeнному Павлу было понятно, что в бутылке, которые передавали друг другу офицеры, стоящие вблизи командного пункта, содержался коньяк. Правда, при виде старшего офицера, проходящего мимо, они торопливо приняли стойку "смирно" и спрятали бутылку за спину. Но тот только махнул рукой на эти попытки соблюдения субординации и заспешил далее.

Впрочем надо признать, что никому из них не пришло в голову уйти со своего поста, что несомненно попытались бы сделать их русские коллеги в аналогичном состоянии. Именно поэтому из всего состава взвода капитана Синельникова коньяк во фляжках был только у двух санитаров. Все остальные, несмотря на звания и должности, наливали в них только воду.

Ещe одним оправданием их поведения было то, что немцы праздновали будущую победу. Не вызывало никакого сомнения, что кампания началась так же удачно, как в Польше или Франции. Ушедшие на русскую сторону экипажи самолeтов сообщали только об успешном продвижении, правда в последние полчаса, а может и больше, громкая трансляция почему-то отключена, хотя за время победоносного шествия по Европе она уже превратилась в неотъемлемый атрибут боевых действий эскадры. Впрочем, подобные мелочи не могли поколебать железной уверенности офицеров и солдат Германии в скорой и окончательной победе. Большинство из них уже планировало, где они проведут вполне заслуженный отпуск после взятия Москвы. Споры были только о том, когда это произойдeт. Оптимисты, а их было намного больше, утверждали, что к концу июля, ну в крайнем случае августа, всe должно закончиться торжественным маршем по Москве. Редкие пессимисты, зануды и нытики, ворчали, что раньше октября к намеченному рубежу по Волге не добраться. Их беззлобно высмеивали, напоминая аналогичные разговоры перед вторжением в Польшу и Францию, но даже пессимисты, боявшиеся англичан и французов перед прежними кампаниями и убедившиеся в превосходстве вермахта над ними после начала войны, ни в грош не ставили лапотную армия большевиков. Сомнения у них возникали только в надeжности техники, которой предстояло пройти и пролететь несколько тысяч километров до окончательной победы.

Самые преданные фюреру и рейху уже писали рапорты с просьбой предоставить им за боевые заслуги имение, желательно на юге Украины. Хотя и ходили слухи, что эти земли фюрер пообещал своему верному союзнику Антонеску, но, в конце концов, кто собирается выполнять обещания, данные этим "кукурузникам". Пессимисты могли бы напомнить, что дать всем истинным арийцам по участку земли, причeм уже с послушными и работящими рабами, фюрер обещал ещe в Польше, но что поделаешь, если Польша оказалась слишком мала, чтобы удовлетворить всех желающих. К тому же, коварные большевики нагло отхватили почти половину Польши у победившей Германии, объясняя это тем, что на этих землях живут родственные им народы. Если бы рейх хотел объяснить свои завоевания подобным образом, доктор Геббельс сумел бы доказать самое ближайшее родство немцев со всей Европой и половиной Азии, зря что ли немецкие археологи так старательно исследовали весь доступный им мир. Он бы не постеснялся занести в предки и всех беззаботно бегающих по пальмам обезьян, если бы это помогло покорить Африку. И даже в Антарктиде обязательно бы нашлась пара мест, где в незапамятные места высаживались викинги, являющиеся самыми прямыми родственниками германцев, хоть их упрямых потомков и приходится вразумлять силой оружия. Ну что же, пришло время вразумить и обнаглевших жидо-большевистских комиссаров, пусть почувствуют безжалостную силу рейха, а поняв, что их ожидает окончательный и полный разгром, пусть бегут в далeкие северные дали, где только белые медведи смогут выслушивать их пропаганду.

Хорошо, что Павел не слышал разговоры немецких солдат и офицеров на аэродроме. Они бы его непременно разозлили, а снайпер позволивший себе разозлиться почти покойник. "Эмоции хороши в рукопашной". - Как любил говорить инструктор Павла в школе снайперов в далeком уже тридцать девятом году. - "Но для снайпера они означают верную смерть, снайпер, который хочет победить и выжить, должен забыть о существовании у него нервов, и, сопутствующих им, любви и ненависти. Его задача найти цель, прицелиться и произвести выстрел, а уж потом задумываться, так ли необходимо было стрелять". Впервые услышав эту фразу, Павел подумал, что инструктор шутит, но, оказавшись на настоящей войне, понял сколько правды было в этих, сказанных с усмешкой, словах. В противоборстве с финскими "кукушками" живым оставался только тот, кто успевал найти цель и выстрелить раньше, чем противник. Того, кто начинал думать перед выстрелом, очень скоро оттаскивали в тыл с простреленной головой.

Вот и сейчас мозг Павла, независимо от сделанных им выводов и пришедших мыслей, фиксировал расположение целей, создавая для них возможную очерeдность. И здесь немцы, облегчая себе подготовку самолeтов к вылету, одновременно облегчили группе Павла выполнение своей задачи. Павел отметил стоящие компактной группой заправщики и расположенные вблизи них бочки с горючим. Вот это и есть цель номер один! Следующей по очерeдности будет 37-миллимитровая зенитка, расчeт которой ближе всего к его позиции. Это самый опасный для него противник. Другие орудия батареи намного дальше, да и, вероятнее всего, будут контролировать дальние подступы к аэродрому, а после взрыва горючего они его позицию попросту не увидят. И наконец третья, самая лакомая цель, сложенные вдоль кромки лeтного поля авиационные бомбы большого калибра. Правда с этой точки в них не попасть, придeтся менять позицию, но Павел и не собирался засиживаться на одном месте. Снайпер, который ленится оборудовать запасные и ложные позиции, долго не живeт, а Павел собирался дожить до ста лет, как его прадед, а тот в девяносто лет ещe на медведя ходил, правда не один, а с внуками.

Все, нужные для обстрела аэродрома, позиции они с Панкратовым уже приготовили. Эту, основную, и две запасных. Готовить ложные не стали. Павел уже выставил расстояние, вогнал в патронник первый бронебойно-зажигательный патрон, снарядил прикрепленную к винтовке обойму такими же и разложил, на подстеленном чехле от прицела, обычные патроны. Нашeл в прицеле ближний бензовоз, проверил свободный ход спускового крючка и стал ждать.

При подготовке к операции больше всего споров возникло вокруг времени начала операции. Самые горячие головы предлагали начинать сразу же как только будет занята позиция. Но капитан жeстко отмел это предложение и в категорической форме потребовал начинать тогда, когда пойдут на посадку первые вернувшиеся машины, без сомнения потрeпанные в бою. Вот этого и ждали сейчас бойцы группы Павла.

Задачей снайперов обычного калибра было проредить солдат и офицеров на командном пункте. Ну а бойцы прикрытия, получив задачу устроить как можно больше шума, конкретные цели определяли себе сами.

Изменилось и положение на аэродроме. Офицеры, наконец-таки получившие исчерпывающую информацию, разом потеряли свою весeлость. Павел видел, как с тревогой смотрели они на восток, глядели на часы, озабоченно переговаривались друг с другом. Подходило время возвращения самолeтов.

Один из офицеров пробежал по позициям зенитчиков и они повернули стволы на восток, напряженно вглядываясь в пока ещe пустое небо. Другой быстро привел в боевое состояние аэродромную обслугу. И только часовые пока не заразились всеобщей озабоченностью, но всe же иногда стали лениво осматривать близлежащий кустарник. Но не обнаружив там никакого движения, быстро теряли интерес к нему.

Павел довольно усмехнулся. Обнаружить бойцов штурмовой группы Осназа не то что в кустарнике, а даже в просто высокой траве, не взялся бы и он сам. Где уж этим тыловым крысам, обленившимся на спокойной службе в тихой Европе. Ну ничего, скоро они научатся реагировать даже на шевеление безобидной мыши, если, конечно, умудрятся остаться живыми к тому времени. Эти уж точно покойники. Их пост мешал добраться к штабному домику на бросок гранаты. Следовательно, их просто необходимо убрать, а это значит, что неподалeку уже лежит кто-то из осназовцев, дожидаясь только выстрела Павла.

Раздался давно ожидаемый гул самолeтов. Из-за кромки леса на очень малой высоте вынырнул первый Юнкерс, оставляя за собой тонкую струйку дыма с одного из моторов. Остальные подошедшие машины кружили в стороне, давая своему повреждeнному товарищу возможность сесть первому. Бомбардировщик тяжело плюхнулся на поле и побежал в сторону штабного домика.

Павел внезапно принял решение, которое ещe минуту назад показалось бы ему глупостью. Он заметил подвешенные на внешней подвеске бомбы. Видно, сразу потеряв высоту, пилот так и не рискнул избавиться от опасного груза. И сейчас сознательно рисковал, рассчитывая скорее всего на свой профессионализм, да надeжность машины.

Самолeт почти завершил пробежку, когда Павел торопливо поменял прицел и, целя по бомбоотсеку, произвeл выстрел. Дождался вылета гильзы, отработанным движением выдернул из обоймы второй патрон и вогнал в патронник, закрыл затвор. Но второго выстрела не понадобилось, яркая вспышка разломила Юнкерс, разбрасывая то, что ещe секунду назад было боевой машиной дождeм бесформенных осколков. Мгновенная гибель почти спасeнной машины ввела в ступор наблюдавших за еe посадкой немцев. Но Павел уже не смотрел на взорвавшийся самолeт. Второй выстрел по намеченному в качестве первоочередной цели бензовозу взметнул над лeтным полем огненное зарево. Третий выстрел превратил в огненный шар ещe одну машину. Вслед за этим взорвались бочки с бензином сложенные на кромке поля.

На аэродроме началась паника. Захлопали зенитки, расчeты которых приняли за вражеские, вывернувшиеся из-за леса, "штуки", пилоты штурмовиков, отчаянно маневрируя, уходили от огненных трасс, качая крыльями и демонстрируя зенитчикам свои кресты. Убегали в разные стороны уцелевшие при взрывах горючего солдаты. Резкие хлопки противотанковых гранат выворотили оконные рамы штабного домика, это заработала штурмовая группа. Застучал MG пулемeтного расчeта группы прикрытия. Падающие человеческие фигурки скоро отметили весь сектор обстрела. Павел всe это фиксировал краешком сознания, добивая свои цели. После того, как вспыхнул последний вырвавшийся из огненного ада бензовоз, Павел схватил обычный патрон, хотя в прикреплeнной сбоку обойме ещe оставалось два, но достойных целей для бронебойных пуль в поле его зрения уже не было. Пришло время цели номер два.

Зенитчики уже поняли, что в небе над ними были только свои самолeты и прекратили огонь, радуясь, что не успели кого-нибудь сбить. Расторопный и умелый командир расчeта отдал команду разворачивать орудие в сторону леса, из которого могло вести огонь вражеское орудие. Но они уже опоздали. Первая пуля отбросила со своего места изломанное тело левого наводчика. Солдаты в ужасе смотрели как из развороченной груди толчками выплескивалась кровь, покрывая тонкой пленкой торчащие осколки рeбер. Двоих вырвало, один бросился помогать своему другу, не осознавая, что ему уже ничем не поможешь. И только командир, имевший боевой опыт и видевший гибель своих товарищей, не потерял голову. Он бросился к орудию, но только затем, чтобы отлететь назад вторым таким же изломанным трупом. Это было последней каплей ужаса упавшей на испуганных солдат. Как по команде они упали на землю и ползком поспешили убраться как можно дальше от орудия.

Стрелять по ползущим Павел не стал. Не в его правилах это было, да и жалко тратить патроны на столь глупую цель. Выдернув из обоймы ещe один бронебойный, Павел зарядил винтовку и тщательно прицелившись выстрелил по орудию. Всe, теперь из него можно стрелять сколько угодно, выведенный из строя подъeмный механизм не позволит попасть ни в какую цель.

Высоко над головой разорвался в кроне дерева снаряд, к счастью снайперов, стоящего довольно далеко. Следующий снаряд рванул далеко позади. Это открыла огонь по подозрительному месту, стоящая на другой стороне летного поля, вторая зенитка. Но пламя горящего топлива и стелющийся вдоль аэродрома дым, мешали зенитчикам прицелиться. Били наугад, кромсая ни в чeм не повинные деревья и кусты ливнем осколков.

Павел рывком сдeрнул винтовку с бруствера неглубокого окопа, пополз вниз на дно небольшого оврага, вблизи которого они с Панкратовым оборудовали себе позицию. Тот уже был там, упаковывал в вещмешок своe оборудование и боезапас. Схватив винтовку за ручку для переноски, Павел устремился по оврагу в сторону, вслед ему спешил Панкратов. Пришло время менять позицию. Глупо гибнуть под осколками, тем более, что все цели, намеченные для этой позиции, уже поражены. Короткая пробежка по оврагу, затем, прикрываясь кустарником, ещe несколько сотен метров по кромке леса, и вот они уже на запасной позиции. Небольшой холмик с отрытым окопом для стрельбы лeжа. Такой же окоп в метре для корректировщика. Павел упал на дно окопа, пристроил винтовку, опрокинулся на спину и постарался расслабиться для восстановления дыхания. Панкратов в соседнем окопе возился со своими приборами, определяя расстояние до цели, направление и силу ветра, определял по таблицам необходимые поправки.

Павел взял бинокль и провeл им вдоль аэродрома. Горел весeлым пламенем штабной домик, из развороченной будки радиостанции свисало чьe-то тело. По лeтному полю были разбросаны тела немецких солдат и офицеров, попавших под огонь снайпера и пулемeтчика группы прикрытия. Гремели взрывы гранат. Это штурмовая группа добивала остатки тех, кто ещe не окончательно потерял присутствия духа и пытался сопротивляться. Павел довольно хмыкнул, чтобы охарактеризовать увиденное больше всего подошли бы слова, "как Мамай прошeл".

Он перевeл бинокль на небо. А вверху шeл бой. Большая группа туполобых "ишаков" вертела воздушную карусель, наседая на бомберы и пикировщики люфтваффе. Немцы, понeсшие потери от первого неожиданного удара, пытались перестроиться, маневрировали. Но, судя по всему, управление было уже потеряно, каждый стремился спастись согласно своему разумению. Большинство рвануло вверх набирая высоту, некоторые поспешили уйти на малой высоте, прикрываясь неровностями местности. Самые отчаянные пошли на посадку в неизвестность, в полыхающий внизу пожар. Первая "штука" уже заканчивала пробежку, стараясь обойти полыхающий бензовоз. Вот она остановилась, лeтчик откинул фонарь, приподнялся и безжизненно повис, перевалившись через борт. Та же участь постигла и борт-стрелка.

"Молодец Селиванов", - отметил чeткие действия снайперов обычного калибра Павел. Но пришло время и ему поработать. Панкратов торопливо выкрикивал ему необходимые поправки. Павел механически подкрутил целик боковых поправок, осмотрел казeнник, вогнал в него бронебойно-зажигательный патрон и закрыл затвор. Успокоил всe ещe учащeнное дыхание и плавно потянул за спусковой крючок.

Ему показалось, как он видит бегущую по корпусу бомбы, выбранной им в качестве мишени, змеистую трещину, разламывающую полутонку огненной вспышкой. Взрыв взметнул сложенные пирамидой бомбы, которые начали рваться уже в воздухе. Если ад, обещанный попами, существует, то он, наверняка, не отличается от того, что творилось в этой части аэродрома. Взрывом разметало догорающие бензовозы. Сложило бесформенной грудой металла две "штуки" и бомбер, на свою беду севшие как раз вовремя, чтобы попасть под взрыв. Снесло взрывной волной крышу вовсю полыхавшего штаба. Сдетонировали лежащие неподалeку сотки и более мелкие бомбы. Тучи пыли, поднятые многочисленными взрывами, окончательно закрыли дальнюю границу лeтного поля.

Павел запоздало подумал о своих бойцах. Не попали ли под взрыв, хоть и отдал он строжайший приказ не подходить к бомбам близко, после того, как определил их в возможные цели. Но могли увлечься и оказаться ближе чем следовало.

А в небе хоровод охотящихся друг за другом самолeтов разделился на несколько групп. Вспыхивали от попаданий в разных сторонах этой чeртовой карусели и, отчаянно дымя, пытались выйти из боя машины тех, кому не повезло. Висело в воздухе несколько парашютов. Всe ещe пытались садиться самые смелые, или же наоборот самые трусливые, кто его разберeт, как правильно вести себя в данной ситуации. Снижаясь они скрывались за поднятым облаком пыли. Учитывая длину взлeтной полосы, был у них вполне реальный шанс спастись, остановив машины не доезжая до рвущихся в данный момент бомб. И они пытались его использовать.

Но вот из-за близкого горизонта показались новые участники драмы. Группа Илов, мгновенно сориентировавшись в обстановке и почти не перестраиваясь, немедленно начала штурмовку аэродрома. Вспыхнула в воздухе, попавшая под огонь штурмовиков, пара бомберов. Метнулась в сторону от огненных трас и, зацепившись за высокое дерево, рухнула в лес "штука". Илы прошли вдоль взлeтного поля, вбивая в него всех, кому не повезло оказаться на их пути. Развернулись, совершили ещe один заход и высыпали на аэродром бомбы, добивая остатки того, что ещe могло жить и двигаться. Пара машин проштурмовала позиции зениток, пытавшихся вести огонь. Совершив над аэродромом круг и не обнаружив достойных целей, штурмовики ушли дальше.

Павел отложил бинокль. Ну что же, им здесь больше делать нечего. К использованию по прямому назначению аэродром более не пригоден.

- Собирайся, Андрюха, пора уходить, тут делать больше нечего. - Повернулся он к Панкратову. Тот кивнул, собрал свои вещи и протянул Павлу ракетницу.

Зелeная ракета взвилась над разгромленным аэродромом, сигнализируя о начале отхода.

К месту сбора вышли все. Было двое легко раненых, но настолько легко, что можно было данные ранения не считать. Командиры штурмовой и группы прикрытия доложили Павлу как старшему о своих действиях. Сделанное просто впечатляло. Даже если немцам удастся подвести горючее и бомбы, обслуживать аэродром просто некому. Весь штаб уничтожен первыми связками гранат. Перебита обслуга обеих радиостанций, а сами машины сожжены. Пулемeтный расчeт группы прикрытия расстрелял почти всю аэродромную обслугу. Взорвавшиеся после выстрела Павла бомбы разметали большую часть служебных построек. Уцелеть удалось только зенитным расчeтам, позиции которых находились далеко от места боя.

Самые горячие головы предлагали вернуться обратно и завершить работу, добив тех кто ещe жив. Но Павел быстро охладил их. Внезапности, так помогшей им, больше не будет. Оправившись от первого испуга, солдаты вермахта станут злее и упорнее. Несомненно, оставшиеся в живых офицеры уже поняли, что подверглись нападению небольшой диверсионной группы, сумели сделать из этого выводы, и отдать соответствующие команды.

И самое главное - приказа на это не было!

Павел даже сам себе удивился, когда сказал это. Душа его не меньше чем у подчинeнных рвалась довершить начатое дело, но холодный рассудок опять настойчиво бубнил, что он теперь не просто "Пашка счастливчик", как звали его на той, первой, войне, а командир группы. И думать нужно прежде всего о задании, а не о том, как свою лихость проявить.

Уловив вдруг наступившую тишину, Павел начал отдавать приказы. Снайперов и двух раненых, несмотря на их протесты, он расположил вдоль опушки леса, наблюдать за аэродромом и проходящей вдоль опушки дорогой. Себе выбрал позицию на самом возвышенном месте, позволявшем контролировать большую часть округи. Оставшихся четырeх человек отправил проверить ту часть леса, куда по его наблюдениям спускались парашюты сбитых лeтчиков. Наверняка, среди них были и свои.

Следующие два часа на разгромленном аэродроме оставшиеся в живых офицеры и солдаты были заняты тушением пожаров и оказанием помощи раненым. Павел в свой мощный десятикратный прицел видел, как ошеломлeнные лeтчики немногих удачно приземлившихся самолeтов осматривали разгром, царивший на аэродроме. Как из окружающего леса выходят те, кто выбросился с парашютом во время боя. Страх и уныние были на тех лицах, выражение которых можно было разобрать на таком расстоянии.

Павел усмехнулся. Да, за несколько часов перейти из победителей в побеждeнные. Тут нужны железные нервы, или опыт нахождения в такой ситуации. Недаром говорится, что за одного битого двух небитых дают. Сам Павел в роли битого побывал, и не один раз. А вот асам люфтваффе пока не приходилось. Сюда бы несколько штурмовиков проутюжить пока ещe живые остатки, и на доблестных лeтчиках Германии можно ставить жирный крест.

Возник было соблазн подстрелить парочку из них, благо расстояние и возможности "Гюрзы" это позволяли, но опять трезвый командирский расчeт отмeл эту мальчишескую выходку. Тратить боеприпасы понапрасну не стоило. Новой паники от пары попаданий не возникнет, а вот выдать удачную позицию можно запросто. А предчувствие говорило ему, что повоевать, и именно с этой позиции, им ещe придется.

- Паш, как ты думаешь, а нам по ордену дадут? - Спросил вдруг из соседнего окопчика молчавший до этого Панкратов.

Павел даже опешил. Сам он об этом не думал. Было у него за Финскую аж две "Отваги", правда, вместо второй медали обещал комбат дать ему "Красную звезду", даже представление написал, да не дошла Звeздочка до него, где-то в штабах осела.

- Ты, Чеканов, не обижайся. - Пытался оправдаться перед своим сержантом старший лейтенант, вручая ему уже после войны вторую "Отвагу". - Какая-то штабная сволочь похерила твой орден. Так что носи медаль и не держи на меня зла.

Павлу непонятно было - за что ему обижаться. Итак, кроме него, ни у кого двух медалей нет. Придeт домой, всей родне в округе не на один месяц разговоров будет. Прадед, как глава рода, лично чарку поднесeт. Девки табунами за ним будут бегать. Ещe бы, "за героя замуж выйти". А орден? Хорош, конечно, журавль в небе, да синица в руке всe же понятнее.

- Андрюха, я тебе не командование, обещать ничего не буду. Вот, если бы от меня зависело, обязательно бы дал! Веришь?

- Верю. - Отозвался Панкратов.

- Андрюха, а зачем тебе орден? - Поинтересовался Павел.

- Понимаешь командир. - Панкратов немного посомневался и продолжил. - Есть одна девушка. Так вот она мне сказала, что если с орденом приду, то сразу под венец.

- А без ордена, что никак? - Насмешливо спросил Павел.

- Выходит, что никак. - Ответил Панкратов.

- Ну и плюнь ты на эту стерву. Если ей не ты нужен, а орден, то не стоит о ней и думать. - Отрезал Павел.

- Да я рад бы, но не получается. - Вздохнул Панкратов.

Откровенно говоря удивил Павла его второй номер. С его внешностью сохнуть по какой-то далeкой крале. Высокий красавец Панкратов неизменно вызывал у всей женской части населения воинских частей, в которых им пришлось оказаться, нездоровые вздохи и чересчур заинтересованные взгляды. В отличие от "рубленного топором" Павла. Невысокого роста, с чрезмерно широкими для его роста плечами, коренастый и мускулистый Павел не был образцом мужской красоты. Да и квадратное лицо с большим горбатым носом и близко посаженными глазами нельзя было назвать красивым. Вот только яркие губы "бантиком" портили эту жeсткую картину, поэтому Павел, а вернее тогда ещe Паша, в шестнадцать лет сделавший окончательный выбор в пользу мужественности, закрыл их вначале редкими, но с каждым годом всe более густыми усами. Носил он их и сейчас, несмотря на все попытки командиров заставить сбрить это украшение.

Честно говоря, были и у него такие мысли в далeком уже тридцать девятом году, когда его часть подняли по тревоге и, добравшиеся до них тревожные слухи чeтко обозначили - "На войну". Вот только хватило этих романтических бредней до первого боя. Испугался тогда Павел изрядно. Нет, опасность ему приходилось видеть и раньше. Но оказалось, что идущий на тебя, вставший на задние лапы обозлeнный медведь, зло намного более понятное и предсказуемое, чем свистящие над головой пули. Медведя можно понять и предсказать его поведение, а вот куда ударит безмозглый кусок свинца рассчитать невозможно. Павел до сих пор с ненавистью вспоминал те пятнадцать минут слабости, которые он себе позволил, прячась от летящих из амбразуры дота пуль. Выручили его тогда осуждающие глаза прадеда, которые он ярко увидел перед собой. Разозлился, приподнялся, навeл винтовку и выстрелил. Передeрнул затвор, задержал дыхание и плавно нажал спуск, вспомнив все наставления прадеда и инструкции школы снайперов. Финского пулемeтчика отбросило от амбразуры прямым попаданием в голову, бросившегося на его место второго номера ждала та же участь. Ещe один храбрец, попытавшийся их заменить, получил пулю в шею. После чего оставшиеся в живых финские солдаты выскочили из дота, не ожидая пока в него влетит граната.

Получил он за этот бой первую благодарность и, самое главное, вынес из него уверенность в себе. Поэтому вскоре снял финского снайпера, получил первую медаль и перевод в особую снайперскую группу, задачей которой была охота на финских "кукушек".

До Павла вдруг дошло, что Панкратов не имеет боевого опыта. Что сегодняшний бой для него первый. Конечно, они с ним много стреляли по различным мишеням на полигонах, но сегодня он впервые видел в свою многочисленную оптику, как рвало на части его, Павла, пулями тела немецких солдат и офицеров. Такое зрелище лучше воспринимать издалека. Но Андрей молодец. И этот дурацкий вопрос об ордене нужно воспринимать, только как попытку оправдаться перед самим собой. "Мол если это убийство было нужно, значит за него должны наградить".

"А ведь в самом деле, убийство!" - Подумалось Павлу. - "С расстояния больше километра, теоретически недосягаемые для ответного огня из большей части оружия. Как на стрельбище, только успевай мишени выбирать! Прадед бы не одобрил. Он и на медведя всегда лицо к лицу, вернее к морде, выходил". Но вторая, холодная, часть сознания, которая осуществляла жeсткий расчет, властно отбросила эти глупые сомнения. "Война есть война, и дуэльные правила здесь неприменимы". - Как любил говорить его первый инструктор. - "Есть возможность "подло" выстрелить в спину, стреляй и не думай. Благородные враги только в дурацких романах встречаются".

Павел с неудовольствием скосил взгляд на Панкратова. Ну вот стоит только попасться интеллигенту и сразу глупые сомнения возникают. Но холодный рассудок, который окончательно оформился отдельной частью сознания, подсказывал, что второй номер ничего не говорил, и все сомнения и возражения его собственные.

К позиции искусно прикрываясь редким кустарником подбежал один из раненых бойцов, бывших в охранении.

- Командир, там наши лeтчиков привели.

Павел, соскользнул со своего места, уступая его Панкратову. Конечно, как стрелку Андрею до него далеко, но за километр и он без труда попадал в ростовую мишень. Вместе с бойцом он заспешил в тыл. На небольшой полянке отдыхали четверо бойцов, бывшие в поиске. Рядом с ними сидело трое незнакомых ему людей.

Сержант командовавший поиском неторопливо доложил:

- Товарищ старшина, группа из поиска вернулась в полном составе, раненых и убитых нет. Найдено живыми трое наших лeтчиков. Одного обнаружили убитого, в воздухе немцы из пулемeтов расстреляли. Оттащили в кусты, потом вернeмся, похороним.

- Я им, сволочам, теперь покажу приeмы цивилизованной войны. - Сорвался вдруг ближайший к Павлу лeтчик с петлицами капитана. - У меня к этим тварям длинный счeт ещe с Испании. За Серeгу я им сегодня отомстил, а за Ивана, которого они над Мадридом вот так же, висящего на парашюте, кончили, и за Сeмку, точно так же расстрелянного сегодня, расплата ещe впереди.

Другие два пилота, лейтенант и старшина, угрюмо молчали.

- Винтовку дашь, старшина? - Спросил капитан.

- Не дам, товарищ капитан. - Ответил ему Павел, сам удивляясь своему жeсткому тону. - Согласно приказу, который мы получили, лeтному составу, если позволяют условия, запрещено участвовать в наземных боях. Вы там нужны. - Павел показал пальцем на небо. - А здесь и без вас бойцов хватает.

- У тебя горстка бойцов, а ты от помощи отказываешься. - Попытался качать права капитан. - Может у тебя оружия для нас нет, так и скажи? Сам то вон с пистолетом бегаешь. - Капитан кивнул на кобуру, в которой расчeт "Гюрзы" таскал штатные ТТ.

- Неужто вам сверху не видно было, что эта горстка тут натворила? - Усмехнулся Павел и, немного подумав, добавил. - А моей винтовкой вы всe равно воспользоваться не сможете. - Повернулся к сержанту и приказал. - Лeтчиков покормить. Потом, Левашов, со своей группой займeшь позицию на опушке. Усманова и Сидоренко отправишь сюда.

Отдав приказ, Павел поспешил на свою позицию, предчувствие приближающейся опасности его не покидало.

Сержант удовлетворeнно кивнул, глядя вслед Павлу, он сам бы поступил точно так же, как приказал командир. Абсолютно правильно, что раненым, фамилии которых назвал старшина, место в тылу, даже если ранение лeгкое. Вот если прижмeт, тогда их помощь понадобится. И от огневой поддержки лeтчиков никто не откажется. И оружие он для них найдeт. Есть у него вынесенные с аэродрома несколько немецких карабинов.

- Что это он, Левашов, на меня так? - Спросил у сержанта обиженный капитан. - У меня между прочим значок Ворошиловского стрелка. Я и с нагана, и с винтовки из любых положений не меньше восьмидесяти выбиваю.

- Не обижайтесь, товарищ капитан, из его винтовки, действительно, никто кроме него с напарником стрелять не сможет.

- Что ж там за чудо такое? - С недоверием протянул капитан.

- Вот начнeтся бой, тогда увидите. - Ответил ему сержант. - Словами это не описать.

Выполняя приказ старшины, Левашов выделил из своего скудного пайка, большую половину груза их группы составляли боеприпасы, часть спасeнным пилотам. Те вяло отказались, не прошло ещe напряжение боя, только капитан сделал пару глотков из бутылки коньяка, прихваченной бойцами на аэродроме. Оживились они только, когда по приказу сержанта, им притащили винтовки немецких солдат, взятые его группой в бою. Капитан осмотрел незнакомое оружие, довольно быстро разобрался в нeм, и принялся учить своих однополчан, объясняя отличия карабина Маузера от Мосинской трeхлинейки. Со стрелковым оружием он действительно был хорошо знаком.

Сержант вывел свою группу на позицию, подозвал раненых бойцов, собираясь передать им приказание командира, но в этот момент из-за поворота лесной дороги медленно выполз бронетранспортeр, с натугой гудя двигателем. Передние колeса елозили по мокрой, в этом месте, после недавнего дождя дороге, но гусеницы уверенно вели его вперeд. За бронетранспортeром показались грузовики, заметили лужу, подались в сторону, обходя трудный участок.

- К бою! - Крикнул сержант и метнулся к ближайшему бугорку, вскидывая на ходу ППШ.

Хлопнула мина под колесами головного БТРа. Молодец Усманов, всe-таки успел заминировать дорогу. Ударил пулемeт боевого охранения. Взметнулись в воздух гранаты, сразу две из них попали в открытый сверху бронетранспортeр, огненная вспышка выбросила наружу изломанное тело пулемeтчика, раздался из корпуса жуткий вой посечeнных осколками солдат. Сержант постарался отключить слух, перенося огонь своего автомата на следующий грузовик, но тот уже стоял, являя на месте водителя громадную дыру в переднем стекле. Сержант запоздало уловил хлопок крупнокалиберной винтовки, молодец командир, включился сразу. Высыпавшие из кузова солдаты попали под фланговый огонь пулемeта и метнулись на другую сторону дороги. Но там тоже оказались мины. Первые двое взлетели на воздух, после чего оставшиеся в живых кинулись под колeса машины. Раздались первые ответные выстрелы со стороны немцев. Включился в работу снайпер Осназа и немецкий пулемeтчик, сумевший установить в промежутке между колeсами свой MG, отлетел назад с простреленной головой. Не ожидавшие нападения солдаты вермахта кинулись назад по дороге, теряя людей от огня противника.

За спиной сержанта, громко матерясь, пристроился капитан-лeтчик, грохнул выстрел и один из немецких солдат уронил голову от прицела винтовки. Капитан действительно умел стрелять.

Захлопали другие карабины, застрочили автоматы осназовцев, бой перешeл в шаткое равновесие, когда только секунды решают, кто останется победителем.

Павел успел занять своe место за несколько секунд до появления немцев из-за поворота. Рука дернулась поменять обычный патрон на бронебойный, когда в прицеле показалась морда бронетранспортeра, но вовремя остановилась. Осназовцы должны были заминировать дорогу, да и сам Павел отдавал такую команду. Потекли медленные секунды ожидания, но вот под передними колeсами БТРа рванула мина, тот остановился и Павел немедленно перенeс огонь на следующий за бронетранспортeром грузовик. Брызнуло осколками стекло и водитель упал на руль всем телом, первый грузовик упeрся в корму бронетранспортeра, мешая солдатам покинуть его. В БТР влетели, хорошо видимые в прицел, гранаты и огненная вспышка выключила его экипаж из дальнейшего боя.

Павел немедленно перенeс огонь на второй грузовик. Руки действовали как на тренировках, не требуя никакого участия мозга. Торопливо отыскивали очередную мишень, нажимали на спуск, перезаряжали винтовку и вновь искали следующую жертву. Когда стрелять уже было не в кого, Павел дернул прицел дальше по дороге и обнаружил офицерский Опель и водителя, судорожно пытающегося отвернуть в сторону. Одного выстрела хватило чтобы шофeр откинулся назад, демонстрируя пассажирам громадную дыру в груди. Те дружно кинулись наружу, не осознавая того, что осназовцы наметили их в качестве целей для задержания, едва они показались из-за поворота. Выскочившие из легковушки офицеры немедленно были сбиты с ног, связаны и утащены в кусты. Павел, сам пару раз бывший в роли объекта захвата на тренировках, даже сморщился, вспоминая ощущения, полученные им при этом.

Но отдаваться воспоминаниям было некогда. Несомненно, если они не потеряли остатки профессионализма, уцелевшие расчeты зениток должны были заметить его выстрелы. Павел развернул ствол в сторону аэродрома. Конечно, мишени находились на максимальной для его винтовки прицельной дальности, но рискнуть стоило.

Поместившиеся в прицеле зенитчики торопливо разворачивали своe орудие в сторону замеченной вспышки, не зная того, что уже опоздали. Павел тщательно прицелился, всe-таки расстояние больше полутора километров, и плавно нажал спусковой крючок. Действуя по уже проверенной схеме, он первым поразил одного из наводчиков, следующим был командир. Но на этот раз понадобился третий выстрел, получившие боевое крещение зенитчики оказались более стойкими, чем расчeт первого орудия, но и они, потеряв трeх человек, посчитали за лучшее разбежаться.

Павел оторвался от прицела. Бой на дороге уже закончился. Остатки охраны сопровождавшие неведомого пока ему немецкого офицера, несомненно немалых чинов, если судить по сопровождению, скрылись в прилежащем лесу. На дороге остались трупы и начинавшие потихоньку дымить машины, видно осназавцы уже применили предназначенные для уничтожения техники термитные шашки. В бинокль было видно, как его бойцы торопливо обследуют трупы, пополняя запасы боеприпасов для трофейного оружия. Пару раз мелькнул в поле зрения комбинезон летчика, Павел усмехнулся, капитан оказался упорным. Пытается что-то доказать, скорее всего самому себе, сбили то ведь в первом бою. Тем более он с боевым опытом, в отличие от других. Ладно, лишь бы под пулю не попал.

Пришло время принимать решение. До сих пор он оставался у аэродрома, так как полученный приказ требовал блокировать его работу, хотя бы, до полудня. Но уже сейчас становилось ясным, что восстановить работоспособность аэродромных служб немцам не удастся даже за сутки. Требовалось доставить захваченного бойцами его группы немецкого офицера к капитану. Да и лeтчиков нужно убрать из района боя.

Павел взял винтовку и, подав знак второму номеру, начал отход.

Операция переходила во вторую фазу.


20 мая 1941 года. Восточнее Владимира-Волынского. | Майская гроза. Дилогия в одном томе | 3 июня 1941 года Западнее Луцка