home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



7 сентября 1941 года Москва (ночь)

   Да здравствует наш суд - самый гуманный суд в мире!

   Генералу Коробкову стоило золотыми буквами написать эти слова на постановлении комиссии ГКО. Отделаться всего лишь отправкой командиром резервной дивизии в далёкий и безопасный тыл. Это воистину везение.

   А этот дурак ещё обиженное выражение лица старательно демонстрирует. Упустить самого Клюге! А такой был шанс захватить в плен первого в этой войне фельдмаршала. Упустили. У него и сил то было - чуть больше дивизии. А вывернулся. Пробил окружение в самом слабом месте, в районе болот, и ушёл. А этот дурак оправдывается тем, что ожидал прорыва вдоль шоссе. Ну, конечно, немецкий фельдмаршал должен следовать только по главным дорогам. С собой обязан таскать парадный эскорт десятка в три легковых машин. А на крыше генеральского автомобиля непременно написать собственное имя и звание. Аришиными буквами!

   Впрочем, это было не единственное упущение командарма-четыре. И прочие операции он проводил через пень-колоду. И только решительные действия соседей по фронту спасали его от разгрома. Единственная путная операция в его послужном списке - окружение Варшавы в середине июля. И ту проводил не самостоятельно, а под присмотром главного сталинского погонялы - генерала Жукова. И по разработкам генерального штаба, уклониться от которых ему позволили только в некоторых случаях.

   Не Бонопартий! Как выражался по поводу некоторых генералов Сашка.

   Но в таких условиях не нужно быть великим военным гением. Такого превосходства в силах и технике не было даже у генералов сорок четвёртого года в войне времени Андрея. Этим же обеспечили просто идеальные условия войны. А они всё топчутся в Польше.

   Боевого опыта, конечно, нет. Но другие учатся! Рокоссовский заявил о себе так, что даже немецкая пропаганда признаёт его превосходство. И Гитлер, на полном серьёзе, приводит его действия в качестве примера подражания для своих генералов.

   Не хуже положение и у Конева. Кипящий котел северной Польши, состоящий из советских и немецких дивизий, его стараниями постоянно поддерживался под столь громадным давлением, что не позволял командованию Вермахта выдернуть из него свои части. Окружения, охваты, отступления и опять наступления. В этой мешанине корпусов, дивизий, отдельных полков, а то и просто ошмётков различных частей не могли разобраться ни советские, ни германские военачальники. Но у советского Западного фронта было превосходство в силах, что позволяло ему удерживать ситуацию под относительным контролем.

   Доходило и до откровенных анекдотов. Там же, в полосе наступления Западного фронта, повторилась ситуация с незадачливым охотником поймавшем медведя. Командующий восемнадцатой армией Вермахта генерал Линдеман почти неделю назад заявил об окружении и уничтожении десятого танкового корпуса генерала Черняховского. Получил свою долю восхвалений от начальства и ведомства пропаганды, был провозглашён надеждой нации и лучшим полководцем фюрера. И вот уже шесть дней пытается оторваться от "пойманного", то есть "окружённого и уничтоженного", танкового корпуса. А Иван Данилович наглядно демонстрировал противнику, как ведёт себя "пойманный на пасеке медведь". Или по-европейски - угодивший в посудную лавку слон. Летели во все стороны ошмётки от незадачливых охотников. Полноценные дивизии превращались в сводные полковые группы. Гибли солдаты и генералы. Окружавшие русский танковый корпус немецкие части в свою очередь превращались в окружённых, прорывались, опять окружали советские танки, вновь попадали под удар. И так все прошедшие дни. Конечно, Линдеман выполнил одну из главных задач этой операции - не выпустил танки Черняховского на оперативный простор с последующим возможным прорывом к Данцигу. Но заплатил за это своей армией, превращённой из полноценной боевой единицы в скопище отдельных дивизионных групп.

   Не прошли даром эти бои и для десятого танкового корпуса. Выходить на оперативный простор было нечем. Но Иван Данилович наглядно показал другим генералам, что даже в проигрышной ситуации можно найти способ нанести противнику больший урон, чем он сможет причинить тебе.

   Жаль только, что такие генералы пока занимают нижние ступеньки в воинской иерархии. И ещё пройдёт немало времени прежде, чем они окончательно задвинут в сторону выдвиженцев мирного времени, большинство которых умеет очень красиво и правильно говорить, но вот воевать не умеет. И самое паршивое - учиться не желает! Надеясь, что простят и отправят в тыл, на спокойное и размеренное житьё тыловых гарнизонов.

   Будь воля Андрея, он бы этих горе-полководцев разжаловал ступени на две-три, а то и сразу во взводные, и на фронт, в первую траншею. Искупать деньги, потраченные страной на его обучение и комфортное содержание.

   Но вождь был странно мягок по отношению к опозорившимся командармам. Наверное, осознавал свою степень вины за их возвышение по служебной лестнице. А может, боялся вызвать недовольство генеральской братии. Те и так зубами скрипят на выдвижение каждого командира, не входящего в их тёплую компанию. Но мирятся, понимая, что долготерпение вождя может закончиться в любой момент. А что бывает, когда терпение подходит к концу, они прекрасно видели. В конце тридцатых.

   Вместо генерала Коробкова командующим четвёртой армией назначают генерал-лейтенанта Петровского. Леонид Григорьевич успел отметиться командующим корпусом на Прибалтийском фронте, а вот теперь переброшен на Западный фронт, хотя Ватутин упирался как только мог, не желая отдавать перспективного генерала.

   Сталин не решился сразу бросить Петровского в бой командармом, хотя по настоянию Андрея отправил его ещё в начале года формировать армии резерва. Но на войне гибнут не только рядовые бойцы, достаётся и генералам. Нарвался на шальной осколок один из командиров корпусов и Леонид Григорьевич вынужден был его заменить.

   Та же самая песня была и с Малиновским, сменившим в августе генерала Петрова на девятой армии, сосредоточенной в Болгарии. Там пока тишина. Турки так и не решились влезть в войну против Советского Союза, несмотря на все понукания из Лондона и Берлина. Не от миролюбия, естественно. Удерживали турецкое правительство советские армии, маячащие на границах. Немаловажную роль играла и борьба между германскими и английскими сторонниками в турецких верхах. Не получалось у них сговориться между собой, как и у их хозяев в Лондоне и Берлине.

   Андрей благополучно пропустил мимо ушей практически всё выступление начальника штаба резервных армий генерала Соколовского. Его не слишком интересовали цифры, которыми генерал старательно нашпиговал свой доклад. Из генеральского доклада Андрей уяснил главное - у нас в наличии шесть боеготовых армий в стратегических тылах Западного и Прибалтийского направлений, причём три из них образуют Резервный фронт за спиной Конева и Рокоссовского. Остальные три ожидают своего часа в Прибалтике, готовясь к штурму Восточной Пруссии.

   Выступление Устинова его интересовало больше, да и цифры там были информативнее для полкового комиссара Банева. Ибо касались производства боевой техники, к проектированию которой Андрей имел самое непосредственное отношение, и не только как источник информации. Пришлось ему нарисовать схемы автомата Калашникова и одноимённого пулемёта. Сейчас в Туле и Ижевске ломают головы над его чертежами, пытаясь довести до ума творчество "одного из командиров Красной армии, погибшего в Восточной Пруссии". Чьё имя будет носить в этой реальности легендарный автомат, ему неизвестно. Может быть и самого Калашникова. Михаил Тимофеевич ещё в начале этого года откомандирован в Ижевск для продолжения службы, уже в качестве конструктора. И не только по протекции комиссара Банева, успел сержант Калашников отметиться в конкурсе пистолетов-пулемётов, проведённом в конце сорокового года. Другое дело, что предложили ему участвовать в этом конкурсе некие люди, получившие приказ о данной просьбе в НКВД.

   А работы у конструкторов оружия непочатый край. Только по промежуточному патрону сразу три конкурса запущено - автоматический карабин, автомат и ручной пулемёт. Карабины уже проходят войсковые испытания, пока, как и ожидалось, лучшим признан самозарядный карабин Симонова. Но Токарев тоже не отстаёт, на пятки наступает. С автоматом пока глухо, но там и проблем намного больше. Подали заявку больше десятка конструкторов. После предварительного отбора оставили четыре разработки - Шпагина, Судаева, Коробова и коллективное творчество ИЖмаша, в котором с первого взгляда угадывается АК. Но дорабатывать их еще не один месяц. Нужно учитывать, что данная работа "на перспективу". Перевооружать воюющую армию в разгар боевых действий никто не решится, разве что отдельные части. Как немцы в своё время снабжали Шмайсеровским Штурмгевером в основном эсэсовские части.

   Выдано задание на разработку единого пулемёта под винтовочный патрон, причём попытку скопировать MG-34 отмели начисто. Слишком сложен и затратен. Выдали наброски компоновки ПК, а дальше, товарищи конструкторы, творите, доказывайте, что не зря страна на вас деньги тратит.

   Дегтярёв доводит до ума свой станкач, но задание на разработку аналогичного устройства предложили и другим конструкторам. В том числе и Горюнову.

   Владимирова озаботили работой над пулемётом калибром 14,5 мм, если уж в реальности Андрея он данное устройство разработал к сорок четвёртому году, то сможет и здесь. В качестве основного оружия для новых бронетранспортёров, разработка которых начата сразу на двух заводах - ГАЗе и ЗИСе. Говорят, что на ГАЗе также замахнулись на разработку БМП, правда, под зорким оком "костоломов" из НКВД, пообещавшим конструкторам "свободный демократический" выбор между Сталинской премией и лесоповалом.

   Лаврентий Павлович Берия умеет "найти стимулы". Сталин поставил его куратором над большинством новых разработок и сейчас "лучший управленец страны" мечется по городам и весям, налаживая работу новых заводов и КБ. Чаще всего на пустом месте. Но сейчас Берия посверкивает стеклами пенсне в начале стола, где находятся все, кому положено по рангу. Сверкают золотом многочисленных звёзд петлицы, отсвечивает галун нарукавных нашивок, переливается эмаль орденов. Вершители судеб страны, вот только с каждым днём реальная власть у этих личностей, за редким исключением, становится всё меньше и меньше. Поднимаются наверх удачливая и расторопная Замена. Именно с большой буквы. Этим пока выказывают уважение и отдают все положенные почести. Вот только надолго ли?

   А Устинов перешёл к своей любимой теме - танкам. Благо, хвастаться было чем! А нарком вооружений подводил итог фронтовых испытаний экспериментальных танков. КВ-4 со 107-милииметровой пушкой признан удачным и будет запускаться в серию параллельно с КВ-85, с постепенной заменой КВ-1 первых выпусков на эти танки.

   Тридцатьчетвёрка с орудием калибром 85-миллиметров не показала особых преимуществ перед Т-34 с пушкой 76-мм. Боезапас меньше, башня теснее, передние катки перегружены. К тому же, есть самоходка с подобной артсистемой.

   "Тигров" с "Пантерами" на вас нет! Андрей зафиксировал в блокноте, что нужно ещё раз отметить необходимость разработки более мощных танков. Да, сейчас они не нужны, но завтра могут понадобиться, причём в самый неподходящий момент. Пусть будут разработаны, испытаны и приготовлены к серийному выпуску, чтобы в случае "посещения полярным лисом" времени на развёртывание производства ушло как можно меньше.

   Судя по всему, подобные соображения были высказаны и наркому вооружений, причём с самой вершины властного Олимпа, так как он тут же предложил выпускать вместо подобной тридцатьчетвёрки другой танк на её основе. С установленным поперек двигателем, центральным расположением башни и 85-миллиметровой пушкой, которую испытывали на Т-34-85. Нужно учесть, что первые машины такого типа построили ещё в июне. Необходимо изготовить несколько десятков и провести фронтовые испытания.

   Андрей с уважением посмотрел на Устинова. Работать умеет, пусть и конфликтует кое с кем из подчинённых. А ведь может получиться! Тем более, что выпуск тридцатьчетвёрок налажен сразу на трёх заводах. Пока два штампуют основной танк армии, третий перестраивает производство, затем передаёт эстафету дальше. Глядишь, так за годик-полтора и поменяют тридцатьчетвёрку на Т-44, или как его в этой реальности назовут. Если необходимость возникнет. В реальности Андрея необходимость была, но не было возможности. А тут может получиться. Харьков со Сталинградом в руинах не лежат. Нет необходимости вводить вместо них Омск и Красное Сормово. К тому же, завод в Нижнем Тагиле практически готов, не решена проблема с карусельными станками для проточки погона башни. В таком случае, пусть самоходки на базе тридцатьчетвёрки делает, заодно Харьковский паровозостроительный разгрузит.

   Следующим пунктом доклада наркома вооружений был отчёт об артиллерии. Пушек и самоходок наклепали столько, что удалось не только снабдить новые армии, но и накопить большой запас на случай крупных потерь в матчасти. Железа то много, нет самого главного - расчётов и экипажей. Хотя и выпустили перед войной из военных училищ сразу два старших курса, не хватает командиров огневых взводов. Сержантов обучить проще, но это уже призванное пополнение. Кадровые младшие и средние командиры на переднем крае, и выдернуть их оттуда БОЛЬШАЯ проблема. ГКО принял решение отличившихся сержантов и старшин производить в младшие лейтенанты прямо на фронте без обучения на командирских курсах. И направлять во вновь формируемые части командирами взводов. Решение, конечно, половинчатое, но на какое-то время остроту проблемы снять можно.

   Следующий повод для гордости - миномёты. Войска обеспечиваются в полном объёме, причем как миномётами, так и минами. Основной упор сделан на производство батальонных "самоваров" калибром 82 мм. Они уже стали основой полковой артиллерии, превосходя число полковых 120-миллиметровых в 4 раза, 24 батальонных и 6 полковых. Выпущено достаточное количество 160-мм миномётов для формирования отдельных миномётных дивизионов, придаваемых дивизиям для проведения огневой подготовки. На их основе сформированы первые тяжёлые миномётные бригады.

   Не меньше произвели и реактивных миномётов, причём как БМ-16, так и более совершенных моделей. Провели испытания старта ракетных снарядов непосредственно с упаковочных ящиков, рассеяние оказалось больше, чем с направляющих специальной установки, но для огневой подготовки по площадям вполне приемлемо. "Катюши" разных мастей разлетаются по фронтам, как горячие пирожки на ярмарке. В последнем наступлении впервые применили дивизии реактивных миномётов, придавая их армиям прорыва на направлении главных ударов. Хотя, психологический эффект уже не тот, что был поначалу. Немцы разобрались, что это за оружие, получив в качестве трофеев несколько неразорвавшихся ракет. И сейчас немецкие генералы усиленно напрягают свои ракетные лаборатории, требуя скопировать данное оружие.

   А конструкторы, как удалось выяснить из захваченных документов, интенсивно сопротивляются. Копировать "примитивное варварское устройство" не по духу высоколобым интеллектуалам, озабоченным реализацией своих гениальных идей. Зачем им эти большевистские "хлопушки", если они вот-вот закончат испытания своей А-4.

   Ага. До самого сорок четвёртого года доводили и испытывали, насколько помнит Андрей. Что больше всего поразило их с Сашкой в переводе захваченных документов, в частности докладной штурмбанфюрера Гопке, командированного для изучения положения в ракетных лабораториях Рейха, так это схожесть реакций учёных разных стран, попавших в одинаковые условия. Что в Германии, что в СССР, любая попытка заставить учёных мужей повторить, без изменений, устройство противника вызывает бурное возмущение. Ведь они сделают намного лучше! Пусть просто ничего не значащую финтиклюшку присобачат на другой стороне, но обязательно проявят творческий полёт мысли. Вот, если бы втихомолку содрать, да ещё без свидетелей вне своего круга - тогда со всем уважением. А подчинятся приказаниям тупых солдафонов, это кровоточащая рана в их чувствительных душах.

   В СССР с этим намного проще. Повела одна усатая личность сердито бровями в сторону ближайшего лесоповала, и профессора с академиками тут же поспешили выполнять указания. Тем более, что они и сами были уверены - делать нужно именно так, а не иначе. Ну разве, что "финтиклюшечку они всё-таки с другой стороны приделают, а то как-то неэстетично". Помогало и то, что впоследствии назовут "низкопоклонством перед западом" - уверенность в том, что в "просвещённой Европе" всё намного лучше. И разработки совершеннее. И люди умнее. И жизнь лучше. И вода мокрее! И морды ширше! И жопы, пардон, мягше!

   А вот Гитлер сам себе проблему сотворил. Сколько лет вдалбливали немцам в головы, что они самые умные, самые способные, самые сильные, самые... самые... самые... В отличие от славянских недочеловеков, у которых всё, ими сделанное, или скопировано, или украдено, или настолько примитивно, что истинному арийцу и смотреть противно. А тут вдруг копировать! Ну как объяснить "сверхчеловеку" арийского разлива, что тупые унтерменши сделали лучше, чем хвалёная германская наука, а "недоношенная" советская промышленность умудрилась наклепать этого "убожества" столько, что "лучшие в мире" солдаты Вермахта воют от бессилия, пытаясь сопротивляться плохим танкам, убогим самолётам, примитивным пушкам.

   Кстати, об истинных арийцах. По приказу наркома НКВД учёные-антропологи, используя изготовленные по немецким чертежам обмерочные инструменты, провели исследование черепов русского населения центральных и северных областей России. И результаты исследования опубликовали в советской и доступной зарубежной прессе с положенными комментариями и сравнениями с немецкими результатами изучения населения Германии. Особо подчеркнув, что, по принятой в Германском Рейхе теории, прямыми потомками Ариев является население центра и севера Русской равнины. Идеологическая бомба под теорию арийского происхождения германских народов сработала по полной программе. Две недели все газеты и журналы противников Германии перепечатывали этот материал, добавляя свои язвительные комментарии. Не остались в стороне и нейтральные страны, и даже вишистская Франция рискнула это сделать, привлекая для этого в основном второстепенные издания с сомнительной славой бульварного чтива. Но напечатали.

   Противники, как и ожидалось, оказались в Германии и подконтрольных ей странах.

   И... некоторых советских изданиях. Отечественные критики обвиняли авторов статьи в работе на врага, как и принято в этой реальности при разборках с научными оппонентами.

   "В то время, как весь советский народ, напрягая силы борется со страшным врагом, некоторые лжеученые позволяют себе использовать в работе псевдонаучные методы гитлеровских пропагандистов, обеляя, таким способом, людоедскую мораль врага..."

   Примерно в таком осторожном духе начиналось. Как и положено, с оглядкой на реакцию Кремля. Но там молчали. Истерия "истинных борцов с лженаукой" набирала обороты, формулировки становились всё более жёсткими и оскорбительными. Переходили на личности, требовали изгнания из научных рядов, передачи "этой мерзости" в суд. Вот только не было попыток аргументировано возразить с использованием фактов и научных методов. Судя по всему, возразить было нечего. Или учёные из противников арийского происхождения европейцев были никакие. Или данная теория не была воспалённым бредом фашиствующих недоумков.

   Впрочем, так оно и было. По просьбе Андрея ему обработали главные работы по предвоенной антропологии. Вполне серьёзная научная дисциплина, озабоченная попытками объяснить многообразие людей, их расселением на определённых территориях, и пытающаяся дать разумную теорию происхождения человечества. Конечно, ни в одном деле не обходится без фанатиков и эксцентриков, но никто из серьёзных учёных не призывал уничтожать другие народы под предлогом их неполноценности. Это позднее пришёл ефрейтор Шикльгрубер и, с помощью таких же больных на всю голову, начал проповедовать исключительность одного европейского народа по отношению к таким же европейцам, просто живущим в другой стране. Идиотизм, да и только.

   Фашистское пугало из европейской антропологии сделали уже после войны. Идеологам стран-победителей, а главенствующее положение там занимали лица одной интересной национальности, не понравился вывод о происхождении основных человеческих рас от РАЗНЫХ предков. В этой теории не оставалась места той единственной и неповторимой АФРИКАНСКОЙ обезьяне, от которой, согласно учениям последующих времён, и произошло ВСЁ человечество. Интересно, как же в таком случае появились европейцы всех своих разновидностей, если, согласно практике, от смешанных браков чёрных и белых появляются в большинстве случаев чёрные потомки?

   Боженька после рождения перекрашивал?

   Количество разговоров, споров и откровенных спекуляций вокруг этого вопроса появилось за последний месяц просто невообразимое количество. И продолжает расти. Причём оппоненты перешли из области научных споров в плоскость политических пристрастий. Как всегда, выполз на свет божий жупел антисемитизма. От него никуда не деться. Он возникает всегда и по любому поводу, даже если ни одного еврея упомянуто не было. Тем не менее, они вскоре появляются и начинают петь про свои вековые обиды.

   Ну ладно, если бы дело касалось Германии, где их действительно, за редчайшим исключением, выперли со всех "лакомых" профессий.

   Но Советский Союз в чём обвинять? В том, что восемьдесят процентов ленинского и последующих советских правительств двадцатых-тридцатых годов состояло из евреев. В чём тут антисемитизм? В том, что оставались незанятыми остальные двадцать процентов?

   Сталин, конечно, проредил управленческий аппарат от сынов израилевых, пустил в расход самых одиозных личностей. Но основная часть евреев осталась на своих местах, а то и на повышение попёрла. А попавшие под чистку виноваты сами - наглеть надо меньше.

   Андрей с усилием прервал свои мысли. Нужно слушать выступления, а то спросит вождь что-нибудь из сообщённого сегодня, а ты "ни ухом, ни рылом" о чём рассказывали товарищи-докладчики.

   А Устинов перешёл к делам небесным. С самолётами та же песня, что и с артиллерией. Машин выпущено достаточно, не хватает лётчиков. Военные училища не справляются со стопроцентным восполнением потерь. Радует то, что у противника дела ещё хуже. Запас опытных пилотов и у него не бесконечный. Всё чаще в небе оказываются кое-как обученные мальчишки, коих наши воздушные волки с превеликим удовольствием кушают. Небо удерживает опытный костяк, причём как с нашей стороны, так со стороны Люфтваффе.

   Флотские дела были не столь радужными. По решению ГКО заморожено строительство всех крупных кораблей. Верфи судостроительных заводов заняты только ремонтом крупных боевых единиц, да переоборудованием гражданских кораблей во вспомогательные военные суда. Продолжается производство подводных лодок, торпедных катеров, тральщиков, бронекатеров для речных флотилий. Государство сознательно решило не лезть на морские просторы, сосредоточив основные усилия в прибрежной полосе и акваториях рек и озёр.

   Вполне разумно. Во времена Андрея всё решилось на суше и в прибрежной полосе, а тяжёлые корабли флота так и простояли бесполезным балластом у причальных стенок. За исключением крейсеров Черноморского флота. Здесь они намного активнее, но вряд ли морские сражения смогут решить исход войны. Силы несопоставимы даже с немецкими Кригсмарине. И не дай бог, придётся столкнуться с эскадрами английского Гранд Флита. Этого зверя в родной стихии не возьмёшь, его, как сказочного водяного, на сушу надо вытащить.

   На смену Устинову пришёл заместитель председателя Совнаркома Булганин. Экономика основа государства, а для воюющей страны бесперебойное функционирование экономических механизмов - вопрос жизни или смерти. Хотя в этих вопросах Андрей смыслил не больше, чем в юридической казуистике. Кое-что, естественно, мог понять даже он, но только самые общие выводы. К его облегчению, напрягать мозги не пришлось. Вопросы и освещались самые общие.

   Нефть - кровь войны. В волго-камском регионе вышла на проектную мощность добыча нефти. Страна избавилась от пагубной зависимости сосредоточения нефтяной промышленности только в кавказском регионе, достижимом для бомбардировщиков вероятного противника. Не немцев, разумеется, а британцев, у которых есть возможность дотянуться до Баку и Грозного из Ирака.

   Оборудование для новых нефтепромыслов, не особо мудрствуя, поснимали с Бакинских. Специалистов и рабочих вывезли оттуда же. Хорошо, что успели всё это совершить до начала войны, избежав многочисленных трудностей перевозки оборудования по забитым военными эшелонами дорогам воюющей страны.

   Чугуна и стали произвели столько, сколько и требуется. Нужна медь, добыча руды и выплавка металла не поспевают за аппетитами оборонной промышленности. Проблему можно частично решить сбором медных бытовых предметов у населения, нужно провести соответствующую разъяснительную компанию. Но необходимо и конструкторам с инженерами объяснить всю серьёзность ситуации, а то они привыкли даже дверные ручки из дефицитной меди штамповать. Им главное технологичность, а не экономия.

   Андрей записал очередную заметку в свой блокнот. Нужно зарезервировать несколько тонн меди для своего института, а то придётся самолично медные вещи собирать, как Муссолини в своё время пришлось передать в переплавку собственные бюсты. И ещё раз вдолбить своим инженерам понятие о разумной экономии. Он до сих пор с содроганием вспоминает первую установку сварганенную в их институте год назад. Соединительные провода почти в полпальца толщиной, стограммовые контактные группы, такое ощущение что высоковольтный шкаф проектировали, а не вычислительную машину.

   Ещё одной чрезвычайно важной проблемой стал алюминий. Крылатый металл оборонка поглощает с не меньшей быстротой, чем медь. Внутренние запасы практически исчерпаны, пришлось покупать в САСШ. А те цену заломили, мало не покажется. Пришлось заплатить. Большая часть закупленного алюминия уже доставлена во Владивосток и сейчас организуется отправка его на авиационные заводы. Проблема временно решена, но если всё время закупать по таким ценам, Булганин посмотрел на Сталина, то страна рискует остаться без запаса золота и бриллиантов.

   Сталин благодушно кивнул на это замечание и Булганин продолжил дальше. Следующими в докладе числились никель, хром, марганец, кобальт, олово, цинк и другие столь необходимые добавки для производства стали и бронзы. Свинец, расходы которого возрастали по мере увеличения плотности огня на передовой. Магний, нужный для производства термитных бомб. И так далее.

   Андрей посмотрел на часы. Совещание шло уже больше часа. Прошли весь круг вопросов, начиная с дел военных и заканчивая экономикой. Причём экономические проблемы в первый раз освещались так подробно. Наверное, вождь решил вразумить генералов, которые привыкли воспринимать тыл как бездонный колодец, из которого можно черпать и черпать, было бы желание.

   Недавно разжаловали в рядовые командира дивизии, устроившего праздничный салют из всех дивизионных стволов по случаю получения генеральского звания. Выпустили полбоекомплекта в белый свет, как в копеечку. И пошёл новоиспечённый красноармеец в штрафную роту, ходить в атаки без поддержки артиллерии, которую он без боеприпасов оставил. Подгребли вместе с ним и всю дивизионную верхушку, но те отделались снятием только одного звания. На этом бы им сидеть тихо, сопеть в две дырочки и молиться, чтобы об них как можно быстрее забыли. Так, нет же. Неймётся дуракам. Написали жалобу на командующего Центральным фронтом Рокоссовского, устроившего "эту несправедливость". Кто-то из доброхотов, имеющих доступ на самый верх, привёз эту "челобитную" в Генеральный штаб. А Шапошников продемонстрировал данный документ Сталину. Верховный просто рассвирепел, и спустя совсем короткое время штрафная рота пополнилась ещё несколькими бывшими командирами, додумавшимися, от великого ума, поставить свои подписи под данной бумажкой.

   По фронтам зачитали приказ о недопустимости нецелевого расхода боеприпасов. С введением материальной ответственности провинившихся командиров.

   А заместитель председателя совнаркома коснулся проблем химического производства. И так однобокая от рождения, после начала войны советская химическая промышленность окончательно переключилась на военные заказы, демонстрируя завидное умение находить боевое применение даже самым мирным технологиям. Что давало немалый экономический эффект. Одна замена кожи кирзой чего стоит. А химики изгалялись над здравым смыслом, изобретая порой такое, что в приёмных комиссиях только гадали - проводить испытания или сразу со смеху падать? Те же самые фанерно-эпоксидные бомбы, предложенные для бомбардировки живой силы противника. И много всяких других не менее экзотических предложений.

   Электротехническая и радиотехническая промышленность. Здесь всё понятно. По этому вопросу Андрей может и сам доклад прочитать. К тому же Пересыпкин уже докладывал о развитии средств связи в предвоенные месяцы и за начальный период боевых действий. Не всё, конечно, так гладко, как пытался уверить начальник войск связи, но тех страшных проблем, что сопровождали Красную Армию в начале войны реальности Андрея, здесь нет. Дуболомства отдельных генералов не отменишь, но большинство командиров связью пользоваться научились. Пусть и не в том объёме, как принято у противника. Но и не на уровне пещерных людей, как было совсем недавно.

   Добыча угля снизилась незначительно. Наиболее квалифицированные кадры удалось сохранить, передав армии только неквалифицированную рабочую силу. Заменили их пленными немцами и австрийцами. Работают в шахтах и румыны, несмотря на заключение мирного договора с правительством короля Михая. Этих удержали, переведя их на права вольного найма. В основном принудительно, но изрядная часть согласилась на это добровольно, рассчитывая получить советское гражданство, которое было им обещано после окончания войны.

   Работают и поляки, якобы расстрелянные в Катыни, как утверждали "демократические" подпевалы Геббельса во времена Андрея. Некоторых из них освободили для пополнения польских частей Берлинга, но большинство осталось строить дороги и аэродромы, как не заслуживающие доверия. Та же участь ожидала и взятых в плен солдат и офицеров Армии Крайовой, не пожелавших присоединиться к Красной Армии и польскому корпусу генерала Берлинга. Впрочем данное формирование усиленно насыщалось поляками "советского" происхождения. Первой польской дивизией командует знаменитый комбриг интербригадовцев Вальтер, генерал Кароль Сверчевский, переведённый из РККА в польские части. А сколько бывших советских командиров на менее значимых офицерских должностях известно только в управлении кадров Красной Армии.

   Остальных немецких и австрийских военнопленных направили на строительство дорог, плотин, аэродромов, распределили по немногочисленным не задействованным для военных нужд промышленным предприятиям. Несколько тысяч пленных немцев высказали желание стать гражданами Советского Союза и попросили поселить их в автономной республике немцев Поволжья. Булганин в очередной раз посмотрел на Сталина. Вождь пыхнул своей трубкой и ответил: "Пока рано".

   Электроэнергетика на пределе. Энергию в основном подают на фабрики и заводы, работающие круглосуточно. В большинстве городов электричество распределяется строго по графику. Приоритет промышленности и транспорта. В жилые дома только в утренние и вечерние часы. Необходимо решать и проблему со строящимися объектами на Урале и в Астраханской области. Курчатов и Королёв требуют приоритетного снабжения электричеством, упирают на то, что выполняемые ими задания правительства чрезвычайно важны, при этом о сути своей работы информировать Совнарком категорически отказываются.

   Булганин высказал это с некоторой обидой. Его, не последнего человека в стране, отказываются поставить в известность какие-то учёные черви. Сталин отложил трубку и повернулся к наркому НКВД: "Товарищ Берия, решите этот вопрос". Берия кивнул.

   Андрей опустил взгляд, чтобы невольно не выдать свои мысли. Да, режим секретности запредельный. Не сообщить о разработках второму человеку в правительстве.

   А Булганин перешёл к важнейшему на данный момент вопросу - продовольственному. Многострадальная деревня, как и ожидалось, большую часть мужиков отправила на фронт. Давать "бронь" крестьянам никому не пришло в голову. Всякой чиновничьей шушере, обивающей пороги многочисленных парткомов, советов и контор, "бронь" положена, а хлеборобам она без надобности! Русские бабы всё выдюжат! И вспашут, и посеют, и урожай соберут! И войну на своём горбу вытянут!

   Андрей столько раз предлагал Верховному пересмотреть штаты совучреждений, что тот уже начинал морщиться при одном упоминании об этом вопросе. Но всё же частично эту проблему решил, передвинув чиновников, в табели на получение отсрочки от призыва в армию, на самый низ таблицы. Как только появлялась возможность их замены на демобилизованного по ранению бойца или командира Красной Армии, данные товарищи отправлялись обживать казармы и окопы. Но слишком медленно.

   При каждом новом разговоре на эту тему вождь ругался, что "если выполнять требования товарища Банева, то страной управлять некому будет". Андрей признавал нужность управленческого аппарата, но всякое лицезрение чиновников вызывало в нём стойкое неприятие данных личностей, причём это у него было на уровне инстинктов. Сашка пытался шутить над этой праведной борьбой своего друга с парторгами и делопроизводителями. Андрей же злился на эти подначки и ворчал, что "не видал Сашка, как в одночасье можно страну развалить". Просто потому, что чиновникам пообещали, будто при новом режиме они будут "жрать вкуснее и спать мягче"! И что "нет у государства врага опаснее собственных чиновников". Потому, что внешнего врага видно издалека, а эта гнусь под самыми ногами копошится. И, какие мыслишки у неё в голове водятся, до последнего момента неясно. А когда станет известно, то чаще всего уже поздно.

   За урожай была битва, в самом настоящем понятии этого слова. Люди не ели, не отдыхали и толком не спали, но собрали всё до зёрнышка. Привлекали воинские части, школьников и студентов, даже творческую интеллигенцию потревожили.

   Андрей представил сколько вони будет по этому поводу и поморщился. Ещё одна категория личностей сомнительной пользы. Государство ненавидят всеми фибрами души, но вне государственного механизма существовать не могут. Требуют от правительства всесторонней финансовой поддержки, но любую попытку государства проверить, на что именно потратили его денежки, отметают с истерическими воплями о свободе творчества.

   Ты меня вкусно накорми, допьяна напои, мягко спать постели, а чего я там про тебя на заборе намалюю - не твоё собачье дело. А дело это только моё и ничьё больше! Потому, как свобода творчества! Ну разве проблема, что окромя жопы ничего не рисуется. На то она и свобода творчества. Люди, говоришь, плюются? А чего они, совки тупые, в "настоящем искусстве" понять могут. Оно ведь элитарно! "Не для дураков!"

   Андрей с содроганием вспоминал своё первое, и последнее, посещение выставки "современного искусства", мода на которые поползла в девяностые. Вынес оттуда стойкое отвращение к этой мерзости и убеждение, что подобных "творцов" нужно содержать в психушке, чтобы не уродовали своими "неординарными" взглядами нормальных людей.

   Но в этом времени "свободным творцам" в зубы не заглядывают. Сотворил что-то достойное вдумчивого изучения отделением психиатрии, собирай вещички. Свежий воздух лесоповала прекрасно проветривает терзаемые творческими поисками мозги непонятых гениев.

   Великое счастье страны, что успели провести коллективизацию. Пусть через пень-колоду, с перегибами и перехлёстами, но создали прочную продовольственную базу для государства. Не будь этого "пугала демократии" под названием колхозы, с голоду бы сдохли, самое большее, через год после начала боевых действий.

   Сам Андрей, будучи горожанином в пятом поколении, в сельском хозяйстве ни черта не соображал. Самое большее, что мог, это отличить белый хлеб от серого. Что булки на дереве растут, естественно, не проповедовал, но поначалу охотно повторял телевизионный трёп о несчастном русском крестьянстве, которое насильно загнали в колхозное рабовладение. До близкого столкновения с этим самым крестьянством в "кровавой оперетте" первой чеченской войны. Сдуру выперся с проповедями о том, "как нам обустроить деревню". За что и получил вполне заслуженную порцию насмешек от одетых в камуфляж деревенских парней, из которых и состояла горемычная армия России. Оказалось, что "несчастное, замордованное коммуняками крестьянство", покидать свою "коллективную тюрьму" не слишком торопится. Потому что, в отличие от газетных писак, прекрасно понимает - в суровых условиях России в одиночку можно только выжить и не подохнуть с голоду. И то не всегда. А снабдить страну продовольствием в "зоне рискованного земледелия", какой и является почти вся территория российского государства, могут только крупные хозяйства. Неважно как они называются. И уничтожение колхозов и совхозов - акт диверсии против России.

   Колхозы Советского Союза отдадут всё ради достижения победы, но для полного решения продовольственной проблемы придётся привлекать и крестьянство окрестных государств, находящихся под контролем Советского Союза. Румынию и Болгарию озаботили производством овощей и фруктов. Монголия будет поставлять мясо. Китай расплатится за предоставленную военную помощь рисом и чаем. Найдётся что содрать и с Ирана. Все должны приносить пользу. Строго по народной мудрости - "с паршивой овцы, хоть шерсти клок".

   Кстати, в этой реальности Китай стал как-то странно усыхать. Совсем недавно, и трёх месяцев не прошло, объявил о своей независимости Синьцзян. Отгороженный горными хребтами и трудно проходимыми пустынями, он и раньше подчинялся центральному правительству чисто номинально, а теперь решил перейти в свободное плавание. Чан Кайши может возражать сколько угодно, но реальной силы подчинить сепаратистов у него нет. И похоже никогда не будет. Молчит и Мао, предпочитая не ссорится с северным советским союзником из-за сомнительного права контролировать этот кусок гор и пустынь. Кроме того, Москва признала "особые интересы" Японской империи в Манчжурии, что не способствовало улучшению отношений с гоминьданским правительством Китая, но частично сняло напряжение на границе Маньчжоу-го, позволив перекинуть часть войск с Дальнего востока на запад.

   Это начинание Москвы Андрей всецело поддерживал.

   Если отбросить идиотскую болтовню о необходимости советскому, или российскому, государству соблюдать нормы морали во внешней политике, то всё станет на свои места. Обыкновенный государственный цинизм - не иметь слишком сильных соседей под боком. Этот принцип соблюдается в европейской политике не одно столетие всеми, кто имеет возможность его реализовать. И другие страны воспринимают его как должное.

   Совещание подходило к концу. Осталось озвучить классическое "есть ли у кого вопросы" и можно со спокойной совестью приступать к обычным делам. Ожидание скорого завершения нарушил генерал армии Апанасенко. Поднявшись со своего места он одёрнул китель, посмотрел на карту Советского Союза, висящую на торцевой стене за спиной Верховного главнокомандующего.

   - Товарищ Сталин, разрешите высказать некоторые соображения. - Апанасенко дождался разрешения и продолжил. - Мне бы хотелось уточнить положение на вверенном мне Дальневосточном фронте. В последние два месяца нам пришлось передать на западное направление семь дивизий из подчинённых мне армий, существенно ослабив оборону приграничных районов. Призванное пополнение не может обеспечить полноценную замену этих частей. Если японцы начнут войну против Советского Союза сейчас, нашим частям чрезвычайно трудно будет удержать Приморье. Если вообще возможно.

   За столом наступила напряжённая тишина. Все ожидали продолжения.

   - Командование Дальневосточного фронта считает необходимым приостановить переброску других частей до окончательного выяснения позиции Японии. - Генерал посмотрел на Верховного, ожидая реакции на своё выступление.

   Сталин приподнялся со своего места, подошёл к карте, осмотрел районы Дальнего востока.

   - Который сейчас час, товарищ Апанасенко? - Вождь повернулся к генералу.

   - Двадцать один час сорок восемь минут, товарищ Сталин. - Отрапортовал генерал, сверившись с часами.

   - Ну что же, теперь можно. - Сталин подошёл к своему месту, осмотрел въедливым взглядом, сидящих за столом генералов и наркомов. - Сорок восемь минут назад японские самолёты с авианосцев нанесли удар по базе американского флота на Гавайях. Япония вступила в войну против Североамериканских Соединённых Штатов.

   Вот это да! Андрей посмотрел на вождя, который переключился к неторопливому набиванию табаком своей трубки, провёл взгляд вдоль стола, оценивая степень удивления присутствующих. Большинство были поражены даже намного больше его. Они ведь не знали, что такой вариант развития событий вообще возможен. Андрей надеялся, что так и будет, но не ожидал, что Япония влезет в войну на три месяца раньше привычного, по предыдущей реальности, срока. Только несколько лиц светились торжеством. Посвящённые, как и должно было быть, принадлежали к разведке всех разновидностей. Невозмутимыми оставались также начальник Генштаба Шапошников и нарком ВМФ Кузнецов, то ли умели держать себя в руках лучше остальных, то ли действительно знали точные сроки

   Верховный раскурил трубку, провёл своими тигриными глазами вдоль стола, наводя порядок среди присутствующих на совещании.

   - Распределение сил выяснилось полностью. - Сталин нашёл взглядом Андрея, находящегося в самом дальнем конце стола, и закончил фразу. - И теперь наша задача извлечь из этой расстановки максимальную для нашей страны пользу.


 5 сентября 1941 года восточнее Минска | Майская гроза. Дилогия в одном томе | 7 сентября 1941 года Тихий Океан