home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



7 июня 1940 года Москва

Болела с похмелья голова, кто-то назойливый всe время стучал молоточком внутри неe. Мучительно хотелось опохмелиться, но Виктор прекрасно понимал, что делать этого ни в коем случае нельзя. Дрожащими руками он налил себе из графина стакан воды, залпом выпил его, налил ещe один, этот уже вытянул не торопясь. Поднялся с кровати и начал одеваться. Одежда обнаруживалась в самых неожиданных местах по всей комнате, один сапог валялся в самых дверях, второй выглядывал из-под кровати. Одевшись, Виктор рассмотрел себя в зеркале, висящем около двери. Зрелище было отвратное. Тяжeлые мешки под глазами не вызывали никаких сомнений в том, чем он занимался последние дни. Лицо покрывала изрядная щетина, волосы на голове взъерошены и торчат во все стороны, разбита нижняя губа. Виктор поморщился, где он так? В гудящей голове несмотря на все усилия возникали только отдельные эпизоды вчерашнего дня.

С утра в таком же состоянии он отправился к своему корешу, с которым когда-то вместе начинали работать на заводе. Вместе пошли в пивную. Решив, что пиво слабовато (Зинка, гадюка, разбавила) сбегали за "мерзавчиком". С водкой пиво уже не казалось таким противным, да и Зинка такой сволочью. Затем был второй мерзавчик... Какая-то компания... Какая-то женщина, которую он целовал в незнакомом подъезде... А дальше?... Дальше он помнил только поцарапанную дверь своей коммуналки, да визгливый голос соседки, встреченной им в коридоре. Виктор вздохнул, небогато... Ладно, Колька расскажет, если, конечно, они с ним в разные стороны не разбрелись.

Он побрeл на кухню, на которой по счастью уже никого не было. Все ушли на работу, дети в школу. Только он один до сих пор дома. С наслаждением засунул голову под кран и долго стоял под холодной струeй, чувствуя как уходит из головы тяжесть, но взамен появляется колющая боль в висках. С трудом оторвавшись, он побрился холодной водой. Вернулся в комнату и растер лицо одеколоном, к великой радости, ещe не выпитым по пьяни. Приведя себя в относительный порядок, он достал из шкафа форму и оделся, пора было в наркомат. Хотя ему можно и не торопиться. Итак ясно, что это его последний день на этом месте. А куда дальше, известно только одному богу или чeрту. Кто там в небесной канцелярии заведует отделом кадров, распределяющим грешников.

На дребезжащем трамвае он добрался до Лубянской площади. Неторопливо вошeл в здание, и отправился в столовую. Есть пока не хотелось, но другого случая могло и не быть. Неизвестно куда ему сегодня после собрания. Может быть сразу в камеру? Будешь потом жалеть, что была возможность нормально поесть, а ты, дурак, не воспользовался ей. В столовой знакомая повариха, полюбовавшись его лицом, только покачала головой и вскоре принесла ему большую кружку настоящего капустного рассола, который Виктор с наслаждением выпил. Неторопливо, наслаждаясь каждым мгновением, как казалось ему, последних минут свободы, он съел завтрак, дополненный по его просьбе тарелочкой капусты. Выходя из столовой оглянулся и окинул взглядом стены, к которым успел привыкнуть за годы службы. Доведeтся ли ещe сюда вернуться, он не знал.

В кабинете он занял свой стол, поставил посередине стола пепельницу и, уставившись в потолок, стал ждать дымя папиросой. Делать вид, что занят каким-либо делом он не хотел. Да никто и не ждал от него таких подвигов. Сослуживцы старательно делали вид, что заняты какими-то очень важными делами, перекладывали бумаги на своих столах и старались не смотреть в его сторону. Виктор их не осуждал, сам за эти годы вел себя так неоднократно. Помочь ему они ничем не могли, а вот самим попасть на заметку, это раз плюнуть. Вскоре большинство из них, похватав бумажки, покинули кабинет. Остались только старший лейтенант Ярцев и капитан Гладышев. Ярцев, окинув взглядом капитана, подошeл к Виктору. Минутку поколебавшись Гладышев присоединился к нему.

- Похмелиться хочешь? - Спросил Ярцев, - У меня в заначке есть чекушка.

- Не хочу. - Сказал Виктор. - Спасибо Иван, уже не лезет.

- Ты, Витя, не обижайся на нас, что мы при всех не подошли. - Попытался извиниться Гладышев.

- Да ладно, мужики. Я что не понимаю? Сам в такой ситуации сколько раз был. И правильно сделали. Незачем давать повод для новых дел. Итак в отделе работать уже некому. Одни Рабиновичи, да Айзенберги остались. Они тут такую контрразведку устроят, что шпионы по коридорам толпами бродить будут. Это им не липовые приговоры по 58 штамповать.

Виктор в раздражении махнул рукой. Протянул мужикам пачку Казбека, последнюю оставшуюся у него. Те взяли по папиросе, молча закурили, говорить в общем-то было не о чем. Докурив, Виктор вмял окурок в пепельницу и, посмотрев на дверь, сказал:

- Вот что, мужики. Шли бы вы отсюда, пока какая-нибудь мразь не заглянула. Я бы сам вышел, но боюсь кого-нибудь подставить.

Гладышев с Ярцевым переглянулись, пожали Виктору руку на прощание и, прихватив какие-то папки, вышли из кабинета. Виктор встал, подошeл к окну. За пыльным стеклом по улице шли люди, проезжали автомобили, протренькал на стрелках трамвай. Жизнь шла своим чередом. Даже стало немного обидно. Виктор усмехнулся, а что собственно должно произойти? Небо на землю упасть, конец света наступить? Не он первый и не он последний. Он и так держался столько лет, хотя за это время много народу исчезло бесследно. Кто-то действительно за дело, и Виктор сам готов был за это поручиться. Кого-то подгребли за компанию с друзьями. Некоторых взяли за длинный язык. Сам же он попался на излишнем любопытстве. Ещe в первый день, получив это дело, он каким-то иррациональным чутьeм определил, что дело дерьмовое и нужно спустить его на тормозах, не найдя никаких улик и доказательств. И только неуeмное любопытство толкнуло его на то, чтобы копнуть поглубже. А ухватив первую ниточку, он не удержался, чтобы не потянуть за неe как следует. Какая рыба была там на том конце ниточки он понял, только когда и его заметили. Торопливое уничтожение некоторых бумаг ничего спасти уже не могло. Он попался! Как говорит народная мудрость "пошeл по шерсть, а вернулся стриженный".

Дальше всe шло по давно отработанной методике. Несколько технических ошибок при проведении дознания. Жалоба подследственного на него и дело у него забрали. Вот ведь анекдот! Невинного человека можно как угодно уродовать, выбивая из него нужные признания, и ничего, а стоит только тронуть настоящего врага, но со связями, как вдруг вспоминают о каких-то правах. А то, что эта мразь - враг, причем настоящий, Виктор был уверен на все сто процентов. Но как оказалось, он также чей-то друг, а то и родственник и, судя по всему, очень близкий. А таких трогать нельзя ни в каком государстве. Вон до революции царица-матушка лично на кайзера шпионила, и ничего. Да и других предателей во дворце хватало, но никто их и пальцем не тронул. Почему сейчас должно быть по-другому?

Стрелка возмутительно медленно плелась по циферблату, Виктор поминутно глядел на неe, но до начала собрания оставалось ещe долгих двадцать минут. Он выкурил уже три папиросы, достал было четвeртую, но убрал обратно, и так язык щипало от крепкого табака. Наконец, минутная стрелка дошла до цифры девять, оставалось всего пятнадцать минут до одиннадцати. Виктор встал, вытряхнул пепельницу в урну, как всегда делал уходя из кабинета, поставил еe на стол и вышел из кабинета. В ящиках стола он проверил всe ещe неделю назад, как только стало ясно во что он вляпался. В них остались только абсолютно безопасные бумаги, ничего серьeзного на него не смогут найти даже настоящие профессионалы, а тем более эти дилетанты сыска.

В парткоме уже собрались все, в чьи обязанности входило присутствовать на этих судилищах, и кое-какие заинтересованные лица. Некоторые смотрели на него со злорадством, но большинство старательно прятало глаза. Виктор равнодушно прошeл мимо них и сел в первом ряду. Он сегодня главный герой собрания, ему и сидеть на почeтном месте, которое все остальные старательно избегали. Вскоре парторг объявил о начале собрания. Первым вопросом проходил обычный отчeт за месяц, никто его не слушал, да и что там слушать - все подобные отчeты как близнецы братья, если хоть один слышал, значит знаком со всеми. Парторг старательно бубнил, иногда заглядывая в бумажку. На Виктора он старался не смотреть, все же он был человек совестливый, не то что его заместитель капитан Фельдман, который с победным злорадством часто окидывал Виктора взглядом. Впрочем у них были личные счеты. Несколько раз Виктор довольно чувствительно щелкнул по самолюбию того, показав при всех грубейшие ошибки расследования в делах Фельдмана. А тот отличался редкой злопамятностью. Говорят, что он пересажал всех, с кем в далeком детстве приходилось драться во дворе. В доме, где он жил, от проходящего по двору Фельдмана все разбегались в разные стороны, чтобы ненароком не вызвать его недовольства чем-либо. И сейчас тот предчувствовал минуту торжества и не мог скрыть своих чувств.

На первый ряд вместе с Виктором рискнул сесть только начальник их отдела майор Зенкович. Опытный и умный профессионал, тот всегда старался выделять Виктора за умение расследовать самые сложные и запутанные дела. И сейчас, предчувствуя потерю одного из лучших сотрудников, он только хмурился и нервно кусал губы. Осадить всю эту шайку во главе с Фельдманом у него не было возможности, за ними стоял кто-то настолько значительный, что все его прежние попытки избавиться от этого дилетанта заканчивались только грозными окриками сверху, после которых Фельдман становился ещe наглее и самоувереннее. Зенкович понимал, что сам он до сих пор занимает своe место, только потому, что Фельдман такой болван во всeм, что касается контрразведки. Если бы у него был хоть малейший талант, начальником отдела давно был бы он. Об этом говорило хотя бы то, что Фельдман сумел протащить в отдел двух своих родственников, Айзенберга и Рабиновича, несмотря на все протесты майора. Сейчас эти болваны петухами ходили по коридорам, старательно форсили новенькой формой перед машинистками и заваливали самые простейшие дела. Зенкович никогда не упускал случая поставить этих кретинов на место, высмеивал их на каждой планeрке, но с тех всe "как с гуся вода". Совести у них не было даже в зачаточном состоянии. В отделе нарастали антиеврейские настроения, и самое удивительное, что майор, сам будучи евреем, был одним из инициаторов их возникновения. Впрочем, нужно сказать, что сотрудники отдела чeтко отделяли самого майора и лейтенанта Цукермана, тоже еврея, от этих болванов и никогда не распространяли на них своих шуток и анекдотов.

Доклад, наконец-таки, закончился и парторг облегчeнно уступил место своему заместителю. Фельдман осмотрел зал, остановившись взглядом на Викторе, и сказал:

- Вторым вопросом нашего собрания предстоит обсуждение дела капитана Зайцева. Докладчиком по этому вопросу выступит лейтенант Айзенберг.

Лейтенант Айзенберг приходился Фельдману то ли племянником, то ли двоюродным братом по материнской линии, безоговорочно слушал своего родственника во всeм и участвовал во всех афeрах того. Вот и сейчас он с радостью взялся за сомнительное удовольствие топить своего сослуживца. Выйдя к трибуне, он достал из папки несколько листков, наверняка написанных Фельдманом, и принялся читать старательно пытаясь сохранить на лице значительность.

Виктор, пропустивший мимо ушей весь доклад парторга, хотя никто из присутствовавших не смог бы доказать этого, настолько серьeзным и внимательным было его лицо, превратился во внимание. На этот раз он запоминал каждый оборот, высказанный Айзенбергом, выискивая слабые стороны в доказательствах Фельдмана. Поначалу он хотел признать всe, что ему пытались приписать. Откровенно говоря, он просто устал. И если бы ему предложили подписать собственный расстрел, вполне возможно он бы смог это сделать. Но поймав торжествующий взгляд Фельдмана, Виктор разозлился. Удовольствия "сплясать на его могиле" он не доставит никому, даже если для проведения этого мероприятия пригласят самых лучших исполнителей "семь сорок". И сейчас он внимательно слушал, намечая ответные ходы, возможности для которых ему предоставляли в избытке. Будучи обвинителями в уголовном суде, эти деятели не сумели бы осудить даже убийцу, пойманного с поличным. Любой, самый посредственный адвокат разнeс бы их обвинения в пух и прах. Вся проблема была в том, что суд был не уголовный, где нужны доказательства, свидетели, заявление потерпевшего. В этом судилище нужен был только виновный, да желание упечь его как можно дальше, а если повезeт, то и устроить ему встречу с господом богом.

Виктор внимательно анализировал обвинения. Ему инкриминировали, во-первых, грубость с коллегами. Да было, пару раз послал Фельдмана подальше, когда тот влез со своими "гениальными" советами по следствию. Во-вторых, рукоприкладство. Да было, один раз ударил Айзенберга, когда тот вспугнул немецкого агента своими идиотскими методами проведения следствия, то есть опроса всех поголовно на улице "не видели ли они иностранного шпиона". В-третьих, пьянство на рабочем месте. Да было, два раза приходил изрядно подшофе, когда не смогли с Колькой вовремя остановиться и пропьянствовали до утра. Но всe это мелочи, за них в тюрьму не отправят и под расстрел не подведут. А вот это уже серьeзно. Не смог довести до конца дело немецкого агента. Кстати, благодаря "медвежьей помощи" Айзенберга, навязанного ему Фельдманом для стажировки. Вступал в контакт с этим агентом. А как ещe прикажете ловить агентов Абвера с поличным? За последний год не сумел раскрыть ни одного дела, доверенного ему партией. Так мы же настоящих врагов ловим, а не в коридорах их выискиваем!

Последнее Виктор сказал уже вслух и угадал. Фельдман взорвался и разразился длинной тирадой "об обострении политической борьбы, о необходимости безжалостно бороться прежде всего с врагами внутренними, как самыми опасными для пролетарского государства...". Виктор терпеливо слушал его, в некоторых местах серьeзно кивал, в других иронично качал головой, подогревая Фельдмана и ожидая, той самой крупной ошибки, которую этот болван непременно допустит. Ошибки, которую можно будет повернуть против него. Виктор решил если не оправдаться, то хотя бы утянуть за собой этого самоуверенного кретина. Тот совсем ошалел от безнаказанности, потерял страх, перестал контролировать то, что говорит. На этом и нужно ловить.

И вот, наконец-то, Виктор дождался той фразы, которая перечеркивала капитана Фельдмана несмотря на всех покровителей. Разойдясь выше всякой меры, тот с пафосом вещал:

- В тот момент когда партия и лично товарищ Сталин требуют от нас безжалостной борьбы с врагами, не останавливаясь ни перед чем. Пусть лучше пострадают десять невиновных, чем уйдeт один враг!

Виктор усмехнулся, вот ты Мордка и попался. Боковым зрением увидел, как покачал головой майор Зенкович. В президиуме вдруг замолчал Фельдман, кажется до дурака дошло, что он только что ляпнул. Фельдман стремительно бледнел, в глазах появился страх, больше всего ему хотелось оказаться от этого места как можно дальше. Ещe была робкая надежда, что на его слова не обратят внимание, но Виктор вдруг встал и спросил:

- Вы что же, товарищ капитан госбезопасности, хотите сказать, что товарищ Сталин давал вам приказ невиновных сажать? Или вы своe неумение работать пытаетесь оправдать несуществующими приказами о борьбе с невиновными? Хотите переложить ответственность за свои ошибки на Политбюро и лично товарища Сталина? Покажите нам приказ, в котором товарищ Сталин велел вам посадить "десять невиновных ради одного врага".

Фельдман пытался что-то сказать, но сумел извлечь из себя только хриплое блеяние. В глазах у него плескался ужас, до него дошло, что его специально подставили. Он уже не рад был устроенному им самим судилищу. Нужно было, как ему предлагали, просто перевести Зайцева с понижением куда-нибудь в провинцию, но ему захотелось насладиться триумфом победы над врагом. Вот и допрыгался. Он с испугом посмотрел на капитана Зайцева. А вдруг тот не просто так сейчас выставил его дураком. А вдруг он что-то знает. Ведь недаром говорили, что он с одного взгляда умеет определить предателя.

Виктор поймал тот особенный взгляд Фельдмана, который сразу отличает настоящего предателя от запутавшегося дурака. А ведь ты, Мордка, что-то знаешь? Виктор почувствовал охотничий азарт гончей собаки при виде добычи. Для него уже не существовало капитана Фельдмана, появился подозреваемый, которого нужно прижать и выпотрошить из него всe, что он знает. Фельдман увидел как неуловимо изменился взгляд капитана Зайцева, сейчас на него смотрел не будущий арестант, не нелюбимый сослуживец, а хищник, увидевший добычу. Ему вдруг стало страшно, что его начнут немедленно допрашивать, он кинул взгляд на майора Зенковича, но обнаружил там точно такой же взгляд хищника, но более осторожного. Кажется ему конец! Положение спас лейтенант Айзенберг, в силу своей глупости, он не смог понять, что же произошло и, решив что наступившая пауза команда для него, продолжил свой доклад.

Дослушав доклад, в котором лейтенант словами Фельдмана требовал "очистить славные органы НКВД от разложившихся сотрудников, применив к ним всю строгость социалистических законов", собрание зашумело, задвигались стулья, коммунисты начали переходить по комнате. Все ждали заключения из доклада, но Айзенбергу его не дали, а сам Фельдман вряд ли мог сказать что-либо осмысленное. После недолгой паузы парторг объявил перерыв, все потянулись к выходу. Одним из первых выскочил капитан Фельдман со своими родственниками. К Виктору подошeл майор Зенкович и пожал ему руку, молчаливо выражая своe одобрение. Растерянный парторг перекладывал бумажки на столе, не зная как завершать собрание. Ему тоже было ясно, что на собрание Фельдман вряд ли вернeтся, и искать выход из тупиковой ситуации придется ему самому. А это значит брать ответственность на себя, а делать этого не хотелось. Парторг был человеком умным и понимал, что рано или поздно с тех, кто решает сейчас судьбы других, могут спросить почему они поступали так. И тогда придeтся ответить. Именно поэтому он старался не принимать единоличных решений, а ещe лучше вообще находиться в стороне от всего, что происходило. Он подошeл к майору за советом. Они тихо о чeм-то шептались, поглядывали на Виктора, майор начал диктовать парторгу проект заключения.

Виктор понял, что этот бой он выиграл. В отделе, конечно, не оставят, как бы Зенковичу этого не хотелось. Но и не посадят, точно. А вот Мордка Фельдман рискует отправиться в места не столь отдалeнные, потому что Виктор церемониться с ним не будет, и донос обязательно напишет. Клевета на товарища Сталина дело такое серьeзное, что прощать еe ни в коем случае нельзя. Даже если он не сделает этого сам, донос всe равно появится, желающие обязательно будут. Даже если покровители спасут Фельдмана и на этот раз, этот случай научит дурака думать что говоришь. И, наверняка, собьeт с него спесь.

Фельдман так и не появился. Парторг зачитал решение собрания. Капитану Зайцеву выносился строгий выговор с занесением в личное дело. Столь мягкая формулировка поразила Виктора. Он ожидал, как минимум, исключения из партии. А с таким решением могли и на работе в отделе оставить. А вот к добру ли это, Виктор так пока и не решил. Взяв след, он обязательно постарается довести дело до конца. И самое лучшее для них с Фельдманом оказаться как можно дальше друг от друга.

Рабочий день закончился своим чередом. Сослуживцы избегали обсуждать произошедшее на собрании, но по поведению нескольких человек было ясно, что доносы на Фельдмана уже написаны. Написал и Виктор. Ему, начавшему всe это, нужно было идти до конца, нравится ему это или нет.

Рабочий день подходил к концу, когда Виктора вызвали в кабинет к начальнику отдела. Зенкович кивнул вошедшему Виктору и сказал:

- Тебя, Витя, вызывают на самый верх. - Он кивнул головой в направлении, в котором, как было известно всем, находился кабинет наркома.

Зенкович встал, подошeл к шкафу и извлeк оттуда папку. Положил еe перед Виктором.

- Здесь, Витя, то, что сумел найти я по делу, на котором ты погорел. Ознакомься и забудь о существовании этой папки. Если понадобится эта информация, можешь ей воспользоваться, но только как найденной тобой. Моe имя не упоминай. Ты не обижайся, но у меня двое маленьких детей. Я не хочу, чтобы они в детдоме выросли.

Виктор согласно кивнул, сам прекрасно всe понимал. Будь у него семья и дети, вполне возможно, и он был бы в десять раз осторожнее. Он вначале бегло просмотрел содержимое папки, а затем начал внимательно читать содержимое каждой страницы. Большую часть из этого он нашeл сам. Но были и сведения, до которых Виктор не успел добраться. А на одном из листков промелькнула и фамилия, которая вызвала у Виктора безграничное удивление. Он взглянул на майора, тот, поняв причину, только кивнул головой. На Виктора вдруг накатила апатия, если на таких вершинах власти попадаются предатели, то имеет ли смысл то, что он пытается делать. Не проще ли застрелиться сразу. Он сумел добраться только до не очень близкого окружения, и то едва не поплатился. А если ЭТОТ ЧЕЛОВЕК просто узнает, что его фамилия находится в каком-то деле, то весь отдел может отправиться валить лес в далeком Магадане. И то это самый оптимистичный вариант развития событий.

- Я дал прочитать это тебе не для того чтобы сократить нашу жизнь. - Сказал Зенкевич. - А на тот случай если нарком спросит, кто, возможно, за этим стоит. Но если разговор об этом не зайдeт, то забудь обо всeм, что сейчас прочитал.

Виктор посмотрел на него и, немного поколебавшись, кивнул. Майор прав. Если наркома заинтересует его расследование, то такая информация очень важна. А если его вызывают для расправы, то это знание ничем ему помочь не сможет, только навредить.

- Когда нужно явиться?

- Тебя вызывают к семи часам. Сходи поужинай и к половине седьмого будь в отделе. Я буду здесь. Если не передумаешь разгребать это дерьмо дальше, то я расскажу тебе то, что нельзя доверить даже самому лучшему сейфу.

Виктор встал и, отдав честь, вышел из кабинета майора.

Без пяти минут семь Виктор входил в кабинет наркома. Берия что-то писал за столом, мельком глянул на входящего и продолжил работу. Виктор подошeл к столу и остановился, не решаясь прерывать работу наркома. Наконец Берия оторвался от своих бумаг и посмотрел на него.

- Товарищ нарком, капитан госбезопасности Зайцев по вашему приказанию прибыл. - Доложил Виктор.

- Здравствуй капитан Зайцев. - Берия внимательно осматривал Виктора, составляя впечатление о нeм. Закончив осмотр, он показал тому на стул, стоящий неподалeку от него. - Садись капитан, разговор у нас будет долгий.

Берия помолчал, затем спросил.

- Ну и что ты там накопал, что такой шум из-за тебя подняли?

- Проводил расследование контактов некоторых представителей ГлавПу РККА, товарищ нарком. - Начал свой доклад Виктор. - В результате расследования зафиксированы встречи данных сотрудников с работниками английского и американского посольств. Так как сами они на этот шаг вряд ли бы решились, то решил опросить информаторов из обслуживающего персонала данных посольств. Ну и... при расследовании выплыли некоторые фамилии...

- И что за фамилии? - Спросил Берия, - Здесь можешь говорить всe без боязни.

- Товарища Мехлиса и его заместителей.

Берия откинулся на спинку стула, забарабанил пальцами по столу. Виктор терпеливо ждал, пока нарком обдумает полученные сведения. Берия будто бы забыл о его существовании. Берия рассуждал: "Да, Лейба полный идиот, и здесь умудрился наследить. Если уж какой-то капитан сумел его выследить, то что же известно самому Сталину. Впрочем и капитан не плох, откопать нужную информацию по нескольким намeкам, и, самое главное, суметь сделать правильные выводы - это надо уметь. Тут нужен талант и собачий нюх. Кажется, нужный человек найден. Теперь вопрос, как его использовать? Можно конечно втeмную, но тогда есть риск, что он собьeтся с нужного мне направления. Дать всю информацию? Потом придeтся расстрелять, а человек он нужный не только на один раз".

Берия принял решение. Достал из стола несколько папок, выбрал одну и протянул Виктору.

- Вот, капитан, ознакомься. Здесь дополнение к тому, что ты уже откопал.

Виктор придвинул к себе папку и углубился в чтение. Информация, найденная им и сообщeнная Зенковичем, дополнилась новыми сведениями. В голове что-то щeлкнуло и стала вырисовываться практически полная картина замысла сионистов. Дочитав он отложил в сторону папку и посмотрел на наркома.

- И к каким выводам ты пришел, капитан?

- Я думаю, что задача наших врагов ослабить обороноспособность Красной Армии, чтобы у Гитлера исчезли сомнения в успехе и он решился напасть на нас. В благодарность за это они хотят получить от англичан возможность образовать еврейское государство в Палестине.

Настал черeд удивляться Берии. Сложить из отдельных кусочков мозаики полную картину! Однако у капитана талант. И хотя он уже знает намного больше, чем нарком ему хотел сказать, Берия пришeл к выводу о нужности контрразведчика для дальнейшей работы.

- Молодец капитан. Выводы делаешь правильно. Но, как ты понимаешь, только наших выводов недостаточно для доклада товарищу Сталину. Нужны доказательства, документы, свидетели. А у нас только намeки и догадки. Твоей задачей и будет поиск этих доказательств.

Берия достал из стола ещe одну папку, отдал Виктору.

- Вот ещe материал по этой теме. Сведeшь воедино всe, что я тебе дал и что знаешь сам. Постараешься найти людей, которые смогут дать убедительные доказательства. С завтрашнего дня будешь работать лично на меня. Чтобы лишних вопросов не возникало, оформим твоe исчезновение из твоего отдела как арест. Для всех тебя посадят, продержат в тюрьме пару месяцев, а затем разжалуют и отправят подальше от Москвы, в какой-нибудь Собачинск участковым. Тем более, что оправдание такому решению ты уже заработал. Что сегодня на собрании произошло?

Виктор понял, что говорить надо правду и рассказал всe без утайки, в том числе и о своих подозрениях в причастности Фельдмана к расследуемому делу.

- Вот значит как? - Берия подумал и добавил. - И здесь ты молодец, капитан. Клевета на товарища Сталина дело очень серьeзное и отвертеться Фельдману не удастся. Из контрразведки его в любом случае попросят. А вот настаивать на заведении уголовного дела мы не будем. Если он не последний винтик в этом механизме, то его постараются убрать туда, где от него будет реальная польза. А ты за ним проследишь, а когда появится уверенность, что он знает то, что нам необходимо, то как следует поспрашиваешь. А если он просто пешка, то капитан Фельдман покончит жизнь самоубийством под тяжестью собственных преступлений. Это будет ещe одним заданием для тебя.

- Завтра готовься к аресту. - Добавил Берия к уже сказанному. - Брать будем на работе, чтобы побольше шума было. Необходимо Мехлиса успокоить. Приготовь все документы, их реквизируют при аресте. На сегодня всe. Можешь быть свободен.

Виктор встал и пошeл к выходу.


5 июня 1940 года Кремль | Майская гроза. Дилогия в одном томе | 27 марта 1941 года Берлин, рейхканцелярия