home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



7

Потом они лежали в изнеможении, вкусив друг друга языком, губами, всем телом, укрывшись легким пледом, извлеченным из спального мешка. Тишина и мрак окружали их. Гейб теснее привлек к себе Джесси, подложив ей под голову согнутую руку.

– Где мы совершили ошибку, Джесс?

– По-моему, все произошло из-за нашей горы. Для меня она была родным пристанищем, а для тебя – тюрьмой…

Гейб пытался утихомирить пьянящую страсть, все еще бушевавшую в крови, однако с каждым новым поцелуем желание его становилось все неуемнее, и Гейб последовал его зову. Ведь до рассвета еще далеко, как и до конца служебной командировки…

На этот раз Джесси дарила его любовью как никогда. Она всей душой отвечала на его ласки и поцелуи. Теперь инстинкты отошли на второй план, а на первый вышли чувства, мысли, нежность.

– Гейб, что теперь гадать, где мы оступились. Завтра все кончается. Этой ночью мы в последний раз вместе. – Джесси горько усмехнулась. – Такова вся история наших взаимоотношений, верно? Каждая встреча – «здравствуй», и тут же – "прощай"…

Прощай? Мысль об этом вдруг поразила Гейба. В его жизни теперь было много такого, чего Джесси не знала и чем он хотел бы с ней поделиться, пройти заново вместе с ней отрезок жизненного пути после окончания колледжа, чтобы увидеть окружающее ее глазами.

– А если нам сделать эту встречу не последней, Джесс? Ты могла бы переехать в Атланту и там продолжить свои занятия музыкой или даже держать бар.

– А может, ты лучше б вернулся домой, Гейб? Мы, то есть ты мог бы построить дом на озере. Я бы по-прежнему держала свой бар, а ты выдвинул бы свою кандидатуру на выборах мэра, если хочешь заниматься политической деятельностью.

Последнее предположение вызвало у Гейба смех.

– Представитель клана Сент-Клеров – мэр? Ничего себе!

Джесси спрятала лицо у него на груди.

– Гейб, если в твоем прошлом есть темные пятна, можно все устроить. Я буду с тобой, несмотря ни на что.

Она все еще считает его уголовником. И готова стоять за него до последнего! Гейб почувствовал себя просто мерзавцем. Больше он не мог сохранять свою служебную тайну от нее и сказал:

– Джесси, насчет моего прошлого. Я пообещал тебе раскрыть правду, и…

– Нет! Только не теперь. Я не хочу, чтобы что-нибудь испортило нам эту ночь.

Протест Гейба был заглушён ее поцелуем.

Они съели мясо под красным перцем, полагавшееся на ужин, и выпили кофе. Разговор о завтрашнем дне и о перемене кем-либо из них места жительства больше не возобновлялся. Дело выглядело так, будто они достигли молчаливого согласия смириться с разлукой, с очередным – и последним – прощанием.

Заснули они в объятиях друг друга. Гейб проснулся при первых лучах солнца и ужаснулся: он проспал встречу со связным почти на шесть часов! Осторожно высвободившись из объятий Джесси, он оделся и выбрался из фургона.

Дождь, к счастью, прекратился. Гейбу очень не хотелось беспокоить старую женщину, чтобы забрать у нее мешочек, полученный из банка, но Джейн уже не спала. В сумраке фургона Гейб не видел ее лица, однако чувствовал, что она улыбается. Голос ее звучал лукаво:

– Рада, что вы решились провести ночь в повозке. Долго же вам пришлось думать!

Гейб промолчал: душа его противилась тому, что он должен был сделать. Так, наверное, чувствует себя мошенник, пускаясь в новое жульничество. Джесси уже обвиняла его в предательстве: он занимается с нею любовью каждый раз, когда ему надо через нее обтяпать какое-нибудь дельце, использует ее чувства к нему. И вот то же самоё получается снова. Но провались все пропадом, где же выход? Ему поручили охранять золото, а он должен уберечь чувства Джесси. Или требование долга, или веление сердца.

Взяв мешочек с золотом Джесси, Гейб направился через парк к въездным воротам. Там, у дома привратника, должна была произойти его встреча со связным из Бюро расследований. Однако вместо него из тени выступил Бен Джэнсен.

– Шеф, я не ожидал увидеть вас!

– Наш связной решил, что с вами что-то случилось, когда вы не явились в условленное время. Я тоже начал беспокоиться и приехал. Кроме того, мне доложили, что вы кому-то хотите раскрыть тайну вашей миссии, и я решил лично узнать, в чем дело. Итак, какие у вас проблемы?

– Шеф, их целый клубок, в котором я и сам еще не разобрался.

– Ну ладно. Вы принесли мешочек с золотом?

– Конечно. Но, я думаю, его надо вскрыть и удостовериться, что все золото внутри.

– Хорошо, открывайте.

Однако это было не так просто. Гейб долго рассматривал сумку, вертя ее в руках. Если он вскроет ее и золото окажется целым и невредимым, он будет чувствовать себя подлецом, заподозрившим Джесси в способности совершить преступление. А если там золота нет, что тогда?

Шеф протянул руку.

– Хотите, чтобы я сделал это?

– Нет.

Гейб вставил свой ключ в замок на сумке, отпер ее и начал медленно раскрывать. Громкий хлопок заставил его вздрогнуть, а его лицо и руки окутало облако распыленной красной краски. Но самым неприятным оказалось другое: мешочек, в котором полагалось находиться золоту, был пуст. Внутри ничего не было. Стенки сумки состояли из нескольких слоев толстой кожи, поэтому ее вес и объем не вызывали подозрений.

Итак, золота нет, а красная краска, покрывшая Гейба с головы до ног, не оставляла сомнений, кто совершил ограбление. Его провели, как младенца.

– Что будем делать? – спросил начальник Бюро расследований озабоченным тоном.

Никогда Гейб не попадал в такое затруднительное положение. Что ни предложи, все кончится в лучшем случае увольнением. Скрепя сердце, он дал единственно возможный в этой ситуации ответ:

– Надо обыскать обоз.

В сопровождении начальства Гейб зашагал через парк к лагерю. С мокрых ветвей осыпались капли влаги. Когда он ворвался в фургон и разбудил Джесси, вид у него был такой, словно ему только что пришлось выдержать схватку со страшным чудовищем.

– Гейб, что случилось?!

Джесси села, увидела за его спиной еще одного человека, державшего фонарик в руке, и закричала:

– Ты ранен, Гейб! Если ему нужно золото, пусть забирает!

– Ты подстроила трюк с банковской упаковкой. Золота нет, Джесси. Где оно?!

На ее лице отразились изумление и гнев, когда она рассмотрела, какого цвета стали за ночь лицо и одежда ее возлюбленного.

– Ты выкрал мою сумку? И вскрыл ее?!

– Да, Джесси. И нашел там лишь хлопушку с краской.

Поднявшись на колени, она прикрылась спальным мешком.

– Ты украл мое золото? Так это ты вор?!

– Черт возьми, я агент Бюро расследований штата Джорджия. Я не вор, Джесси! Но кто-то из нас занимается грабежом, это так же точно, как то, что грешники попадают в ад!

– Стойте! Подождите! – Окончательно проснувшиеся от шума пожилые супруги спешили к фургону. – Гейб не брал сумку. Это мы взяли, боясь, что с золотом может что-нибудь произойти, Джесси. Не вини его.

Глядя, как красные подтеки подсыхают на лице Гейба, Джесси произнесла:

– Я думала, ты мне друг.

– Но я… – безуспешно пытался защищаться Гейб.

– Я тебя любила. Ты всегда был моей любовью.

– Джесси, я…

– Убирайся отсюда, Гейб. Мне надо одеться, – заявила она, всем своим видом показывая, что больше не намерена терпеть присутствия посторонних в своем фургоне.

Бен Джэнсен подошел к почтенной парочке в одинаковых куцых пижамах, стоявшей у повозки.

– А вы, простите?..

– Джейн и Лонни Шорт, – отрекомендовалась дама. – Моя сестра Элис – добрая знакомая губернатора.

– Ах да. Вы сестра Элис. Каким же образом вы оказались причастными к этой истории?

– Ну, я ломала голову над тем, как сблизить Джесси и Гейба… Все началось с идеи, которая пришла в голову моей сестре: Гейб должен был получить задание охранять золото Джесси.

Гейб слышал стрекотание оправдывающейся старушки, но до его сознания не доходил смысл ее слов. Он хотел объяснить все Джесси, но понял: слишком поздно. В ее глазах отчетливо читалось брезгливое отвращение. Более того, красные пятна на ее щеках и прерывистое дыхание говорили о том, что апогей ее гнева еще впереди. Порывистыми движениями она начала скатывать спальный мешок.

– Ничто не ново под луной, не так ли? Боюсь, что ты теперь не сможешь приехать в наш город, Гейб, даже на один уик-энд. Иначе я не ручаюсь за твою безопасность.

– Где золото, Джесси?

– Золото в надежном месте, Гейб. Завтра оно будет в капитолии, как того желал мой дед. Мне не нужен ни ты, ни кто-нибудь еще, чтобы доставить его в Атланту. И никто никогда не был нужен.

Джесси отперла замок и подняла крышку ящика, где лежал подмененный стариками мешочек. Он полетел наружу через отверстие в тенте. Затем, не обращая внимания на присутствующих, она отбросила в сторону спальный мешок и начала одеваться в красное ситцевое платье старинного покроя. Одевшись, она заявила Гейбу, все еще стоявшему в стороне:

– Я хочу, чтобы ты удалился из этого фургона, Гейбриел Сент-Клер. И из моей жизни тоже. Ты больше не ангел в золотых доспехах, а этих ангелов и без тебя довольно!

Снаружи раздался голос начальника Бюро:

– Гейб! Не взглянете ли?

Перешагнув через сиденье, Гейб спрыгнул на землю.

– Что здесь такое?

Джэнсен раскрыл подложный мешочек, изготовленный стариками, и поток разноцветных и разновеликих мраморных шариков, в которые играют дети, вперемешку с простыми кремнями хлынул на траву.

– Мраморные шарики, – удостоверился начальник.

– Видите ли, простые камешки им показались неподходящими…

– Так, так, – терпеливо продолжал Джэнсен. – Но где же золото, Гейб?

– Очевидно, Джесси пошла за ним, – предположила Джейн.

– Что значит "пошла"?

Гейб бросился к фургону и отдернул брезент. Внутри было пусто.

– Черт возьми, она исчезла!

– Куда она может направиться? – размышлял начальник Бюро. – Для нее не составляет секрета, что мы пустимся в погоню.

– Кто знает, – упавшим голосом сказал Гейб. Его сознание лихорадочно искало ответа.

– Давайте разделимся и начнем искать ее, – предложила Джейн.

Гейб распорядился:

– Лонни, найдите, пожалуйста, людей шерифа и поставьте их в известность о случившемся.

Напоследок Гейб вновь осмотрел повозку, включая и деревянный сейф. На дне его белела бумажка, записка, которую, видимо, подбросили Джесси: "Берегись! Он не тот, кем кажется". Озадаченный, Гейб засунул клочок бумаги в карман, чтобы показать Джэнсену, и присоединился к остальным. Но что-то в словах, нацарапанных на листке, показалось ему знакомым.

Они быстро проверили территорию лагеря. Нигде никаких следов Джесси. И она, и золото словно испарились. Поиск распространили на весь парк, включая Каменную гору. Никакого результата. В конце концов, Джейн уперла руки в бока и заявила:

– Ну вот что. Я не очень-то понимаю, что здесь происходит. Но я знаю Джесси. Знаю, что для нее главное в жизни. На первом месте, разумеется, земля на взгорье. Затем завещание деда, пожелавшего, чтобы его золото употребили на золочение купола капитолия штата, и я намерена довести этот обоз до Атланты вовремя. Лонни, ты поедешь на фургоне Джесси, а я погоню нашу повозку.

– Хорошая мысль, Джейн, – согласился тот. – Пойду запрягать.

Вместе с ним Гейб направился к загону для лошадей и мулов. За ними поспешили другие участники перехода. Они уже добрались почти до цели и не собирались отступать.

Парк заливали лучи утреннего солнца. Ночной ливень, казалось, промыл воздух дочиста, и все еще мокрая вершина огромной гранитной горы сияла. Удивленным тоном Лонни известил Гейба:

– Гораций исчез. Его нет. Они все куда-то делись: и лошади, и мулы. Джесси, наверное, всех спустила с привязи. Но зачем?

Джейн и Лонни переглянулись, и догадка отразилась в их глазах.

– Она не только отвязала животных, – заявили старики хором. – Она их похитила.

– И мы ей дали форы два часа, – добавил Гейб. – Пора трогаться, шеф.

– Мы постараемся как-нибудь последовать за вами, Гейб. Встретимся у Капитолия! – воскликнула Джейн.

Однако патрульная машина не хотела заводиться. Все виды транспорта оказались парализованными рукою Джесси. Даже джип Бена Джэнсена умолк, чихнув несколько раз.

Они попали в западню. Начальник Бюро расследований немедленно вызвал подмогу по радио. Но им потребуется время, а Джесси не сидела на месте.

Гейб и Бен Джэнсен направились к въезду в парк. Здесь, у каменных колонн, они расспросили дежурного службы охраны парка.

– Вы не заметили женщину, ехавшую на муле?

– Ну как же, больше часа назад. Она проехала словно генерал, который ведет своих солдат в атаку.

– Куда она может держать путь, Гейб? – спросил Джэнсен.

– Ума не приложу. Не могли бы вы распорядиться, чтобы во все точки пошел запрос? Кто-то должен был ее видеть.

– Но сегодня суббота, и мы имеем дело с Атлантой. Здесь все время происходит черт знает что. Может, никто ее даже не заметил.

По радиотелефону Джэнсен связался со своим помощников в Атланте.

– Пусть полиция объявит розыск темноволосой женщины в красном ситцевом платье старинного покроя. – Затем он смущенно, словно опасаясь, что его примут за слабоумного, добавил: – Она едет на муле.

Принимавший депешу поперхнулся.

– Не понял вас. Она едет на муле?

– Как я и сказал. Сразу же дайте нам знать, если ее заметят. Но не задерживать ее!

– Не следует ли мне сообщить, что она вооружена и может быть опасной?

Гейб криво усмехнулся.

– Можете это указать, – согласился шеф. – Без сомнения, можете.

– Имя женщины известно? – поинтересовался дежурный офицер.

– Имя женщины известно, – отчеканил Джэнсен. – Это Джесси Джеймс, как у прославленного бандита.

Когда прибыла машина, вызванная на подмогу, Гейб сел за руль и они тронулись в сторону Атланты. Что еще оставалось делать? Он никогда не поверит, что Джесси – воровка. Подобно Джейн, он был убежден, что Джесси важнее всего на свете выполнить завещание ее деда. Поэтому свой путь она наверняка держит в сторону Атланты.

– Вы не проверяли сумку перед погрузкой в фургон? – поинтересовался начальник.

– Мы присутствовали, когда Джесси открывала сейф в банке и доставала мешочек из сумки. Она передала их шерифу, тот расписался за принятое золото и под охраной доставил к специальному ящику внутри повозки. Он все время был у нас на глазах.

Шеф вновь взял радиотелефон.

– Свяжитесь с банком в Делоуниге. Выясните, имела ли Джесси Джеймс доступ к сейфу до того, как было отправлено золото.

– Но банк еще, наверное, не открылся, сэр!

– Звоните управляющему домой, будите его. Мы преследуем Джесси Джеймс. – Джэнсен опустил трубку и обратился к своему подчиненному: – Вы в порядке, Гейб?

– Ни черта не пойму! Я, специальный агент Бюро расследований, не смог обеспечить охрану обоза с фургоном, везущим маленький мешочек с золотыми слитками и песком! – Мысленно Гейб продолжил: "И заставил страдать женщину, которую люблю".

Последовал вызов из Атланты:

"Есть сообщение о женщине на муле. Она проехала через задний двор дома в районе Друид-Хиллз. Хозяйка дома жалуется, что сорвана веревка с сушившимся бельем. Она вне себя от бешенства. Когда она заметила подозреваемую, та, по ее словам, мчалась, точно летучая мышь из ада, а на хвосте у мула развевалась ночная рубашка старой леди".

Гейб, несмотря на свою крайнюю озабоченность, улыбнулся: все это было так похоже на Джесси!

– Я не уверен, стоит ли преследовать по пятам подозреваемую. Мы можем спугнуть ее и заставить сделать какую-нибудь глупость, – сказал Джэнсен. Гейб изумился.

– Джесси? Да вы, вероятно, шутите!

Джэнсен снова взялся за радиотелефон.

– Говорит капитан Бен Джэнсен. Внимание всех полицейских, занятых преследованием женщины на муле. В наши планы не входит ее задержание. Выключите сирены, сбавьте скорость и следуйте за ней на дистанции двести метров.

– Джесси Джеймс направляется к Пичтри—стрит, – передал дежурный офицер. – Похоже, она держит путь в центр города.

Джесси Джеймс с чепцом, болтающимся на лентах за спиной, скакала на Горации по Пичтри-стрит. Выбравшиеся на утреннюю пробежку горожане изумленно провожали ее взглядами, водители машин уступали дорогу на перекрестках, а пешеходы шарахались в стороны, чтобы не попасть под копыта мулу.

В самом центре Атланты она неожиданно повернула направо, вынудив Гейба заехать на улицу с односторонним движением навстречу идущему транспорту. Возмущенные водители отчаянно сигналили, а он двигался вперед, пытаясь отыскивать лазейки между машинами.

– Куда ее черт несет? – выругался Гейб, когда Джесси в очередной раз скрылась из виду за огромным грузовиком.

Джэнсен высунулся в окошко.

– Похоже, она собирается отделаться от мула, друг мой.

В этот момент и Гейб заметил, что Джесси повела своего верного Горация под крышу автобусной станции фирмы "Грейхаунд".

– Проклятие! – ругнулся Гейб. – Уж не собирается ли она угнать автобус с пассажирами?


предыдущая глава | Милость от своей звезды | cледующая глава