home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Лиза

Если честно, то Саша был даже рад, что Иветта выкинула такое коленце. Хуже получилось бы, надумай она всерьез к нему вернуться — он уже увлекся стеснительной, задумчивой, какой-то необычной и нездешней Лизой. В Лизе была загадка, в Иветте загадки никогда не было — по крайней мере для Саши его Ивушка всегда казалась прозрачной как стекло — прямая, открытая, резковатая, активная и упрямая. Даже странно, что она прекрасно готовила — обычно подобные женщины агитируют за равенство и к плите не подходят из принципа. Странно, что Иветта хотела детей, пусть в далеком будущем, но хотела. У Саши она ассоциировалась исключительно с дамами, активно отстаивающими свое право не становиться инкубаторами для вынашивания наследников. А вот Лиза виделась Саше в роли идеальной жены и матери — в меру разговорчивой, в меру послушной, в меру застенчивой, в меру… в общем, Саша кажется, влюбился, поэтому был готов приписать Лизе все возможные достоинства и заранее предсказать их идеальную совместимость.

Единственное, что смущало Сашу, — Лиза очень неохотно рассказывала про себя, отделываясь какими-то общими фразами и явно вымучивала из себя факты: «Да… отец… да… мама умерла… да… работаю секретарем…» Через месяц общения Саша буквально напросился на знакомство с ее родными.

— Мама Аня, — смущаясь, сказала Лиза, — тут один молодой человек… в общем, я его пригласила… мне бы хотелось…

— Деточка, солнышко! — обрадовалась мачеха. — Ты хочешь познакомить нас со своим мальчиком?

— Ну, в общем… да…

Ради такого случая Аня целый день занималась исключительно собой, стараясь выглядеть максимально по-европейски.

— Он, наверное, простую еду не ест?

— Нет, мама Аня, он совсем простой, что ты будто принца ждешь? Не надо так суетиться, Саша совершенно нормальный.

Роману и Ане выбор Лизы понравился. Мужчины разговорились о походах, пока Аня с Лизой убирали со стола и готовили чай, Роман спросил потенциального зятя:

— У тебя с Лизой серьезно?

— Да. Я собираюсь на ней жениться. Мне хотелось познакомиться с ее родными, она не очень разговорчива, и я почти ничего не знал.

— У девочки непростая жизнь. Лучше ее особо не расспрашивать — пусть время вылечит рану окончательно. Я как-нибудь сам расскажу. И когда ты сделаешь ей предложение?

— Буквально на днях. Придумаю, как обставить поромантичнее, женщины любят это дело. Вы вот — как предложение сделали?

Роман засмеялся:

— Ужасно. Первой жене я его сделал по факту. Мы с ней познакомились во время поездки на так называемую картошку, перемигивались, перешучивались, потом я ее пригласил в деревню на танцы, потом мы по вечерам ходили гулять, а потом как-то незаметно вспыхнули и… и вот, лежим в стогу, уже раздетые, уже не остановишься, и я только успеваю ей пробормотать: «Ты, конечно, выйдешь за меня замуж, я тебе предложение делаю». И все. Никакой романтики.

— А второй жене?

— И с Аней тоже неинтересно получилось. Мы с ней вместе работали. Каждый день виделись по восемь часов и в столовую вместе ходили, да еще до дома в одну сторону, тоже полчаса вместе. Через два года она вдруг заболела гриппом и три недели не приходила — я понял, что мне скучно, у меня все из рук валится, и вообще — оказывается, я Аню-то люблю. Пошел, узнал в отделе кадров ее адрес, купил апельсинов. Прихожу. Ее мама мне дверь открыла, удивленно так посмотрела, но пропустила. Аня лежит в постели, стесняется — у нее на лбу полотенце, на тумбочке куча лекарств, щеки горят, насморк, кашель, и тут я с сеткой апельсинов — дескать, я понял, что мне без тебя плохо, выходи за меня замуж. У нее даже полотенце упало от неожиданности. Она на меня смотрит — а я как дурак без цветов, без кольца, сижу и повторяю — ничего делать не могу, белый свет не мил, давай жениться. Она хохочет. Но в итоге замуж за меня пошла.

Саша посмеялся.

— Мой тебе совет, — сказал Роман, — Лиза девочка неизбалованная, не стоит особенно выпендриваться. Сделай, как они все мечтают — пригласи в ресторан, закажи музыкантам какую-нибудь песню про любовь на все времена, подари букет из сто одной красной, точнее, алой розы, встань на колено и вручи коробочку с кольцом. Со словами «Прошу тебя — будь моей женой». Она будет счастлива и всем подружкам похвастается, и все обзавидуются — короче, получится как надо.

— Спасибо. А какой у Лизы размер кольца?

— Это ты у Ани спрашивай. Я по дамским размерам не специалист — Анин-то не помню до сих пор. Заказывал ей кольцо на юбилей свадьбы — пришлось утащить одно из старых для образца. А белье и купить не могу — обязательно промахнусь. Нет у меня глазомера и памяти.

Саша последовал совету будущего тестя, не стал долго думать и мучиться, пошептался с Аней о размерах, купил колечко с небольшим, но хорошо ограненным бриллиантом и сделал Лизе предложение по всем канонам женских романов.

Лиза не сразу поверила. Ей казалось, что она спит. Не может быть, чтобы на ней, некрасивой, неумной, неинтересной и совершенно неяркой, действительно захотел жениться такой замечательный мужчина. Она сказала «да» и надеялась, что сон продлится вечность.

Заявление подали через несколько дней — Лиза боялась, что женщина в ЗАГСе скажет правду:

— Девушка, извините, мы не можем вас зарегистрировать с Сашей. Вы его недостойны.

Но женщина приняла заявление, квитанцию об оплате, выдала листок с услугами и ценами, кучу свадебных каталогов и приглашение-напоминание с датой. За месяц Лизе предстояло все организовать и даже купить себе настоящее белое платье.

У Мари «горел» проект, а Жанна конечно же согласилась помочь. Но в обмен она заставила Лизу пообещать прийти к ней на день рождения вместе с женихом.

— Он же никого не знает, ему, наверное, скучно будет.

— Лиза, не вредничай, любопытно. Так хочется посмотреть на твоего иностранного лыжника. Никто его не съест, и скучно у нас не бывает. Скажи честно — боишься, что наши девчонки уведут?

Лиза не боялась. Она все равно не верила в происходящее.

А Саша охотно согласился пойти.

— Познакомлюсь заодно с твоими подругами — ты мне столько рассказывала об этой Жанне, о их семье. Кстати, у моей бывшей тоже вся родня была очень дружная, они меня просто затерроризировали, влезая в каждую мелочь нашей жизни. Рад, что у тебя только отец с мачехой, и те совершенно ненавязчивые.

На дне рождении у Жанны получилось именно то, что должно было получиться. Ни Жанна, ни Мари, ни родители Жанны, ни большая часть приглашенных Сашу никогда не видели. Иветта приходилась им настолько дальней родственницей, что они и ее знали весьма шапочно, на уровне «привет-пока», дружбы не сложилось. Екатерина Михайловна уже знала от Иветты, что Саша жив, но вот случайная родственница, тетя Люба, жившая в Тамбове и приехавшая на три дня (поэтому спешно приглашенная на праздник, где можно увидеть большое количество родни), не была в курсе событий. И увидев Сашу, очень удивилась.

— Александр? — неуверенно позвала она.

— Да? — Он отозвался, совершенно не зная, что последует за этим окликом.

Тетя Люба обладала довольно неяркой внешностью, и, конечно, он не запомнил ее в толпе родни, занимающейся приготовлениями к свадьбе Иветты. Но тетя Люба запомнила жениха Иветты очень хорошо. Тем более что Иветту она любила, отца ее считала добрейшим и несчастнейшим человеком, а Марию-Лилию — злобной стервой, испортившей мужу и дочери жизнь.

— Как это вы вдруг живой? — спросила она, и Александру послышалась: «Такие люди и на свободе».

Екатерины Михайловны поблизости не было, поэтому погасить скандал в зародыше не удалось — остальные гости ничего не поняли. Жанна даже подумала, что ослышалась, и легонько потрясла головой.

— Простите? — Саша тоже ничего не понял.

— Чудесное воскрешение? Может быть, новая методика? Вуду? Черная магия?

— Тетя Люба, вы о чем? — спросила Мари.

— Видите вот этого мужчину? — риторически поинтересовалась тетя Люба.

— Угу, — промямлили все.

В этот момент как раз появилась Лиза, которую послали поторопить гостей за стол.

— Этот самый Александр был объявлен погибшим в горах то ли в Югославии, то ли Хорватии лет шесть-семь-восемь назад.

— Как? — выдохнули присутствующие, и Лиза громче всех.

— Вот так. У меня прекрасная зрительная память. И я не забыла, как Иветта, моя двоюродная племяшка, собиралась за него замуж, а накануне свадьбы он зачем-то смотался в горы — потом оттуда сообщили, что он погиб. Значит, чудом воскрес? Или ты просто решил таким образом сбежать от невесты? Гаденыш! Девочка все глаза выплакала, травиться пыталась, вены резала! Да как тебе вообще не стыдно переступать порог нашего дома?

Александр струсил, увидев пыл тети Любы, и стал медленно пятиться к порогу. Мари, Жанна и Елизавета Аркадьевна отшатнулись от него как от прокаженного. Лиза застыла, не понимая, что происходит. А тетя Люба решительно наступала на «гаденыша». На крики прибежала Екатерина Михайловна.

— Ты посмотри, какую змею мы пригрели! Он чуть не довел нашу несчастную девочку до могилы — и теперь снова явился в наш дом! Как ни в чем не бывало! И похоже, собирается испортить жизнь еще одной молодой девочке! Не позволю! Да лучше я его сама задушу, чем буду равнодушно смотреть, как он ломает чужие судьбы!

Екатерина Михайловна наконец-то все поняла и стала успокаивать тетю Любу. В результате Саша и Лиза остались в коридоре одни — остальные деликатно ушли в комнату, откуда слышались охи и ахи тети Любы, возмущающейся, что ей не дали высказать «этому негодяю» все.

— Ты со мной? — спросил Александр, натягивая ботинок.

— Но… но Жанна, у нее ведь день рождения, и мы пришли… — залепетала Лиза.

— Ты же не думаешь, что я останусь здесь после того, что произошло… Иди, извинись перед Жанной, я подожду две минуты.

Лиза убежала, потом вернулась, поспешно оделась и ушла вместе с Александром. Они сидели в кофейне, и он говорил, обретая на глазах присутствие духа и смелость:

— С ума сойти — родственнички моей бывшей повсюду, от них просто деться некуда! Совершенно чокнутая семейка! Какая-то сицилийская мафия! Странно, что они не захотели меня убить, а то вдруг это порадовало бы их девочку. Зря ты общаешься с этой Жанной, она наверняка тоже на голову раненная, раз из этой компании.

Александр распалялся, гремел, а Лиза слушала, молчала, потом тихонько спросила:

— Саша, а это правда?

— Что? — не сразу переключился Александр.

— Что ты объявил себя умершим, чтобы сбежать от невесты накануне свадьбы?

Александр замялся, и Лиза все поняла.

— Правда?

— Ну, ты сама видела, какая там семейка. Может, это была и не лучшая идея, но я тогда был молод, не придумал ничего лучше, и…

— И ты не боялся, что она покончит с собой?

— Да ладно тебе — слышала же, не покончила. Я свою бывшую хорошо знал, такие с собой не кончают.

— Но она же тебя любила!

— Разлюбила. У нее уже давно новый.

— Но говорили, что она с ума сходила, пыталась отравиться, плакала.

— Лиза, не принимай близко к сердцу бабский треп. Кто хочет отравиться — тот отравится. Она просто решила всех напугать.

— Но зачем? Зачем ты так… Я не понимаю…

— Лиза, у меня не было выхода. Меня загнали в угол, я не хотел жениться…

Лиза поняла, что они не слышат друг друга, говорят на разных языках. И она не может объяснить Александру, что нельзя шутить такими вещами. Не хочешь жениться — собери вещи и уйди, но нельзя перед свадьбой инсценировать смерть, чтобы девушка на всю оставшуюся жизнь получила незаживающую рану. Пусть даже она и сильна, и не покончит с собой.

Вечером Лиза позвонила Жанне:

— Жанна, у меня к тебе просьба.

— Что такое?

— У тебя есть телефон Иветты?

— Зачем тебе?

— Я… я не знаю… я теперь не представляю, что мне делать. Хочу с ней поговорить — может быть, что-то прояснится.

Мама Аня долго плакала вместе с Лизой и сказала, что нельзя выходить замуж, если не доверяешь человеку. Страсть — страсть пройдет, надо просто потерпеть. И Лиза терпела. Ей вспоминалась их с Сашей единственная ночь вместе — после того ужина в ресторане, когда он вручил ей красивое кольцо, сразу удобно устроившееся на безымянном пальчике. Она перебирала поцелуи, прикосновения, ласковые слова, снова и снова видела удивленное Сашино лицо.

— Лиза, ты… у тебя никого не было? Но… но как?

— Понимаешь, я просто не встретила того мужчину, которого полюбила бы, а отдаваться нелюбимому не хотела.

— Лиза, девочка моя… ты удивительная… это потрясающий подарок. Тебе не больно?

— Уже нет, — смеялась Лиза.

И ей казалось, что так будет всегда — они снова и снова будут заниматься любовью, засыпать в тесных объятиях, будить друг друга поцелуями по утрам — потом родят детишек, может быть, уедут в Словению и станут жить долго и счастливо — как в сказке. Вышло — другое.

Разговор с Иветтой ничего Лизе не принес. Иветта была откровенна, но советов не давала.

— Лиза, я не могу решить за вас. Для меня Саша — неподходящий мужчина. Но я ему благодарна за то, что в моей жизни появился Дима, за то, что у меня появилась возможность и встретить, и проверить, и убедиться. Может быть, вам Саша подойдет больше. Тем более что я заметила в нем потерю интереса ко мне — уверена, он действительно в вас влюблен.

Теперь Лиза знала, что Саша был во всем виноват, что он встречался с Иветтой и после своего воскрешения и даже рвался начать все сначала. От этого знания становилось хуже и хуже.

Никакого платья Лиза не купила, в назначенный для свадьбы день проревела в подушку, кольцо сняла и убрала в шкатулку, а на Сашины звонки не отвечала. Даже подумывала сменить место работы — но Саша вдруг перестал приходить. Потом Лиза узнала от Иветты, что Саша вернулся в Словению.

А Иветта пригласила Лизу к себе на свадьбу.

— Лиза, я не для проформы приглашаю, мне действительно будет приятно вас видеть. Вы — хорошая девушка, мне жаль, что мы обе оказались преданы одним мужчиной, я желаю вам счастья. Мы могли бы общаться.

— Я с удовольствием приду, — пробормотала Лиза.

Девочка на ее плече обнимала дракона, и в ее огромных глазах стыло легкое раздражение на хозяйку. «Ну что ты такая? — как будто пыталась сказать она Лизе. — У тебя и так уже все получилось, и с работой, и любовной сказкой, теперь осталось только создать хорошую семью с нормальным мужчиной, а ты куксишься».

У Иветты на свадьбе было весело. Лиза никогда раньше не попадала на такие шумные, слегка бестолковые, но очень веселые свадьбы. Огромная толпа родственников, поминутно выясняющих, кто из них кому и в каком колене приходится тетей или сестрой, целых два тамады — мужчина и женщина, музыкальные юноши — друзья Димы, поминутно выхватывающие инструменты и партитуры у нанятых исполнителей и что-то там объясняющие про правильный аккомпанемент, наполовину самоорганизующиеся конкурсы во всех трех залах ресторана, какие-то восточные танцовщицы, фонтан из вина и шоколадное дерево, с которого отдельные гости срывают плоды зубами, пытаясь заработать бутылку шампанского. Лиза слегка растерялась, но потом ей стало нравиться. В этом феерическом действе не нужно было чему-то соответствовать, правильно себя вести, с кем-то говорить — она бродила по залам, перекидываясь словами с пробегающими мимо знакомыми, периодически что-то съедала, выпивала и даже поучаствовала в каком-то странном хороводе. Потом незнакомый молодой человек из числа друзей Димы увлек ее танцевать под ретро, у него Лизу перехватил папа Жанны и учил танцевать танго, потом Лиза отплясывала в кругу бабушек что-то вроде цыганочки — и к вечеру была чуть пьяная, счастливая, взмокшая от пота и совершенно не стесняющаяся никого и ничего.

— Спасибо, Иветта. Твоя свадьба была просто удивительная, — шепнула она невесте, когда молодых провожали до машины — они улетали на неделю отдыхать.

— Не за что. У тебя будет еще лучше! — крикнула счастливая Иветта.

Лиза осталась помочь родственникам Иветты — снять шарики, собрать оставшуюся еду. С ней остался и Георгий, однокурсник Димы, он первый пригласил ее танцевать. Георгий пошел провожать Лизу до дома и попытался назначить ей свидание. Лиза отказала, но телефон оставила, поэтому юноша ушел вполне довольный.

— Мама Аня, что лучше — начать с кем-то встречаться или наоборот?

— Чтобы забыть Сашу?

— Да.

— Лучше встречаться. Лучше ходить в гости, в театр, в кино, быть на людях и встречаться с молодыми людьми. Главное — не пытаться начинать с ними серьезные отношения назло, чтобы доказать себе, как без Саши хорошо и весело.

И Лиза стала встречаться. Тем более что Георгий оказался очень интересным парнем — воспитанным, умным, деликатным, прекрасным собеседником. С Сашей Лиза стеснялась — он был такой шикарный, такой иностранный, такой взрослый, — а с Георгием могла разговаривать на равных. Ему она даже, увлекшись, рассказала пару эпизодов из своего детства — потом опять спряталась в раковину, но все-таки рассказала. Мама Аня просила познакомить, но Лиза отказалась.

— Я уже вас познакомила с Сашей — и видишь, ничего не получилось. Тем более что Гошу я не люблю. Мы просто приятели.

— Не думаю, что Гоша относится к тебе как к приятелю, совсем не думаю, — качала головой мама Аня, — по-моему, он явно настроен не на дружбу. Молодые люди дружат только с теми девушками, которые им не нравятся, а это не тот случай.

— Не важно. Главное, что мне от него ничего не нужно сверх дружеских отношений.

Как-то, провожая Лизу, Георгий попытался ее поцеловать. Она разрешила, но не ответила, просто равнодушно пережидала поцелуй. Он удивленно отстранился.

— Извини, Гош, но это была не лучшая идея, — сказала Лиза.

— Почему? — Георгий недоумевал.

— Потому что мы с тобой не пара. Общаться — пожалуйста, дружить — пожалуйста, но все остальное — не стоит.

Георгий выпытал у Лизы историю про Сашу и понял, что надо ждать.


Иветта | Счастье жить | Эпилог