home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

Эйнштейн ел шоколад, когда открыл теорию относительности. Совпадение? Думаю, нет.


Грейс вернулась в гостиничный номер и, сев на кровать, стала смотреть телевизор, одновременно поглядывая в ноутбук и стараясь определить состояние своего счета. Пятьсот долларов наличными. Все, что у нее осталось. Если только не трогать сбережения, оставленные на черный день. Но черный день еще не наступил. ПОКА не наступил. Ей позвонили из Сиэтла насчет второго собеседования: вакансия в банке, а завтра утром – собеседование с Портлендом по скайпу. Предложение из какого-нибудь из этих городов все изменит.

А пока она может оставаться в гостинице, наблюдая, как утекают ее деньги, или пожить в домике Джоша. Тут даже думать не о чем. Кроме того, на следующей неделе в это время она, возможно, получит работу.

И цель в жизни.

В дверь постучали. Пришла одна из владелиц гостиницы. На Хлое были короткие широкие армейские штаны, облегавшие бедра, и тесноватый ярко-красный свитерок. Блестящие ярко-рыжие волосы падали на спину в продуманном беспорядке, который Грейс возненавидела бы, если бы не дружелюбная улыбка Хлои и не тарелка с шоколадным печеньем в руках.

– У Тары они лишние, – сообщила Хлоя. – Я попыталась их украсть, но она велела отнести постоя-лице.

Грейс хотела взять тарелку и рассмеялась, когда Хлоя не дала.

– Хотите поделюсь?

– Еще бы!

Хлоя переступила порог.

– Я уж подумала, что вы меня не пригласите.

Они ели печенье и смотрели по телевизору урок собачьей дрессировки. Инструктор говорил, что нет плохих собак, есть плохие хозяева.

– Ха, – фыркнула Грейс, вспомнив о Танке.

И о здоровенном скверном роскошном типе, его владельце.

– Как по-вашему, альфа-самца можно обучить так же легко, как собаку? – спросила Хлоя.

Она была помолвлена с шерифом Сойером Томсоном, определенно альфа-самцом, и Грейс рассмеялась.

– Удачи!

После ее ухода Грейс провела пару часов над обувной коробкой Эми, наслаждаясь работой куда больше, чем ожидала. Она знала, что бухгалтерия – занятие скучное. Но почему-то цифры ее успокаивали. К тому времени как она легла спать, в делах Эми был наведен потрясающий порядок.

Наутро Грейс приняла душ, оделась и заплатила за гостиницу. Ей было жаль покидать это чудесное местечко, особенно еще и потому, что на прощанье ей подарили целую тарелку шоколадного печенья.

Она поехала к Джошу. Было еще рано, но впереди ждало собеседование, и нужно убедиться, что в домике есть Интернет.

Она не успела постучать, как дверь открылась. Джош был в футболке и баскетбольных шортах. На боку висела борсетка. На другом плече – рюкзак. Наверное, собирался в тренажерный зал, а потом – на работу. Он также нес поднос с корзиночками. Рядом стоял Тоби с рюкзаком с картинками из «Звездных войн».

Оба смотрели на нее одинаково шоколадными глазами, и ее сердце сделало сальто.

– Наслаждайся, они вкусные, – улыбнулась она Тоби.

Джош оглядел ее большой рюкзак.

– Перебираетесь в домик?

– Если предложение все еще в силе.

– Еще как! Дайте мне минуту.

Он повел Тоби к угловому дому, из-за которого появился желтый школьный автобус. Оба исчезли в автобусе. Через несколько минут Джош появился, уже без подноса.

– Водитель – мой друг, – пояснил он. – Она позаботится о Тоби, чтобы его не затоптали вместе с пирожными. А у вас сегодня собеседование?

Очевидно, он заметил деловой костюм Грейс.

– Да, через час.

– Я послал вам по мейлу список кандидаток на должность няни.

Она кивнула.

– Надеюсь, смогу подобрать что-нибудь идеальное для Тоби.

– Спасибо.

Он бросил свои сумки и взял ее рюкзак.

– Я покажу вам домик. Но только не позволяйте мне входить.

– Почему?

Под его взглядом она вспыхнула. Словно от его прикосновения.

– Это было бы плохой идеей, – пояснил он голосом, возбуждавшим все ее эрогенные зоны. – Для нас обоих.

Грейс провела рукой по юбке, чтобы убедиться, что она еще не вспыхнула пламенем. Джош был прав. Это будет крайне скверная идея.

Но в этот момент «скверный» звучало как «потрясающий». Потому что от него, как всегда, изумительно пахло. Рукава футболки едва не лопались на его бицепсах, но ткань свободно облегала упругий жесткий живот. И натягивалась на широкой спине. А еще его зад в баскетбольных шортах… Так и съела бы! Запустить зубы в…

Он повернулся сказать что-то и перехватил ее взгляд. Она быстро притворилась, будто рассматривает собственные ноги. Каблуки немного стоптались.

– Очень твердые полы, – пробормотала она.

– Вы смотрели не на полы, а на мою задницу.

Она обреченно вздохнула.

– Ладно, так и есть, – проговорила она так чопорно, как могла. – Но с вашей стороны невежливо на это указывать.

Он рассмеялся. Она прошла мимо, думая, как хорошо, что он не видит ее лица.

– Грейс, – окликнул он.

– Да?

– Ваш зад тоже достоин самого пристального внимания.

Она закусила губу, чтобы сдержать улыбку, и продолжала идти.

– Вы опять ведете себя непристойно.

– Вы первая начали.

Он провел ее по дому, вышел в заднюю дверь. Они обогнули бассейн и оказались у маленького гостевого домика. Джош распахнул дверь и бросил ее сумки в комнату, намеренно оставшись на пороге.

Он оказался прав, домик был крохотный. Но очень симпатичный. Гостиная, кухня и спальня были смежными, выкрашенными в мягкий голубой и нейтральные цвета.

– Кровать за той ширмой, – показал Джош. – В кухне есть все необходимое. Проводка паршивая, хотя Интернет есть. Нельзя включать тостер и обогреватель одновременно. Я все сделаю в этот уик-энд.

Грейс удивленно воззрилась на него. По ее опыту мужчины занимались либо умственным, либо физическим трудом. И никогда тем и другим вместе. Она считала «болвана с задержкой в развитии» человеком умственного труда, тем более что он доктор медицины.

– Вы чините проводку?

Он ткнул пальцем себя в грудь.

– Не просто смазливая физиономия!

Она засмеялась.

– Но ведь вы доктор. Доктора немногое умеют, кроме… э… как лечить.

– Эй, не судите нас по родословной!

Она потупилась, понимая, что именно так и поступает. И это она, лучше других знавшая, как это несправедливо!

– Вы в самом деле не войдете?

Его глаза потемнели, а ее тело откликнулось с женственной предсказуемостью.

– Если я войду, вы пропустите собеседование.

Ее сердце пропустило удар.

– Вот как.

Уголки его губ чуть приподнялись.

– Не в наших интересах, – тихо проговорил он с одним из тех обжигающих взглядов, от которых у нее колени дрожали.

– Заприте за мной дверь, Грейс.

Когда он ушел, она прерывисто выдохнула и заперла дверь. Оглядела новое жилище и почувствовала себя дома. У нее был такой прелестный домик на востоке. Но она не жила там годами. Сначала поехала в колледж, потом снимала одну квартиру за другой. И ни в одной не оставалась надолго. Считала это неуспокоенностью, стремлением к вершинам успеха, но ей никогда не были важны размеры или стоимость жилища. Потому что Грейс так и не нашла своего дома.

Это тоже не ее дом, но тот факт, что хочется распаковать вещи и устроить уютное гнездышко, напоминал, как давно она не чувствовала себя дома.

Слишком давно…

– Неделя, – громко сказала она. – Всего неделя.

Она провела собеседование и получила приглашение через несколько дней приехать в Портленд на второе. Потому сообщила родителям новости. Она не полный лузер!

После этого она поехала позировать и завезла по пути Анну в город, по ее просьбе.

К удивлению Грейс, когда она вышла из галереи, Анна уже ждала у машины.

– А, вы по мне соскучились! Как мило! – воскликнула она.

Анна фыркнула и забралась в машину, где сидела как королева, пока Грейс с трудом запихивала сложенное кресло в багажник.

– Знаете, – сказала она наконец, вытирая лоб рукой, – если бы, научились делать это сами, могли бы купить свою машину, с управлением для людей с ограниченными способностями.

– О, обычно я сама складываю кресло.

Грейс долго смотрела на нее, Анна подняла руки.

– Прошу прощения. Но знаете, люди любят мне помогать. Так им комфортнее в моем присутствии.

Она сладко улыбнулась.

Грейс покачала головой:

– Только не мелите вздора! Вы искренне забавлялись, видя как я неуклюже сражаюсь с вашим креслом.

– Ну… да, – хмыкнула Анна. – Вы и Джош единственные, способные меня разоблачить, верно?

– А в чем еще Джош вас разоблачил?

Анна пожала плечами.

– Он говорит, что я вечно перехожу границы. И что он бы купил мне специально оборудованную машину, но я слишком зла, чтобы водить ее без происшествий.

– Постарайтесь подобреть. Научитесь держаться границ. Я могла бы вас научить. Когда-то я прекрасно умела это делать. По крайней мере делать вид, что умею.

– Он обращается со мной как с ребенком.

– В таком случае перестаньте вести себя как таковой. И если хотите знать, он очень вас любит. Вам ведь это известно?

Анна пожала плечами.

– Думаю, что неизвестно, судя по вашему с ним обращению.

– А как я с ним обращаюсь?

– Вы сами как думаете?

Анна пожала плечами.

– Бьюсь об заклад, что если бы вы вели себя приличнее, он немного отпустил бы поводья.

– Он мне не начальство.

– И поэтому вы можете делать, что хотите.

– Совершенно верно, – кивнула Анна.

– Чего же вы хотите?

Анна не отвечала так долго, что Грейс решила, что ничего не добилась. Но Анна наконец выпалила:

– Хочу, чтобы вернулись папа и мама.

Грейс смотрела на дорогу, но горло перехватило.

– Могу представить, – кивнула она. – Но я вдвойне рада, что у вас есть другая семья. Тоби, например.

– Да, милый малыш.

– И Джош, – добавила Грейс.

Анна отвернулась и уставилась в окно.

– Вам кто-нибудь говорил, что водите, как дев-чонка?

– Я и есть девчонка. Разве у вас сегодня нет за-нятий?

– Я автобус пропустила.

– Я вас подвезу.

– И занятия тоже.

Грейс удивленно качнула головой:

– Можете считать меня ненормальной, но кажется, вы не любите готовить и сочинять истории.

– Откуда вы знаете?

– Так почему не займетесь чем-то более сложным?

– Например?

– Например, получите степень.

– По какой специальности? Я сижу в инвалидном кресле.

– А глаза и мозг тоже парализованы?

Анна закатила свои непарализованные глаза.

– Что вас интересует?

– Поскорее добраться домой. Посмотреть, там ли Девон.

– Он хороший парень? Добр к вам?

– Угу, – буркнула Анна.

– Что вам в нем нравится?

– Он крутой.

– Мальчишки – как наркотики, – заметила Грейс. – Нужно почаще говорить им «нет»!

Анна снова закатила глаза.

– Ему плевать, что я…

Анна взмахом руки показала на свои ноги.

– Он думает, что я хорошенькая. И… сексуальная.

Что-то в ее словах заставило Грейс присмотреться к девушке.

– Вы не просто красивы, вы прекрасны. Но парни его возраста считают сексуальной каждую женщину.

И опять оно, это странное выражение, промелькнувшее в глазах Анны. Неуверенность.

– Анна, он не заставляет вас делать то, к чему вы не готовы?

– Я ко всему готова.

– Секс. Он требует секса?

– Я парализована, но не глупа. И не собираюсь ни для кого быть игрушкой.

– Вот и хорошо, – кивнула Грейс, вовсе не чувствуя себя лучше, потому что поза девушки не соответствовала словам.

– Да. Хорошо, – повторила Анна.

Грейс молча повезла ее домой. А когда остановилась на подъездной аллее, Анна не попыталась выйти из машины. Только отвернулась к окну.

– А сколько лет было вам, когда вы в первый раз…

Грейс наскоро произвела в уме вычисления. Анна была парализована и потеряла мать в шестнадцать лет, вероятно, до того, как у нее что-то случилось впервые. Осталась без той женщины, которая могла как-то помочь ей. Посоветовать… И Грейс искренне сомневалась, что Анна пойдет за подобным советом к Джошу.

– Сорок пять.

Анна фыркнула.

– Послушай, – сказала Грейс, переходя на «ты», – какого-то определенного возраста просто не существует. Главное, чтобы найти своего парня. Хочешь сказать, что Девон просто создан для тебя?

– Он влюблен в меня.

– Этого недостаточно. Ты должна быть влюблена в него. И не просто потому, что он крут. Ты так умна, Анна. Тебе нужен парень, влюбленный в тебя и такой же умный.

Анна снова фыркнула.

– Просто пообещай, что не позволишь себя торопить.

Анна, ничего не ответив, покатила к дому.

Грейс побрела к гостевому домику, где открыла ноутбук и стала выискивать наиболее перспективных кандидаток на должность няни. Первой была пациентка Джоша, желавшая знать, по-прежнему ли тот холостой. Стираем. Следующей было шестьдесят пять. Она хотела знать, будут ли ей платить пенсию. Стираем.

Чувствуя себя обескураженной и отчаявшейся, Грейс, наконец, отыскала двух перспективных кандидаток и назначила собеседование с Джошем. Потом встретила Тоби с автобуса.

– Тяф, – приветствовал он.

– Тяф, – кивнула она. – Но я вроде как надеялась, что сегодня мы сможем поговорить по-английски. Потому что мы собираемся испечь на обед пиццу, а собаки пиццу не едят.

– Я люблю пиццу!

Она улыбнулась, взяла его за руку, и они отправились домой. Немного поработали над его письмом, сделали пиццу. А потом занялись искусством фехтования световым джедайским мечом, устроив дуэль в гостиной.

– Буду лучшим джедаем во всей вселенной, – пообещал Тоби, размахивая мечом.

– Здорово. А зачем?

– Потому что если я буду самым лучшим, мама приедет.

Грейс присела перед ним и отвела прядь волос со лба.

– Знаешь, я думаю, что ты уже лучший джедай во вселенной.

Он так и расцвел, но принялся тренироваться с утроенной силой. «Фьюить-жжжжжж-фьюить».

Джош приехал в восемь и чертовски классно выглядел в помятых темно-синих больничных штанах и кроссовках. Волосы растрепаны, глаза уставшие и беззащитные. Тоби и Танк немедленно набросились на него, и все трое боролись, как волчья стая. Пока Тоби вдруг не сел. Лицо у него было совсем зеленым.

– Ой, – выдохнул он, и его вырвало на кроссовки Джоша.

Тот поморщился, но разрешил проблему со спокойной уверенностью, подхватив расстроенного Тоби, убрав дурно пахнувшую кучу и усадив в манеж обезумевшего мопса, который с встревоженным видом нарезал круги вокруг хнычущего Тоби. Потом снял с мальчика рубашку, посадил на кухонную стойку и дал стакан воды.

– Что было на обед?

– Пицца, – ответила Грейс.

Джош послал ей многозначительный взгляд.

– Никакого пепперони, – поспешно заверила она. – Это есть в списке запрещенных продуктов. Только колбаса.

– У него аллергия на свинину.

Вот дерьмо! Дважды дерьмо!

– В списке этого не было. Только салями и пепперони.

– Потому что он не любит колбасу.

Грейс посмотрела на Тоби, по-прежнему сжимавшего меч. Тот упорно разглядывал босые ноги. И она поняла. Он хотел ей угодить.

Трижды дерьмо! Какая же она идиотка!

– Мне так жаль. Нужно что-то сделать?

– Думаю, его тело само обо всем позаботилось, – сухо бросил Джош – А где Анна? Она-то уж точно должна была знать!

– Уехала с друзьями.

– Она должна была остаться дома.

– Сказала, что вернется до того, как успеет превратиться в тыкву. Это точная цитата.

Джош нахмурился, но промолчал. Грейс занялась ликвидацией кошмара, в который превратился дом за последние несколько часов. В гостиной, посреди дикого хаоса, лежал на диване Танк, развалившись на спине и задрав лапы вверх. Его можно было бы принять за мертвого, если бы он не храпел так громко.

– Вам ни к чему убирать, – сказал Джош, входя в комнату. Взял ее за руку и повернул к себе.

Она молча смотрела на него, мучаясь желанием.

Он тоже смотрел ей в глаза, но наконец с явной неохотой отступил, и только сейчас заметил щенка.

– Каким образом он научился запрыгивать на диван?

Тоби почти час учил щенка прыгать так высоко. Грейс спустила щенка на пол, заслужив укоризненный взгляд и тихое фырканье.

– Мне жаль, что так происходит с Анной. Но может, если бы вы дали ей немного свободы…

– Вы няня Тоби. Не моя.

Верно. Черт, а она почти забыла. Все ее дела переделаны, поэтому она схватила сумку и направилась к двери.

– Грейс…

– Уже поздно, – перебила она.

У нее была целая жизнь, чтобы научиться понять окружающих людей до самых мельчайших нюансов. Родители были скрытными. Привыкли не выказывать чувств. А она точно знала, когда все границы гостеприимства перейдены. Вот как сейчас.

– Спокойной ночи, Джош.


Глава 9 | Сразу и навсегда | Глава 11