home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11

На небесах в шоколаде нет калорий. Там он подается на первое.


Когда Джош приехал домой на следующий вечер, Тоби как раз выходил из ванны. Грейс потихоньку сбежала в домик, чтобы дать Джошу побыть с сыном.

Или просто ей неинтересно его общество.

Во всем, конечно, виноват он. Вчера он вел себя как полный осел.

– Тобс, – попросил он, – надевай пижаму. Я сейчас вернусь.

Он помедлил, наблюдая как Тоби надевает штаны прямо на голое тело.

– Как там насчет коммандос?

– Лучше некуда, – пожал плечами Тоби.

Трудно с этим спорить.

– Выбери книгу и дай мне пять минут.

Он пробежал по дому и перехватил Грейс у задней двери.

– Привет.

– Сам привет, – мило улыбнулась она, стараясь не встречаться с ним глазами.

Тоже его вина.

Он попытался найти способ все исправить. Безуспешно. Впрочем, может, это к лучшему.

Но он вдруг понял, что не в силах отпустить ее, пока не попытается помириться. И поэтому сжал ее руку.

Она застыла, даже уперлась ногами в пол, но он повернул ее лицом к себе.

– Вчера вечером я вел себя как осел, – признался он.

Грейс встретила его взгляд, ощутила внутреннюю борьбу. Сказала себе, что ей плевать, но не смогла с собой справиться.

– Вы просто устали.

– Ладно, я был уставшим ослом. Простите меня.

На этот раз ее улыбка была искренней. Она просто не знала, как быть с парнем, способным попросить прощения.

– Сегодня все в порядке? – спросил он.

– В пятницу у вас два собеседования с нянями.

– Прекрасно. Спасибо, – кивнул он. – Хотите присутствовать?

– Я сама еду в Портленд на собеседование.

Что-то мелькнуло в его глазах – сожаление? – но он кивнул.

– Значит, собеседование по скайпу прошло нормально?

– Очень.

Сегодня ей позвонили, сказали, что она понравилась, и назначили новое собеседование.

– Класс! – одобрил он.

– Да.

Она попыталась проявить хоть какой-то энтузиазм. В конце концов это ее будущее, а она хотела хорошего будущего. Но хотела также не думать об этом. Нетрудно было отвлечься на того, кто стоял перед ней. Судя по одежде, Джош сегодня работал в офисе. На нем были темные брюки, идеально облегавшие бедра. Это она знала потому, что видела, как он нагнулся, чтобы поднять Тоби.

Рукава темно-шоколадной рубашки были закатаны до локтей. Сегодня ни стетоскопа, ни галстука, но на щеках уже выступила тень щетины, а глаза… Взгляд говорил, сколько он всего видел, сделал, сколько испытал. Когда он так выглядел: немного взъерошенный, очень усталый, лицо смягчалось, позволяя ей видеть больше, чем ему, возможно, хотелось. Сегодня он не казался таким уж непроницаемым. Скорее более человечным. Обычный мужчина, который, возможно, кого-то сегодня спас. А, может, и не одного. Каждый день он делал больше, чем это можно представить, и она искренне восхищалась Джошем.

А еще хотела обнять его. Но вместо этого протянула руку, чтобы откинуть со лба темный локон, и тут же спохватилась. Но прежде чем успела убрать руку, он обхватил запястье и медленно притянул ее к себе.

– Спасибо за сегодняшний день, – тихо сказал он, обняв Грейс за талию.

Она смотрела на его грудь, стараясь не обращать внимания на свое бешено колотившееся сердце.

– Вам необязательно меня благодарить. Вы же мне платите.

– Я делаю и то и другое. И, кстати, о деньгах.

– Да? – поинтересовалась она, откинув голову.

– Мне нужна еще неделя, чтобы найти хорошую няню. Согласны присмотреть за Тоби?

Готова ли она брать тысячу долларов за неделю и получить предлог оттянуть начало настоящей жизни?

– Разумеется.

– Тяф-тяф-тяф! – залаял Танк.

Ему вторил другой, такой же звонкий лай. Тоби.

Джош уткнулся лбом в плечо Грейс и вздохнул.

– Он весь день говорил по-английски, – заверила она. – Пока вы не вошли в дом.

Джош поднял голову и уставился на нее:

– Так это я. Он лает из-за меня.

Грейс поколебалась, зная, что должна сказать ему. Но не хотелось добавлять новый груз к уже имеющемуся.

– Вы знаете, что он хочет быть джедаем?

– Это знает весь Лаки-Харбор.

– Да. Но он хочет быть лучшим джедайским воином во всей вселенной, чтобы его мать вернулась.

Джош устало прикрыл глаза.

– Черт.

Лай стал громче, и он отстранился.

– Нужно идти.

– Знаю.

И она знала. Парню вроде Джоша всегда нужно торопиться: на работу, к семье… ко всем. У него не хватало времени только на женщину. И желания тоже.

Она понимала это. И признавала. Так когда все это начало меняться?


Наутро Грейс проснулась пораньше, чтобы поработать над книгами Дженнин, владелицы магазина керамики. Было ужасно холодно, поэтому она включила обогреватель и направилась на кухню, где хранила купленные накануне продукты. Пытаясь решить, что лучше: йогурт или бейгел, она просмотрела электронную почту и остановилась на письме отца.


«Привет, Тыковка, мама рассказала мне, как ты преуспеваешь. Ожидаю от тебя великих дел. Держи хвост пистолетом. Любящий тебя па».


Все еще глядя на текст, она сунула бейгел в тостер. Что-то зашипело, и свет погас.

Только тогда она вспомнила слова Джоша. Немного поздно, к сожалению.

– Черт!

Солнце еще не взошло, так что в домике было почти темно. Но никакого пожара. Это хорошо. А если в стенах загорелась проводка?

Встревоженная Грейс накинула халат и побежала к большому дому. Засов на задней двери был задвинут, но она прижалась носом к стеклу. На другой стороне гостиной был виден кухонный стол, на котором сидел Тоби, по-индейски скрестив ноги. На его коленях примостился Танк. Парочка ела овсянку из огромного пластикового контейнера. Одного огромного пластикового контейнера.

Неудивительно. Танк любил поесть. Особенно в обществе Тоби.

Грейс махнула рукой. Танк спрыгнул со стола и помчался к ней, но запутался в собственных лапах и ударился мордой о дверь. Шлепнулся на зад, немного посидел, прежде чем тряхнуть громадной башкой и залаять. Грейс, которая учила его командам, услышанным в телевизионных уроках по дрессировке собак, протянула руку:

– Танк, молчать!

Танк привстал, но тут же снова сел. И не перестал лаять. Грейс вздохнула и, поймав взгляд Тоби, показала на дверь. Но ничего не вышло. Подумав, что она просто здоровается с ним, Тоби ответил и взмахнул мечом.

– Тоби! Открой дверь.

Но прежде он завершил прием и довольный собой и тем, что, несомненно, произвел на нее огромное впечатление, открыл дверь.

Танк все еще лаял.

– Танк, молчать! Тоби, где твой папа?

Тоби показал куда-то в сторону прихожей. Грейс пошла туда. Первая дверь, в спальню Тоби, была распахнута. Комната напоминала место ядерной катастрофы.

Дверь в комнату Анны закрыта.

Спальня Джоша была в конце коридора. Дверь приоткрыта, что позволило Грейс заглянуть туда. Слава богу. Он был на месте. Лежал на спине. Без рубашки. Простыня сползла до бедер, открывая грудь, от одного вида которой слюнки текли, кубики на животе, за которые можно было убить, и дорожку из волос, исчезавшую под простыней, отчего ей тоже захотелось забраться под простыню.

Возможно, он обнажен, при этой мысли она вспыхнула.

– Джош!

Он не пошевелился, и она вошла в комнату. Положила руку на его плечо, но прежде чем успела снова позвать, он схватил ее, дернул и подмял под себя.

Да, он обнажен. Совсем-совсем.

– М-м, мне нравится твой халат, – пробормотал он. – Такой мягкий.

Наклонив голову, он прикусил ее шею.

– Я против старого соглашения насчет запрета на поцелуи. Давай заключим новое.

Грейс тихо рассмеялась, гладя его по щекам и спине. Он был теплым и надежным, и его поцелуи-укусы так приятны…

Неужели он все еще пребывает в стране снов?

Она толкнула его.

– Проснулся?

– Черт, – вздохнул он. – Да. И Тоби скорее всего тоже.

Джош проснулся, и еще как, и она почувствовала озноб возбуждения.

– Тоби действительно встал и ест овсянку из одной миски с Танком.

– Прекрасно.

Джош скатился с нее и вскочил, по-прежнему впечатляюще голый, И совершенно не стыдясь этого, как могут только мужчины.

Она издала странный звук, потеряв способность думать связно, не спуская глаз с его самой бодрствующей части тела, но приказывая себе закрыть глаза и пощадить его скромность.

Но она не закрыла глаз.

Он схватил со стула джинсы, натянул и стал возиться с застежкой, отчего она жарко вспыхнула.

«Думай, Грейс. По какой причине ты сюда пришла?»

– У меня проблема.

– Что на этот раз? Анна?

– Нет.

Он наконец застегнул ширинку. И встал перед ней: волосы спутаны, ни рубашки, ни носков. Ничего, кроме свободных, низко посаженных джинсов, и ей было чертовски трудно думать.

– Я включила одновременно нагреватель и…

– Только не тостер!

– И тостер, – призналась она.

– Черт, Грейс!

Он бросился к двери.

– Прости!

Чувствуя себя полной идиоткой, она плюхнулась на его постель и уставилась в потолок. Действительно идиотка!

Поэтому она перевернулась на живот и уткнулась лицом во все еще теплую подушку, вдыхая его запах.

– Что ты делаешь?

Она испуганно взвизгнула и слетела с кровати. В дверях стоял Джош.

– Собиралась заснуть в моей постели? – весело спросил он.

И поскольку это было не так стыдно, как признать правду, она дернула плечом. Уклончиво. Чем ничуть не одурачила Джоша. Он покачал головой и потянул ее за собой в гостевой домик. Тоби тоже пошел с ними, мечтая увидеть «большой пожар».

К счастью, никакого большого пожара не случилось, И вообще не случилось. Только пробки выбило. Но Грейс усвоила урок. И правило гласило: не заходи в спальню Джоша, если не хочешь видеть вещи, о которых грезишь, но которые не можешь иметь.

– Я собирался погасить пламя световым мечом, – разочарованно протянул Тоби. – И тогда я стал бы лучшим воином на свете… после тебя, па. Потому что ты первый самый лучший.

Сердце Грейс разрывалось… но она нашла силы молча посмотреть на Джоша. Он присел на корточки перед Тоби, положил руки на его тощие бедра. Тоби упорно смотрел на свои поношенные кроссовки.

Джош одним пальцем осторожно приподнял подбородок Тоби.

– Ты уже самый лучший воин, Маленький Мужчина. Самый лучший.

– Я слишком мал, чтобы быть самым лучшим. Хочу быть таким же большим, как ты.

– Дело не в росте.

– Все потому, что у меня нет мамы. У Сэма и Томми, Эйдена и Кайла, у всех есть мамы. Мама Кайла сказала маме Томми, что у меня нет ма, потому что ты не хочешь ни с кем меня делить.

Джош ответил не сразу. А когда заговорил, оказалось, что голос немного охрип. Но звучал очень убедительно.

– Может, пока тебе трудно понять, но поверь, что делиться не всегда хорошо.

– Зато у всех есть мамы, – возразил Тоби. – Как я могу стать лучшим джедаем без мамы?

– У меня мамы нет. Неужели поэтому я плохой джедай?

Тоби упрямо покачал головой.

– Нет, ты самый лучший, па.

– Как насчет того, чтобы обняться?

Тоби обдумал вопрос и торжественно кивнул. Когда Джош распахнул объятия, Тоби бросился к нему и прижался к груди.

Грейс не бросилась на колени. Не заползла в объятия Джоша.

Но очень хотелось.


Джош наблюдал, как сын бежит в большой дом, и не удивился, когда Грейс остановила его вопросительным взглядом.

– Мать Томми знала мать Тоби. Но ей известна только одна часть истории.

– А другая?

Другая заключалась в том, что Джош вырос болваном, книжным червем, мальчишкой, у которого отбирали деньги на ленч и засовывали в шкафчики раздевалки. К тому времени как поступить в колледж, он наконец окреп и научился давать сдачи. Но сейчас, как и пять лет назад, роскошная женщина, проезжавшая город по пути на свадьбу и выбравшая его на одну жаркую совместную ночку, была все таким же потрясением.

Кроме того, ему это льстило.

Он влюбился в чарующие слова и изумительное тело и потерял голову. А потом она разбила его сердце. Как сейчас – сердце Тоби.

– Другая часть истории не важна, – ответил он.

– Я тебя слышу, – мягко сказала Грейс.

Интересно, а какая история у нее?

Но это не его дело, хотя она смотрела на него выразительными, обжигавшими сердце глазами. Открытыми. Добрыми. Приветливыми.

Он может утонуть в ней… если себе позволит. Фокус в том, чтобы не позволить себе это сделать.


В пятницу Джош встал в четыре утра, чтобы успеть подняться на скалу вместе с Мэттом. В последний раз они совершали восхождение несколько недель назад, и он нуждался в ледяном предрассветном воздухе, Олимпийских горах… Кроме того, Мэтт пообещал надрать Джошу задницу, если тот не покажется.

Не слишком обеспокоенный дурацкой угрозой, Джош стал готовиться. Вчера он пересекся с Таем в больнице, и тот поклялся, что Мэтт что-то плел насчет колец с бриллиантами.

Джош просто обязан был услышать это своими ушами. Он проверил, спит ли Тоби, и убедился, что Анна в своей комнате. Оставил ей записку, напоминая, что она пообещала поднять, умыть, одеть и накормить Тоби, а также вовремя проводить к школьному автобусу.

Потихоньку выходя из дома, он, к своему удивлению, увидел Грейс, тоже идущую к машине.

– Что случилось? – спросил он.

– Еду в Портленд. Собеседование назначено с утра пораньше, а ехать далеко.

Три часа. На ней был другой деловой костюм, общее впечатление от которого смягчалось босоножками на высоком каблуке с бантиками на щиколотках. Волосы уложены в замысловатый узел, несколько прядей словно случайно касаются висков. Совсем иное впечатление, чем от махрового халата, в котором она была несколько дней назад. Тогда ее вид очень ему понравился. Впрочем, Джошу все равно, что на ней надето. В ее присутствии он чувствовал себя ребенком в утро Рождества. Словно не мог дождаться, когда настанет время развернуть обертку, не мог дождаться, когда сумеет прикоснуться к ней. И не только физически, что совершенно выводило его из равновесия.

Хотел касаться ее не только снаружи, но и изнутри, что уже вообще не имело никакого гребаного смысла.

– Удачи, – пожелал он. – Надеюсь, ты получишь все, что хочешь.

– Дело не в том, чего я хочу. Дело в том, чего требую.

Он вскинул брови.

Она вздохнула.

– О, не важно. Так всегда говорят мои родители. Требования нужно удовлетворять в первую очередь. И только потом идут потребности.

Он присмотрелся к ней. Проник взглядом за прелестную обертку и понял, что она застыла от напряжения.

– Ты почти не говоришь о себе и своем прошлом.

– Да не о чем говорить.

– У всех в прошлом есть, о чем говорить, – возразил он.

Грейс повела плечом.

– У меня было скучное детство.

Она умела защищаться. Даже лучше, чем он сам.

Интересно.

– Разве жить с космическим специалистом так уж скучно?

Она снова пожала плечами. И хотя Джош терпеть не мог, когда люди пытались вытянуть из него ответы, которых он не хотел давать, все же не мог не попытаться надавить на нее.

– А что было ПОСЛЕ твоего детства?

– Имеешь в виду колледж? – уточнила она. – Работу? Парней? Что именно?

– Все.

Она коротко рассмеялась.

– Я закончила колледж в Нью-Йорке. Проходила стажировку в большом финансовом учреждении и получила сертификат аудитора. Потом нашла работу в банке, хорошую квартиру, встречалась с парнями и так далее. Мои родители гордились мной. Конец. Я ответила на твой вопрос?

Даже и не начинала.

Она неожиданно выпустила колючки, а он умел распознавать симптомы и делать выводы. Она была далеко не так счастлива, как хотела казаться.

– Родительские надежды иногда могут осточертеть.

Она снова рассмеялась.

– Да, немного. Но они хотели мне добра. Всегда хотели.

Джон знал цену молчанию и был вознагражден, когда она вздохнула:

– Меня удочерили. Так что гениальная идея достичь недостижимого – это не врожденное. Ее внушили мне родители.

Он осознал сказанное и невысказанное. Видимо, она считает, что не имеет всех необходимых генов для того, чтобы оказаться на одном уровне с приемными родителями. При одной мысли о том, что она испытывает, у него заныло в груди.

– Надеюсь, они принимали в расчет и твои надежды и мечты, а не только свои.

– Они приняли в расчет, что мой IQ достаточно высок, чтобы я сделала достойную карьеру.

– Они проверяли твой IQ? – уточнил он.

– Да. Когда я училась в средней школе, чтобы помочь определить, какой путь выбрать, какую сделать карьеру.

– Когда ты училась в средней школе, – повторил он. Когда Джош был в средней школе, отец играл с ним в футбол. Не тестировал его интеллект.

– Нельзя тратить время зря, когда тебя ждут великие достижения, – пояснила она.

– В средней школе?

– Эй, они меня любят. Только по-своему.

– Заставляя тебя во всем им подражать? Быть, как они?

– Ну… не совсем, как они. Я не стала ученым, чем ужасно их разочаровала. Но пойми, я хотела быть, как они.

И, вероятно, именно поэтому так старалась найти правильную работу. Чтобы им угодить. Показать, что достойна имени Бруксов.

Плевать ему на успехи ее семьи. Все, что ему хотелось, – стиснуть их шеи и вытрясти все зубы за то, что не видят, какой изумительной женщиной стала малышка, когда-то ими удочеренная.

– Как насчет тебя? – спросила она. – Родители многого от тебя ожидали?

– Ожидали, что я буду счастлив.

– Правда? – мягко улыбнулась она. – Как трогательно! Ничего лучшего в жизни не слышала. И как? Счастлив?

Черт бы его побрал, если это не вопрос на миллион долларов. И слишком сложный, чтобы отвечать на него в этот час. Поэтому он взял у Грейс сумку с компьютером и положил на заднее сиденье, прежде чем открыть дверь со стороны водителя. На этот раз ее не заклинило, и она подняла глаза к небу, возмущенная такой несправедливостью.

– Не стоило и удивляться, зная, какой ты рукастый, – хмыкнула она.

Его улыбка слепила, и она прижала ладони к горящим щекам.

– Я немного не то хотела сказать.

– Нормально. И это правда. Я многое умею делать руками.

Она шутливо толкнула Джоша в грудь.

– Не важно, насколько ты хорош. Поскольку мы туда не пойдем.

– Да. Черт.

Грейс отвела взгляд, но тут же снова взглянула ему в глаза.

– Я вернусь как раз, чтобы встретить Тоби с автобуса.

– Спасибо. У меня куча новых звонков от потенциальных нянь.

– Хочешь, чтобы я выловила всех, у кого крыша едет?

– Больше, чем своего следующего вдоха.

Она снова рассмеялась. И ему почему-то захотелось улыбнуться.

– Дай знать, если что-то понадобится.

– А если тебе что-то понадобится? – парировала она.

– Что?

– Вдруг вам что-то понадобится, доктор Скотт? Это вы всегда стараетесь что-то дать людям: на работе, в своем доме, повсюду. Понимаю, что я не самая лучшая няня и выгуливатель собак, но буду счастлива помочь. Если что-то понадобится…

В его груди что-то затрепетало.

– Ты идеальная няня-выгуливатель собак. Но я не слишком привык получать помощь.

Ее губы дернулись.

– Скажи что-то такое, чего я не знаю.

Она погладила его по груди. Села в машину и отъехала, невыносимо сексуальная в своем костюме и в туфлях на высоких каблуках.


Глава 10 | Сразу и навсегда | Глава 12