home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 18

Шоколад – лучше, чем секс. От него не забеременеешь, и он всегда сладок.


Грейс приходилось перепрыгивать через две ступеньки, чтобы не отстать от Джоша, но она смеялась.

– Боже, доктор Скотт, как вы спешите!

Он не потрудился ответить, просто вел ее по песку, с видом человека, которого ждет важная миссия.

Она снова рассмеялась, но он оглянулся. И этого было достаточно, чтобы она проглотила смешок и вздрогнула в предвкушении.

Всю свою жизнь она делала все, что от нее ожидали, и выбирала «правильный» путь. Но сейчас она в Лаки-Харбор, и ее жизнь здесь должна быть другой.

Грейс сама сделала ее другой. Она никогда этого не забудет.

И Джоша тоже.

– Куда мы идем? – спросила она.

– Туда, где не так много народа.

– А почему спешка?

– Хочу быть с тобой наедине, прежде чем забудешь свои конечные цели или нас снова прервут.

– Не волнуйся, – заверила она. – Я, по крайней мере, серьезно отношусь к конечной цели.

– А я думал, ты не умеешь быть серьезной. Можешь только развлекаться.

– Ты именно этого ищешь сегодня?

Его взгляд был непроницаем:

– Это начало.

Она задрожала.

– Мне нужно сказать Мэлори и Эми, что ухожу. Дай мне минуту.

– Пойду за машиной.

Эми с Мэттом сидели в кабинке за кувшином пива, пытаясь проглотить языки друг друга. Поскольку вторая парочка проделывала на танцполе то же самое, Грейс просто написала обеим эсэмэски, не желая тревожить. К тому же теперь не придется объяснять, что она намерена заняться тем же самым.

Она зашагала к парковке мимо скопления столов, за которыми сидели собравшиеся на праздник. И тут что-то зацепило ее… она обернулась, поняв, что один из этих людей – Девон. Только девушка была не Анной.

– Почему ты здесь? – потрясенно прошептала она. Девон отвернулся и потащил девушку за собой в тень. Оба немедленно исчезли в ночи.

Может, Анна тоже здесь? Но Грейс не видела ее в этот вечер. Скорее всего ей просто не проехать по людному причалу и берегу в коляске. Девушка не только пропустила фестиваль, но и ее бойфренд оказался настоящей подлой крысой.

Грейс отвернулась, чтобы уйти, и наткнулась на кирпичную стену.

Кирпичной стеной оказалась грудь Джоша.

– Эй! – сказал он, поймав ее. – Я сейчас упаду.

Но присмотревшись, спросил:

– Что случилось?

Она не могла сказать. Не здесь. Он редко соглашался с Анной в чем-то, особенно по поводу Девона, в основном из-за яростного стремления защитить сестру, не говоря уже о том, что Девон был полным ослом. Если Грейс даст доказательство этого, он наверняка что-то предпримет. Хотя она не знала, что именно.

Кроме того, Анна чувствовала, что Девон не впервые изменяет Анне.

– Все в порядке, – ответила она.

Джош не поверил, но не стал допытываться. Очевидно, в этот момент у него на уме было другое. Остаться с ней наедине.

По пути к машине их то и дело останавливали люди, желавшие поведать Джошу о своих недугах. Все хотели поговорить с ним, дать знать, что у них болит горло или они чувствуют себя лучше, или что собираются прийти к нему в офис на следующей неделе.

– Как тебе это удается? – удивилась она. – Как ты помнишь болезни всех пациентов, не говоря уже о странностях и требованиях?

– Сам не знаю. У меня всегда была хорошая память. Мозг сохраняет все. Даже совершенно бесполезные глупости.

– Да? Все?

– Ну, почти.

– Что на мне было надето в тот день, когда ты меня нанял?

– Белые кружевные трусики.

– Что?! – ахнула она.

– Ты вся промокла, и платье стало прозрачным.

– Это память не разума, а пениса, – возразила она.

Он ухмыльнулся и, подавшись вперед, прикусил ее нижнюю губу:

– Обожаю, когда ты произносишь «пенис» этаким голоском чопорной училки. Как непристойность на людях.

Она почувствовала, что краснеет.

– А как ты предпочитаешь его называть?

Его глаза потемнели.

– Сегодня мы перечислим части нашего тела и как лучше их называть, причем во всех подробностях, но сначала нужно отсюда выбраться. Главное – не встречаться ни с кем глазами. Ни на кого не смотри, даже если перед тобой предстанет Господь Бог, просто продолжай идти.

– Да, сэр!

– Вот это мне нравится больше всего.

– Э… простите, Грейс…

Это была Минди, владелица цветочного магазина, из которого Грейс доставляла цветы.

– Надеюсь, что не прерываю… – застенчиво улыбнулась она.

Вид у Джоша был самый обреченный, но к его чести нужно сказать, что он вежливо улыбнулся.

– Все в порядке.

Минди слегка расслабилась.

– Видите ли… у меня бессонница.

Джош тяжко вздохнул.

– Завтра я принимаю в офисе. С восьми до…

– Собственно говоря, мне нужно поговорить с вами, Грейс. Необходима помощь с бухгалтерским учетом. Я слышала, что вы помогли Люсиль, Андерсону и Эми, верно?

– Да, но…

– Я заплачу, – пообещала Минди. – Сколько платят они.

Поскольку Эми платила шоколадными корзиночками, а Грейс так же нуждалась в лишних корзиночках, как в еще одном сексуально озабоченном альфа-самце, нетерпеливо переминавшемся рядом, то и покачала головой, но Минди схватила ее за руки:

– Для меня это так много значит, – настойчиво просила она. – Просто необходимо, чтобы кто-то, кому я могу доверять, вел учет. Мой бывший, он…

Она прерывисто вздохнула.

– Едва меня не разорил. Мне вправду нужна ваша помощь.

Сердце Грейс разрывалось от сочувствия этой тихой женщине.

– Договорились, – кивнула она.

– О, спасибо. Спасибо огромное. Сейчас?

– Нет, – ответил за нее Джош. – Не сейчас.

Он крепко сжал руку Грейс.

– Завтра. Она поможет вам завтра, – пообещал он и потащил ее сквозь толпу, так что девушке снова приходилось бежать за ним.

– Это было грубо, – выдохнула она.

Он не потрудился ответить.

– Люди подумают, что мы спешим, чтобы…

Он послал ей взгляд, говоривший «мы спешим, чтобы…»

Вокруг было полно людей. Кто-то окликал Джоша, но целеустремленный человек не сбивается с пути.

– Джош! – попросила Грейс. – Помедленнее.

Но он не сбавил шага. И когда несколько леди из художественной студии пытались подозвать ее, он крепче сжал пальцы.

– Никаких визуальных контактов, – скомандовал он, нажал пульт сигнализации и практически втолкнул Грейс в машину. Она бы возразила против такого обращения. Но теплые большие руки скользили по ее телу, заново знакомясь с ним, и она никак не могла отдышаться.

Он захлопнул дверь и мгновенно очутился на месте водителя.

– А если эти дамы хотели поговорить со мной? – пожаловалась она.

– Мне нужно поговорить с тобой.

– Ты хочешь поговорить? – рассмеялась она. – В самом деле? Потому что ты немного похож на большого скверного волка. Но если хочешь поговорить, я в игре!

Она откинулась на спинку сиденья, стараясь устроиться поудобнее.

– Как прошел день?

Вместо ответа он притянул ее к себе на колени.

– Значит, день был хорошим? – поддразнила она.

– Фантастика. И скажи, что он станет еще лучше.

Она немного раскачивалась, чувствуя его возбуждение, нарастающее с каждой минутой.

– Мм… может быть.

– Не издевайся. Мне не до этого.

– Ах, бедное дитя.

– Я серьезно, – тихо сказал он. – Если нам снова помешают…

– По крайней мере в последний раз мы дошли до конца, – фыркнула она.

– Это не конец, а всего лишь начало. Подумать только, я год обходился без секса. Во мне столько всего накопилось!

– Правда? Тогда покажи мне…

Он накрыл ее губы своими, одновременно повернув ее голову так, как ему было удобнее. Она уже знала, что Джош редко что-то делает, не подумав. Его движения и поступки были всегда рациональными, спокойными.

Контролируемыми.

Но сейчас в нем не было ничего рационального или спокойного. Его руки лихорадочно шарили по ее лицу, плечам, талии, бедрам и снова зарывались в волосы, пока он целовал ее, крепко, исступленно, сплетаясь с ее языком своим.

И неожиданно оргазм, прямо здесь и сейчас, показался лучшей идеей за весь вечер.

Только бы коснуться его!

Она обняла Джоша и сунула руки под его рубашку, глядя упругие мышцы.

Его стон отдался в ее ушах, и она прижалась еще теснее. Его руки были заняты, и их жар обжигал ее. Он был огромным и твердым и прижимался к ее чувствительному местечку, что только приближало оргазм. Он совершенно забыл, где находится, что ей нравилось еще больше. Потом руки скользнули под подол платья, и она тоже забыла, где находится, и тяжело задышала, еще до того, как он коснулся чего-то жизненно важного.

Он коснулся губами ее шеи, целуя и проводя языком по горлу, пока неутомимые пальцы гладили мокрый шелк ее трусиков.

Их вспугнул стук в окно. Там стояла Люсиль, прикрывая глаза рукой.

– Простите! – завопила она.

– Конечно, я дал клятву спасать людей, но ее с радостью убил бы, – прошипел Джош.

Грейс порхнула обратно на сиденье, лихорадочно приводя в порядок одежду. Джош немного подождал, прежде чем опустить окно на дюйм.

– Простите, – повторила Люсиль, все еще не отнимая ладони от глаз. – Но парни дурачились на причале, и Андерсон упал в воду. И не вынырнул. Его ищут, но…

– Грейс, вызывай спасателей, – приказал Джош, выскакивая из машины и метнувшись в сторону причала.

Грейс набрала 911, потом взяла ключи Джоша, закрыла машину и вместе с Люсиль пошла к воде, волнуясь за Андерсона. Притихшая толпа собралась на берегу, и они сбежали туда по лестнице.

В воде возились трое. Потом все двинулись к берегу, поддерживая неподвижного человека. Кто-то нагнулся над ним. Было слишком темно, чтобы видеть, что он делает и кто он, но Грейс знала.

Джош.

Все кое-как выбрались на берег. Джош упал на колени, осторожно уложив неподвижного Андерсона, чтобы не повредить позвоночник.

– Слава богу, нашли, – выдохнула Люсиль. – Надеюсь только, что успели вовремя.

Остальные мужчины встали в ногах Андерсона. С них струилась вода. Грейс узнала шерифа Сойера Томсона. Вторым был Тай, жених Мэлори. Сойер позаимствовал у кого-то телефон и звонил, вероятно, в «скорую». А Джош щупал Андерсону пульс. И, должно быть, нашел, потому что кивнул Таю, перед тем как начать делать искусственное дыхание.

– О нет, – прошептала Люсиль, цепляясь за Грейс. – Он не дышит.

– Джош приведет его в чувство.

Грейс сжала ледяные пальцы Люсиль, молясь, чтобы это оказалось правдой. Хотя точно знала, что только Джош способен спасти Андерсона.

Тот по-прежнему ужасал своей неподвижностью. Лицо и голова были в крови. Должно быть, он что-то сломал. На расстоянии не было видно, но видимо Джоша что-то тревожило, если судить по тому, как осторожно он обращался с Андерсоном.

Едва он остановился, чтобы снова проверить пульс, завыли сирены и замелькали красно-синие огни. Приехала «скорая».

И еще более обнадеживающий звук: это Андерсона стало рвать водой. Тело его сводили судороги.

Сойер и Тай громко облегченно вздохнули. Сойер встал и оттеснил толпу. Тай взял у зевак пиджаки, чтобы накрыть Андерсона.

Джош ловко перевернул его на бок, чтобы тому было легче извергать галлоны воды. Когда парамедики выбежали на берег, Андерсон попытался приподняться, но Джош придержал его и что-то сказал.

– Черт побери, – пробормотала Люсиль, не сдержав слез, – я не слышу, о чем они говорят.

Грейс не нужно было слышать, чтобы понять: Джош старается удержать Андерсона на месте. Она заметила, что все мужчины вымокли до нитки, но никто не обращал на это внимания. Все тревожились только за беднягу.

Джош отдал распоряжение парамедикам, и все вместе осторожно подняли Андерсона на носилки, накрыли одеялами и вдвинули носилки в машину. Джош сел рядом с пациентом, и двери закрылись.

Вскоре машина отъехала, бесшумно и с выключенной мигалкой.

– Весь город здесь, – сказала Люсиль. – Так что пробок точно не будет.

Грейс ошеломленно кивнула, потрясенная неожиданным ощущением непрочности. Жизнь так хрупка.

Коротка.

Слишком коротка.

Вспомнив, что у нее в руке ключи, она ушла с причала и поехала домой. Ну, не совсем домой. Домой к Джошу. В тот дом, который он ухитрился создать для себя и своей семьи, несмотря на уверенность, что делает для них ничтожно мало. Это был хороший дом. Теплый и безопасный. Но сегодня он был молчалив и темен. Джоша тут не было. Не было жизни.

Анна сидела у бассейна, глядя в залитую лунным светом воду.

– Привет! – воскликнула Грейс, плюхнувшись в шезлонг. – Ты пропустила все веселье.

– Я не могу ездить по причалу одна.

– Я бы помогла.

– Почему? – удивилась Анна.

– Почему? А почему нет?

– Потому что я обращалась с тобой, как последняя стерва.

– Да. Но ты так обращаешься со всеми, и я никогда не принимала это близко к сердцу.

Анна рассмеялась. Смех звучал невесело и немного скрипуче, будто в горле поворачивались ржавые шестеренки. Грейс понимала: то, что она сейчас скажет, вряд ли облегчит положение.

– По-моему, я там видела Девона.

– Он в Сиэтле, – покачала головой Анна. – Какой-то семейный праздник.

– Ладно, скажу иначе. Я определенно видела его на фестивале. С девушкой.

Анна словно окаменела.

– Как раз когда я подумала, что смогу научиться не питать к тебе ненависти.

– На твоем месте я бы хотела знать, – покачала головой Грейс, вовсе не оскорбленная словами Анны. Она понимала. Пусть она не знает, что это такое – потерять родителей и остаться инвалидом, но понимает боль девушки.

– Не тебе разбираться в наших отношениях, – бросила Анна.

– Ясно, что тебе он нравится.

Грейс хотела, чтобы Анна открылась, и тогда она попытается помочь, хотя уже видела, как в семье Скоттов относятся к предложению помощи. Упрямые упертые ослы!

– И я знаю: ты не хотела бы, чтобы он испытывал к кому-то другому то, что испытываешь к нему сама.

Анна покачала головой и молча отвернулась, чтобы Грейс не видела ее лица.

Сердце Грейс сжалось. Она сознавала, что Девон требует от Анны секса. Не нужно быть космическим специалистом, чтобы понять: если Анна не согласится, Девон получит секс в другом месте.

– Я горжусь тем, что ты не поддаешься давлению.

– Ты сама не понимаешь, о чем говоришь, – отрезала Анна.

– Так объясни.

– Я хочу поддаться давлению. Хочу…

– Заняться сексом?

Анна молчала.

– Милая, – со вздохом сказала Грейс, – если ты даже слово не можешь выговорить, значит, не так уж и готова.

– Готова, – неубедительно возразила Анна и поехала к дому.

– Если тебе что-то понадобится… – крикнула вслед Грейс.

– Не понадобится.

– Если твоему брату что-то нужно…

Анна ответила скрипучим смехом, только на этот раз в нем звучали слезы. Она остановилась у двери и, не поворачиваясь, ответила:

– Он ничего у тебя не попросит.

– У него был тяжелый вечер, – спокойно ответила Грейс.

– Да, потому что он позвонил мне, чтобы проверить, дома ли я, и сказал, что мне не нужно встречаться с Девоном. Я зачитала ему закон о бунте.

– Об этом я не знала. Просто хотела сказать, что Андерсон едва не утонул сегодня, и Джош был вынужден делать искусственное дыхание, чтобы его спасти.

Анна, наконец, обернулась. Глаза ее были полуприкрыты.

– Это любимое дело Джоша. Спасать людей.

Странно, почему она сказала это с такой горечью?

– Ты говоришь так, словно это преступление.

– А ты считаешь, что всех необходимо спасать? – помолчав, спросила Анна.

Так. Она определенно не имеет в виду Андерсона.

Грейс подошла ближе:

– Анна…

– Я в порядке. Мы Скотты. Мы всегда в порядке. Разве ты еще не усвоила?

Когда Анна въехала в дом, Грейс вынула мобильник и позвонила в больницу, справиться об Андерсоне. Ей сказали, что пока информации нет, так что оставался еще один источник.

Фейсбук. К счастью, Люсиль, как всегда, оказалась на высоте.


«Благодаря срочным героическим мерам, предпринятым доктором Джошем Скоттом, один из наших граждан был спасен сегодня вечером.

Андерсон, владелец «Андерсон Хардвэр Стор», упал с причала в воду, ударившись головой. И наверняка утонул бы, если бы не трое мужчин, которые бросились за ним в темный океан. Шериф Сойер Томсон, парамедик воздушной «скорой» Тай Гаррисон и доктор Джош Скотт.

И, о Господи, можно мне высказать, какими невероятно красивыми выглядели эти трое, мокрые и потные после всех усилий?

Андерсон в больнице, с легким сотрясением мозга, сломанной щиколоткой и, возможно, ушибами ребер.

Спасибо, доктор Скотт. Вы самый потрясающий на свете доктор!

Андерсон, выздоравливайте скорее. И держитесь подальше от причала!»


Грейс отключилась, забралась в постель и понадеялась, что Джош по крайней мере получил сухую одежду.


Она понятия не имела, сколько спала, но неожиданно проснулась. Сердце бешено колотилось. Она посмотрела на экран мобильника.

Полночь.

Грейс села в постели и услышала слабый стук. Босиком подбежала к двери и посмотрела в глазок.

Темные растрепанные волосы. Под глазами темные круги. Больничный костюм…

Грейс дрожащими руками открыла дверь. На пороге стоял едва живой доктор Джош Скотт.


Глава 17 | Сразу и навсегда | Глава 19