home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 21

В списке неотложных дел всегда должен быть шоколад – по крайней мере убедишься, что сделала хотя бы одно дело.


– Джош?

Голос доносился словно издалека. Настойчивый, встревоженный… и он по старой привычке должен был ответить на этот настойчивый призыв.

Джош с трудом открыл глаза. И тут же пожалел, когда боль пронзила голову, а к горлу подкатила тошнота. Сейчас он выблюет все пирожные.

Или, в его случае, корзиночки.

– Джош, о Боже, ты меня слышишь?

– Шш-ш…

Он снова закрыл глаза. Черт. Этот шоколад был на редкость дурной идеей.

– Тоби…

Грейс стояла на коленях рядом с ним.

– Он в порядке. Собака в порядке. Я в порядке благодаря тебе. Пожалуйста, открой глаза и поговори со мной.

Ну уж нет, иначе его точно вырвет.

– Тяф! Тяф, тяф, тяф!

О Иисусе, лай Антихриста сейчас расколет голову.

– Молчать, Танк, – велела Грейс. – Тоби, малыш, хватай его и унеси в прачечную. Анна, хорошо, что ты вернулась. Возьми телефон, на случай, если придется вызвать «скорую».

– Телефон у меня, – пробормотала Анна. Когда Джош приоткрыл глаза, оказалось, что у нее необычайно потрясенный вид. Смотри-ка, Антихрист номер два волнуется за него. Приятно видеть.

– Никакой «скорой».

– Тебе нужен доктор, – возразила Грейс.

– Я сам доктор. С чем это я столкнулся? С большегрузной фурой?

Она удержала его, когда он попытался сесть, и сделала это с удивительной силой.

– Лежать, – велела она, словно Танку.

– Я в порядке.

Если не считать того, что ее пальцы выглядели… как длинная картофельная соломка.

И у нее было две головы. Все четыре глаза были полны тревоги.

Как приятно! Обычно это он волновался. Черт, да он в этом преуспел, лучше не бывает…

Хорошо, что кто-то ради разнообразия волнуется за него.

Джош сосредоточился на секунду, но тут взгляд снова сделался блуждающим. И четыре груди. Мм-м… Это еще прекраснее, чем ее беспокойство за него. Четыре прелестных пригоршни… погодите, ему для этого понадобятся четыре руки.

Он поднял руки к лицу. Одна, две, три, четыре… идеально!

– Получится, – прошептал он и снова закрыл глаза.

Почти обезумев, Грейс шарила по голове Джоша в поисках шишки. И нашла ее на затылке, настоящее гусиное яйцо, от вида которого мурашки по коже шли.

– Пора вызывать «скорую», – сказала она Анне.

– Уже вызываю, – ответила та.

– Нет!

Джош снова пошевелился и на этот раз напомнил Грейс упрямого мула. «Двухсотфунтового, шестифутового-с чем-то упрямого мула», – мрачно подумала она, присев на корточки.

– Джош…

– Джош…

– Лед, – перебил он, выхватывая телефон у Анны с поразительной быстротой. Особенно учитывая, что секунду назад он был без сознания.

– Мне нужен пакет со льдом.

Анна только глаза закатила, но поехала в кухню.

Джон сумел подняться, хотя ему казалось, что мир бешено вертится. Он сумел сделать два шага, прежде чем тяжело опустился на ступени крыльца.

– Джош, перестань перенапрягаться.

Он был зеленым. И с каждой секундой зеленел все больше. Лицо покрывала тонкая пленка пота. Он глянул на мрачного молчаливого Тоби, сжимавшего в кулачках световой меч.

– Я в порядке, парень. Не волнуйся.

– У тебя кровь? – спросил Тоби тоненьким дрожащим голоском. – Потому что когда у джедая идет кровь, он умирает.

Джон провел рукой по голове и показал, что пальцы совершенно чистые. Не похоже, чтобы это убедило Тоби.

– Я в порядке, – поклялся Джош. – И собираюсь идти на новую битву.

Тоби заулыбался, открыв дырку в передних зубах. Умилительно, но Грейс осточертел вздор, который нес этот мачо.

– Тебе нужен врач, Джош.

– Со мной все хорошо.

Неужели он вообразил, что способен одурачить ее, как одурачил Тоби?

– Если с тобой все хорошо, скажи, сколько пальцев я подняла?

Он с огромным трудом сосредоточился.

– Два.

Повезло угадать, и оба это знали. К сожалению, он был типичным мужчиной и, следовательно, имел пенис, а это означало, что урезонить его невозможно.

Вернулась Анна с пакетом льда.

Джон положил его на шишку и, усевшись на ступени поудобнее, прислонил голову к стене. Закрыл глаза.

– Эй, малыш, – сказал он Тоби, – не хочешь посмотреть «Трансформеров»?

– Ты сказал «нет», потому что я и без того слишком много смотрел телевизор на этой неделе.

– Я неправильно посчитал. Иди. Пусть Анна его включит.

Тоби взмахнул мечом и побежал в дом.

Анна медленно последовала за ним.

– Если ты умрешь, – предупредила она, показав на Джоша, – я тебя убью.

С этими словами она уехала, но ее место тут же заняла Грейс.

– Молодец Анна. А теперь, что я могу для тебя сделать?

– Сколько я пробыл в отключке?

– Минуту.

– Минуту или несколько секунд?

– Секунды, – призналась она, – но…

– Все нормально, дай мне только немного посидеть.

– Джош…

– Чай. Можешь заварить чай?

– Конечно.

Она вскочила и пошла на кухню. Там она нашла Анну и Девона.

– Что ты здесь делаешь? – спросила Грейс.

– Пришел в гости.

Он обхватил рукой Анну за шею, притянул к себе, так резко, что кресло скрипнуло. И поцеловал в висок.

Нежно. Трогательно. И все же он полон дерьма.

Грейс старалась без слов передать Анне, что она достойна большего.

Но Анна не желала вести безмолвных разговоров. И вообще никаких.

– Я приехала за свитером. Мы здесь не останемся, – объявила она. Только в глазах стыла тревога за Джоша, которого, конечно, не следовало оставлять. Но она была слишком упряма, чтобы признать это вслух.

Девон вывез кресло из кухни. И у порога обернулся, послав Грейс улыбку, означавшую «хрен с тобой»!

Черт бы его побрал!

Ладно, главное – решить проблему с Джошем.

Она быстро приготовила чай, проверила, что делает Тоби – к счастью, он неотрывно смотрел на экран, где показывали «Трансформеров», в то время как Танк мирно спал на диване, – и поспешила к Джошу.

Который даже не пошевелился, насколько она могла сказать. Голова по-прежнему прислонена к стене.

Он даже слишком неподвижен…

Дрожа от страха, она присела на корточки и положила руку на бедро.

Он дернулся. Выругался себе под нос и мрачно воззрился на нее.

– Прости, – облегченно выдохнула Грейс, – просто ты не двигался. И я принесла чай.

– Я не пью чай.

– Почему же заставил меня его заварить?

– Чтобы ты не маячила у меня перед глазами.

Грейс скрипнула зубами, села рядом и – черт с ним – выпила чай.

– Повезло тебе, что я не бью раненых. А теперь скажи, как ты себя чувствуешь.

– Неплохо бы несколько таблеток аспирина. Лучше десять.

– А можно аспирин при ушибах головы?

– Грейс!

Верно. Он доктор и знает такие вещи.

Она встала, но тут же прищурилась.

– Погоди, это опять твои трюки? Я пойду за аспирином. А потом окажется, что он тебе не нужен?

– Собственно говоря, это такой трюк, от которого меня сейчас вырвет. И я хочу, чтобы в этот момент ты была как можно дальше от меня.


Грейс не понравилось, что Джош лег в постель, вместо того чтобы поужинать с ними. Она приготовила стейки, каждые пять минут подбегая к Джошу, пока упертый олух не велел ей уходить и не возвращаться. Она была уверена, что он просил ее удалиться на короткое время, а не навсегда.

Она уложила Тоби и уселась на кухне поработать над бухгалтерскими книгами клиентов, все еще удивленная тем, что, сама того не ожидая, начала собственный, пусть и маленький бизнес. Конечно, ничего столь впечатляющего, как работа в большой инвестиционной фирме или банке Сиэтла, но ей нравилось. Она понятия не имела, что сделает, если получит одну из должностей, на которые рассчитывала, и поскольку днем звонили из Сиэтла насчет последнего прослушивания, это казалось вполне вероятным.

Она все еще работала, когда несколько часов спустя заявилась домой Анна. Грейс встала, чтобы проверить, как там Джош.

– Почему тебе позволено сходить с ума по парню, а мне – нет? – спросила Анна.

– И это нужно заработать. Ты еще недостаточно взрослая.

– Он не любит, когда над ним кудахчут, – бросила Анна.

– А если этим людям он небезразличен?

– И это он тоже не слишком любит.

– Уверена, что он не просто глупец, который не знает, как обращаться с людьми, которые о нем заботятся?

Это заставило Анну призадуматься.

– Не знаю, – призналась она наконец. – Это он вечно о всех заботится. Теперь, когда ты это сказала, я все гадаю, почему. Потому ли, что он считает это своей обязанностью, или все же готов принять помощь?

– Может, тебе следовало бы самой найти ответ, – предложила Грейс и направилась в спальню Джоша.

В комнате было темно, но она оставила свет в ванной. Мебель была из темного дерева, постель – огромной, царившей над остальной обстановкой. Джош лежал на животе, отвернувшись.

Она села на край кровати, провела пальцами по его лбу и откинула волосы.

– Прошло всего две минуты, – вздохнул он.

– Двадцать. Тебя тошнит?

– Грейс, я в порядке. Уходи.

– Как тебя зовут?

Он устало вздохнул.

– Я начинаю искать новую няню.

– Смешно. Следи глазами за моим пальцем.

Он шлепнул по ее пальцу.

– Ты большой ребенок, – заявила она. – Если бы один из твоих пациентов вел себя подобным образом, ты бы…

– Посчитал, что он совсем неплохо себя чувствует.

Она видела, что он встал под душ, что ужасно ее разозлило. Он мог бы упасть, и она понятия не имела, что делала бы с весившим двести фунтов мокрым, валявшимся без сознания мужчиной. Она знала, что делать с весившим двести фунтов мокрым мужчиной в сознании, но это совсем другое дело…

Он с трудом натянул тренировочные брюки. Они так низко сползли, что вид открывался совершенно неприличный. Зато она могла любоваться широкой спиной и двумя сексуальными ямочками, не говоря уже о верхней части тату.

Грейс расплылась в улыбке и, не в силах устоять, спустила штаны еще ниже, открыв изображение молнии. Она тихо рассмеялась. А он пробормотал ругательство.

– Почему ты еще здесь?

– У тебя сотрясение мозга, – напомнила она. – Я тебя не оставлю.

– Небольшое сотрясение. Иисусе. Хватит висеть над душой!

– Ладно, но я хотела бы поговорить с доктором Скоттом. Не с кретином Джошем.

Он презрительно фыркнул и тут же страдальчески вздохнул. Но она заметила, что при этом так и не пошевелился. И выглядел ужасно напряженным, что подтвердилось, когда она провела ладонью по его спине и ощутила, как застыли мышцы.

О бедный малыш!

Она принялась снимать напряжение с плеч и спины. И подумывала помассировать еще и задницу, но не хотела пользоваться беспомощностью человека.

– Скажи, что я могу для тебя сделать? – тихо спросила Грейс.

Он приглушенно застонал в подушку.

– Это. Не останавливайся. Ни за что.

– Ни за что, – повторила она. Тем более что прикосновения к Джошу были истинным удовольствием. Его кожа, гладкая, теплая, пахла так хорошо, что хотелось есть его ложкой.

– Что еще тебе нужно? Только скажи.

Он снова застонал.

– Надеюсь, что обещание не имеет срока давности.

Она на секунду замерла, но тут же тихо рассмеялась.

– Ты даже сейчас способен думать о сексе?

– Я способен думать о сексе всегда. Это особый, данный Богом талант. Разбуди меня позже.

– Но…

– Гораздо позже.

Хм…

– Скажи, что тебе может грозить?

Грейс не видела его глаз, поскольку они были закрыты, но чувствовала, как он раздражен.

– Повреждение мозга, – произнес Джош наконец. – Кровотечение, гематома, потеря мышечного контроля. Смерть.

– Что? – ахнула она.

– Но раз у меня все болит, предпочту смерть, – заверил он. – Только дай мне спокойно умереть. НР.

Не реанимировать. Врачебный юмор.

– Это не смешно, Джош.

– Послушай, ничего такого не случилось. И не случится, если не будешь паниковать. Пока мой лифт продолжает подниматься на верхний этаж, оставь меня в покое.

– Но как я узнаю, что все в порядке?

– Грейс!

В его голосе звучали нотки досады, раздражения и… как последняя милость – нежности.

– Узнаешь, потому что я смогу тебя отшлепать.


Глава 20 | Сразу и навсегда | Глава 22