home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 5

Шоколад хорош для трех вещей, причем две невозможно упоминать в приличной компании.


Грейс закрыла глаза, наслаждаясь прикосновением мужских губ. Да, так же божественно, как она помнила. Может, еще лучше.

Она определенно ощутила искру.

Вернее, настоящий фейерверк.

Когда Джош отстранился, она открыла глаза. Прямо перед ней были его, темно-карие, в которых вспыхнуло такое же удивление, как ее собственное, прежде чем Джош его спрятал.

– Договорились. На сегодня, – сказал он.

Сказал. Не спросил. Мужчина, что с него взять. Но сегодня он выглядел еще более уставшим, чем вчера, и это интриговало и тревожило ее. Она остро чувствовала близость этого большого тела, сегодня не облаченного в мокрый, с прилипшими песчинками больничный костюм. На нем были брюки свободного покроя с накладными карманами и свитер грубой вязки, все черное, все обычное, но дорого смотревшееся, словно он сошел с рекламного плаката.

Но еще острее она сознавала, что весь класс смотрит на них.

Пожирая глазами.

Ее телефон зажужжал. Эсэмэс от Люсиль:

«Солнышко, я не хочу торопить тебя. Но ходят слухи, что у доброго доктора лучшие руки во всем Лаки-Харборе. Постарайся его заполучить».

Грейс подняла голову и послала взгляд в сторону Люсиль.

Та невинно улыбнулась.

Грейс закатила глаза и кивнула Джошу.

– Ладно, договорились.

Он вручил ей ключ от дома и удалился.

Грейс смотрела ему вслед, думая, что руки – далеко не самая лучшая часть его тела.

– Простите, я на минуту, – сказала она и поспешила догнать Джоша в холле.

Тот обернулся к ней, и она тряхнула головой. Тело все еще пело от поцелуя.

– Что это было? – спросила она.

– Сами знаете.

Еще бы! Еще бы она не знала. Химия. Святой Толедо, еще какая воспламеняющая химия!

– Но так не должно было быть! Только не между нами!

Они как ночь и день. Масло и вода. Он может не знать этого, зато знает она.

– Все это случайность.

Она только об этом и думала. Что все это чистая случайность.

Но его глаза потемнели, и в ответ у нее тут же затвердели соски.

– Ладно, может, и нет, – пробормотала она и скрестила руки на груди, на фальшивом пятом размере.

Он подступил ближе и тихо сказал:

– Я бы доказал вам, но не люблю целоваться на людях.

Она оглянулась и увидела Люсиль и головы остальных, выглядывающих из комнаты. Все бессовестно подслушивали. Она нетерпеливо махнула рукой, прогоняя нахалок, и те послушно исчезли.

– Впечатляюще, – признал он. – Постарайтесь так же властно вести себя с Танком и больше не лезть в воду.

– Я действительно думала, что он утонул.

– Просто он обожает играть в прятки.

– Буду знать.

И ей придется снова вести этого психованного щенка на прогулку…

– Интересная футболка, – заметил он.

Она оглядела себя, бесконечно благодарная Богу за то, что не позировала голой.

– Не так хороша, как то, что под ней, но, как выяснилось, я весьма разборчива относительно того, кому позволено увидеть то, что под ней.

Его улыбка смягчилась. Чуть прищуренные глаза лучились весельем, морщинки в углах рта стали глубже, и у нее перехватило дыхание.

– Буду знать, – повторил он вслед за ней.

Такая искренняя улыбка человека, который улыбался не слишком часто, что у нее немного закружилась голова. А может, дело в безумной сексуальности, исходившей от него волнами?

– Позвоните, если сегодня возникут неприятности, – сказал он.

– За такие деньги, что вы мне платите, о неприятностях не может быть речи.

А если и будут, он последний, кому она позвонит. Пусть он и целуется потрясающе. Но между ними существует связь, и теперь Грейс знала ее силу.

Но она в Лаки-Харборе не для того, чтобы вступать в связь с человеком, который, как она знала, – совсем не ее типа. Она хочет поразвлечься, и это все. Несмотря на то что Джош – воплощенная сексуальность, вряд ли у него есть время на развлечения. Так что для нее будет лучше держаться как можно дальше от него. И неважно, насколько у него хорошие руки, нужно быть умной и стойкой, даже если это ее убьет.

Закончив позировать, Грейс направилась к дому Джоша. Припарковавшись, она случайно увидела на телефоне непрочитанное сообщение от Мэлори:


«Эй, выше голову! Самый крутой в городе доктор только сейчас приходил и уговорил сказать, где ты. Я раскололась, как неопытный преступник. Прости, но ему трудно сказать «нет». Я должна тебе шоколадную корзиночку».


Да, полный набор.

Грейс покачала головой и без всяких приключений вошла в дом. На этот раз она надела на Танка ошейник и пристегнула поводок ДО того, как вызволить его из манежа, а потому для пущей надежности так же осторожно подняла его и вынесла за дверь.

Пусть она не унаследовала врожденной гениальности Бруксов, зато быстро училась.

Она избегала приближаться к берегу и повела Танка по тихой улице. Танк обнюхивал каждый камешек, каждое дерево, и наконец выбрал место, чтобы присесть и сделать свои дела.

– Эй! – завопил мужчина, высунув голову из окна. – Не думайте, будто я не вижу, что у вас нет собачьего пакетика! Возвращайтесь с пакетиком и уберите все!

Собачий пакетик?

Грейс видела гору пластиковых пакетов рядом с поводком. Пожалуй, теперь она поняла, для чего они.

Она подняла Танка.

– Надеюсь, ты все сделал.

Танк фыркнул и лизнул ее подбородок.

– Я не шучу! – завопил мужчина. – Попробуйте только не убрать, и я напущу на вас копов!

Грейс отвела Танка в дом, посадила в манеж и неохотно схватила пакет, чтобы выполнить свой «собачий» долг. У двери она едва не налетела на молодую женщину в инвалидном кресле. Лет двадцати, миниатюрная, темноволосая и глаза такие же темные и влекущие, как у человека, с которым она, по-видимому, в родстве.

– Анна, – представилась девушка. – Безумная сестрица. А вы, должно быть, та голая женщина, которую он поцеловал.

– Что?! – задохнулась Грейс.

– А вы не видели?

Анна вытащила из кармана телефон, нажала несколько кнопок и повернула экран к Грейс.

Это оказалась фейсбучная страница Лаки-Харбора, и снимок Грейс в футболке с дамой в бикини, которая будет преследовать ее до конца чертовой жизни. И они с Джошем действительно целуются. Поцелуй длился всего мгновение, но на первый взгляд этого не скажешь. Снимок запечатлел поцелуй именно в те наносекунды, когда Грейс подалась к Джошу и положила руки ему на грудь.

Она и не сознавала, что касалась его так интимно, но сейчас вспомнила жар его тела, его силу… и пахнул он восхитительно.

Но Боже, неужели она смотрит на него с таким обожанием?

Да и Джош не выглядел так уж невинно. Рука сжимает ее подбородок, большой палец гладит щеку. Нежно и в то же время возмутительно чувственно.

– Мило, – сухо заметила Анна.

– Все было немного не так, как выглядит, – пробормотала Грейс, отдав ей телефон.

– Нет? – подняла брови Анна, снова глядя на экран. – Потому что все выглядит так, будто вы целуетесь. Вы не целуетесь?

– Да, мы целовались, но только потому, что вчера он пообещал поцеловать меня, если я потеряю собаку, и…

Грейс осеклась, не в силах припомнить, каким образом получилось так, что губы Джоша прижались к ее губам.

И все это попало в Интернет.

Анна с любопытством уставилась на нее.

Грейс вздохнула.

– Какой стыд. Мы не… то есть он и я не…

– О, не волнуйтесь, – заверила Анна, – я знаю, что вы не его игрушка. Иначе он не нанял бы вас.

– Игрушка?

– Да. Джош не приводит своих женщин домой.

Ничего себе…

– Прекрасно.

Супер. Потому что она уже решила – им не быть вместе. Так что все действительно здорово.

– Погодите. Я просто хотела передать это всем своим знакомым.

Она нажала несколько кнопок и улыбнулась:

– Ну вот! Господи, как я люблю, когда он делает глупости. Это бывает так редко, знаете ли. Но когда делает, поступает по правилам.

Грейс выпустила Танка как раз в тот момент, когда на кухню ворвался мальчишка со световым мечом и боевым кличем. Он стал бегать вокруг стола, преследуемый Танком, который так усердно лаял, что задние лапы то и дело отрывались от пола. Настоящий подвиг, учитывая, что пузо свисало совсем низко.

На малыше была футболка со сценами из «Звездных войн». Джинсы запачканы и сползли так низко, что открыли трусики, тоже с рисунком из «Звездных войн». Его поношенные кроссовки вспыхивали при каждом шаге, а правая развязалась. На вид ему было лет пять. Темные волосы определенно не видели щетки со вчерашнего дня. Темно-шоколадные глаза – точно такие же, как у доктора Джоша Скотта. При виде Грейс он замер как вкопанный, и Танк уткнулся ему в ноги, после чего плюхнулся на зад и испуганно взвизгнул.

– Тоби, – сказала Анна, – ты останешься с Грейс. Я вернусь через час.

– Погодите… что?

Грейс покачала головой.

– Нет. Я нанималась выгуливать собаку.

– Да? И следите за ней прямо сейчас.

– Да, но…

Заметив веселый взгляд Анны, она развернулась и увидела, что пес грызет ножку стола.

– Не смей! Нельзя! – завопила Грейс.

Танк продолжал свое черное дело. Грейс пришлось силой оторвать его от стола, но было слишком поздно. На прекрасном дереве остались глубокие борозды.

Анна любовно дернула Тоби за вихор.

– Смотри, парень, веди себя прилично, иначе она тебя съест на обед.

Грейс по-прежнему качала головой. Собака – дело одно. Но ребенок? Да разве у нее есть опыт? Она просто все изгадит!

– Погодите!

Но Анна не собиралась ждать. Мало того, уже была у двери.

– Не беспокойтесь, с ним легко. Няня сегодня не пришла. Поэтому мы взяли его из школы, но у меня дела, так что…

– Мы?

Раздался рев клаксона. Грейс выглянула в окно и увидела ржавый пикап.

– Мне нужно идти, – объявила Анна и выехала за дверь.

– Но…

Что «но»? Анна исчезла, исчезла, исчезла! И Грейс повысили, навязав должность, которая совершенно ей не подходила.

Она взглянула на Тоби.

Тоби ответил серьезным, не выдававшим его мысли взглядом.

– Привет, – поздоровалась она.

– Тяф, – ответил он.

– Тяф, – вторил Танк, притащив кроссовку, которая была больше его самого. Он уже прогрыз дыру в мыске. Выпучил глаза, высунул язык, уселся и гордо запыхтел. Очевидно, принес ей подарок.

Да, час будет тянуться целую вечность.

Она отобрала кроссовку, лихорадочно размышляя, как общаться с пятилетним ребенком, державшим игрушечный световой меч. И лаявшим к тому же.

– Так ты джедай?

Тоби взмахнул мечом. Он зажегся, и тут же раздались свистяще-шуршащие звуки.

Танк мгновенно обезумел, и Тоби, естественно, снова взмахнул мечом.

«Фьюить-жжжжж-фьюить».

При этом он попал по чашке с соком, стоявшей на кухонном столе, и чашка полетела на пол. Хорошо еще, что была пластиковой. К сожалению, сок был виноградным, и фиолетовая липкая жидкость разбрызгалась по столу, полу, стойке, Грейс, Тоби и Танку. Даже на потолок попало.

Тоби уронил меч, словно горячую картофелину.

Танк схватил его за рукоять и снова стал бегать вокруг стола. Пузо и меч волочились по земле, меч время от времени вспыхивал и издавал все те же жужжащие звуки.

– Все нормально, – утешила Грейс ошеломленного Тоби и, схватив рулон бумажных полотенец, принялась сначала вытирать малыша. Но липкая одежда ничуть его не беспокоила, потому что он вырвался и побежал к холодильнику. Танк бросил игрушку и принялся лизать пол.

– Тоби, где мусорное ведро?

Мальчик неопределенно ткнул пальцем куда-то в направлении задней двери и сунул голову в холодильник.

Грейс решила вытереть стол и уставилась на стопку двадцаток под залитым соком клейким листком с надписью «Грейс».

Она взяла деньги и стала считать: двадцать, сорок, шестьдесят, восемьдесят, сто шестьдесят баксов. Сорок за вчерашний день и сто двадцать – за сегодняшний.

Конечно, это абсурдно, но все же… подумать только, что можно сделать на сто шестьдесят долларов!

Она с тоской уставилась на них, думая о карточке с превышенным кредитом, о долгах за обучение. И еженедельной плате за гостиницу, где она жила.

Не говоря уже о счете из химчистки за выведение пятен виноградного сока с заляпанного сарафана.

Покачивая головой, она взяла сорок долларов. И ничего за вчерашний день, так бездарно ею испорченный. Сегодня она не имеет права ничего портить.

Она вышла из задней двери с грязными бумажными полотенцами, которые сунула в мусорное ведро. Теперь, на секунду оставшись одна, она вынула сотовый и набрала номер Джоша, чтобы все рассказать.

Судя по тону, он очень спешил.

– Доктор Скотт.

При звуках его низкого голоса с ней началось нечто неладное. Потому что этот низкий голос немедленно поверг ее в прежнее безумие. Тот поцелуй…

– Сто шестьдесят баксов? – неверяще ахнула она. – И что вы ожидали за такую сумму?

Последовало секундное молчание. Возможно, он гадал, какая ненормальная ему звонит, так что она решила все выяснить.

– Это Грейс, – пояснила она, пытаясь говорить спокойно и деловито. Она привыкла к спокойной деловитости. Привыкла к порядку. Привыкла к уравновешенности.

Вернее, когда-то была привычка. Давно, когда у нее была приличная работа, когда она делала карьеру, пыталась вылепить из себя нечто большое и важное. До того, как она приехала в Лаки-Харбор и схватилась за первую попавшуюся работу.

– Вам нужны деньги, верно? – спросил Джош.

– Ну… да, – неохотно признала она. – Но сто шестьдесят долларов?

– Но мы договорились. Тройная плата.

– Я не собиралась это принимать. Моей платой был поцелуй.

Безумный, яростный поцелуй. Безумный, яростный, восхитительный поцелуй.

Она повернулась к двери, которая закрылась за ней.

Заперли? Ее заперли?

Ну и ну…

– Что? – спросил он.

Неужели она сказала это вслух?

– Ничего.

Она посмотрела в окно, радуясь, что жалюзи не были спущены, но не увидела Тоби в кухне.

– Ничего, кроме того, что ваша сестра привела Тоби домой и оставила его на меня. На час или около того.

Последовало новое короткое молчание, пока Джош осознавал случившееся. Хотя он был мужчиной и, следовательно, мастером скрывать эмоции, его мысли было нетрудно разгадать. Удивление и шок, поскольку та же самая особа, которая вчера потеряла собаку, теперь следила за его ребенком. Раздражение на сестру.

– Анна оставила вас следить за Тоби.

– Вроде бы ваша няня заболела. И бойфренд Анны забрал Тоби из школы.

Ничто в этой фразе не могло его утешить. И это даже не самая плохая новость, которую ей пришлось рассказать. Эта честь принадлежала странице на Фейсбуке, о которой, как она решила, ему нет необходимости знать прямо сейчас.

– Это всего лишь на час, – сказала она, пытаясь как-то смягчить ситуацию.

– Сколько всего может случиться за час?

Она снова толкнула дверь. Заперто. Грейс постучала.

Танк ворвался в кухню и стал бегать вокруг стола, волоча меч. Но никаких признаков Тоби. Грейс снова постучала.

Танк остановился и запыхтел. Потом принялся обнюхивать шкафчик под раковиной, где, похоже, находилось маленькое мусорное ведро.

Ведро покачнулось, но устояло.

Танк впился зубами в пластик и стал тянуть, пока ведро не опрокинулось. Мусор разлетелся по всему полу. Черт!

Грейс огляделась. Она находилась в боковом дворике, с двумя калитками по обеим сторонам. Обе заперты.

– Мне нужно идти, – сказала она.

– Даже не думайте. Что случилось?

О, много, много всего.

Танк будет валяться в мусоре, пожирая все, до чего сможет добраться. Тоби по-прежнему нигде не видно. Дело плохо.

Она снова постучала, на этот раз громче.

Щенок, занятый разгромом кухни, поднял голову и зарычал.

Грейс снова огляделась в поисках дверного коврика. Все прятали ключи под дверными ковриками. Но коврика не было. Возможно, чтобы кресло Анны легче проезжало в дверь. Так где они прячут ключ?

– Грейс!

Она сдалась.

– Ладно, где он? – спросила она Джоша. – Где вы прячете ключ для тех глупцов, которые оказались запертыми во дворе.

– Вас заперли во дворе?

– Нет, я просто спрашиваю о глупцах.

– Где Тоби?

Она снова заглянула в окно, и слава богу, Тоби стоял по другую сторону двери, глядя на Грейс огромными глазами. Она показала на дверь.

Но Тоби даже не шевельнулся.

– Он на кухне, – вздохнула Грейс.

– Идите ко второму от крыльца ящику с растениями. Суньте руку в коробку с вентилем разбрызгивателя.

Придерживая телефон плечом, Грейс улыбнулась Тоби, как она надеялась, успокаивающе и снова показала на дверную ручку, умоляя впустить ее. Но он повернулся и вышел из кухни. Шнурок кроссовки тянулся по полу. Трусики со «Звездными войнами» выглядывали из джинсов.

– Тоби, – позвала она. – Тоби, не уходи из кухни. Тоби!

– Скорее, Грейс, – сказал Джош ей в ухо.

Она поспешила ко второму ящику и от неожиданности ахнула. Коробку с вентилем затянула огромная паутина.

– Простите, вы здесь? – пробормотала она, подняв телефон.

Ничего. Она стукнула телефоном по бедру и попыталась снова.

– Джош?

– Да. Видите ключ? Он в металлическом тайничке.

Да, она видела металлический тайничок. И паутину тоже. Гигантскую паутину. Она тронула паутину, откуда вылез большой жирный коричневый паук и злобно на нее уставился. Он был готов наброситься на нее и проглотить. Немногое в жизни пугало Грейс. Ну… кроме клоунов и лифтов в стеклянных стаканах. Но пауки?! Пауки были на первом месте в ее списке страхов. И волосы на затылке встали дыбом.

– Грейс?

– Что? – прошептала она. Это игра воображения, или паук поманил ее к себе передними лапами?

– На заднем дворе бассейн, – пояснил Джош. – С бокового двора туда не проберешься. Тоби умеет плавать, но…

О Господи!

Представив, как Тоби бросается в бассейн, она зябко повела плечами. Нет, это невыносимо!

Грейс закрыла глаза и сунула руку в коробку, моля про себя: «Только не укуси, только не укуси, только не укуси…»

И вытащила ящичек с ключом.

Никто ее не укусил.

Подбежала к задней двери, открыла дверь, промчалась по кухне и остановилась в гостиной. Тоби стоял на диване, продолжая размахивать саблей.

«Фьюить-жжжжж-фьюить».

Грейс едва не упала в обморок от облегчения. Она выдавала миллионы долларов чужих денег, даже не вспотев, и все же здесь, в присутствии маленького мальчика и щенка, обмякла настолько, что очень захотела спать.

– Да уж, развлеклась, – пробормотала она.

– Тоби? – спросил Джош.

– Цел и невредим.

Она рухнула на диван и сунула голову между ко-леней.

– У вас немного сумасшедший дом, доктор Скотт.

– Значит, вам там будет уютно.

Грейс услышала свой слабый смех.

– Эй, это вы полный псих.

Она пощупала деньги в кармане.

– Нельзя столько платить за черную работу. Люди будут пользоваться вашей добротой.

– Это не так легко.

Что ж, по крайней мере это правда.

– Но…

– Вы потеряли Танка?

«Только на минуту».

– Нет.

– Он нагадил в доме?

– Нет.

– Значит, вы стоите каждого потраченного цента, – заверил Джош. – Послушайте, простите меня за Анну. Я приеду, как только смогу.

– Но…

Ничего. Он отключился.

Она подняла голову и увидела Тоби. На лоб мальчишки падала темная прядь. Меч по-прежнему в руке. Извивающийся Танк – в другой.

Чертовски милый парень. Все будет хорошо. Она справится. Час – это немного. В конце концов в студенческие времена она подрабатывала бебиситтером.

Тоби наморщил нос, словно в комнате дурно пахло, и поставил Танка на пол.

Щенок тяжело дышал, и живот казался неприятно вздутым.

– Танк! – воскликнула она, пытаясь вынести его во двор.

Поздно. Танк поднатужился и изверг весь съеденный мусор.

Ей на ноги.

– Тяф, – сказал он с таким видом, словно почувствовал себя лучше.

– Тяф, – вторил Тоби.


Глава 4 | Сразу и навсегда | Глава 6