home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 17

Я сидела в большой светлой аудитории на… досках, пытаясь в позе лотоса сложить свои ноги пятка к пятке. Так, видите ли, принято сидеть на официальных приемах у тролей.

Может, у чернокожей расы ноги как конструктор, но я не йог — и ничего у меня не получается.

— Надя, что от тебя хотел Надару коре Тан? — пропыхтел Дима рядом.

У него успехи по выкручиванию ног ничуть не лучше моих.

— Сложно сказать. Мы ходили по парку, он мне рассказывал о драконах и иногда задавал уточняющие вопросы. Но мнение я о нем составила и не могу сказать ничего хорошего.

— Кажется, это сын одного из заговорщиков? — спросил Слава.

Оборотень без труда принял позу, что показал нам Надим, и теперь с усмешкой смотрел на наши мучения.

— Да, младший, — признал дракон.

— Тогда понятно, зачем он здесь, — пропыхтела я.

— Не думаю, что все так просто, — пробормотал Слава.

В отличие от Надару коре Тан, с остальными двумя драконами мне нравилось общаться. Совсем юный Ромул Ниде коре Лисаше рассказывал много интересного об укладе жизни расы моего супруга, о правилах, о ценностях. Вообще, самый приятный и полезный дракон из всех, что я встречала.

Чем больше с ним общалась со старшим их трех драконов, тем больше понимала: у меня появился новый приятель. Конечно, он никогда не заменит Диму или Славу, и тем не менее теперь у меня есть еще один человек, с кем можно просто поболтать, не боясь напороться на агрессию или непонимание.

А вот насчет самого старшего из ящеров у меня большие планы. Он должен облегчить мою участь. С каждым днем мне все больше и больше хотелось ласки, внимания, прикосновений, нежности.

Я присматривалась к ребятам из Академии. Но в большинстве своем мужчины других рас мало меня привлекали. Слишком уж они правильные, слишком глупым мне кажется то, что они считают правильным.

Окружающие легко со мной общались, хотели меня понять и принять в свое общество.

Но я же вижу, какой странной они меня считают. И это я еще сдерживаюсь, больше слушаю их, не говоря того, что думаю сама. Чем больше я общалась с остальными студентами, тем больше понимала, что по-настоящему своей смогу стать только для драконов — единственной расы, что близка мне по духу.

Осознав это, я перестала стараться понять окружающих и влиться в общество. Я сосредоточила свое внимание на Ритару Ила коре Неси.

Шестое чувство мне подсказывало: это приличный, честный мужчина. Но сказать, что он лучше Велора, не могла. Теперь не могла.

Приворот окончательно помутил мой рассудок. Да, первый наследник обладает противным нравом, но именно этим и хорош, именно этим интересен, именно этим так привлекает к себе.

Да, он — невыносимый, вредный мужчина, но в то же время властный и сильный. И эта сила притягивает меня словно магнит, порабощает и подчиняет.

Тоска оглушила. Я перестала интересоваться окружающим миром. В моей жизни остались только лекции и факультативы.

Боевые навыки выматывают меня полностью. Я взяла полный факультатив, чем поразила Тронсена. На этой дисциплине я получаю физические раны, заглушая душевные.

Посещаю дополнительные занятия по целительству и, так как осталось время, записалась еще и на боевую магию. Гарнер посмотрел на меня с удивлением, но промолчал.

На ночь я выпиваю зелье и во сне погружаюсь за грань реальности, тренируя свой дар провидицы. А все выходные занимаюсь у Искар.

Я делаю все, чтобы заглушить тоску и любовь... и ничего не помогает.

Вуку не до меня: у нее Надим. На ребят я постоянно рычу, мы периодически подолгу ругаемся из-за того, что я мучаю себя. Их бы на мое место, я посмотрела бы! А время продолжало течь вперед.

Как-то уже ближе к концу полугодия меня позвала к себе Пиграно. Не явиться я не могла, поэтому отпросилась у Гарнера с факультатива и направилась к преподавательнице.

Как всегда, меня усадили за стол и приготовили чашку настоя.

— Надя, ты давно себя в зеркале видела? — Утром, — отхлебнула я горячий напиток.

— И как? — Неважно, — вынуждена признать я.

И это правда. Волосы у меня утратили свой блеск, как и глаза цвета ртути. Я плохо ела и мало отдыхала, несмотря на сон каждую ночь. Глаза покраснели. Выглядела я откровенно больной.

Вчера от Искар Дима меня забрал просто перекинув через плечо. Но уроки у Тронсена не прошли зря — и дракон пару раз таки получил по печени, прежде чем донес меня до комнаты.

Сам же тренер часто предлагал прервать тренировки. Его пугало мое фанатическое увлечение его предметом.

— Мне нужно много заниматься: скоро экзамены.

— Надя! — начала заводиться Пиграно. — До экзаменов еще полгода! По зельям ты лучшая студентка на курсе, во всей Академии. У тебя действительно к ним дар. Что ты надеешься подтянуть по этому предмету? — Ничего. Мне просто доставляет удовольствие сам процесс создания зелий и смесей.

— Хорошо. По боевой магии ты и парни из твоей тройки — одни из лучших студентов на потоке. А Тронсен недавно говорил со мной: у него вызывает беспокойство твое маниакальное желание освоить его предмет.

— Зато теперь я могу постоять за себя! — Перед кем? Я поморщилась. Несмотря на тренировки, мой уровень мастерства был довольно средним. И тем не менее что-то из оружия и приемов самообороны я освоила достаточно хорошо. Есть у меня свои подлые приемчики! — Я уже не говорю о том, что ректор сам разговаривал с тобой по поводу целительства. Базовый курс ты освоила, а остальное не для тебя. К этому нужен дар и призвание. У тебя их нет.

— Зато факультативы прекрасно занимают время.

Вскочив, я заходила по комнате взад-вперед.

— Как еще отвлечься? В этом мире мне нечего почитать. Со всем, что привлекало мой интерес в библиотеке, я уже ознакомилась. Тут нет нормальной музыки, фильмов или игрушек, спектакли и концерты бывают в городе редко. Но мне и на них не попасть! Остановившись около окна, я посмотрела на сгущавшиеся сумерки.

— А мне просто необходимо забыться.

Тоска, боль, любовь начали подниматься из глубины и вновь наполнили меня.

— Понимаю тебя, но тем не менее запрещаю и дальше принимать зелье для погружения за грань. Ты освоила годовой курс гаданий. Развила дар. Вот дочитаю курс по методикам — и все, — сообщила Пиграно.

Я, вздохнув, прикрыла глаза.

— Тебе нужно съездить к нему. Не мучь ни его, ни себя. После официальной церемонии в увольнении не спеши обратно. Побудь с ним.

Нет.

— Хотя бы рядом, — добавила преподаватель.

Я стояла у окна и смотрела в него ничего не видя.

Оставшееся время до увольнения пролетело как одно мгновение. Перед самым отбытием, спеша в комнату по малолюдному коридору, в задумчивости не туда свернула и наткнулась на целующуюся парочку.

Надим, запустив руки под мантию Вуку, страстно целовал мою соседку, крепко ее обнимая. Они меня не заметили: страсть и взаимные чувства поглотили их с головой.

А мое сердце вдруг пронзила боль.

Нет, я была уверена, что теперь у них все будет хорошо. Но чужое счастье напомнило мне об отсутствии собственного.

Когда вошла в комнату, по моим щекам катились слезы, из горла вырывалось рыдание. Усевшись на постель и сжавшись в комочек, я плакала, не в состоянии унять истерику. Все гнетущее напряжение, что я сдерживала, все эмоции сейчас вырывались наружу.

— Надя, что такое? Подняв от коленок взгляд, я увидела Диму и Славу, сидящих на полу, а сзади них беспокойно ходил Гена.

— Я не хочу говорить при нем, — кивнула на хранителя.

— Димирий, — попросил Слава.

Младший дракон щелкнул пальцами — и хранитель, кувыркнувшись в воздухе, скрылся в ванной. Дверь захлопнулась. Внутри раздался возмущенный рык и по дереву заскребли когти. — Он не трансформируется? — спросил Слава.

— Нет. Наде ничего не угрожает, и он знает это. У него связаны лапы.

— Рассказывай, — нахмурился оборотень.

— У Вуку с Надимом все получилось, — всхлипнула я.

— Странно, что это не произошло ранее. Как он продержался столько времени, просто уму непостижимо. Но мне казалось, что именно этого ты и хотела, — недоуменно поинтересовался Дима.

— Да… — Тогда почему плачешь? — спросил Слава.

— Не знаю… — Все она знает. И мы чувствуем, как тебе больно. Все это время ты глушила свои чувства. Нас защищают коконы, и тем не менее мы ощущаем твою тоску и нужду. А теперь это все вырвалось наружу и мучает и тебя, и нас. Так ведь? — жестко спросил Дима.

Я молчала.

— Надя, зачем? Это не разумно — тихо спросил Слава.

— Не разумно? — истерически рассмеялась я. — А что, в любви руководствуются разумом? Да, это не разумно, это глупо и не логично. Только есть факт, что я люблю человека, которого сама бы никогда не выбрала. Вообще никогда! Как с этим быть? Это разумно? Нормально? — Все твои проблемы в твоем упрямстве, — тихо сказал дракон.

— Мои проблемы? Мои проблемы начались, когда я попала на Эрго. Вы ничего не понимаете. Я должна попытаться, иначе всю жизнь буду мучиться, думая, что все могло быть по-другому, но я струсила и не боролась за свою судьбу, свое счастье.

— И ты так уверенна, что твое счастье не с Велором? — поинтересовался Слава.

— Я ни в чем не уверена. Но если вы призываете меня обратиться к голосу разума, что ж, давайте.

Вскочив, я заметалась по комнате.

— Теперь я замужем за драконом и любовь опутывает мой разум. Он мне не нравится, я его не выбирала, но вместе с ним в мою жизнь пришла неопределенность. С кем теперь жить? Где? Как? Смогу ли ужиться со своим мужем и не грозит ли мне опасность из-за политических интриг? Если подумать, жизнь без Велора проще и безопаснее, чем с ним.

— Но мы не выбираем, кого нам любить, — сказал Дима.

— А вот с этим я бы поспорила! Ты можешь себе не признаваться, но если ты полюбил сам, естественным путем — это всегда твой выбор! — Ну и что ты рассчитываешь делать теперь? — спросил оборотень.

— Трудно сказать. Мне страшно. Страшно от того, что я не знаю, смогу ли жить, если рядом не будет его. И еще страшнее от того, что не знаю, смогу ли жить рядом с ним.

— Надя, ложись и поспи. Тебе явно требуется отдых. Завтра нам еще собираться и отправляться в Миринг, — сказал Дима и направился к выходу.

А я, после того как ребята удалились, открыла дверь хранителю.

Тот сидел прямо под ней, с мрачным выражением морды. Выйдя, он направился к подоконнику и улегся, повернувшись ко мне задом.

— Не больно и хотелось, — пробормотала я и последовала его примеру.

Едва закрыла глаза, как провалилась в видение. Видение о том, как я помешала убийству.


* * * | Беда не приходит одна (СИ) | * * *