home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава седьмая

Зазвонил телефон, и Линкольн Райм недовольно поморщился. Ему не хотелось отвлекаться от размышлений о мистере Иксе и приемах, какими тот пользуется для создания лжесвидетельств.

Однако цифры 44 на дисплее определителя, означающие код Англии, сразу вернули его в действительность.

– Команда, ответить, – поспешно приказал он компьютеру.

Щелчок.

– Слушаю вас, инспектор Лонгхерст! – Сотрудничество со Скотланд-Ярдом требует соблюдения определенного этикета. В частности, Райму пришлось отказаться от обращения по имени.

– Детектив Райм, здравствуйте! – отозвалась англичанка. – У нас тут кое-что изменилось.

– Продолжайте, – сразу же отреагировал Райм.

– С Дэнни Крюгером связался один из его бывших подручных, занимавшийся контрабандой оружия. Похоже, Ричард Логан направился из Лондона в Манчестер, где ему должны что-то передать. Мы пока не знаем, что именно, зато нам хорошо известно о более чем солидных оборотах торговли оружием на манчестерском черном рынке.

– У вас есть возможность установить его точное местонахождение?

– Дэнни пытается это сделать. Вот бы взять Логана прямо там, а не ждать, когда он вернется в Лондон.

– Надеюсь, Дэнни достаточно осмотрителен? – Райм помнил здоровенного и шумного южноафриканца с огромным животом и весьма примечательным золотым перстнем на мизинце по проводившейся когда-то видеоконференции. Райм тогда занимался расследованием дела, связанного с событиями в Дарфуре, и Крюгер поведал ему в трагических подробностях о конфликте в этой провинции Судана.

– О-о, Дэнни знает, что делает. Он умеет быть очень осторожным или свирепым, как волкодав, в зависимости от обстановки. Если появится информация, Дэнни ее не упустит. Мы координируем наши действия с полицией Манчестера. Они предоставят в наше распоряжение команду захвата, как только понадобится. Когда узнаем что-то новое, немедленно вам сообщим.

Райм поблагодарил собеседницу, и они распрощались.

– Мы возьмем его, Райм, – уверенно заявила Сакс, и не просто ради того, чтобы доставить ему удовольствие. Она сама чуть не погибла во время одной из вылазок Логана.

На ее телефон позвонили. Сакс выслушала и пообещала приехать через десять минут.

– В архиве приготовили для нас дела, о которых говорил Флинтлок. Поеду, заберу… Да, Пам может заскочить.

– Что она тут делает?

– Приехала на Манхэттен, в гости – к бойфренду!

– Молодец. Кто он?

– Какой-то паренек из ее школы. У Памелы сейчас все разговоры только о нем. Мне уж самой не терпится познакомиться. Пам заслужила, чтобы в ее жизни появился хороший человек. Только не хочется, чтобы они сближались слишком быстро. У меня на душе будет спокойнее после того, как я встречусь с ним лично и проведу допрос с пристрастием.

Сакс направилась к выходу, Райм рассеянно кивнул ей вслед, мысли же его были уже далеко. Несколько минут он рассматривал белую поверхность доски с информацией по делу Элис Сандерсон, затем приказал компьютеру набрать очередной телефонный номер.

– Алло? – ответил мягкий мужской голос, заглушаемый звуками вальса.

– Мел, это ты?

– Линкольн?

– Что там у тебя за дурацкая музыка? Ты где?

– На конкурсе бальных танцев Новой Англии, – объяснил Мел Купер.

Райм тяжело вздохнул. Мытье тарелок, дневные спектакли, бальные танцы… Достали его эти воскресенья!

– Ты мне нужен. Я начал расследование. Дело уникальное.

– У тебя все дела уникальные, Линкольн.

– А это из всех остальных самое уникальное, если можно так сказать. Ну как, подключишься? Конкурс в Новой Англии? Только не говори, что ты сейчас где-нибудь в Бостоне или в штате Мэн!

– Да нет, я здесь, в Мидтауне. И думаю, смогу подъехать – мы с Гретой только что сошли с дистанции. Победит скорее всего пара Роузи Тэлбот – Брайан Маршалл. Вот что самое неприятное, – добавил он с многозначительной ноткой в голосе. – Так я тебе срочно нужен?

– Немедленно.

Купер хмыкнул.

– Надолго?

– Ну, скажем, на определенное время.

– Определенное – это сегодня до шести вечера? Или дня на три?

– Позвони-ка ты лучше своему начальнику и доложи, что тебя перевели в другое подчинение. К среде, надеюсь, успеем закончить.

– Он спросит, в чье подчинение. Кто проводит расследование? Лон?

– А ты постарайся обойти этот вопрос.

– Послушай, Линкольн, ты ведь сам служил в копах, не забыл? В полиции вопросы не обходят, на них дают четкие, конкретные ответы.

– Вообще-то наша следственная группа пока без начальника.

– Ты что, в одиночку работаешь? – В голосе Купера зазвучала неуверенность.

– Не совсем. Со мной Амелия, Рон.

– И все?

– Еще ты.

– Понятно. Кто подозреваемый?

– Вообще-то все подозреваемые уже за решеткой. Двум дали срок, третий ожидает суда.

– Но у тебя появились сомнения в том, что мы взяли того, кого надо.

– Что-то в этом роде.

Детектив оперативно-криминалистического отдела нью-йоркского департамента полиции Мел Купер был специалистом по лабораторной экспертизе и одним из самых способных и опытных сотрудников своего подразделения.

– Понятно. Значит, ты хочешь, чтобы я помог тебе выяснить, каким образом мои начальники облажались и упекли за решетку невинных людей. После этого им придется начать новое дорогостоящее расследование и заниматься поисками настоящих преступников, кстати, тоже, наверное, весьма разочарованных тем, что им не удалось выйти сухими из воды. А тебе не кажется, что в итоге все останутся в проигрыше, Линкольн?

– Извинись за меня перед своей партнершей, Мел, и сразу сюда.


Сакс уже подходила к своему кроваво-красному «камаро-СС», как вдруг услышала:

– Привет, Амелия!

Она обернулась на голос и увидела хорошенькую девочку-подростка. У той были длинные каштановые волосы, перемежающиеся малиновыми прядями. Оба уха невызывающе украшены пирсингами. В каждой руке она держала по тяжелой матерчатой сумке. Лицо с милыми веснушками радостно сияло.

– Ты уезжаешь? – спросила девочка.

– Да, мне надо в центр. По срочному делу. Подбросить тебя?

– Ага. До станции Сити-Холл. – Пам забралась в машину.

– Как учеба?

– Будто не знаешь.

– А где же твой приятель? – Сакс осмотрелась вокруг.

– Ты чуть-чуть его не застала.

Стюарт Эверетт учился вместе с Пам в манхэттенской средней школе. Они встречались уже несколько месяцев после того, как познакомились на одном из совместных уроков, и сразу открыли для себя общее пристрастие к чтению и музыке. Стюарт, как и Пам, посещал школьный клуб любителей поэзии, и это успокаивало Сакс – по крайней мере он не байкер и не отмороженный качок.

Пам перекинула одну из сумок – ту, что с учебниками, – на заднее сиденье машины, а вторую положила на колени и расстегнула молнию. Оттуда немедленно высунулась пушистая собачья мордочка.

– Привет, Джексон, – сказала Сакс, потрепав собачку по голове.

Крошечный гаванес схватил зубками искусственную «молочную косточку», извлеченную Амелией из держателя для стаканов с кофе и другими напитками, установленного в машине с единственной целью – хранить в нем всякие собачьи радости (манера Сакс водить автомобиль с резкими ускорениями и крутыми виражами не позволяла использовать устройство по прямому назначению).

– А почему Стюарт не проводил тебя до машины? Какой же из него после этого кавалер?

– Он опаздывал на футбольный матч. И вообще, спорт для него значит очень много. Скажи, все парни такие?

Выруливая на проезжую часть, Сакс сдержанно усмехнулась:

– Ну да, все.

Со стороны показалось бы странным слышать от Пам подобный вопрос. Большинство девочек в ее возрасте уже все знают о мальчишках и о спорте. Но судьба Памелы Уиллоуби существенно отличалась от жизни ее сверстниц. Она была совсем юной, когда ее отец погиб при исполнении служебных обязанностей в миротворческой миссии ООН. Психически неуравновешенная мать втянулась в ультраправую политическую и религиозную деятельность, постепенно принимавшую все более экстремистский характер, и оказалась фактически вне закона. Ее арестовали и приговорили к пожизненному за преднамеренное убийство (несколько лет назад она организовала взрыв в каком-то представительстве ООН, в результате чего погибли шесть человек). Амелия Сакс как раз тогда спасла Памелу от посягательств серийного похитителя; так они познакомились. Потом девочка исчезла, но уже совсем недавно Сакс снова случилось спасти ее.

Памеле, разлученной со своей опасной для общества мамашей, назначили опекунов, и она очутилась в Бруклине, но не раньше, чем Сакс проверила будущих приемных родителей с доскональностью, проявляемой агентом секретной службы, разрабатывающим меры по обеспечению безопасности визита президента. Девочке понравилось жить в новой семье. С тех пор Пам и Сакс не переставали встречаться и все больше сближались. У мачехи, занятой собственными малолетними детьми, зачастую не хватало времени на приемную дочь, и Сакс фактически заменила ей старшую сестру.

Их дружба пошла на пользу обеим. Сакс всегда хотела иметь детей, но постоянно что-то мешало. Она всерьез планировала создать семью со своим первым приятелем, полицейским с ее же участка, но тот оказался, возможно, самым недостойным кандидатом на свете (вымогательство, вооруженное нападение и в итоге тюрьма). После него у Сакс долгое время никого не было. Но потом она познакомилась с Раймом, и с тех пор они не расставались. Криминалист не отличался особым пониманием или привязанностью к детям, но был добрым, честным и умным, кроме того, он держал свой холодный профессионализм за рамками личной жизни. Большинство мужчин этого делать не умеют или не хотят.

Однако создание сейчас семьи означало бы для них столкновение со слишком большими дополнительными трудностями. Обоим приходилось противостоять опасностям и превратностям полицейской службы, да и собственная, бьющая через край энергия не давала покоя. Сказывалась также неуверенность в дальнейшем состоянии здоровья Райма. Существовал и еще один физиологический барьер, не позволявший им завести детей, но, как выяснилось, проблема тут заключалась в Сакс, а не в Райме, чья репродуктивная функция была в полном порядке.

Поэтому на данном этапе обоих в достаточной мере устраивало присутствие в их жизни Памелы. Сакс с любовью и ответственностью исполняла роль старшей сестры, радуясь, что девочка все больше забывает о своих страхах и недоверии по отношению к взрослым. Райм получал искреннюю радость от общения с Пам. В настоящее время он помогал ей готовиться к работе над книгой о жизни в условиях правоэкстремистского подполья. Уже и заглавие придумали – «В неволе». Памеле пророчили приглашение на телевизионное ток-шоу Опры.

Объезжая на полной скорости такси, Сакс заметила:

– Ты так и не ответила, как учеба.

– Нормально.

– Подготовилась к контрольной в четверг?

– Порядок, не волнуйся.

Сакс усмехнулась:

– Ты сегодня, наверное, и в учебник-то ни разу не заглядывала. Угадала?

– Ну хватит тебе, Амелия! Такой чудный денек выдался. Всю неделю стояла мерзкая погода, мы просто должны были пойти погулять.

Сакс ощущала себя обязанной напомнить Памеле о том, как важно получить высокие оценки на выпускных экзаменах. Девочка она умная, с высоким ай-кью и неутолимой страстью к чтению, но после бессистемного обучения в школе ей будет трудно поступить в хороший колледж. Однако Пам выглядела такой счастливой, что Сакс смягчилась.

– Так чем вы занимались?

– Просто гуляли. Дошли до Гарлема, потом обогнули водохранилище. Ой, там давали такой классный концерт у лодочной станции, обычная группа, работающая «на разогрев», но у них так круто получались вещи типа «Колдплей»! – Пам чуть задумалась. – Но вообще мы со Стюартом больше разговаривали. Вроде бы так, ни о чем, но, по-моему, это было здорово…

С этим Амелия Сакс не могла не согласиться.

– Красивый мальчик?

– Еще какой! Очень красивый.

– Есть фотка?

– Амелия! Ну не подкалывайся!

– Когда я закончу с этим делом, почему бы нам не поужинать всем вместе, втроем?

– Правда? Ты действительно хочешь познакомиться со Стюартом?

– Пусть знает любой парень, вздумающий назначить тебе свидание, что у тебя есть надежный защитник, имеющий при себе ствол и наручники. Ладно, держи крепче песика, я сегодня в настроении прокатиться.

Сакс решительным движением переключила передачу и вдавила в пол педаль газа, оставив взвизгнувшими покрышками на сером асфальте два черных восклицательных знака.


Глава шестая | Разбитое окно | Глава восьмая