home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава тридцать шестая

Охотник за вознаграждением.

Они взяли чертова охотника за вознаграждением.

Или, как он сам себя называет, «специалиста по возвращению залогов».

– Как, мать его, такое могло случиться? – задал вопрос Линкольн Райм.

– Выясняем, – сердито буркнул Лон Селлитто, стоя, покрытый потом и пылью, возле строительной площадки. Рядом на бордюре сидел в наручниках тот самый мужчина, что преследовал Роланда Белла.

Нет, его не арестовали. И вообще он не совершил ничего противозаконного; у него имелась лицензия на ношение оружия и ордер на гражданский арест объявленного в розыск преступника. Но Селлитто был настолько раздосадован, что приказал надеть на «специалиста» наручники.

Роланд Белл обзванивал другие оперативные группы, пытаясь выяснить – пока безрезультатно, – не заметил ли кто в прилегающем районе подозрительной личности, соответствующей скудному описанию «5-22».

– С таким же успехом его можно искать в Тимбукту, – произнес Белл своим протяжным говорком и сложил мобильник.

– Послушайте… – подал голос со своего бордюра охотник за вознаграждением.

– Заткнись! – рявкнул на него в третий или четвертый раз внушительный Селлитто и вернулся к прерванной беседе с Раймом. – Короче, он пасет Роланда, потом делает резкое движение и вроде бы собирается его вырубить. А потом оказывается, у него есть ордер. Принял Роланда за некоего Уильяма Фрэнклина. Они якобы похожи, Роланд и Фрэнклин. Тот проживает в Бруклине, находится под следствием по обвинению в нападении со смертельным исходом и незаконном хранении оружия и не является в суд в назначенный день. Залоговая компания разыскивает его уже полгода.

– Не мне тебе объяснять, нас опять подставил «5-22». Выдал Белла за этого Фрэнклина и натравил на него залоговика. Чтоб сбить нас с толку.

– Понятно.

– Есть хоть какие-то зацепки? Может, видели подозрительных наблюдателей?

– Нет, никто и ничего. Роланд только что был на связи со всеми опергруппами.

После недолгого молчания Райм задумчиво произнес:

– Как он узнал, что это ловушка?

Но не этот вопрос заботил криминалиста больше всего. Сейчас самое главное понять – что, черт возьми, затеял «5-22» на самом деле?


«Они» что – за лоха меня держат?

Неужели «они» решили, что я ничего не заподозрю?

Им уже известно о существовании провайдеров информационных услуг. О прогнозах поведения пронумерованных, основанных на образцах их собственного и чужого поведения в прошлом. Этой концепцией я руководствуюсь в своей жизни уже долгое, долгое время. Как поведет себя ваш ближайший сосед, если вы совершите поступок «икс»? И как он отреагирует на ваше действие «игрек»? Чего ожидать от женщины, которую вы провожаете до машины и при этом смеетесь? Или молчите и зачем-то сунули руку в карман?

Я изучал «их» трансакции с того момента, когда «они» мной заинтересовались. Я «их» отсортировал и проанализировал. Иногда «им» не откажешь в изобретательности. К примеру, тот блестящий ход, когда сотрудники и клиенты «ССД» были поставлены в известность о полицейском расследовании, а «они» тем временем расставили сети перед файлами о деле Майры-9834 в расчете, что я в них попадусь. Так бы и случилось, если бы я не остановился в самый последний момент перед нажатием клавиши «ввод», инстинктивно почувствовав неладное. И оказался прав, как выяснилось позже.

А пресс-конференция? О, эта «их» трансакция была просто шита белыми нитками. Она никак не вписывалась в предсказуемые и общепринятые образцы поведения. Чтобы полиция и городские власти созывали журналистов на ночь глядя? Да и представительский состав президиума явно не выдерживал критики.

Конечно, существовала вероятность, что пресс-конференция не туфта, – даже программы со всеобъемлющей логикой и лучшие алгоритмы поведенческого прогнозирования изредка дают неверный результат. Но я должен был перепроверить в своих же интересах. Спрашивать «их» напрямую, хоть бы и невзначай, не мог.

Вместо этого я сделал то, что умею делать лучше всего.

Я заглянул в «хранилища», обозрел молчаливые данные через свое тайное окошко. Узнал побольше о пронумерованных, сидевших в президиуме на пресс-конференции: о заместителе мэра Роне Скотте, о капитане Джозефе Мэллое, курирующем расследование по открытому на меня делу.

И о третьем пронумерованном, профессоре и докторе философии Карлтоне Соумсе.

Только никакой он не профессор и не Соумс.

А простая полицейская подсадная утка.

Поисковая система подтвердила присутствие информации о профессоре Соумсе на веб-сайте университета Карнеги-Меллон, а также наличие у него собственного сайта. Его биографические данные оказались доступными и на ряде других сайтов.

Однако мне хватило нескольких секунд, чтобы вскрыть кодировку этих документов и ознакомиться с метаданными, данными о данных. Вся информация о псевдопрофессоре была написана и забита на сайты в один день – вчера.

Так «они» что – за лоха меня держат?

Будь у меня побольше времени, я бы занялся этим копом. Сперва зашел бы на архивный сайт телекомпании, нашел запись пресс-конференции, «заморозил» изображение его лица и сделал биометрическое сканирование. Потом сравнил бы это изображение со снимками местных водителей в системе департамента автотранспорта и сотрудников полиции и ФБР. И тогда бы я имел все личные данные полицейской ищейки.

Однако это означало бы слишком большой объем ненужной работы. Мне плевать, кто он такой. Я использовал его, чтобы отвлечь все силы полиции и выиграть время для установления контакта с капитаном Мэллоем, носителем достоверных данных о проводимой против меня операции.

Мне не представило труда отыскать среди объявленных в розыск правонарушителей белого мужчину старше тридцати, похожего на копа в роли Карлтона Соумса. И уж совсем просто было позвонить в поручительскую компанию, сказаться знакомым беглеца и заявить, что он обретается в отеле «Уотер-стрит». Я в общих чертах описал его одежду и быстро повесил трубку.

Пока полиция и залоговый агент охотились друг за другом, я поджидал возле паркинга гаража, неподалеку от Полис-плаза-один, в котором каждое утро в промежутке от 7 часов 48 минут до 9 часов 02 минут капитан Мэллой оставлял свой «лексус» самой дешевой комплектации (и с давно просроченной заменой масла и ротацией колес, судя по дилерской информации).

Я установил контакт с противником точно в 8 часов 35 минут.

Затем последовало похищение, переезд на Вест-Сайд в помещение склада, умелое применение, казалось бы, ни на что не пригодных изделий из кованого железа для слива данных с незадачливого их носителя, чье мужество просто повергло меня в восхищение. Я испытываю ни с чем не сравнимое (даже с сексом) удовлетворение от сознания, что создал свою новую коллекцию – личностей всех пронумерованных, преследующих меня, «их» ближайших привязей (хотя и не всех) и того, как «они» ведут мое дело.

Некоторая информация, в частности, имя Райм, многое объясняет. Теперь я понимаю, по чьей вине имел столько неприятностей.

Очень скоро мои верные войска выступят в поход, пройдут маршем по Польше, пройдут маршем по Рейнланду…

Вдобавок, как я и рассчитывал, с этой коллекцией – между прочим, уже ставшей одной из моих любимых – мне досталось нечто особенное. Надо бы, конечно, потерпеть до возвращения в «кладовую», но я не выдерживаю, нащупываю кнопки магнитофона, нажимаю перемотку, потом воспроизведение.

Вот удача: попадаю как раз на то место, где вопли капитана Мэллоя нарастают крещендо. Даже у меня кровь стынет в жилах.


Глава тридцать пятая | Разбитое окно | * * *