home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава сорок вторая

Итак, я – «5-22».

Некоторое время я ломал голову, почему мне присвоили именно этот номер. Майра-9834 не была ни пятой, ни двадцать второй, ни пятьсот двадцать второй моей жертвой (славное число, не правда ли?). Постой-ка. Число. Ну конечно! Я убил ее в воскресенье, двадцать второго числа пятого месяца. И в этот же день «они» начали преследовать меня.

Значит, для «них» я номер. Так же как «они» номера для меня. Что ж, это даже забавно. Сейчас я в своей «кладовой», заканчиваю исследование. Рабочий день закончился, пронумерованные расползаются по домам, по ресторанам ужинать, встречаться с друзьями. Но превосходство данных в том и состоит, что им не нужен отдых; мои солдаты постоянно в боевой готовности и готовы нанести удар по любому пронумерованному в любой час и в любом месте по моему усмотрению.

Перед началом военных действий мы с «семьей Прескотта» проведем несколько приятных мгновений. Очень скоро полиция начнет охранять жилища моих врагов и их привязей, но это говорит лишь об «их» непонимании природы моего оружия. Бедняга Джозеф Мэллой создал для меня большой фронт работ.

К примеру, детектив Лорензо – то есть Лон – Селлитто (кстати, очень старательно скрывает свое полное имя) уже отстранен от должности, но на этом его неприятности не закончатся. Тот случай несколько лет назад, когда во время ареста им был нечаянно застрелен чернокожий подозреваемый… Откроются ранее неизвестные обстоятельства того, что несчастный мальчик даже не имел при себе оружия, а единственный свидетель солгал. Об этом обязательно узнает мать убитого, а на веб-сайтах правого толка появятся письма расистского содержания, подписанные лейтенантом полиции. Потом с моей подачи за дело возьмется преподобный Эл, а это уже пахнет концом карьеры. Беднягу Лона могут даже послать в отсидку.

Я также навел справки о пронумерованных на привязи у Селлитто. Надо придумать что-нибудь занимательное для его несовершеннолетнего сына от первого брака – может, парочку приводов за незаконное хранение и сбыт наркотиков? Как говорится, сын пошел по стопам отца. Неплохой сюжетец.

Теперь этот поляк, Пуласки. Ему в конце концов удастся убедить иммиграционную службу, что его жена не террористка и коренная американка. Но каково же будет удивление обоих супругов, когда свидетельство о появлении на свет их младшей дочери исчезнет и другая пара, чья новорожденная год назад исчезла из родильного дома, вдруг узнает, что пропавшая малышка, вероятно, находится у Пуласки. Все последствия этого открытия предугадать невозможно, но пока ситуация более или менее прояснится, девчонка наверняка окажется на чужом попечении. Нескольких месяцев такого испытания достаточно, чтобы сломать детскую психику на всю оставшуюся жизнь (уж я-то знаю не понаслышке).

Затем перейдем к Амелии-7303 и этому Линкольну Райму. Только потому, что у меня плохое настроение, мамашу Роуз Сакс, которой в следующем месяце предстоит операция на сердце, вдруг лишат медицинской страховки вследствие… ну, думаю, основанием пусть будут имевшие место в прошлом прецеденты мошенничества с ее стороны. Амелия Сакс, вероятно, рвет и мечет по поводу пропажи своего автомобиля, однако посмотрим, что с ней станется после получения действительно плохой новости – легкомысленно накопленного ею огромного долга по потребительским кредитам. Скажем, порядка двухсот тысяч долларов или около того. Под прямо-таки ростовщические проценты.

Но это еще только цветочки. Мне стало известно, что бывший приятель Амелии-7303 был осужден за угон автомобилей, нанесение побоев, воровство и вымогательство. Анонимные свидетели укажут на нее как на соучастницу, хранящую награбленное добро в гараже своей матери, которое я подброшу туда прежде, чем послать е-мейл в отдел внутренних расследований.

Ей удастся отвертеться от тюрьмы с помощью закона о сроках давности, но гласность погубит ее репутацию навсегда. Да здравствует свобода прессы. Господь, благослови Америку…

Убийство относится к типу трансакций, гарантированно препятствующих прогрессу ваших преследователей. Однако другие, не столь радикальные методы могут быть не менее эффективными и, на мой взгляд, выглядят гораздо элегантнее.

Что касается этого Линкольна Райма… Ситуация, конечно, любопытная. Во-первых, я пролетел, выбрав в подставы кандидатуру его двоюродного брата. Могу сказать в свое оправдание, что добросовестно проверил все близкие связи Артура-3480 и не встретил среди них даже намека на Линкольна. Что само по себе вызывает интерес. Двое пронумерованных родственников не общаются на протяжении целого десятилетия…

Во-вторых, я пролетел, разбудив спящего зверя. Райм – самый сильный из всех пронумерованных, перешедших мне дорогу. Он остановил меня на пути к дому Делеона-6832 – фактически чуть не поймал за руку, чего еще никому не удавалось. И подбирается ко мне все ближе, судя по признаниям, буквально выдавленным из этого Мэллоя.

Но у меня, разумеется, найдется подарочек и для Райма. Сейчас я не располагаю преимуществом доступа в innerCircle – приходится осторожничать, – но и газетные статьи, и другие источники информации достаточно познавательны. Трудность в том, что требуется отравить существование пронумерованному, чья жизнь и так уже загублена. Задачка, понятно, не из простых. Но решение нашлось: раз жизнедеятельность Райма зависит от близкого окружения, я уничтожу его камердинера; Том Рестон станет моей очередной жертвой. Молодой человек умрет – особенно мучительной смертью, – и я сомневаюсь, что Райм когда-либо оправится от подобного удара. Расследование застопорится; никто не сможет вести его так, как он.

Я запихну Тома в багажник машины и отвезу на заброшенный склад. Там не спеша поработаю своей бритвой «Братьев Крузиус». Запишу всю процедуру на видео и перешлю по е-мейлу Райму. Как высокопрофессиональный и добросовестный криминалист (таким он по меньшей мере кажется), Райм будет вынужден внимательно созерцать и неоднократно пересматривать кровавую сцену в поисках зацепок и улик.

Я абсолютно уверен, что после этого он станет не годен для работы по моему делу, если у него вообще крыша не рухнет.

Захожу в комнату номер три «кладовой» и выбираю видеокамеру из моей коллекции. Тут же находятся батарейки. Из комнаты номер два беру «Братьев Крузиус» в ее старинном футляре. Смотрю на лезвие, покрытое коричневой пленкой – засохшая кровь Нэнси-3470. Двухлетней давности. Апелляционный суд совсем недавно отклонил последнее прошение о помиловании осужденного за ее убийство Джейсона-4971, ссылающееся на то, что улики, мол, против него сфабрикованы (даже его защитник счел это жалкой попыткой ввести правосудие в заблуждение).

Лезвие бритвы затупилось (вспоминаю, как с некоторым трудом перепиливал им ребра Нэнси-3470, отчего ее агония несколько затянулась). И эта проблема решаема. Сначала правлю бритву на одном из восьми моих точильных кругов, довожу на кожаном ремне, и вот она снова в рабочем состоянии.


Амелию Сакс охватил охотничий азарт.

Найденная в саду таунхауса улика повела детектива по извилистому следу, однако она печенкой чуяла (прости мне это, Райм!), что ее нынешняя миссия не закончится безрезультатно. Сакс припарковала машину Пам у бордюра и поспешила к дому, чей хозяин значился в составленном ею списке из пяти человек. Она искренне надеялась, что один из них наконец-то с полной определенностью укажет на того, кто скрывается под условным обозначением «5-22».

Двое из списка уже не смогли ей помочь. Может, визит к третьему будет удачным? Сакс невольно подумала, что это кружение по городу похоже на полет стервятника, неотвратимо приближающегося к добыче.

Наступили вечерние сумерки, и Сакс остановилась под уличным фонарем, чтобы еще раз перечитать адрес. Потом отыскала нужный таунхаус и поднялась по ступенькам на крыльцо. Она уже потянулась рукой к дверному звонку, но ее остановило знакомое тревожное чувство.

Оно донимало детектива весь сегодняшний день. Ее преследовало ощущение, что за ней следят. Что это – паранойя?

Сакс торопливо огляделась вокруг, пристально всматриваясь в редких прохожих на улице, в окна расположенных поблизости жилых домов и магазинчиков… Она не заметила ничего подозрительного или угрожающего. Никто не обращал на нее внимания.

Сакс опять подняла руку к звонку и снова опустила.

Что-то беспокоило ее…

Но что?

И тут Сакс поняла. Ее тревожило не ощущение слежки за собой, а запах. Только теперь ее осенило, что пахло плесенью. И запах исходил из этого самого дома, перед дверью которого она стояла.

Что это – случайное совпадение?

Детектив тихонько спустилась по ступенькам крыльца и зашла за угол дома, выходившего боковой стеной на глухую, мощенную булыжником улочку. Стена оказалась длинной, и дом соответственно очень большим, чего не скажешь, судя по узкому фасаду. Сакс прошагала по улочке несколько метров и приблизилась к окну. Стекла были закрыты газетными листами. Сакс бросила взгляд вдоль стены – так и есть, все окна завешаны. Она вспомнила слова Терри Добинса: «В его доме окна закрашены черной краской или заклеены наглухо – он не обретет покоя, если не отгородится от внешнего мира…»

Детектив пришла сюда для того лишь, чтобы задать хозяину несколько вопросов; информация, имеющаяся в ее распоряжении, не давала оснований подозревать, что здесь находится жилище «5-22». Но теперь становилось ясно, что информация подвела ее: это и есть логово убийцы.

Сакс потянулась за телефоном, но вдруг услышала за спиной топот ног, бегущих по булыжной мостовой. Она поспешно повернулась с широко раскрытыми глазами и, забыв про телефон, стала нащупывать рукоятку «глока», но не успела. Кто-то со страшной силой толкнул ее, она ударилась головой о стену и, оглушенная, опустилась на колени.

С трудом подняв глаза, задыхаясь, Сакс встретилась взглядом с черными точками зрачков на лице убийцы. Потом увидела испачканное в чем-то лезвие бритвы у него в руке; и оно приближалось к ее горлу.


МЕСТО УБИЙСТВА ДЖОЗЕФА МЭЛЛОЯ | Разбитое окно | Глава сорок третья