home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава сорок седьмая

Дверь отворилась, и она услышала шаги убийцы.

Амелия Сакс, сидя на корточках в тесном помещении с затхлым воздухом, испытывая ноющую боль в коленях, неловко пыталась привстать и достать ключ от наручников из переднего кармана брюк. Однако прикованные к трубе руки и узкое пространство между нависающими вокруг газетными штабелями не позволяли ей повернуться и просунуть пальцы в прорезь кармана. Она могла только пощупать сквозь брючную ткань дразнящий маленький ключик.

Ей хотелось кричать от досады.

Шаги приближались.

Горы хлама заслоняли от нее убийцу.

Очередная отчаянная попытка извлечь ключ… Ну, еще чуть-чуть… Нет, не получается.

Шаги совсем близко. Сакс прекратила бесплодные старания.

Итак, настало время для схватки. Что ж, Сакс готова. Ей вспомнились похотливые, жадные глаза Гордона. Вот-вот наступит решающая минута. Она еще не придумала, как будет сопротивляться со скованными за спиной руками и нестерпимой болью в ушибленном накануне плече, но твердо знала – ублюдок заплатит за каждое прикосновение к ее телу.

Только – где же он?

Шаги стихли.

Где Гордон? Панораму комнаты закрывали от нее высоченные штабеля заплесневелых газет. Убийца должен прийти за ней по узкому коридору шириной в два фута, через который Сакс могла видеть письменный стол, заваленный хламом и старыми журналами.

«Ну иди же, я готова к встрече с тобой! Сначала прикинусь испуганной, робкой. Насильники, как правило, упиваются своей властью над жертвой. Увидев мою беспомощность, он возомнит себя всемогущим и потеряет осмотрительность. А когда наклонится совсем близко, вцеплюсь зубами ему в горло. Мертвой хваткой. Что бы ни случилось, я…»

В то же мгновение в доме будто взорвалась бомба и сверху на Сакс обрушился потолок.

Неудержимая лавина ударила ее, повалила на пол и придавила так, что ни рукой, ни ногой нельзя было шевельнуть.

Сакс застонала от тяжести и боли.

Минуту спустя она поняла, что произошло на самом деле. Видимо, догадавшись, что детектив окажет сопротивление, Гордон попросту повалил на нее газетные штабеля.

Сакс немедленно испытала ужасающий приступ клаустрофобии и паники. Она издала нечеловеческий вопль, оборвавшийся из-за нехватки воздуха в легких, и тут же невероятным усилием воли постаралась взять свой страх под контроль.

В конце газетного туннеля появился Питер Гордон. Сакс увидела у него в руке стальное лезвие бритвы. В другой он держал диктофон. Убийца приблизился вплотную, присел над ней и стал внимательно разглядывать.

– Прошу вас, – жалобно пискнула Сакс. Ей так и не удалось до конца избавиться от панического чувства.

– Ты хорошенькая, – прошептал Гордон.

Он начал говорить что-то еще, но слова потерялись в громком звуке дверного звонка, раздавшегося одновременно в прихожей и в этой, тайной части дома.

Гордон замер.

В дверь позвонили второй раз.

Он поднялся, подошел к столу и нажал несколько кнопок на клавиатуре компьютера, глядя на экран монитора, где, вероятно, появилось изображение посетителя с видеокамеры охранной системы. Гордон нахмурился.

Поколебавшись, он посмотрел на Сакс, аккуратно сложил бритву и убрал ее в задний карман брюк.

Затем шагнул к потайной дверце из кладовки и вышел через нее. Сакс слышала, как щелкнула задвижка. Она с новым упорством потянулась рукой к карману с заветным кусочком металла внутри.


– Линкольн!

Голос Бо Хоманна звучал будто издалека.

Райм прошептал:

– Говори.

– Ее там нет.

– Что?

– Эти отметки – из компьютерной программы – они, конечно, правильные. Только Амелии там не было. – Хоманн объяснил, что Сакс отдала свою кредитку подруге, Пам Уиллоуби, чтобы та купила продукты для совместного ужина, за которым они собирались обсудить кое-какие «личные дела». – Она пару раз прошла мимо витрин магазинов, поглазела, но ничего не купила и пошла домой к однокласснице вместе делать домашнюю работу.

Райм устало прикрыл глаза.

– О'кей, Бо, спасибо. Можешь объявить своим ребятам отбой. Нам теперь остается только ждать.

– Мне очень жаль, Линкольн, – посочувствовал Рон Пуласки.

Молчаливый кивок.

Райм посмотрел на каминную полку, где в рамке стояла фотография Сакс в черном защитном шлеме, на сиденье открытого «форда», переделанного для участия в кольцевых гонках ассоциации НАСКАР. На другом фото они были сняты вместе: Райм сидел в своей коляске, а Сакс обнимала его.

Не в силах без боли созерцать эти снимки, Райм перевел взгляд на белые пластиковые доски.


* * * | Разбитое окно | ОПИСАНИЕ ЛИЧНОСТИ НЕИЗВЕСТНОГО «5-22»