home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава сорок девятая

У Амелии Сакс не было выбора. Ей оставалось только одно – нападение. Немедля. Прикрываясь, как щитом, телом Джоргенсена, она метнулась в направлении скорчившегося от боли, окровавленного Гордона, быстро подняла с пола его «Тейзер» и выстрелила не целясь.

Проволочному электроду далеко до скорости пули, и Гордон успел вовремя повалиться на спину – жало электрического заряда пролетело мимо. Не долго думая Сакс подхватила брошенную Джоргенсеном монтировку и бросилась в атаку. Но когда ей оставалось до противника каких-то десять футов, Гордон, превозмогая боль, поднялся на одно колено и выстрелил в нее в упор – в то же мгновение Сакс швырнула в него монтировку. Пуля со страшной силой ударила в нательную броню «Американ-боди-армор» значительно ниже солнечного сплетения. Это спасло Сакс от потери дыхания и способности двигаться. И все же она испытала ошеломляющую боль.

Вертящаяся на лету монтировка попала Гордону в лицо, издав приглушенный металлический звук, какой получается, когда тяжелым ломом бьют в мягкий грунт. Тот взревел от боли, однако устоял на ногах и продолжал твердо сжимать в руке пистолет. Сакс нырнула в протянувшийся слева от нее узкий каньон между нависающими утесами всякой всячины, заполняющей стремное местечко. Это был единственный путь спасения бегством.

Она что есть духу понеслась по извилистому лабиринту – лучшего определения не подберешь, – петляющему между «коллекциями» Гордона. Тут были всевозможные расчески, игрушки (много кукол, одна из них, очевидно, обронила свой волос, найденный потом на месте преступления, совершенного ее владельцем), выдавленные и аккуратно закрученные тюбики из-под зубной пасты, косметические наборы, кружки, бумажные пакеты, одежда, обувь, пустые консервные банки, ключи, ручки, разные инструменты, журналы, книги… Такого количества хлама Сакс не встречала ни разу в жизни.

Большинство лампочек на потолке не горели, но несколько все же отбрасывали вокруг себя тусклое желтое сияние, да уличное освещение проникало внутрь сквозь занавески в сырых разводах и пожелтевшие газеты на окнах. Стальные решетки закрывали все оконные проемы. Сакс споткнулась несколько раз на бегу, а в одном случае едва удержалась от падения прямо на горку фарфоровой посуды и большую коробку с портняжными булавками.

Осторожно, осторожно…

Падение может привести к фатальному исходу.

Едва сдерживая рвоту после мощного удара по животу, Сакс нырнула между двумя небоскребами из «Нэшнл джиографик» и тут же отпрянула назад, беззвучно охнув при виде Гордона, выскочившего из-за угла в сорока футах впереди. Тот заметил ее и выстрелил два раза подряд с левой руки, морщась от боли в сломанной кости и от удара ломиком по лицу. Обе пули ушли далеко в сторону. Гордон бросился к тому месту, где стояла Сакс. Она просунула локоть за башню из толстых лоснящихся журналов и обрушила ее, полностью заблокировав проход, а сама поспешно ретировалась, услышав два новых выстрела.

Вместе с ними будет семь – Сакс всегда считала, – но ведь это «глок», а значит, у него в обойме остаются еще восемь полновесных зарядов. Она лихорадочно искала глазами какой-нибудь выход, хотя бы незарешеченное окно, в которое могла бы выпрыгнуть не раздумывая, но в этой части дома такого, очевидно, не было. На стенах висели полки с фарфоровыми статуэтками и прочей дребеденью. Сзади слышалась возня Гордона, расчищающего ногами проход и яростно бормочущего себе под нос.

Над журнальной баррикадой появилось его лицо; он пытался перелезть через нее, но глянцевые обложки были скользкие, как лед; Гордон дважды терял равновесие и вскрикнул, когда, забывшись, оперся сломанной рукой. Ему все-таки удалось забраться на самый верх, но, еще не успев прицелиться в Сакс, он в ужасе закричал:

– Нет! Пожалуйста, не надо!

Сакс обеими руками ухватилась за книжную полку, уставленную антикварными вазами и фарфоровыми фигурками.

– Не дотрагивайся до них! Пожалуйста!

Сакс вспомнила слова Терри Добинса о том, как невыносимо для барахольщиков терять предметы из своей коллекции.

– Брось сюда пистолет, Питер! Немедленно!

Сакс не верила, что Гордон сделает это из страха потерять драгоценное содержимое полки, однако, судя по ужасу, отразившемуся у него на лице, он действительно колебался.

Знание – сила.

– Не надо, не надо, пожалуйста… – умолял Питер жалобным шепотом.

Однако в его глазах внезапно произошла перемена. В одно мгновение они превратились в колючие черные точки, и Сакс поняла, что сейчас будет выстрел.

Она с силой толкнула полку на другую, висящую рядом, после чего двести фунтов керамики рухнули на пол и раскололись на куски в болезненной какофонии, утонувшей в первобытном, зверином вое Питера Гордона.

Очередные две полки с уродливыми статуэтками, чашками и блюдцами последовали за первыми в разрушительном падении.

– Бросай пистолет, или я здесь все расколочу!

Но Гордон уже не владел собой.

– Я убью тебя я убью тебя, я убью!.. – Он опять выстрелил дважды, но Сакс уже нырнула в укрытие. Детектив поняла, что преследование продолжится, когда Гордон преодолеет горный перевал из «Нэшнл джиографик», и попробовала трезво оценить ситуацию. Получалось, Гордон находится в задней части дома, а она – в передней части, ближе к заветной дверце из кладовки.

Однако на пути к спасению ей надо миновать дверной проем в комнату, где был Гордон, сейчас, судя по хрусту, перешагивающий по керамическим осколкам через упавшие полки. А вдруг он тоже произвел те же расчеты и, раскрыв ее замысел, держал на мушке, как на стрельбах по бегущему кабану, то пространство, где должна промелькнуть его цель, устремленная к свободе и безопасности?

Или же ее преследователь уже преодолел все препятствия и обошел Сакс маршрутом, известным только ему?

Шорохи и скрипы доносились со всех концов жуткого дома. Что это – шаги убийцы? Или скрипят стены таунхауса, дающего усадку?

В приступе паники Сакс резко обернулась. Позади никого. Она знала, что действовать надо решительно и быстро. Ну же, вперед! Сакс беззвучно вдохнула полную грудь воздуха, усилием воли заставила себя забыть о боли в коленях, пригнулась и что есть духу побежала по проходу мимо журнальной баррикады.

Ни единого выстрела.

Его там нет. Сакс резко остановилась, прижалась спиной к стене и постаралась успокоить дыхание.

Тихо, тихо…

Черт! Где же он, где? Поджидает ее в том коридоре, между обувными коробками, или в этом, между консервированными помидорами, а может, в третьем, посреди аккуратно сложенной одежды?

Опять заскрипело, только непонятно где.

Легкое шелестение ветерка – или дыхания?

Наконец Сакс решилась – побежит до желанной дверцы. А потом без остановки – вон из дома.

Молись, чтобы он уже не подкрался сзади и не поджидает тебя впереди, обойдя окружным путем.

Вперед!

Сакс побежала, минуя пересечения с боковыми проходами, через каньоны из книг, стеклянной посуды, картин, консервных банок, электронной техники и мотков провода. А в ту ли сторону она направляется?

Да, в ту. Вот впереди показался письменный стол Гордона, окруженный желтыми блокнотами, неподвижное тело Роберта Джоргенсена на полу. Быстрее! Еще быстрее! Бог с ним, с телефоном на столе, мысленно одернула себя Сакс в ответ на желание позвонить в спасательную службу по 911.

Прочь из дома. Немедля.

Она подбегает к дверце из кладовки.

Чем ближе, тем безумнее паника. Весь ее организм напрягся в ожидании выстрела в спину. В любое мгновение.

Осталось только двадцать футов…

Может, Гордон думает, что она прячется в глубине дома? Или стоит сейчас на коленях над обломками керамики и оплакивает погибшие сокровища?

Десять футов…

За угол, задержавшись только, чтобы схватить скользкую от крови монтировку.

Скорее за дверь!

Сакс остановилась как вкопанная, хватая воздух широко раскрытым ртом.

Прямо перед собой она увидела его силуэт, освещаемый сзади через раскрытую дверь кладовки. Значит, все-таки он опередил ее по тайному обходному пути! В отчаянии Сакс замахнулась тяжелым стальным стержнем.

Гордон еще не видел ее, но надежда остаться незамеченной испарилась, когда он обернулся и, подняв пистолет, ничком бросился на пол. В сознании Сакс промелькнул образ отца, затем его заслонило лицо Райма и больше не исчезало.


Вот она, Амелия-7303, у меня на прицеле.

Женщина, уничтожившая сотни образцов моих драгоценностей и стремящаяся забрать у меня все, лишить будущих трансакций, открыть мою «кладовую» внешнему миру. Мне не суждено позабавиться с ней. Я не стану записывать на магнитофон ее крики. У меня нет на это времени. Она должна умереть. Сию минуту.

Ненавижу ее, ненавижу ее, ненавижу ее, ненавижу ее, ненавижу ее, ненавижу…

Никто и никогда больше ничего не отнимет у меня.

Целься и спускай курок.


Из поднятого перед ней пистолета с хлопком вырвалось пламя, Амелия Сакс споткнулась и упала лицом вперед.

Второй выстрел. И еще два.

Падая, она обхватила голову обеими руками и теперь, после полного бесчувствия, ощутила нарастающую боль.

Умираю… Я умираю…

Только боль ощущалась не там, куда ее, казалось, поразили пули, а почему-то в коленях, на которые она тяжело приземлилась, причиной чего, видимо, все-таки был артрит. Сакс ощупала рукой лицо, шею, но не нашла ни раны, ни крови. Гордон просто не мог промазать с такого расстояния.

И тем не менее.

И тогда он бросился к ней. Сакс негромко охнула и приготовилась – в глазах лед, рука сжимает монтировку.

Однако его ноги протопали мимо, не задержавшись возле нее ни на миг.

Что за черт? Сакс осторожно приподнялась, морщась от боли, и обернулась. Теперь, когда свет падал с противоположной стороны, она хорошо рассмотрела мужчину, принятого ею за Гордона. Это был Джон Харвисон, знакомый детектив с ближайшего двадцатого участка. Он держал наготове свой «глок», направив его на тело только что застреленного им насмерть человека.

Только теперь Сакс поняла, что Питер Гордон неслышно зашел к ней сзади и готовился выстрелить в спину. С того места, откуда он подкрался, ему не было видно Харвисона, потому что пол под переходом из кладовки располагался на более низком уровне.

– Ну как, Амелия, не ранена? – обратился к ней детектив.

– Нет, в порядке.

– Здесь есть другие любители пострелять?

– Вряд ли.

Сакс поднялась с пола и подошла к трупу «5-22». Все пули, выпущенные Харвисоном, очевидно, настигли цель; одна попала прямо в лоб и произвела разрушительный эффект – висящий над письменным столом портрет «Американской семьи» Прескотта оказался весь забрызган кровью и ошметками мозга.

Харвисон слыл крутым копом; его неоднократно награждали за храбрость, проявленную под огнем преступников, а также за крупных наркодилеров, посаженных им за решетку. В свои сорок с лишком лет он навидался всего и теперь не обращал ровно никакого внимания на окружающую его стремную обстановку. Харвисон забрал «глок» из безжизненной руки Гордона, вынул обойму, передернул затвор, выбросив патрон из патронника, и все вместе сунул себе в карман. Потом ногой откинул и «Тейзер» подальше от руки бывшего убийцы, хотя чудес не бывает и мертвые не воскресают.

– Джон, – негромко обратилась к нему Сакс, не в силах оторвать глаз от растерзанного Гордона. – Но как? Как тебе удалось разыскать меня?

– Всегда найдется бдительный стукачок, потревоженный шумом в соседнем доме. Я тут неподалеку был, через квартал, разбирался с местной наркотой.

Детектив коротко глянул на нее.

– Это тот парень тревогу поднял, с которым ты работаешь.

– Кто?

– Райм. Линкольн Райм.

– А-а, – понимающе протянула Сакс, хотя большинство возникших у нее вопросов остались без ответа.

Они услышали тихий стон и разом обернулись. Джоргенсен пошевелился. Сакс склонилась над ним.

– Он жив! Вызывай «неотложку».

Она прижала к ране доктора чистый носовой платок.

Харвисон достал рацию и вызвал медицинскую помощь.

Мгновением позже в дом ворвались два бойца ПЧР с оружием на изготовку.

Сакс разъяснила им ситуацию:

– Основной фигурант мертв. Других, вероятно, нет. На всякий случай осмотрите дом.

– Есть, детектив.

Один пэчеэровец вместе с Харвисоном начали прочесывать тесные проходы, проложенные в кучах хлама. Второй задержался, недоуменно озираясь.

– Тут впору привидениям завестись. Детектив, вы видели что-либо подобное?

Сакс не разделяла его желания поболтать.

– Поищите лучше какой-нибудь перевязочный материал или чистые полотенца. В такой свалке наверняка найдется с десяток медицинских аптечек. Надо остановить кровотечение. Выполняйте!


Глава сорок восьмая | Разбитое окно | V Человек всезнающий Среда, 25 мая