home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава пятидесятая

– Ну ладно, компьютер помог, – признал Линкольн Райм.

Он имел в виду innerCircle, «Сторожевую башню» – систему управления базой данных – и другие программы «ССД». – Но основную роль сыграли вещественные доказательства, – упрямо добавил криминалист. – Компьютер указал мне только общее направление, не больше. Мы сами довели дело до конца.

Разговор происходил далеко за полночь, и собеседниками Райма были Сакс и Пуласки. Все трое сидели в тесном кружке в лаборатории таунхауса. Сакс совсем недавно возвратилась из логова «5-22», узнав от медиков «неотложки», что Роберт Джоргенсен будет жить: пуля не задела жизненно важных органов и кровеносных сосудов. Его положили в отделение интенсивной терапии Колумбийско-Пресвитерианской клиники.

Райм продолжал объяснять, каким образом догадался, что Сакс находится в доме охранника «ССД». Он рассказал своей напарнице о пресловутом досье «законопослушности», заведенном на нее в «ССД». Мел Купер открыл его в компьютере, и потрясенная таким объемом информации Сакс с посеревшим от волнения лицом пролистала весь текст. Пока она просматривала досье, экран время от времени продолжал мигать всякий раз, когда система вводила новые данные.

– Они знают про меня все, – изумленно прошептала Сакс. – У меня не осталось ни одного, даже самого малюсенького женского секрета.

Райм поведал, как программа составила повременную схему ее географического позиционирования, начиная с отъезда из дома в Бруклине.

– Однако компьютеры сумели проложить только примерный маршрут твоего движения. Определить конечный пункт им оказалось не под силу. Я долго смотрел на карту города, пока не понял, что в целом ты движешься в сторону «ССД». Этого, кстати, их чертов компьютер так и не сообразил. Я позвонил туда и выяснил у дежурного охранника, что ты провела в «ССД» полчаса, расспрашивая об их сотрудниках. Никто не знал, куда ты поехала потом.

Сакс, в свою очередь, рассказала, как найденный ею след привел в «ССД». Взломщик, накануне проникший в ее таунхаус, обронил в саду чек из кофейни поблизости от «серой глыбы».

– У меня возникло предположение, что этот человек как-то связан с «ССД», – возможно, один из работников. Пам успела разглядеть его одежду – куртка в синюю клетку, джинсы, бейсболка, – и я подумала: охранники сегодня могли видеть мужчину в таком облачении. Те, что вышли в ночную смену, никого не припомнили, поэтому я записала фамилии и адреса охранников, сменившихся вечером, и поехала их опрашивать. – Сакс поморщилась. – Я никак не предполагала, что «5-22» окажется одним из них. Райм, а как ты догадался, что он охранник?

– Ну, я знал, что ты разыскиваешь сотрудника «ССД». Вот только подозреваемого или свидетеля? Проклятый компьютер ничем не помог, поэтому я обратился к вещественным доказательствам. Наш подозреваемый был сотрудником «ССД» в неказистых рабочих ботинках, просыпавший на себя сухие сливки «Кофе-мейт». Физически сильный. Не означало ли это, что он занимался физическим трудом и выполнял в компании профессиональные обязанности более низкого ранга – разборка почты, посыльный, уборщик? И тогда я вспомнил про кайенский перец.

– Баллончик с перечной смесью! – выдохнула Сакс. – Ну конечно. Еда тут ни при чем.

– Точно. Основное оружие охранника. А «ящик», искажающий голос? Его можно приобрести только в специализированном магазине, продающем охранное снаряжение. Тогда я позвонил начальнику охраны «ССД» Тому О'Дею.

– Да, мы встречались с ним. – Сакс кивнула в сторону Пуласки.

– От него я узнал, что многие охранники работают на неполную ставку. Это давало «5-22» массу свободного времени для занятия своим хобби. Я обсудил с О'Деем имеющиеся у нас вещественные доказательства. Частички листвы могли опасть с комнатных растений в столовой охраны. И в кофе у них добавляют сухие сливки, а не настоящие. Я пересказал О'Дею описание преступника, предложенное Терри Добинсом, и попросил дать мне список холостых, бездетных охранников. Потом он сверил их табели отработанного времени с датами и часами убийств за два минувших месяца.

– И ты обнаружил, что на работе всегда отсутствовал Джон Роллинс, он же Питер Гордон.

– Наоборот, я обнаружил, что Джон Роллинс присутствовал на работе всякий раз, когда совершалось убийство.

– Как присутствовал?

– Очень просто. Он вошел в административную систему и вручную поменял табели рабочего времени, чтобы обеспечить себе алиби. Я велел Родни Шарнеку проверить метадейта, и сразу выяснилось, что Роллинс – наш клиент. Я поднял тревогу.

– Но, Райм, я не понимаю, как «5-22» выносил досье. Да, Роллинс имел доступ к ячейкам данных, но всех сотрудников обыскивают при выходе, и он не был исключением. А войти в innerCircle в режиме онлайн для него практически невозможно.

– Да, тут наблюдалась нестыковочка. За ответ на данный вопрос мы должны благодарить Пам Уиллоуби. Она-то и дала мне подсказку.

– Пам? Какую подсказку?

– Помнишь, она упомянула, что нельзя скопировать фотографии с социального сайта OurWorld и ее друзья просто делают снимки с экрана?

Не огорчайтесь, мистер Райм. Очевидное очень часто ускользает от внимания многих людей…

– Я понял, что именно так «5-22» мог выносить с собой информацию. Зачем ему скачивать тысячи страниц разных досье? Он просто переписывал нужные сведения о своих будущих жертвах глубокой ночью, когда в ячейке, кроме него, никого не было. Помните, мы нашли частички желтой блокнотной бумаги? А рентгеновские аппараты и металлодетекторы на пропускных пунктах на бумагу не реагируют. Никто об этом даже не подумал.

Сакс рассказала, что видела тысячи желтых блокнотов вокруг письменного стола в тайном убежище Гордона.

Лон Селлитто приехал из управления.

– Этот ублюдок уже сдох, – проворчал он, – а я все еще значусь в компьютерной системе как дуреман. И все, чего мне удалось добиться от них, – «мы над этим работаем»!

Но лейтенант принес с собой и хорошую новость. Районный прокурор дал санкцию на повторное расследование всех дел, где улики, очевидно, сфабриковал «5-22». Артура Райма уже отпустили из-под стражи, а положение остальных заключенных пересматривается, и существует вероятность, что в течение месяца они обретут свободу.

Селлитто добавил:

– Я проверил регистрационные документы на таунхаус, в котором жил «5-22». Стоимость такого дома в Верхнем Ист-Сайде может достигать десятков миллионов долларов. Оставалось загадкой, как мог позволить себе подобное жилье Питер Гордон, охранник на полставки. – Но детектив уже имел ответ. – Владелец не он, а Фиона Макмиллан, вдова восьмидесяти девяти лет от роду, не имеющая родственников. Она по-прежнему аккуратно оплачивает налог на имущество и коммунальные услуги. Только вот что странно: за последние пять лет никто ни разу ее не видел. Примерно столько времени прошло с тех пор, когда Стерлинг перевел «ССД» в Нью-Йорк. Видимо, Гордон собрал всю информацию на старушку и убил ее. Поиски тела намечены на завтра – сначала в гараже, потом в подвале. – Селлитто помолчал и добавил: – Я занимаюсь организацией поминальной службы по Джо Мэллою. Она состоится в субботу. Желаете принять участие – милости прошу.

– Конечно, мы будем, – ответил за всех Райм.

Сакс коснулась его руки и добавила:

– И не имеет значения, рядовой патрульный или начальник, он тебе как родной, и если теряешь кого, боль одинаковая.

– Слова твоего отца? – догадался Райм. – Очень похоже на его высказывание.

Из прихожей раздался знакомый голос:

– Опоздал маленько. Виноват. Только что узнал о закрытии дела.

Родни Шарнек вошел в лабораторию, опередив Тома. Он держал под мышкой стопку компьютерных распечаток и, как обычно, обращался к компьютеру, системе дистанционного контроля и остальному оборудованию в лаборатории Райма, будто именно они здесь были живыми существами.

– Опоздал? – недоуменно переспросил Райм.

– Наш компьютер только что закончил обрабатывать файлы свободного пространства, украденные Роном. То есть позаимствованные. Я как раз собирался везти к вам результаты, а мне говорят, что вы уже накрыли преступника. Значит, они вам уже не нужны?

– Во всяком случае, любопытно, что тебе удалось обнаружить.

Шарнек подошел к Райму и развернул перед ним распечатки. Тот непонимающе посмотрел на листы, испещренные словами, цифрами и символами, местами с большими пробелами между ними.

– Для меня это абракадабра.

– Ха-ха, смешно! Для вас это Акихабара!

Райм не стал его поправлять, только попросил:

– Расскажи мне самую суть.

– «Бегунок» – тот ним, что я нашел еще раньше – действительно скачал кучу информации из innerCircle, а потом стер свои следы. Но только эти данные не касаются людей, которых убил или подставил «5-22», и вообще не связаны с его делом.

– Имя есть? – спросила Сакс. – Бегунка?

– Ага. Его зовут Шон Кассел.

Сакс задумалась, прикрыв глаза.

– Бегунок… А ведь он говорил мне, что занимается триатлоном. Но я и думать не думала…

Кассел занимает в «ССД» должность начальника отдела продаж и значится в списке подозреваемых, отметил про себя Райм. Он обратил внимание на то, что Пуласки не остался безразличным к этому известию. Молодой полицейский моргнул, услышав знакомую фамилию, оглянулся на Сакс, удивленно подняв брови, и на лице его появилась едва заметная мстительная улыбка. Райм вспомнил, как неохотно Пуласки возвращался в «ССД», как он смущался по поводу своего незнания программы «Эксель». Вероятно, между ним и Касселом произошла какая-то стычка.

– И что же искал Кассел в базе данных «ССД»? – поинтересовался Пуласки.

Шарнек полистал распечатки.

– Точно не могу сказать.

Он нашел нужную страницу и протянул молодому полицейскому.

– Вот, посмотри сам, если хочешь. Здесь список досье, открытых им.

Пуласки покачал головой:

– Я никого из них не знаю.

Он начал зачитывать список вслух.

– Стоп! – чуть ли не выкрикнул Райм. – Повтори-ка последнюю фамилию.

– Дьенко… Вот, тут еще раз встречается – Владимир Дьенко. Вы его знаете?

– Вот черт, – пробормотал Селлитто.

Дьенко выступал ответчиком по делу о русской преступной организации, закрытому из-за проблем со свидетельскими показаниями. Райм спросил:

– А перед ним кто был?

– Алекс Караков.

Так звали осведомителя, внедренного в окружение Дьенко под чужим именем. Он исчез за две недели до начала слушания дела в суде и скорее всего погиб, хотя никто не мог понять, как головорезы Дьенко сумели добраться до него. Селлитто забрал у Шарнека распечатки и начал перелистывать.

– Бог мой, Линк! Адреса, суммы, снятые в банкоматах, номера машин, списки телефонных звонков. Все, что нужно киллеру для выполнения заказа… Опа, смотри, что тут! Кевин Макдоналд!

– Не тот ли фигурант по твоему мафиозному делу? – спросил Райм.

– Ага. Хеллс-Китчен, заговор, торговля оружием. Немного наркоты и вымогательства. Он тоже сорвался.

– Мел, прогони-ка этот список через нашу систему.

Из восьми фамилий, найденных Шарнеком в восстановленных файлах, шесть принадлежали фигурантам по уголовным делам, слушавшимся в судах на протяжении последних трех месяцев. Всех шестерых либо оправдали, либо обвинили по второстепенным статьям из-за внезапных проблем со свидетелями и вещественными доказательствами.

Райм усмехнулся:

– Довольно серендипитичная находка!

– Какая? – переспросил Пуласки.

– Купи себе словарь, Желторотик.

Молодой полицейский смиренно вздохнул и ответил:

– Что бы ни означало это слово, Линкольн, вряд ли у меня появится желание произносить его вслух.

Все хором рассмеялись.

– Туше[15], – подытожил Райм. – Иными словами, Рон, я хотел сказать, что мы совершенно случайно открыли для себя весьма важный факт. На серверах «ССД», в программе PublicSure, имеются файлы нью-йоркского управления полиции. Так вот, Кассел скачивал с них информацию о расследовании дел и продавал фигурантам, чтобы те могли убрать ненужных свидетелей.

– О, я просто наяву вижу, как он это делает, – сказала Сакс. – А ты, Рон?

– Не сомневаюсь, что Кассел на это способен, – ответил молодой полицейский. – Постойте… Это он передал мне компакт-диск со списком клиентов «ССД»! Значит, ложная наводка на Карпентера – его рук дело.

– Разумеется, – согласился Райм, кивая. – Он подставил Карпентера, чтобы увести расследование от «ССД», но не ради спасения «5-22». Кассел боялся, что кто-то начнет копаться в файлах и поймет, что он продает мафии секретную информацию. А кого лучше всего бросить в виде кости полицейским ищейкам? Конечно, потенциального конкурента!

Селлитто спросил Шарнека:

– Кто-нибудь еще из «ССД» участвовал в этом?

– Нет, судя по тому, что я обнаружил. Только Кассел.

Райм посмотрел на Пуласки, уставившегося остановившимся взглядом на список вещдоков на доске.

– Желторотик! Ты хочешь?

– Хочу чего?

– Заняться делом Кассела?

Молодой полицейский помедлил, обдумывая ответ. Наконец, будто поняв что-то, облегченно рассмеялся:

– Нет, не хочу.

– У тебя получится.

– Я знаю, что получится. Просто… Наверное, я хочу провести мое первое расследование, точно зная, что мной не движут мотивы личного порядка.

– Верно сказано, сынок, – одобрил Селлитто, поднимая свою кружку с кофе на манер заздравного тоста. – Не-ет, мы еще наслужимся под его руководством, помяните мое слово… Ну ладно. Раз я отстранен от служебных обязанностей, то хотя бы доделаю кое-что по дому, а то Рэйчел мне уже все уши прожужжала. – Тяжеловесный детектив взял с тарелки последнее засохшее печенье и вразвалку зашагал к выходу. – Всем спокойной ночи!

Шарнек сложил на столе принесенные им папки и диски. Том подписал за Райма передаточную ведомость в качестве его фактического представителя. Перед уходом компьютерщик напомнил Райму:

– Когда будете готовы вступить в двадцать первый век, детектив, позвоните мне. – И кивнул на прощание компьютерам.

Телефон Райма ожил – вызов адресовался Сакс, чей разобранный мобильник заработает еще не скоро. Из разговора Райм понял, что полицейские с участка в Бруклине разыскали машину Сакс на какой-то близлежащей автостоянке.

Сакс позвонила Пам и договорилась с ней съездить за «камаро» завтрашним утром на ее машине, найденной в гараже за таунхаусом Питера Гордона. После этого она поднялась наверх в спальню готовиться ко сну, а Купер с Пуласки отправились по домам.

Райм трудился над отчетом заместителю мэра Рону Скотту. Он описал modus operandi «5-22» и предложил создать рабочую группу по изучению особенностей почерка преступника в других совершенных им злодеяниях. Несомненно, в таунхаусе патологического барахольщика найдутся новые улики, однако объем работы по обследованию такого места преступления трудно даже вообразить.

Райм закончил записку и переслал адресату по электронной почте. Теперь он задумался над вероятной реакцией Эндрю Стерлинга, когда тот узнает, что один из его ближайших помощников сбывал продукт фирмы – информацию – налево. В это мгновение зазвонил телефон. На дисплее определителя значился незнакомый номер.

– Команда, ответить.

Щелк.

– Хелло?

– Линкольн, это Джуди Райм.

– А, привет, Джуди.

– Не знаю, слышал ли ты – с Артура сняли все обвинения. Его отпустили.

– Уже? Я был в курсе, что оформляют документы на освобождение. Честно говоря, не ожидал, что это сделают так быстро.

– Даже не знаю, что сказать, Линкольн. То есть спасибо тебе.

– Ладно.

– Погоди минутку, – попросила Джуди.

Она прикрыла трубку рукой; Райм услышал невнятную речь и решил, что ее отвлекли дети – черт, опять забыл их имена.

Потом из трубки донеслось:

– Линкольн!

Как странно, что Райм, ни секунды не колеблясь, узнал голос двоюродного брата, а ведь он не слышал его долгие годы.

– Да, Арт. Привет.

– Звоню из города. Меня только что выпустили. Все обвинения сняты.

– Хорошо.

Насколько неловко это прозвучало?

– Не знаю, что сказать. Спасибо тебе. Спасибо огромное.

– Ладно.

– Все эти годы… Я должен был позвонить раньше. Просто…

– Все хорошо.

«Что ты несешь, черт возьми? – сердито одернул себя Райм. – Нет ничего хорошего в том, что Артур попросту плюнул на тебя – выживай как хочешь. И вообще, катаем слова туда-обратно, как бильярдные шары». Райму захотелось отключить связь.

– Ты не был обязан делать это.

– Ну как же, в деле имелись нестыковки, требующие проверки.

И это тоже сплошная туфта. Райм не мог понять самого себя – если упорно не желаешь осуществлять встречные шаги, почему не оборвать разговор сразу? Наверное, срабатывает какой-то предохранитель – и эта мысль была такой же ненужной, как и все происходящее.

– Ты в порядке после того, что случилось… там, в камере или где?

– Да ничего серьезного. То есть приятного мало, конечно, но тот зек успел вовремя. Соскреб меня со стенки.

– Хорошо.

Молчание.

– Так что еще раз спасибо, Линкольн. Мало кто сделал бы для меня такое.

– Я рад, что все получилось.

– Мы обязательно встретимся – ты, Джуди и я. И твоя подруга. Как ее зовут?

– Амелия.

– Обязательно встретимся. – Продолжительное молчание. – Ну, мы поедем. Надо еще добраться до дома. Дети ждут. О'кей, береги себя.

– Ты тоже… Команда, отбой.

Взгляд Райма остановился на досье двоюродного брата.

Не я, а ты был ему сыном…

Райм знал, что они с Артуром уже никогда не встретятся. И точка на этом, решил он, ощущая легкую тревогу; щелчок отключенного телефона будто перечеркнул то, что могло бы сбыться. Но Линкольн Райм пришел к окончательному выводу, что это единственное логическое завершение событий минувших трех дней.

Да, через долгие годы жизненные линии двух братьев сблизились, но оба остались, если вспомнить эмблему «ССД», по разные стороны наглухо запертого окна. Повидались, обменялись парой слов, да и разошлись по собственным мирам. Окошко-то закрыто…


V Человек всезнающий Среда, 25 мая | Разбитое окно | Глава пятьдесят первая