home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава девятая

Гласс

Гласс понимала, что ей очень повезло оказаться на Земле, но какая-то ее часть задавалась вопросом: а стала бы она так к этому стремиться, если бы знала, что всю оставшуюся жизнь ей предстоит справлять нужду в лесу? Выйдя из крохотной будочки, которая, по сути, была обычным навесом с деревьями вместо стен, она направилась обратно в лагерь. По крайней мере ей так казалось. Вообще-то все деревья выглядели совершенно одинаково, поэтому ориентироваться было сложно.

Услышав вдалеке гул голосов, Гласс поняла, что движется в нужном направлении. Вскоре девушка уже вышла на поляну, слегка сожалея, что покидает умиротворяющую лесную тишь, и вдруг застыла. Она оказалась вовсе не там, где ожидала. Не между лазаретом и складом, а на другом краю лагеря, возле строившихся жилых хижин. Осознав свой просчет, Гласс вздохнула и дала себе слово в следующий раз быть внимательнее. Люк уже несколько раз читал ей лекции о необходимости быть настороже и не ходить в лес в одиночестве. Но он все время был занят, а Гласс стеснялась просить кого-то другого проводить ее в туалет.

Она обогнула строительную площадку и оказалась за спинами двух мужчин, негромко переговаривавшихся возле края опушки. Те были поглощены беседой и не заметили ее появления. Гласс остановилась, не зная, следует ли ей дать о себе знать, остановиться или просто идти своей дорогой. Еще не приняв решения, она узнала одного из беседующих – это был Вице-канцлер Родос.

Охваченная противоречивыми чувствами, Гласс застыла. Что-то в этом человеке всегда вызывало у нее озноб, а уж после того, как он приказал охранникам стрелять в Беллами, и подавно. С другой стороны, именно благодаря ему Гласс осталась в живых. Родос заметил их с матерью в людской толпе, штурмующей взлетную палубу, отдал приказ своей свите, и Гласс вместе с Соней оказались на двух последних свободных местах последнего челнока.

С тех пор Гласс не имела возможности с ним поговорить, но в ее мозгу теснились тысячи незаданных вопросов. Почему Родос им помог? Что за отношения связывали его с мамой? Знал ли он, как мама расстраивалась из-за того, что происходило с ее дочерью?

Из размышлений Гласс вырвал резкий голос Вице-канцлера:

– Суд устроим посреди поляны. Доведите до общего сведения, что явка обязательна. Я хочу, чтобы все поняли: мы не склонны мириться с предательством и своекорыстием.

Гласс подавила вздох. Он говорил о Беллами.

– Да, сэр, – отозвался собеседник Вице-канцлера, одетый в рваную перепачканную униформу. Гласс узнала в нем правую руку Родоса, Барнетта. Именно он во время посадки на челноки схватил Гласс за руку и вывел их с матерью из толпы. – А где мы будем содержать его, если суд определит длительный срок заключения?

Родос издал короткий сухой смешок:

– Заключения? У суда может быть один-единственный исход, и уверяю вас, это отнюдь не заключение.

Барнетт кивнул:

– Ясно.

– В состав Совета войду я, вы и еще несколько человек с Феникса из тех, кто постарше, – продолжал Родес. – Я с ними уже переговорил, и они понимают, что от них требуется. Казнь заключенного послужит ясным напоминанием, что соблюдение закона на Земле так же, и даже более важно, чем в Колонии.

– Я понял, сэр. Но есть технический вопрос. Здесь заключенного нельзя отправить без скафандра в космос. Каким образом прикажете его казнить? У нас есть огнестрельное оружие, но… – Барнетт колебался лишь долю секунды: – Вы готовы лично спустить курок?

Гласс затошнило, и ей пришлось закрыть глаза. Она не верила своим ушам. Эти двое обсуждали казнь Беллами так же буднично, как, например, расход электроэнергии или празднование Дня Памяти.

– Я это обдумывал и понял, что у меня есть человек для такой работенки. Это приверженец закона, образцовый охранник и вдобавок член инженерного подразделения. Но в последнее время он продемонстрировал некоторые мятежные наклонности, в частности укрывал беглянку. Думаю, такое задание поможет ему вспомнить, на чьей он стороне.

Голова Гласс закружилась, словно кто-то перекрыл питающий ее мозг кислород. Чтобы не упасть, ей пришлось опереться о ствол ближайшего дерева. Люк. Вице-канцлер намерен заставить Люка казнить Беллами и доказать тем самым свою лояльность. Но Люк никогда не станет никого убивать. Гласс точно знала, что он просто не сможет нажать на курок. И что в таком случае сделает с ним Родос? Вряд ли просто перестанет ему доверять. Потому что совершенно ясно, как Родос поступает с теми, кто лишился его доверия.

Родос и Барнетт двинулись к небольшой группе охранников, которых Гласс прежде не заметила. Как только эти двое оказались за пределами слышимости, она испустила долгий вздох, закончившийся сдавленным рыданием. Надо найти Люка. Она окинула лагерь взглядом, но не увидела любимого. В груди нарастала паника. «Успокойся, – сказала она себе. – Незачем психовать, это ничего не решает. Ты смогла сохранить самообладание в открытом космосе и уж тем более сможешь держать себя в руках достаточно долго, чтобы разыскать Люка».

Она заставила себя спокойно пересечь поляну и подойти к лазарету. Может быть, Люка видела Кларк. Гласс вошла в хижину и словно мгновенно ослепла. Потом глаза привыкли к полутьме, зрение вернулось, и она увидела спину Люка. Судя по всему, тот караулил Беллами. Увидев любимого, Гласс почувствовала такое облегчение, что чуть не расплакалась. Но потом в сознании возникла картинка, как он вскидывает пистолет и с громким хлопком спускает курок. Она не даст этому случиться, не позволит принудить Люка ни к чему подобному. Она не останется в стороне.

Тремя большими шагами Гласс пересекла комнатку и взяла Люка за руку. Он развернулся, рефлекторно сжимая кулаки, но, увидев ее, улыбнулся и сказал:

– Привет. Хотела застать меня врасплох? – Его улыбка увяла, когда он увидел лицо Гласс. – Что с тобой? – понизив голос, спросил он, подойдя поближе, чтобы никто посторонний не мог их услышать.

– Мы можем выйти? – Гласс кивнула на дверь. – Надо поговорить.

– Конечно. – Люк повернулся к своему напарнику: – Братишка, я выйду на секундочку, ладно?

Напарник пожал плечами, посмотрел на Беллами (тот спал, привязанный к койке), обернулся к Люку и кивнул. Люк вслед за Гласс вышел на солнышко. За хижиной, убедившись, что никто не может подслушать их разговор, Гласс пересказала все, что говорил Родос. Ей было больно видеть, каким страданием исказилось лицо Люка, когда тот осознал, чем грозят подобные новости. Он отвел взгляд, уставился куда-то на верхушки деревьев и несколько долгих мгновений молчал. Гласс затаила дыхание. Кругом щебетали птицы, по лагерю разносился звук топора. Когда Люк наконец снова посмотрел на любимую, его губы были крепко сжаты, а в глазах горела решимость.

– Я не стану этого делать, – сказал он твердо.

Сердце Гласс наполнилось любовью и гордостью за Люка, который так ясно понимал, что хорошо, а что дурно. Она всегда восхищалась его честностью и благородством – именно эти черты когда-то заставили ее полюбить простого охранника. Но она никогда не позволит ему рисковать собой ради кого-то другого. Если, конечно, сможет.

– Но, Люк, ты же понимаешь, чем это грозит, да? Тогда тебя накажут. – Голос Гласс дрожал от страха. – Я знаю, Родос спас мне жизнь, но он опасен. Если бы ты слышал, как он говорил о том, чтобы казнить Беллами! Это было так… ужасно. Кто знает, на что он способен?

– Я понимаю. – Челюсти Люка сжались и разжались.

Они оба немного помолчали. Гласс взяла Люка за руку и стиснула его пальцы. Казалось, он сейчас мысленно блуждает в каких-то дальних далях, как во время подготовки к выходу в открытый космос.

– Люк, – она снова сжала его руку. Он медленно повернул голову и посмотрел на нее. – Все это не может вот так закончиться.

После всего, что им пришлось пережить, было бы безумием позволить Родосу превратить одного из них в козла отпущения вместе с Беллами.

– И не закончится, – сказал Люк, крепко ее обнимая.

Она вдохнула его знакомый запах, к которому теперь примешивались земные ароматы. Гласс все сильнее любила их, потому что они все больше и больше ассоциировались у нее с Люком. Под ее щекой ровно билось сердце любимого, и ее собственное сердце тоже стало успокаиваться, по мере того как кровь покидал адреналин. Теперь у нее было все, что ей нужно, потому что нужен ей был только Люк.

Гласс вдруг отодвинулась, и Люк окинул окрестности быстрым взглядом, инстинктивно проверяя, нет ли опасности.

– Я знаю, как быть, – сказала Гласс.

Люк посмотрел на нее, и его брови сошлись на переносице.

– Как?

– Мы уйдем.

– Что значит «уйдем»? Куда нам идти?

– Неважно, потом придумаем. Уэллс нам поможет. Они с Сашей подскажут, что и как. Мы спрячемся на некоторое время, пока все это не забудется.

– А как насчет наземников? Тех, которые опасны? – спросил Люк, глядя на нее так, словно она безнадежно сошла с ума.

– Мы должны попытаться.

Люк долгое мгновение смотрел на нее, и Гласс уже приготовилась увидеть утомленное покачивание головой и услышать весь этот бред о долге, но, к ее удивлению, на лице любимого появилась слабая улыбка.

– Тогда нужно идти сегодня вечером, чтобы Родос не успел меня перехватить.

Гласс изумленно уставилась на него.

– Серьезно? Ты правда хочешь уйти вместе со мной?

Люк здоровой рукой обнял ее за талию.

– Знаешь, что помогло мне продержаться в прошлом году? Когда ты сидела в Тюрьме и потом, на Уолдене, когда я был уверен, что мы вот-вот умрем? Я фантазировал, будто мы с тобой на Земле, хотя и был тогда уверен, что это пустые выдумки. Я ничего не мог с собой поделать и представлял, что мы вдвоем на этой планете. Только мы, и все. – Отпустив талию Гласс, он погладил любимую по голове. – Но это невероятно рискованно, понимаешь?

Она кивнула:

– Знаю. Но я лучше буду рисковать где-то вместе с тобой, чем останусь тут без тебя. – Гласс улыбнулась и провела рукой по его небритой щеке. Он перехватил ее руку и поднес к губам.

– Я тоже предпочту уйти с тобой отсюда, лишь бы не причинять никому новой боли.

– Тогда давай подготовимся. Захватим столько продуктов, сколько можно взять, не привлекая внимания, и отправимся в путь.

– Я должен дождаться, когда меня сменят. Возьми воду и любые продукты, которые удастся спрятать под одеждой. Встретимся здесь же после заката, когда все будут ужинать.

– О’кей, – согласилась Гласс. – Я найду Уэллса, и, думаю, Кларк тоже нужно сказать. Она должна знать, что грозит Беллами. Если ты уйдешь, они заставят кого-то другого стать палачом.

– Ей можно доверять?

– Да, – с жаром сказала Гласс, – можно.

– Хорошо, – Люк опустил голову и быстро, нежно поцеловал Гласс. – Мы с тобой будем как Адам и Ева, – с улыбкой проговорил он.

– Я ни при каких обстоятельствах не стану носить одежду из листьев, сколько бы мы ни прожили в лесу.

Люк демонстративно осмотрел ее с головы до пят, а потом ехидно улыбнулся, намекая на то, в каком направлении побежали его мысли.

– Так что будь готова, – сказал он, подталкивая Гласс под локоть, бросил на нее еще один долгий взгляд, развернулся и двинулся обратно в лазарет.


Глава восьмая Кларк | Возвращение домой | Глава десятая Кларк