home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двадцать третья

Беллами

Плечо Беллами больше не болело. Бегущий по жилам адреналин оказался лучше любых обезболивающих. Парень переминался с ноги на ногу, руки прямо-таки чесались – так ему хотелось вооружиться. Беллами никак не мог решить, что доставит ему большее удовлетворение – засадить в горло Родоса одну из своих прекрасно отцентрованных стрел или проткнуть копьем его брюхо.

Наземники собрались в холле, который превратился теперь в военный штаб. Многие из взрослых вооружились ножами, копьями и какими-то странными луками. Другие готовились к тому, чтобы увести подальше в укрытие детей и стариков. Беллами потянулся за луком и нахмурился, проверяя состояние тетивы.

– Ты уверен, что это хорошая идея? – негромко спросила его Кларк. – Бел, ты ведь был ранен. И до полного выздоровления тебе как до Луны.

– Побереги дыхалку, Гриффин, – ища стрелы, ответил ей Беллами. – Ты же знаешь, хрен я буду сидеть тут и ковырять в носу, пока остальные станут рисковать ради меня жизнью.

– Тогда будь осторожен.

Ее лицо было бледным, а глаза – заплаканными. За те несколько минут, что они провели вместе, готовясь к бою, Кларк успела рассказать о разговоре с родителями. Однако времени, чтобы отпраздновать это маленькое чудо, у них не было: следовало целиком сосредоточиться на первоочередной задаче – заставить Родоса пожалеть о том, что он вообще ступил на Землю.

– Осторожность – мое второе имя, – заявил Беллами, откладывая стрелы, которые он уже успел осмотреть.

Кларк улыбнулась:

– Не удивлюсь, если окажется, что в твое полное имя входят также слова Опасность и Победа.

– Так и есть. Меня зовут Беллами Осторожность Опасность Победа Блэйк.

– Мне завидно. У меня-то даже второго имени нет, не говоря о третьем и четвертом.

– Я без проблем могу что-нибудь для тебя подобрать, – сказал Беллами, обнимая ее за талию. – Что-нибудь подходящее. Как насчет Кларк Всезнайка Командирша… – Кларк закатила глаза и шутливо ткнула Беллами в грудь. Он усмехнулся, притянул ее поближе к себе и зашептал на ухо: – Блистательная Секси Гриффин.

– Неуверена, что все это влезет на табличку на дверях моего кабинета, но мне нравится.

– Все готовы? – спросил Уэллс, подходя к ним. Он разительно изменился. Хотя на нем была выцветшая перепачканная футболка и рваные коротковатые брюки, он словно бы опять был одет в офицерскую форму. Несколько недель назад поведение Уэллса могло вызвать раздражение Беллами, но сейчас он только радовался, что его брат выглядит таким умелым и знающим воякой.

– Я – более чем, – сказал Беллами, стараясь поднять всем настроение. Он протянул сжатую в кулак руку и стукнул ею о кулак Феликса, который был бледен и нервно мерил шагами зал. – Жду не дождусь, когда можно будет надрать охранникам задницы. – И он одарил Уэллса злодейской усмешкой.

– Мне бы твою уверенность, – вздохнул Феликс.

– Это не уверенность, – язвительно отозвался Беллами, – а наглость. Совсем другое дело.

– В любом случае, это хорошая вещь, – удивив Беллами, сказал Уэллс, – и она нам всем понадобится.

По кивку Макса Уэллс вышел в центр зала. Все тут же замолчали, хотя напряжение было таким сильным, что казалось, воздух гудит.

– Друзья, – серьезным тоном начал Макс, – мы получили сведения, что к Маунт-Уэзер приближаются около двадцати охранников. Совсем скоро мы пойдем на наши позиции и начнем подготовку к бою. Они объявились куда раньше, чем мы ожидали, но, без сомнения, мы сумеем устроить им достойную встречу. И помните, наша цель заключается не в том, чтобы положить как можно больше охранников, а в том, чтобы не дать им причинить нам вред и предотвратить бессмысленное насилие. Но, если придется применить силу, чтобы защитить себя, значит, так тому и быть. Хотя, повторяю, наша цель не в этом.

Он повернулся и кивнул Уэллсу, который прочистил горло, готовясь обратиться к собравшимся:

– Как мы и предполагали, они взяли с собой много огнестрельного оружия, так что будьте осторожны и не рискуйте без необходимости. Но, хотя у них есть ружья и пистолеты, они все равно уязвимы.

И Уэллс начал объяснять, как готовят охранников, и к какой тактике они, скорее всего, прибегнут. Беллами понял, что им очень повезло иметь в своих рядах Уэллса, который прошел курс офицерской подготовки.

– Надо помнить, – снова взял слово Макс, – что мы сражаемся не только чтобы защитить этих молодых людей, которые попросили у нас убежища, но и за наши собственные жизни. Мы пытались договориться с новыми соседями, но становится все более очевидным, что мир и сотрудничество не входят в число их приоритетов. Если мы сейчас не окоротим их, неизвестно, что они попробуют сделать в следующий раз. – Он сделал паузу и оглядел собравшихся. – Я уже потерял дочь… я не перенесу потери любого из вас. – Макс вздохнул, и в его голосе зазвенел металл: – Мы сражались с множеством напастей, но не отступили. И пусть кое-кто предпочел оставить Землю в пламени пожара, но мы остались и боролись за то, чтобы сохранить наш дом.

Из толпы послышалось несколько выкриков, и Макс улыбнулся.

– Это наша Земля, наша планета, и сейчас настало время решать, чем мы готовы рискнуть во имя ее защиты.

Уэллс улыбнулся и потянулся пожать Максу руку. Тот ответил на рукопожатие, а потом похлопал юношу по спине.

– Все готовы? – спросил Уэллс, снова обернувшись к собравшимся.

Каменные стены бункера потряс боевой клич, и в воздух взметнулись сжатые кулаки. Потом люди, вооруженные копьями, луками и ножами, потянулись к выходу. В полной тишине они выбрались из бункера и заняли позиции в лесу возле самого входа в Маунт-Уэзер.

Кларк перекинула через плечо сумку с медикаментами и потянулась за длинным ножом.

– Куда это ты собралась? – спросил Беллами, и его возбуждение уступило место леденящему страху.

Кларк вздернула подбородок и адресовала Беллами полный решимости взгляд.

– Там будут раненые, которым понадобится моя помощь.

Беллами открыл было рот, чтобы выразить протест, но тут же закрыл его обратно. Возражать было бы чистейшим эгоизмом. Кларк права. У нее большой опыт по медицинской части, а значит, ее место наверху.

– Ты только будь очень-очень осторожна, о’кей? – сказал он. Кларк кивнула. – Обещаешь?

– Обещаю.

Беллами взял ее за подбородок. Их лица сблизились.

– Кларк, что бы ни случилось, я хочу, чтоб ты знала…

Но она замотала головой и закрыла ему рот поцелуем, а потом сказала:

– Не надо. Все будет хорошо.

Он улыбнулся.

– Тебе здорово удаются эти надменные штучки.

– Учителя были хорошие.

Беллами снова поцеловал ее, взял свой лук и направился к лестнице.

– Беллами, – поспешно нагнав его, сказал Уэллс, – слушай, я знаю, тебе это не понравится, но мы считаем, что для всех будет лучше, если ты останешься в бункере.

– Что? – Глаза Беллами сузились. – Ты ведь это не всерьез. Черт, да я ни за что тут не останусь. Я не боюсь Родоса, вообще никого из них не боюсь. Пусть только попробуют меня взять.

– Вот в этом все и дело. Ты – слишком заманчивая мишень. Все, кто окажется рядом с тобой, будут в опасности. Я знаю, что ты отличный боец, один из лучших, но это не оправдывает риска.

Беллами уставился на Уэллса, кипя от сдерживаемого гнева и негодования. Какого хрена Уэллс решил, что может не пускать его в бой? Можно подумать, роман с погибшей Максовой дочерью сделал его заместителем командира. Но эта злобная мысль мелькнула и ушла. Уэллс прав. Речь сейчас идет не о Беллами с его стремлением отомстить. Он должен делать то, что лучше для всех, а в данном случае это означает лечь на дно. Послав Кларк печальную улыбку, он опустил на пол свой лук, обернулся к Уэллсу и протянул ему руку:

– Береги там себя, парень. И взгрей за меня Родоса.

Уэллс улыбнулся, взял руку Беллами и притянул его в свои объятия.

– Скоро увидимся. – Потом он отступил назад и посмотрел на Кларк: – Готова?

Она кивнула, а потом обернулась к Беллами. Он обнял ее за талию, прижал к себе так, что ее щека коснулась его груди, и поцеловал в макушку.

– Я люблю тебя, – сказал он, когда Кларк отстранилась.

– Я тоже тебя люблю.

– Присмотри за ней, Уэллс, – крикнул Беллами, глядя, как они поднимаются по лестнице. Уэллс обернулся, посмотрел ему прямо в глаза и кивнул. – А ты, Кларк, присмотри за ним, – чуть мягче сказал он. – Присмотрите там друг за другом.

Еще мгновение – и они пропали из виду.


Беллами не знал, сколько миль он намотал, прохаживаясь по залу, но стоять на месте он не мог. Ему надо было продолжать двигаться. В бункере стояла пугающая тишина. Прошло пятнадцать минут, потом двадцать. Беллами больше не мог это вынести. Он выскользнул из зала, взбежал по винтовой лестнице и распахнул дверь в Маунт-Уэзер. Стоя в коридоре, он жадно прислушивался, стараясь уловить звуки, которые скажут ему, что сражение уже началось.

Наконец эхо принесло к вершине холма длинный тихий свист, а следом за ним – три коротких. Значит, люди Родоса были близко. Беллами затаил дыхание. Через несколько секунд грянул первый выстрел, затем второй, а затем их стало слишком много, чтобы сосчитать. Ночное небо озарили вспышки, а из-за деревьев со свистом полетели десятки стрел и копий. Раздались полные муки вопли и стоны, которые словно бы испускала сама земля. Потом, словно материализовавшись из воздуха, к поляне перед Маунт-Уэзер от леса потянулись, спотыкаясь, раненые мужчины и женщины. Среди них были и колонисты, и наземники, все они корчились от боли и истекали кровью. Это была настоящая мясорубка, не лучше той, что Беллами видел после крушения челноков.

Без всяких размышлений Беллами бросился за дверь. Он вырвал из рук раненого наземника дубинку и тут же пустил ее в дело. Он даже успел нанести врагам существенный урон, но тут на него налетели три наземника, подхватили под руки и практически понесли прочь, обратно ко входу в Маунт-Уэзер. Беллами брыкался, пытаясь освободиться, и кричал:

– Отпустите меня! Я хочу драться!

– Тебя не должны увидеть, – увещевала его одна из женщин, и Беллами почувствовал раскаяние. Опять его занесло!

Он перестал сопротивляться и побежал к двери, окруженный наземниками, которые его защищали. Всего в нескольких шагах от безопасных стен Маунт-Уэзер человек, бежавший справа от Беллами, вдруг с криком повалился на землю. Беллами, обмирая, в ужасе повернулся к нему. Из груди человека текла кровь, но он, вскинув руку, махал Беллами, чтобы тот продолжал двигаться. Беллами послушно со всех ног бросился ко входу в бункер, до которого оставалось лишь несколько футов. Он чувствовал, что преследователи нагоняют его и буквально дышат в затылок. Беллами никогда в жизни так не выкладывался, его ноги горели, а руки, как поршни, ходили на бегу туда-сюда.

Но, прежде чем Беллами скрылся в бункере, вдруг наступила тишина.

– Блэйк, замри, а то я их всех перестреляю, – гаркнул кто-то за его спиной.

Беллами, задыхаясь, остановился, обернулся и увидел группу окровавленных, покрытых ссадинами и синяками колонистов. Они приближались, и дула их пистолетов и ружей смотрели прямо на него. Двое наземников, которые сопровождали Беллами, выступили вперед, поднимая свои копья. Беллами сжимал и разжимал кулаки, его сердце колотилось с такой силой, что сотрясалось все тело.

Вперед вышел колонист в униформе охранника. Это был Барнетт, правая рука Родоса.

– Отойдите в сторону, – скомандовал он двум наземникам, которые стояли между ним и его добычей.

– Не дождешься, – ответил один из них, перекидывая свою дубинку с плеча на плечо.

– Да что для вас значит этот мальчишка? – зарычал Барнетт. – Зачем вам умирать из-за него?

– Чтобы на Земле жили не одни только засранцы вроде тебя, – спокойно сказал наземник. – Двигай отсюда, – кинул он через плечо, обращаясь к Беллами.

Беллами медленно направился к двери. За спиной Барнетта собиралось все больше колонистов с поднятым оружием. Беллами повернулся, чтобы бежать, и услышал два коротких резких звука, а потом глухой стук двух упавших наземь тел. Он вскрикнул, но не остановился и уже поворачивал дверную ручку бункера, когда сзади раздалось:

– У нас твоя сестра.

Беллами застыл. Слова Барнетта словно накинули петлю ему на шею, и грудь сдавило. Медленно повернувшись, он сдавленно спросил:

– Что вы собираетесь с ней делать?

– Для парня, зацикленного на защите сестры, ты слишком легко ее бросил, разве нет?

– Ее жизнь в лагере, – медленно, не понимая до конца, кому он адресует свои слова: Барнетту или самому себе – проговорил Беллами. – Там она начала узнавать, что такое счастье.

Барнетт ухмыльнулся.

– Вдобавок она теперь поняла, что значит оказаться под арестом.

Раскаленная добела ярость побежала по жилам Беллами.

– Она не сделала ничего дурного.

– Не переживай, мы ее не обидели… пока. Предлагаю тебе идти с нами, а иначе я не смогу гарантировать безопасность мисс Блэйк.

Беллами вздрогнул от возникшего в голове образа скованной Октавии в тюремной хижине. Ее заплаканное лицо было бледным и измученным, она звала на помощь. Звала брата, который бросил ее, хотя и клялся, что всегда будет оберегать ее.

– Откуда мне знать, что ты говоришь правду? – спросил Беллами, пытаясь выиграть время и сообразить, каким должен быть его следующий шаг.

Барнетт поднял брови, повернулся назад и пронзительно свистнул. Буквально через мгновение послышался топот сапог и приглушенный крик. Из-за деревьев появились четыре охранника, которые волокли двух человек. Беллами на короткий миг испытал облегчение от того, что ни один из них не был Октавией.

А потом по хребту побежали мурашки, когда на Беллами накатила новая волна ужаса.

Это были Кларк и Уэллс, каждого из которых держала пара охранников. Их руки были связаны за спиной, во ртах – кляпы. Огромные, горящие страхом и яростью глаза Кларк метались по сторонам. Уэллс бился в руках охранников, отчаянно пытаясь вырваться.

– Я хочу, чтобы ты спокойно пошел со мной, – сказал Барнетт. – А иначе нам придется сделать из-за тебя кое-что, чего нам делать не хочется.

«Хрена с два не хочется тебе, садист, ублюдок чертов», – подумал Беллами.

Он встретился взглядом с Кларк, и они несколько долгих секунд не сводили друг с друга глаз. Кларк незаметно покачала головой, и Беллами знал, что этот жест означает: «Не делай этого. Не смей идти на этот обмен».

Но было слишком поздно. Родос и Барнетт победили. Беллами ни за что не станет подвергать Кларк и Уэллса еще большей опасности, они и так слишком много из-за него рисковали.

– Отпусти их, – сказал Беллами, выпуская лук и с поднятыми руками направляясь к Барнетту. – Я сделаю все, что ты хочешь.

Люди Барнетта метнулись вперед, подхватили Беллами под локти и быстро завернули ему руки за спину.

– Я думаю, вы мне все пригодитесь, – сказал Барнетт.

Охранники препроводили Беллами к Уэллсу и Кларк. Теперь он чувствовал тепло тела стоявшей возле него девушки и подвинулся, чтобы их руки соприкасались. Барнетт отдал команду, и его люди тычками погнали пленников по тропке.

Их вели цепочкой, и Беллами оказался между Уэллсом (тот шел сзади) и Кларк впереди. Несмотря на то что идти со связанными руками было неудобно, девушка шла с высоко поднятой головой и развернутыми плечами. «Она бесстрашна», – несмотря на мрачные обстоятельства, восхищенно думал Беллами. Удивительно, что ему больше не было страшно. Он поступил правильно. Никто больше не погибнет по его вине, пусть даже это означало, что вот-вот пробьет его последний час. Лучше этой же ночью принять грудью тысячу пуль, чем встретить новый день гадая, кто пострадает из-за него сегодня.

Он запрокинул голову и стал смотреть на звезды, блиставшие на не скрытых листвой участках неба. Годы, которые он прожил в космосе, начинали казаться сном. Теперь его дом тут. Он принадлежит этой земле.

– Надеюсь, тебе нравится этот вид, – сказал за его спиной Барнетт. – Потому что на рассвете тебя ждет казнь.

Значит, ему суждено тут умереть.


Глава двадцать вторая Кларк | Возвращение домой | Глава двадцать четвертая Гласс