home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двадцать девятая

Гласс

Каждая мышца тела Гласс словно горела в огне. Плечи натерло веревкой, а икры и бедра дрожали от усталости, грозя в любую секунду подвести свою хозяйку.

Увидев маячившее за деревьями деревянное здание, она громко всхлипнула от облегчения. Они действительно добрались до лагеря. За все время их путешествия Люк шевельнулся всего пару раз. Иногда Гласс, затаив дыхание, останавливалась, чтобы напоить его и убедиться, что он все еще жив.

Спотыкаясь, Гласс вышла из-под крон деревьев на поляну и поняла, что произошло как раз то, чего она боялась: звуки утреннего сражения доносились до нее именно отсюда, и именно отсюда к небу поднимался дым. Лагерь выглядел будто зона военных действий. На земле валялись сломанные копья, стреляные гильзы, клочья одежды, тут и там виднелись целые лужи крови. Некоторые хижины были полностью разрушены, другие выглядели так, будто кто-то пытался их поджечь. Тут и там ей попадались потрясенные колонисты, но Гласс никого не узнавала. Казалось, будто она вернулась в совершенно другое место. Сердце кольнул холодный страх. Что теперь с ее друзьями? И где Уэллс?

Потом она обрадовалась, услышав знакомый голос:

– Гласс?! – окликнула ее от дверей лазарета Кларк. – Это ты? А это… о нет! Это Люк?

И Кларк бросилась к ним. Затем из-за двери лазарета высунулась голова Уэллса, который тоже побежал за своей бывшей возлюбленной.

Гласс освободилась из импровизированной упряжи. Кларк, упав на колени, уже осматривала Люка.

– Гласс! – воскликнул, обнимая ее, Уэллс. – Слава Богу, ты вернулась. С тобой все нормально?

Гласс кивнула, но потом на нее разом обрушился весь ужас недавнего одиночества и изнеможения. Сейчас, когда они оказались в безопасном месте, она наконец позволила себе ощутить все те эмоции, которые так долго держала в узде. На глаза навернулись слезы и побежали вниз по щекам. Уэллс обнял ее и не отпускал, пока рыдания не стихли.

– А что с ним произошло? – спросил он потом.

Гласс шмыгнула носом и вытерла лицо руками.

– Мы жили в заброшенной избушке в лесу. Она казалась такой надежной! Но потом, – от воспоминаний ее глаза вновь наполнились слезами, – на нас напали наземники. Не те, с которыми живет Саша, другие. – Лицо Уэллса исказилось, словно от сильной боли, но Гласс почувствовала: сейчас не время расспрашивать его, что случилось. – Люк вышел, чтобы разогнать их, и в него бросили копье. Я сделала все, что могла, но у меня не было никакой возможности наложить швы, а когда я попыталась привезти Люка сюда, наземники снова атаковали нас.

Уэллс ругнулся себе под нос и добавил:

– Гласс, мне так жаль, что тебе пришлось пройти через это в одиночестве.

– Да все нормально. Мы же вернулись живыми, так? – И Гласс улыбнулась сквозь слезы.

– Давайте-ка занесем Люка в дом, – твердо сказала Кларк.

Они с Уэллсом быстро, но бережно подняли Люка вместе с его санками и внесли в лазарет. Гласс вошла вслед за ними. Тут было тесно, и Гласс просто не могла поверить, что в лагере столько раненых.

– Что тут случилось? – изумленно спросила она.

– То же, что случилось с вами, – мрачно сказал Уэллс, – только масштаб побольше.

Гласс подняла брови, и на языке у нее вертелся миллион незаданных вопросов. Уэллс почти что мог читать ее мысли.

– Не волнуйся, все обернулось к лучшему. Родос в конце концов потерял свою железную хватку. Сегодня вечером мы изберем новый Совет.

К ним, хромая, приближался высокий седовласый человек, которого Гласс помнила по Фениксу. Кивнув в ее сторону, он тихо сказал что-то Кларк. Они беседовали на пониженных тонах, осматривая ногу Люка, слушая его пульс, сердцебиение и дыхание. Наполнив шприц из маленького стеклянного флакона, Кларк ввела в плечо Люка какую-то жидкость, а потом принялась обрабатывать его рану и накладывать швы. Люк вздрогнул во сне, но не проснулся.

Гласс обреченно стояла рядом. Она настолько сосредоточилась на том, чтобы доставить Люка обратно в лагерь, что даже не позволяла себе задуматься, что будет, когда цель окажется достигнута. Кларк и пожилой мужчина шагнули к ней. Она попыталась увидеть на их лицах хоть какой-то намек на лучшее, но они оба выглядели совершенно невозмутимыми.

– Гласс, это доктор Лахири, – начала Кларк, – он учил меня в Колонии. Он замечательный врач.

– Рад знакомству, Гласс, – протянул руку доктор Лахири, и Гласс оцепенело пожала ее.

Она разрывалась между стремлением справиться о состоянии Люка и отчаянным желанием не услышать ничего плохого. Сглотнув, она приказала себе оставаться спокойной, что бы ни сказали ей эти двое.

– Вы очень везучая, – с улыбкой проговорил доктор, и Гласс испустила долгий вздох облегчения. – Он поправится. Но, если бы не вы, он потерял бы ногу. Или случилось бы нечто худшее. – Доктор Лахири положил руку ей на плечо. – Вы спасли его, Гласс. Можете гордиться тем, что вы для него сделали.

– Все будет хорошо, – сказала Кларк, заключая ее в объятия. – Мы ввели ему ударную дозу антибиотиков и намерены хорошо за ним приглядывать. Он сильный парень. И везучий, потому что у него есть ты.

– А я-то думала, все совсем наоборот, – сквозь слезы проговорила Гласс.

– Хочешь за ним ухаживать? – спросила Кларк. – Я попрошу кого-нибудь принести тебе перекусить.

Кивнув, Гласс осела на кровать возле Люка, съежившись и положив руку ему на грудь, чтобы ощущать, как бьется под ее ладонью сердце любимого. Она слушала его легкое дыхание, которое теперь стало ровным.

Совсем недавно в лесной избушке она думала, что на всем белом свете ей нужен один лишь Люк. Она любила это их маленькое убежище, их тайную жизнь, где никто не тревожил влюбленных, и они в одиночестве проводили все дни напролет. Но теперь, когда она побывала на волосок от того, чтобы потерять Люка, и прошла через множество опасностей, Гласс изменила свое мнение. Теперь, в обществе этих людей, которые так упорно трудились для них и так о них позаботились, Гласс знала, что им с Люком не хватит лишь друг друга. Они нуждались в человеческом сообществе. И теперь они были дома.


Глава двадцать восьмая Беллами | Возвращение домой | Глава тридцатая Кларк