home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6.

Иван задумчиво водил взглядом по шахте грузового лифта, ныне перекрытого и «сверху», и «снизу». Сюда землянин заглянул для очистки совести, когда понял, что при всем богатстве выбора, альтернативы взлому люков на технической «лестнице» в общем-то, и нет. Конечно, будь он полностью снаряженным абордажником или спасателем, то и проблем бы не было: взламывай межпалубное перекрытие хоть посреди жилого отсека и вперед. А имея в активе недоделанного ремонтного дроида и груженную самодвижущуюся платформу, приходилось выбирать такой путь, который позволял переправить чудо-технику без особых хлопот. Цыкнув зубом, Иван отвернулся от шахты лифта и отдал команду дроиду начинать вскрывать люки. Радовало только одно: противоабордажный комплекс БРК совершенно не внушал. Очевидно, то ли военные, то ли конструкторы корабля решили, что если дело дошло до абордажа ремонтного корабля, то остальная эскадра уже накрылась медным тазом, и тратить лишние деньги на серьезную противоабордажную защиту, по меньшей мере, глупо.

Слабенький сканер дроида позволял, тем не менее, отслеживать энергоканалы в непосредственной близости от резака. Такая себе страховка от недобросовестного выполнения техником своих обязанностей. Поэтому, Иван решил положиться на прошедшие столетия, сканер дроида, свои рассуждения и решил не возиться с попытками открыть люки, а тупо их взломать. Люки технического прохода были не в пример проще, чем двери безопасности на остальных путях из одной части корабля в другую.

Через некоторое время, показавшееся самому землянину достаточно долгим из-за личной незанятости, Иван оказался в жилом секторе уже третьей технической палубы. Не отвлекаясь на осмотр, Иван прямиком направился непосредственно к технической части сектора. Оказалось, что чем бы ни был источник энергии, но ворота к нему не подключены. Снова встал вопрос: резать или открывать. Резать эти ворота было долго, накладно, муторно, в конце концов. А открывать…. Если сканеры десантного бота смогли засечь источник энергии через весь корпус корабля, то его вполне хватало на активацию пары-тройки оборонительных турелей. Ивану, в принципе, хватило бы и одной. Сам-то он мог отойти и спрятаться, но потеря дроида сразу делала его планы невыполнимыми.

А попасть внутрь, или наружу, если смотреть от оси корабля, очень хотелось. Нейросеть почти сразу сообщила об обнаружении действующего подключения к искину. Вот только, даже на банальный запрос о состоянии и индентефикации, ответа не последовало. Это могло означать как весьма плачевное состояние техники, так и «выкрученный» на максимум протокол безопасности. Второе, естественно, было значительно хуже.

– Поспешишь – людей насмешишь. Спешка хороша только при ловле блох. – Сам себе сообщил Иван. – А значит, прорежем аккуратную дырочку и посмотрим на реакцию нашего молчаливого друга.

Сформировав задание, землянин отправил его дроиду, а сам со скучающим видом огляделся по сторонам. Стоять и пялиться на работу дроида было и скучно, и глупо. И Иван отправился осматривать жилой сектор, посмеиваясь про себя, что вид учебного класса поможет успокоить расшатанные нервы и скрасить ожидание.

К воротам землянин вернулся задолго до того, как дроид выполнил работу хотя бы наполовину. Проверив уровень энергии и расход рабочего тела, Иван снова вздохнул и пошел осматривать переходной отсек. И на пороге пункта экстренной помощи принялся последними словами костерить себя за расслабленность. В отличие от такого же пункта на атакованной стороне, этим пользовались. И пользовались в авральном порядке. Вот такой парадокс.

Не нужно было обладать базами высокого уровня, чтобы понять, что валяющиеся скафандры ни коим образом не относятся к классу технических. А, вот чтобы понять, что и к классу стандартного облачения противоабордажных команд они не относятся, уже нужно было иметь кое-какие знания. Хотя, скорее по истории, чем по технике. У Ивана такие знания были. И броню он примерно опознал. После чего в мозгу одновременно зажглись два транспаранта: «загадка» и «неприятности». Облегченная штурмовая броня Императорской Гвардии. Времен Первой Империи, естественно. На корабле-ремонтнике обладателям такой брони делать было совершенно нечего. А вот на крейсере…! Но, ситуация, при которой элитные бойцы бросились искать медицинскую помощь в реаниматоре ремонтника, у Ивана никак не вытанцовывалась.

– Та-а-ак! Давай думать логически. – Вслух потребовал от самого себя Иван. – Если у меня правильные данные, то эти ребята были чем-то вроде охраны царской семейки. Значит, на крейсере мог быть кто-то из императорских родственников. Причем, явно, не из самых близких. У тех, если правду пишут, были свои, приписанные корабли. И что? Какого хрена охранники члена императорской фамилии раненные вываливаются в медпункт корабля-ремонтника?! У них что, на крейсере свой медкомплекс не работал? Получается, или не работал, или не было доступа. Ох-хо-хо. Абордаж? Не смешите мои фаберже! Авария? Тоже вариант. А…. А какого я гадаю?! Итическая сила!

Хлопнув себя по шлему, Иван наклонился над валяющейся броней. Землянин с запозданием сообразил, что отличить техногенные повреждения от боевых он должен суметь. Например, довольно четкий след воздействия высокой температуры. Трудно представить себе аварийную ситуацию с таким повреждением брони. А вот, если предположить, что это результат попадания из стационарной плазменной турели, то все становится на свои места. Кроме того, обнаружились и следы попаданий из кинетического оружия. И, судя по тому, что броня была пробита, гвардейцев или захватили врасплох, или им просто некуда было прятаться. Поймать десяток выстрелов, необходимых для пробития грудной пластины, в одну точку – нужно быть полным неумехой.

Вспомнив об оружии, Иван еще раз осмотрел медпункт и соседние помещения. Оружия гвардейцев нигде не было. Или они сюда попали уже без оружия, или, выбравшись из регенератора, забрали его с собой. Напрашивался один единственный вывод: на крейсере произошел мятеж. Но, тогда, почему крейсер пристыкован к ремонтнику? Или…. Иван, многозначительно хмыкнул. Или сначала была авария, а когда протокол безопасности был облегчен для ремонтных работ все и началось. Такая версия показалась землянину вполне правомочной. И эта же версия сулила большие проблемы при попытке приблизиться, а тем более, попасть на крейсер. Тут многое зависело от того, смогли ли «плохие» вырваться за пределы крейсера. Если нет, то был неплохой шанс спокойно добраться до искина ремонтного сектора. Без оборудования и думать было нечего взять искин под контроль, но хотя бы статус узнать, и то хлеб. А там, глядишь, и каким-нибудь варварским методом питание вырубить получится.

Иван в очередной раз стукнул себя по шлему. То ли усталость сказывается, то ли одиночество, но увлекшись своими идеями, землянин совершенно забыл, что на первой ремпалубе наверняка должна найтись мастерская по работе с искинами. А переносной дешифратор можно и через нейросеть использовать. Головная боль, причем в прямом смысле слова, обеспеченно, но, если очень нужно….

Тут Иван задумался. А нужно ли? Что, собственно, ему нужно от крейсера? Изначально, на крейсер Ивана гнало обычное любопытство. А именно в этот ремсектор, надежда найти рабочий искин. Искин, похоже, найден, но возможность его использования, весьма сомнительна. Чтобы перенастроить искин при таких установках безопасности на «Рафине» может не хватить возможностей оборудования. Дополнительное оборудование может найтись на первой палубе. Вот и получается, что лезть сейчас к искину занятие бесперспективное.

Иван запросил у дроида время окончания работ. Ответ не очень помог принять решение. Вроде бы, ждать полчаса довольно долго. Но всего через полчаса можно будет снять все вопросы по дальнейшим действиям. Решив, что сегодня он уже достаточно наторопился, Иван занялся моделированием проникновения в ремсектор. И буквально сразу, координирующая часть нейросети выдала рекомендацию изучить возможность использования идентификатора гвардейской брони.

Идея была довольно очевидной, но ее воплощением землянин стал заниматься не сразу. Какое-то время он с досадой пытался разобраться в иерархии своих «думалок» и в том, почему части собственного мозга работают в полнофункциональном режиме только при формализованном обращении к ним. Стоило задуматься, как ресурсы нейросети использовались лишь в качестве памяти. Иван огорченно покачал головой. Он же сейчас думал над, фактически, боевой задачей. Почему же нейросеть переключилась в режим «Боец» только по команде? Почему сами собой не были задействованы ВСЕ навыки, завязанные на эту часть нейросети?

Углубившись в размышления, землянин неожиданно обнаружил ответ, что называется, на поверхности. Информационная перегрузка. Тот же «Боец» в обычной жизни, без дополнительного оборудования, оперировал сенсорными возможностями человека. И если режим был запущен, то информация об окружающем мире собиралась по определенному алгоритму. Представив себе идущего по мирной улице в толпе народа человека с активированным режимом «Боец», хотя бы ранга эдак третьего, Иван ухмыльнулся. Особенно, если одновременно нужно, например, развлекать девушку. Но, мысль о безопасности подспудно лежит где-то очень глубоко в подсознании любого человека, даже, если он идет от кресла к холодильнику. Вот только, в нормальных условиях вполне хватает неких самых общих навыков и знаний, инстинктов, в конце концов. Поэтому информация от нейросети будет излишней. Тот же техник, нажимая на кнопки пищевого автомата, совершенно не ожидает информации о степени его износа, времени реакции и т.д. А вот, если этот автомат барахлит, то осознанным посылом включается нейросеть и дает нужную информацию.

И опять Иван приходил к мысли, что что-то он делает не так. Хотя, если вдуматься, то и без нейросети только больные на всю голову постоянно оценивали окружающее с точки зрения профессиональных навыков. Тому же военному требовался мысленный посыл, чтобы рассматривать, скажем, московский Кремль с точки зрения обороноспособности. Причем, скорее всего, подобные мысли возникли бы в «фоновом режиме». Чего, собственно, и добивался Иван. И что никак не получалось с нейросетью: либо думай «своей головой», либо получи весь «спектр услуг». И ладно бы, если бы стояла только одна нейросеть. Но, ведь, зачем-то еще и «Координатора» установили. Ну, не только же для того, чтобы перераспределять ресурсы.

Мельком убедившись, что дроиду еще работать и работать, Иван занялся изучением настроек собственной нейросети.

– Твою ж мать! У них тут что, даже перднуть без соответствующего ранга нельзя?! – Через некоторое время выругался землянин.

При детальном рассмотрении индивидуальных настроек нейросети, обнаружилось, что автоматически скрываются те настройки, для использования которых, по мнению разработчиков, у человека не хватает ранга нужных ПБЗ. При прямом запросе список, естественно, был показан. И в этом списке обнаружился пункт «Режим обучения». Продравшись сквозь многочисленные предупреждения, возомнившей себя Windows'ом, нейросети, Иван понял, что нашел то самое. И снова принялся ругать «херовых инопланетян, свихнувшихся на своих рангах». Ругань, правда, не очень помогала забыть, что он, как говорится, сам себе злобный буратина. Ведь не первый раз задумался над подобными вопросами, но так и не додумал ни разу до конца. А понтов-то было…! Даже рассказ, соответствующий* из земной фантастики вспоминал! Как же так получилось?

-

*А.Азимов, «Профессия» – очень советую. Конечно, с поправкой на время написания – 1957 год, однако.

-

Задумавшись над этим, Иван констатировал, что пребывание на «Рафине» сыграло с ним злую шутку. Безопасная, спокойная «тихая гавань», нужная чтобы разобраться в своих возможностях, превратилась в болото. Получилось, что пребывание на станции не ставило перед Иваном задач, помогающих расти над собой. Все в рамках местной концепции: подтвердить ранги ПБЗ, изучить новые, снова подтвердить. А если и возникали более общие мысли, то они так и обдумывались – вскользь, мимоходом. Иван вспомнил, как объяснял Лати, что одного потенциала мало, что нужно еще суметь им воспользоваться. Хорошо было умничать перед девчонкой, а сам, даже, границ этого самого потенциала установить не попытался.

– Нда. Вот уж не думал, что сам окажусь в когорте ленивых тупых скотин. – Продолжил самобичевание вслух Иван. – Блин, и опять нет времени до конца разобраться!

Действительно, от дроида пришло сообщение о пяти минутах, оставшихся до завершения работы. Активировав все свои боевые возможности, землянин проверил безопасность платформы и программу поведения дроида. Все было готово, и Иван занял свое место на предстоящем «театре действий». При этом надеясь, что добавлять слово «военных» не придется. Ну, или, по крайней мере, не с первых же мгновений.


Глава 5. | Изыскатель-мусорщик | Глава 7.