home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



43

Джон Красносвет

Мы с Джерри и Джеффом отправились в Долину Высокого Дерева. Для этого надо было снова перейти через Мрак, но на этот раз дорога оказалась куда проще. Путь не кажется таким далеким, когда точно знаешь, куда и как идти. (Кстати, я понял, что и Долина Круга куда ближе, чем мы думали. Путешествие, которое на протяжении пяти-шести поколений считалось невозможным, на деле занимало каких-нибудь шесть-семь дней.) Теперь каждый из нас ехал на взрослом шерстяке и тянул за собой большую снежную лодку. В моей были запасные накидки и еда. У Джеффа с Джерри — вещи, которые мы приготовили для обмена с ребятами из Долины Высокого Дерева: гладкие шкуры ширяков, каких Мехмет со товарищи прежде в глаза не видели, и фрукты, которые там не росли.

Так странно было, перебравшись через горы, увидеть в Долине Высокого Дерева Мехмета, Джонни и Джули на том самом месте, где когда-то жили мы все, после того как Джефф вывел нас из Мрака. Ребята, которых мы помнили новошерстками, стали взрослыми. У них в лагере бегали пять-шесть детей. Стояли прочные-прочные шалаши из камня, покрытые ветками. Стены и крыши шалашей были обмазаны глиной и обтянуты шкурами от холода и снега.

Клянусь членом Тома, при виде нас ребята были потрясены. Они удивились и перепугались, словно мы какие-нибудь Обитатели Сумрака, восставшие из мертвых.

— Мы решили, что пора нам помириться, — сказал я.

Мехмет впился в меня взглядом и вдруг расплылся в улыбке.

— Ну конечно! Вы же наши друзья! — С этими словами он бросился ко мне и пожал мне руку. — Разумеется, Джон, мы же друзья. Мы уже взрослые, не новошерстки, и давно пора забыть прежние детские ссоры.

Он обнял меня и жестом подозвал остальных, чтобы они тоже поприветствовали нас.

— Давайте пожарим мяса, — крикнул он своим. — Разведите костер, да посильнее, и приготовим добрый кусок шерстячатины!

Джули поцеловала нас с Джерри и Джеффом.

— Ну ничего себе! — сказала она Джеффу. — Какой же ты стал красавчик! Глазам своим не верю!

Кто бы мог подумать, что когда-нибудь по маленькому клешненогому чудаку Джеффу будут сохнуть все девицы?

— А где остальные? — спросил я. — Дейв Рыбозер? Энджи? Кэнди? Все живы-здоровы?

— Кэнди умерла в родах, — коротко ответила Джули. — Остальные на охоте вместе с…

— Да-да, — поспешно перебил ее Мехмет. — Джон, я должен тебе кое-что объяснить. У нас тут гости из Семьи. Нет, не волнуйся, — он смущенно хихикнул, — это не Дэвид с дружками. Так, двое ребят из группы Рыбозеров. Принесли черное стекло в обмен на шерстяков. Не знаю, как у вас там, но у нас тут черного стекла и в помине нет, а нам оно нужно.

И он покосился на нас, как будто выглядывал откуда-нибудь из укрытия, а не стоял прямо перед нами.

— Так что, есть у вас там черное стекло? — повторил он и продолжал, не дожидаясь ответа: — Да, кстати, где ваш лагерь? Далеко отсюда?

— Не очень, — ответил Джерри, — поднимешься на гребень, а там…

Мехмет, подавшись вперед, ловил каждое его слово.

— Вообще-то довольно далеко, — перебил я, — несколько дней пути. Поэтому мы к вам раньше и не приходили.

Мехмет посмотрел на Джерри, потом на меня и улыбнулся своей странной улыбкой. Тем временем подошли Энджи и Дейв Рыбозер еще с двумя молодыми мужчинами из группы Рыбозеров — Полом и Джеральдом. Член Гарри, при виде нас лица у них вытянулись еще больше, чем у ребят из Долины Высокого Дерева. Рыбозеры замерли как вкопанные и напряглись, не зная, то ли схватиться с нами, то ли убежать, и сжали в кулаках копья. Но Мехмет подскочил к ним и весело затараторил:

— Бывает же такое, а? Мы-то думали, что ребята сгинули во Мраке. Ан нет — вот вам Джон Красносвет собственной персоной, а с ним Джерри и Джефф. Мы так рады их видеть! Так приятно позабыть былые ссоры!

— Ну… да… — неуверенно промямлили Пол и Джеральд Рыбозеры, по-прежнему с силой сжимая в руках копья.

— Как дела в Семье? — поинтересовался я. — Каролина все еще Глава?

— Каролина? Ну… да, — Джеральд покосился на Пола.

— А наша мама? — спросил Джерри. — Сью Красносвет. Она жива-здорова?

— Да, все в порядке, — ответил Пол.

— Значит, вы нас по-прежнему считаете врагами? — проговорил я.

Джеральд и Пол переглянулись так, словно готовы были провалиться сквозь землю.

— Нет-нет, что ты… — дружно начали они.

Члены Тома и Гарри, было во всем этом что-то подозрительное, что-то странное-престранное, но что именно, я никак не мог понять. Мы поужинали мясом, и группа Высокого Дерева собралась ложиться спать. Мехмет предложил нам разместиться в одном из шалашей, но я отказался и нашел полянку неподалеку, где мы с Джерри, Джеффом и шерстяками могли отдохнуть. За спиной у нас была скала, а впереди открывался отличный обзор на случай, если кто-нибудь к нам подкрадется.

— Сейчас не так уж холодно, чтобы спать в шалаше, — пояснил я, — да и мы обычно ложимся спать позже вас. Так что нам там будет удобнее: мы сможем разговаривать и заниматься своими делами, не мешая вам.

Я сказал Джерри с Джеффом, что покараулю первым, но на деле никто из нас не смог заснуть. Через час мы услышали, как кто-то крадется, и схватились за копья. Но оказалось, что это не Мехмет, Дейв, Джонни или кто-то из гостей-Рыбозеров ползет к нам с леопардовым ножом, как я подумал. Это была Джули.

— Эй, Джефф, не хочешь со мной переспать?

Скучно им тут, наверное. Холодно, ничего не происходит, а когда нет гостей, то и поговорить толком не с кем: их всего четверо, не считая детишек.

— С удовольствием, — ответил Джефф.

И они с Джули занялись этим прямо за скалой, медленно-медленно, нежно и тихо-тихо, как всегда, когда рядом кто-то есть, а после улеглись, обнявшись, на спальные шкуры, и стали перешептываться о чем-то — негромко, чтобы не мешать нам с Джерри спать. Но мне не спалось. Я вслушивался в звуки их речи, а вокруг меня гудели диковинные высокие деревья.

Я не расслышал почти ни слова из того, о чем шептались Джефф с Джули. Только раз Джефф повысил голос — не раздраженно (он никогда ни на кого не злился), а чтобы объяснить.

— Они защищали нас с Тиной! — втолковывал он Джули. — У них была причина, и ты это знаешь не хуже меня!

Дальше я не расслышал, но Джули вскоре начала всхлипывать, и Джефф принялся ее утешать. Вот за это его и любили женщины: не только за глубокие глаза, красивое лицо, золотистые волосы, длинные тонкие пальцы и умение не кончать, пока не кончит партнерша, но и за доброту.

Еще примерно час спустя в одном из каменных шалашей заплакал малыш, и Джули узнала голос своего ребенка.

— Имена Майкла, — завистливо пробормотал Джерри, когда она ушла, — как тебе это удается?

Но у Джеффа были темы поважнее.

— Джон, Джерри, вы только послушайте, — прошептал он. — Мехмет ходил в Семью. Вскоре после того, как мы ушли из Долины Высокого Дерева. В Семье теперь всем заправляет Дэвид Красносвет. Он собрал кучку ребят, их называют Охраной, и они заставляют всех плясать под его дудку, а Каролина и пикнуть не смеет. Джули сказала, что Мехмет с Дэвидом заключили какой-то договор, чтобы их снова приняли в Семью. Она точно не знает, в чем там суть, говорит, скорее всего, Мехмет им все разболтал и пообещал помочь вас поймать. Ей и остальным ребятам из группы Высокого Дерева Мехмет рассказал лишь, что Дэвид по-прежнему хочет убить вас двоих и Гарри. Он до сих пор твердит, что за убийство Мета, Диксона и Джона Синегорца вас надо прибить к дереву, как Иисуса, чтобы вы сгорели. Еще Джули сказала, что Мехмет разболтал Дэвиду про кольцо Джелы. Так что теперь Дэвид ненавидит тебя, Джон, еще и за то, что ты оставил кольцо себе.

— Какая же сволочь этот Мехмет Мышекрыл, — прошипел я, схватил копье и поднялся на ноги. — Гад и предатель.

Я вспомнил гигантскую летучую мышь на вершине дерева и трубочника, ползущего к ней в облаках пара.

— Я его сейчас прикончу, — пригрозил я. — Убью его, чтобы он больше ничего не натворил.

— Не поможет, — возразил Джефф. — Убийство ничего не решит.

Что ж, он был прав. Или надо убить всех, кто был здесь: двух Рыбозеров, Джонни, Дейва, Энджи, Джули с детьми. Чтобы тот, кто останется в живых, не смог рассказать Семье, что мы тут побывали и что наш лагерь неподалеку, за гребнем горы.

— Не все в Семье считают тебя врагом, — напомнил Джефф. — Да и здесь тоже. Но если ты снова кого-то убьешь, ты действительно наживешь себе врагов. С каждой новой жертвой все больше народу станет воспринимать тебя как убийцу, как леопарда, которого надо остановить. Ведь это ты первым в Эдеме убил человека.

Джерри таращился на нас со спальной шкуры. Наш разговор был выше его понимания. Слишком серьезные взрослые темы мы обсуждали с его младшим братом.

— Глаза Джелы, — пробормотал я, поразмыслив над словами Джеффа. — Получается, я ошибался? До того как я сбросил камни в ручей, дела шли ни шатко ни валко, но сейчас и того хуже. Я как будто разбил Эдем вдребезги.

О каждом событии ходит множество историй. Люди запоминают и рассказывают разные версии произошедшего. Одни живут долго, другие умирают, и никогда не знаешь заранее, какой вариант сохранится и почему. Мне прежде никогда не приходило в голову, что история о Джоне Красном Огне может превратиться в рассказ о печально известном убийце, который первым в Эдеме расправился со своим собратом. Сейчас же я очень живо себе это вообразил.

Я представил, как эту историю будут играть в будущем. «Джон, Человек-Леопард», назовут ее; о Джоне, который, убив леопарда, съедает его сердце, и постепенно это сердце меняет всю его сущность. Коварный Джон поет сладкие песни, сулит чудеса, подбивает ребят бросить все и следовать за ним, но на самом деле ведет их на верную гибель. Смерть крадется за ним по пятам. Расходится от него, как рябь по озеру, как зловещие круги по воде. Но в конце концов храбрый Дэвид Красносвет поймал Джона, как леопарда, который повадился ходить вокруг изгороди, глядя на играющих внутри детей. Смелый уродливый Дэвид вместе со своей верной Охраной изловил негодяя и всех спас, и в Семье снова воцарились мир и согласие.

— Нет, Джон, ты не разбил его, ты его открыл, — заметил Джефф. — Потому мы и пошли за тобой. Давно пора было начать осваивать Эдем. Это должно было случиться.

Он посмотрел на меня глубокими глазами, положив руки мне на плечи. Признаться, я едва не плакал.

— Но это не значит, что ты не совершал ошибок, — добавил он.

Я кивнул.

— Тогда нам лучше уйти отсюда, — предложил я. — Сядем на шерстяков и вернемся во Мрак.

Джерри взглянул на брата. Глаза у него были такие же большие и добрые, как у Джеффа, но им не хватало глубины. Джерри ждал, что ответит его младший брат. Джефф покачал головой.

— Нет, Джон, так не пойдет. Мехмет сразу догадается, что мы что-то пронюхали. Он поймет, что кто-то нам что-то рассказал, причем эта новость настолько нас встревожила, что мы сбежали. Лучше подождем, пока все проснутся, обменяем у ребят шкуры ширяков и фрукты на черное стекло, как и планировали. А потом пообещаем, что скоро вернемся, обнимем всех, расцелуем, попрощаемся и спокойно уедем.

Джерри перевел взгляд на меня.

Я рассмеялся.

— Вот уж не думал, что ты такой хитрый!

К моему удивлению, Джефф понурил голову. Он ненавидел ложь и притворство.

— Что поделать. У нас нет выбора.

Мы смотрели на странные высокие деревья, пыхтящие и светящиеся, в высоких ветвях которых порхали птицы и махавоны.

— Мы здесь, — пробормотал Джефф, как будто напоминая себе истину, которая не менялась, как бы мы ни врали и ни предавали друг друга. — Мы правда здесь.

Я пощупал кольцо Джелы на мизинце, покрутил, почувствовал, какое оно твердое. На самом деле все мы братья и сестры, все до единого. Вот что самое странное. Я, Мехмет, Дэвид Красносвет — все в Эдеме произошли от одних и тех же матери и отца.


42 Тина Иглодрев | Во тьме Эдема | * * *